12 Ноябрь 2013

Нужна ли реформа военного образования Вооруженным Силам РФ?

oboznik.ru - Нужна ли реформа военного образования Вооруженным Силам РФ?

В статье дается оценка процессов реформирования системы военного образования, происшедших в последние годы в Вооруженных Силах Российской Федерации. Приведены причины, обусловившие необходимость проведения революционных преобразований, реализованных как в сети вузов Министерства обороны, так и в самом процессе подготовки специалистов с высшим военным и военно-специальным образованием. Представлен анализ проводимых мероприятий по сокращению численности вузов Министерства обороны, переходу системы военного образования на двухуровневый процесс подготовки военных специалистов.

The article gives ihe assessment of military education system reforming processes in the Russian Federation’s Armed Forces in recent years. The author cites the reasons, causing the necessity of revolutionary reorganization made in the Ministry of Defense institutes of higher education and in training process of specialists in military and military-specialized fields. Analysis has been conducted concerning the reduction of Ministry of Defense institutes of higher education and military education conversion into two-level training process of military specialists.

Ключевые слова: реформирование системы военного образования, сокращение численности вузов Министерства обороны, оптимизация образовательных программ, оперативно-тактические специальности подготовки офицеров, система подготовки офицерских кадров.

Keywords: military education system reform, reduction of Ministry of Defense institutes of higher education, syllabus optimization, officers occupation training, officers training system.

18 октября 2012 года вышло в свет Распоряжение Правительства Российской Федерации № 1942-р о проведении заключительного этапа реформирования ряда вузов в соответствии с принятыми ранее планами реорганизации сети вузов Министерства обороны. В соответствии с этим распоряжением четыре военные академии (Михайловская Артиллерийская, РХБЗ, ВКО им. Жукова и войсковой ПВО) становятся филиалами крупных военно-научных учебных центров (Общевойсковой академии и ВКО им. Можайского) [1].

Таким образом, в сложной многолетней цепи преобразований поставлена последняя (по нынешним замыслам) точка в процессе реформирования военного образования России. Ранее процессу реорганизации подверглись многие вузы, некоторые из которых вошли отдельными структурными подразделениями в состав укрупненных ВУНЦ, а значительная часть была ликвидирована. Эти процессы, связанные, в первую очередь, с массовыми сокращениями офицерского состава, неизбежной потерей научных школ и др., вызвали неоднозначную реакцию общественности, ветеранов, самих сокращаемых офицеров и членов их семей, что вполне объяснимо и понятно. В данной статье хотелось бы дать предварительную оценку некоторым прошедшим процессам реформирования военного образования, выразить свой взгляд на систему подготовки офицерских кадров. Более двух последних десятилетий Министерство обороны активно проводит революционные преобразования как самого процесса высшего военного образования, так и реформирование сети вузов. Проблема реформирования системы военного образования возникла сразу же после распада Советского Союза и образования нового российского государства. Это было обусловлено рядом обстоятельств.

Во-первых, резко снизилась потребность в подготовке специалистов с высшим военным образованием в связи сокращением численности Российской армии. Если ранее 166 вузов выпускали свыше 60 тысяч специалистов в год для почти 5-миллионной армии, то для значительно сократившейся новой Российской армии такое количество офицеров-выпускников попросту оказалось излишним [2]. Многим памятен случай середины 90-х годов, когда более 200 офицеров-летчиков, на подготовку которых были затрачены колоссальные средства, вынуждены были сразу после выпуска уволиться и искать себе место в гражданской жизни. Более того, за прошедшие годы численность Российской армии была доведена до одного миллиона человек (вместо бывшей почти 5-миллионной в СССР). Совершенно очевидно, что незамедлительное проведение реформы сети вузов было абсолютной необходимостью!

Во-вторых, после распада Советского Союза часть вузов осталась на территории бывших братских союзных республик. Особенно пострадала система подготовки кадров для войсковой ПВО. Так, в Украине оказались Военная академия войсковой ПВО, готовящая офицеров-слушателей по оперативнотактическим специальностям. Киевское и Полтавское высшие военные училища, готовящие офицеров с высшим военно-специальным образованием, несколько учебных центров подготовки специалистов среднего звена. В Вильнюсе и Риге остались высшие училища радиоэлектроники и др. Таким образом, для войсковой ПВО систему подготовки специалистов с высшим военным образованием необходимо было возрождать для новой России практически заново. В-третьих, за время перестройки и в последующие годы учебноматериальная база большинства вузов изрядно устарела, не обновляясь практически два-три десятилетия.

Инфраструктура военных городков выработала свой ресурс, инженерные сети и сооружения, котельные, теплосети, энергосети, десятки лет не зная ремонта, функционировали свыше 2—3—кратных сроков, держась еще на советском запасе прочности. На содержание, обслуживание и ремонт объектов учебно-материальной базы вузов затрачивалась почти половина средств, выделяемых на военное образование. Требовалось радикальное обновление всех составляющих учебноматериальной базы большинства вузов, что предполагаю выделение значительных (неподъемных для экономики новой России) финансовых средств. В-четвертых, значительная часть вузов имела очень малую численность обучаемых (от 400 до 1000 человек).

Резкое сокращение численности новой Российской армии привело к пропорциональному сокращению кадрового заказа на подготовку офицеров всех видов Вооруженных сил и родов войск. При этом количество вузов для подготовки профессиональных военных оставалось прежним. Мало того, во многих вузах штаты обучающихся были далеко не полными. Профессия военного с начала 90-х годов потеряла свою привлекательность среди молодых людей. Отчисление курсантов в среднем по вузам доходило до 30% за цикл обучения. Начальники вузов подвергались обструкции, если отчисляемость обучающихся в вузе была больше 10%. После окончания 4-х курсов обучения, которые засчитывались за два года срочной службы, курсанты едва ли не в массовом порядке добивались отчисления из вуза. Ученые советы вузов больше убеждали курсантов на продолжение и ближайшее завершение учебы с получением дипломов, чем отчисляли их по нежеланию учиться. В 1998 году среди особо отличившихся было, например. Оренбургское зенитно-ракетное командное училище, в котором отчисляемость курсантов достигла 40%! По сути, в среднем треть вузов Министерства обороны работала вхолостую. Уровень успеваемости и дисциплины обучающихся был крайне низким.

Стремление части офицеров и курсантов хорошо учиться сопровождалось насмешками товарищей и чуть ли не их презрением. Культ учебы отсутствовал напрочь. По результатам семестровых и годовых экзаменов уровень знаний у почти 70% слушателей и курсантов вузов Министерства обороны оценивался не выше «удовлетворительно». Эти проблемные вопросы постоянно обсуждались на всех сборах руководящего состава вузов, однако не находили своего радикального решения. Кроме того, далеко не все было благополучно в содержании самого процесса реализации военного образования. Подготовка офицеров по многим специальностям дублировалась многими вузами. Особенно это проявлялось при реализации программ высшего военно-специального образования по профилям подготовки специалистов со сроком обучения 5 лет. Например, подготовка в сфере информационных технологий велась в 30 образовательных учреждениях, в области радиотехники и радиоэлектроники — в 25 вузах и т. п. [2]. Такое дублирование приводило, с одной стороны, к применению вузами различных подходов (порой далеко не совершенных) в подготовке профессионалов по типовой специальности, с другой, к существенному удорожанию процесса обучения. Порой в вузе по ряду специальностей готовилось лишь по 15— 25 человек, что приводило к значительному повышению средних расходов на подготовку одного специалиста.

По оценке органа управления военным образованием, до начала реформирования системы военного образования более 70% родственных специальностей готовились одновременно в нескольких военных образовательных учреждениях. Вполне понятно, что такая ситуация сложилась «по наследству» от системы обучения, действующей в многочисленной Советской Армии при кадровом заказе, в разы превышающем нынешние потребности в военных специалистах. Имеющиеся фонды сети вузов были загружены едва ли не наполовину. По величинам основных параметров оценки деятельности образовательных учреждении многие вузы не соответствовали современным треоованиям. Особенно низкой была укомплектованность вузов преподавательским составом, имеющим ученые степени и звания. В некоторых военных училищах число кандидатов наук едва составляло 10-15%, а профессоров и докторов наук не было вообще. При проведении процедур аттестации и аккредитации вузов Министерства обороны пришлось использовать даже экзотические меры: например, приравнять военнослужащих, имеющих государственные награды, к кандидатам наук, а командиров — руководителей крупными воинскими формированиями (генералов) — к докторам наук!

Крайне низким был уровень обеспечения обучающихся основной и дополнительной литературой, полиграфическая база во многих вузах устарела морально и физически, выработав свой ресурс еще в советский период. По объемам проведения научных исследований, включая полученный эффект в денежном выражении, количеству обучающихся на одного преподавателя, объемам научных публикаций, количеству изданных монографий, учебников, учебных пособий и многим другим показателям вузы Министерства обороны в разы уступали гражданским вузам. Нормативно-правовая база системы военного образования также требовала своего совершенствования. Для полного включения системы военного образования в правовое поле российского образования было еще очень далеко. В этом вопросе были сделаны только первые шаги.

Начиная с 1996 года вузы Министерства обороны приступили к реализации программ государственного образовательного стандарта (ГОС) высшего профессионального образования. Право на его реализацию дается вузу, имеющему лицензию Министерства образования России. Технология получения такой лицензии была связана с процедурой проведения аттестации и аккредитации вузов при условии их соответствия множеству показателей (о некоторых из них говорилось выше). Следует подчеркнуть, что военные вузы столкнулись с такой ситуацией впервые, однако со временем успешно решили и эту новую для себя задачу. Впоследствии в руководстве Министерства обороны стал прорабатываться вопрос интеграции военного образования в систему европейского (мирового) образования совместно с системой высшего гражданского образования России. Это было связано с переходом системы военного образования на двухуровневый процесс («Болонская» система), необходимостью разработки и реализации новых образовательных программ высшего профессионального образования, обеспечивающих преемственность подготовки офицеров с высшим военным образованием, с подготовкой офицеров с высшим военноспециальным образованием, с присвоением степеней бакалавра, специалиста, магистра. Планами реформаторов уже предусматривался переход на двухуровневую подготовку военных специалистов. Об этом говорилось на нескольких последних заседаниях руководящего состава, посвященных проблемам военного образования. Таким образом, проблема реформирования сети вузов и самой системы высшего военного образования назрела давно и требовала своего решения. Надо заметить, что еще в середине 90-х годов в вузах происходили преобразовательные процессы.

Совершенствовалась система обучения, непрерывно разрабатывались, корректировались и перерабатывались учебные планы и программы, с удручающей непредсказуемостью вносились изменения в планирующие документы учебного процесса. Порой в течение одного семестра по требованиям руководящих органов (заказывающих главкоматов. Управления военного образования) вносилось до 25—30 изменений в действующие планы и программы обучения слушателей и курсантов. Автор этой статьи до сих пор хранит перечень указаний (порой противоречивых), которые добросовестный тогда еще заместитель начальника академии по учебной и научной работе издавал в виде отдельного сборника, принимаемого для исполнения. Особенно удивляли бессистемные требования выделения или перераспределения часов на отдельные дисциплины или их разделы, мотивация которых порой вызывала, по меньшей мере, удивление. Порой основные тактические или технические дисциплины видоизменялись до неузнаваемости после внесения в них требуемых корректив.

Советская система высшего образования была тем и сильна, что отличалась основательностью, стабильностью (не путать с закостенелостью и консерватизмом), давала фундаментальные знания обучаемым по своему профессиональному предназначению. Впоследствии обучаемых стали называть обучающимися, предполагая придание самому офицеру, курсанту большей самостоятельности в процессе обучения. Справедливости ради следует отметить, что и прежде, при устоявшейся системе обучения, регулярно, по мере необходимости (при смещении акцентов военной доктрины, появлении новых специальностей, поступлении на обучение новых групп обучаемых, особенно иностранцев и др.) вносились существенные изменения и корректировки в процесс обучения. Однако эти изменения носили частный характер, не меняя, по сути, устоявшийся учебный процесс, при этом сохранялась основа обучения, способствующая успешному формированию профессиональных качеств офицеров-специалистов. Итак, совершенно очевидно, что система военного образования, доставшаяся в наследство новой России, однозначно нуждалась в реформировании.

Содержание военного образования было оценено руководством Министерства обороны одной емкой фразой: «экономически необоснованный и избыточно затратный механизм реализации неоптимальной структуры образовательных программ подготовки офицеров неоптимальной сетью военных вузов» [3]. Очевидными были два направления реформирования военного образования: оптимизация структуры образовательных программ и сети военных вузов. Решение проблем реформирования системы военного обучения происходило по этим двум направлениям практически сразу с образованием нового российского государства.

В 1992 году принимается Закон «Об образовании», послуживший основополагающим документом для разработки идеологии реализации государственных образовательных стандартов, получения офицерами родственных гражданских специальностей и т.д. Параллельно шел процесс реформирования сети вузов, по сути, представляющий собой расформирование и ликвидацию ряда образовательных учреждений Министерства обороны. В первую очередь подлежали ликвидации военные училища с малой штатной численностью курсантов, низким уровнем укомплектованности преподавательским составом, имеющим ученые степени и звания, запущенной, устаревшей учебно-материальной базой. Вне всякой очереди закрывались военные училища, в которых ведение обучения сопровождалось риском для здоровья и жизни обучающихся, где рушились здания и падали потолки в казармах, приводящие к гибели людей (к сожалению, было и такое!), совершались громкие преступления, процветали неуставные взаимоотношения в подразделениях обеспечения учебного процесса, «прославляющие» тот или иной вуз на всю страну. Беда заключалась в том, что быстрым процесс ликвидации ряда вузов в первые 10 лет новой государственности быть не мог по банальной причине — нехватки финансовых средств.

Парадоксально, но факт: содержать «лишний» вуз в то время экономически было более целесообразным, чем провести его ликвидацию из-за необходимости обеспечения социальных гарантий сокращаемым военнослужащим (производство выплат выходных пособий при увольнении, предоставление жилья и др.). Конечно, процесс реформирования военного образования был весьма далек от оптимального, как бы ни хотелось этого реформаторам.

В таком сложном деле достичь оптимальности (в полном понимании этого слова) в принципе невозможно. Если в разработке образовательных программ еще можно каким-то образом приблизиться к оптимальности (точнее, рациональности), то при сокращении численности вузов в несколько раз никакие математические методы не помогут найти оптимальное решение. Все принимаемые руководством Министерства обороны шаги по реформированию сети вузов всегда вызывали бурю возмущения и негодования общественности, ветеранов, руководителей субъектов федерации, простых граждан. Никому не хотелось быть сокращенным, терять сформировавшиеся за десятилетия школы подготовки специалистов, научный и педагогический потенциал. Важна также и роль военного вуза в деле военно-патриотического воспитания молодежи во всем регионе его расположения. Шквал возмущений и протестов заполонил СМИ, органы законодательной и исполнительной власти, общественные организации и пр. Каждый руководитель военного ведомства, вида Вооруженных сил, рода войск, региона старался спасти «свой» вуз любыми способами.

Руководство Министерства обороны пошло на временный компромисс, включив ряд военных училищ в состав головного вуза в качестве структурного подразделения в виде филиалов. Этой мерой удалось на несколько лет сохранить часть филиалов, впоследствии все же их почти всех сократив. Не устояли даже несколько академий, известных своей уникальностью и научно-педагогической мощью: Военная инженерная академия растворилась в недрах ВУНЦ «Общевойсковая академия». Военная академия РХБЗ сначала была передислоцирована в г. Кострому, затем стала филиалом ВУНЦ «Общевойсковая академия». На грани ликвидации Военная академия ВКО им. Г.К. Жукова и др. Итак, за прошедшие два десятилетия сеть вузов претерпела ряд этапов реформирования и приобрела к концу 2012 года законченный (хочется надеяться) вид, предусмотренный намеченными планами. Сегодня в системе военного образования функционируют три ВУНЦ с филиалами, шесть военных академий и один военный университет. Самое время остановиться и подвести итоги реализованных свершений. Конечно, многим (в первую очередь, пострадавшим при ликвидации вуза) проведенные реформы не понравились и определенным образом понравиться не могли.

В то же время категорически нельзя согласиться с рядом многочисленных обвинений в адрес авторов реформ в отсутствии у них научно обоснованной стратегии сокращения ряда образовательных учреждений, развале системы подготовки офицерских кадров, потере ряда научных школ и т. д. Система военного образования реформирована, жива и действует! Созданы крупные объединенные учебно-научные центры подготовки специалистов для видов Вооруженных Сил, родов войск, обучение в которых ведется по образовательным программам в соответствии с принятыми государственными образовательными стандартами. Несмотря на прошедшие потрясения, оставшиеся вузы готовят офицерские кадры на радикально обновленной учебно-материальной базе, в них значительно повысилась укомплектованность преподавателями, имеющими ученые степени и звания, биолиотеки оснастили лицензированной литературой и др. За прошедшие два десятилетия прошло несколько этапов реформы системы образования, на каждом из которых выполнялась соответствующая определенному временному периоду программа, разработанная Главным управлением кадров и Управлением (впоследствии Департаментом) военного образования. Конечно, при решении таких многогранных задач неизбежны потери, имеются явные ошибки и просчеты, однако программы разрабатывались и реализовывались, несмотря на бурную волну протестов!

Нередко планы менялись в сторону ускорения проводимых сокращений в соответствии с новыми требованиями руководства страны и Министерства обороны, порой вызывая искреннее недоумение и возмущение. Приведу лишь один пример. В декабре 2005 года выходит Постановление Правительства Российской Федерации № 805 о внесении изменений в Программу реформирования военного образования, согласно которому к 2010 году предусматривается объединение и укрупнение 19 вузов Министерства обороны.

На реализацию этих изменений выделяются миллиардные средства, в том числе и на укрупнение Военной академии войсковой ПВО. Однако еще не успела до конца реализоваться эта Программа, как в 2009 году появляется новая программа (Стратегический план совершенствования профессионального образования и подготовки военнослужащих на период до 2020 г.) реформирования, в которой предусматривается ликвидация ряда вузов, в том числе и только что укрупненной Военной академии войсковой ПВО, в развитие которой было вложено около 1,5 млрд рублей! Мало того, реформаторы в 2008 году запланировали ликвидацию Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь) и Военной академии войсковой ПВО (г. Смоленск) с передачей подготовки их слушателей и курсантов на базу второразрядного (мягко говоря) Ярославского училища ПВО. Как можно объяснить ликвидацию двух мощных академий и перевод процесса обучения на базу училища, не имеющего достаточных учебных площадей, энергетических мощностей, подготовленного преподавательского состава, научной базы, школы подготовки кандидатов и докторов наук? Зачем создавать новое формирование, когда уже есть укрупненный вуз, на который только что потрачены колоссальные бюджетные средства? О какой в этом случае оптимальности реформирования сети вузов может идти речь?

Хорошо, что в этой ситуации министр обороны разобрался лично и внес свои изменения в подготовленные абсурдные планы. На сегодняшний день, как было выше сказано, обе академии вошли структурными подразделениями (филиалами) в Военно-космическую академию им. А.Ф. Можайского. Хотя судьба филиалов фактически предрешена, тем не менее, еще несколько лет офицерские кадры будут готовиться в этих учебных заведениях. Печальна судьба Военной академии ВКО им. Г.К. Жукова. Учебное заведение, многие годы готовящее офицеров — профессионалов воздушнокосмической обороны оперативного звена, являющееся безусловным лидером в оперативно-тактической подготовке специалистов ПВО, подлежит расформированию (то-то радуются наши «партнеры» в Пентагоне!). Вызывает, по меньшей мере, удивление, что ликвидируется единственная военная академия, готовящая специалистов воздушно-космической обороны оперативного звена именно в тот период, когда только что создан новый род войск — войска Воздушно-космической обороны!

Опыт показывает, что для восстановления системы обучения офицеров данных специальностей на прежнем уровне в другом вузе потребуется не менее 10 лет. Еще лет 10 потребуется для возрождения настоящих научных школ, возобновления процесса подготовки квалифицированных ученых новой формации с его регенерацией и др. Для этого необходим, как минимум, титанический труд энтузиастов от науки, генерирующих свежие идеи, руководящих подготовкой кандидатов и докторов наук. Найдутся ли такие бессребреники в новом вузе? В заключение коснемся оптимизации образовательных программ, как одной из составляющих решения проблем военного образования. Разработка первых государственных образовательных стандартов началась с 1994 года. Стремление интеграции военного образования в систему гражданского образования, а затем в европейскую («Болонскую») систему сопровождалось разработкой второго поколения ГОС (2000 г.), а затем нового, третьего, поколения. При необходимости включения в содержание ГОС несвойственных для военного образования блоков дисциплин (гуманитарных, математических и др.) разработчики ГОС всеми путями стремились, чтобы военно-профессиональная подготовка обучающихся составляла не менее 50% бюджета учебного времени. Для этого приходилось проводить длительные утомительные согласования в различных инстанциях и кабинетах Министерства образования.

Основа военно-профессиональной подготовки военных специалистов сохранена и в содержании третьего поколения ГОС. При переходе на уровневую систему подготовки Министерство обороны реализует специалитет, наилучшим образом отвечающий требованиям подготовки офицеров с высшим военным специальным образованием со сроком обучения те же 5 лет [4]. Из этого следует, что подготовка офицеров на первом уровне практически сохранилась (что весьма отрадно), претерпев полезные видоизменения в классификации и систематизации направлений профессиональной деятельности, реализации компетентностного подхода, зачетных учебных единиц и др.

Новое время, новый облик Вооруженных сил требуют новых подходов и в реализации военного образования. Совершенно неправомерно говорить о якобы происшедшем развале системы военного образования, ведь реализуемый сегодня первый уровень военного образования сохранил все ценное, что было наработано за прошедшие два десятилетия в новой России, и приобрел новые свойства. В то же время переход в подготовке офицеров по оперативно-тактическим специальностям с двухлетнего обучения на десятимесячные курсы, видимо, по меньшей мере, следует оценить как преждевременный и ничем не обоснованный.

В военных академиях офицер ранее получал высшее военное образование в течение 3 лет (до 1996 г.), затем — 2 лет. Сокращение срока обучения до 2 лет уже тогда сопровождалось резким снижением уровня подготовки профессионалов управленческого звена. Не секрет, что в советское время офицер, поступающий на учебу в военную академию, был значительно лучше подготовлен в профессиональном плане.

Этому способствовали систематическое несение боевого дежурства, регулярно проводимые учения с войсками, выезды на полигоны с проведением учебных и боевых стрельб и др. Как бы нам ни хотелось, но в нынешней Российской армии, пусть и нового облика, о прежнем уровне подготовленности офицеров можно только мечтать и ностальгировать. Это особенно заметно профессорско-преподавательскому составу, имеющему 25—30-летний стаж работы в вузах. Тем более сегодняшний переход на десятимесячный срок обучения уменьшит и без того низкие возможности подготовки офицеров оперативно-тактического и оперативно-стратегического уровней. Копирование зарубежной системы подготовки в данном случае приведет к кажущейся сиюминутной экономии средств, которая обернется впоследствии невосполнимыми потерями эффективности управления войсками и той же необходимостью продолжения обучения командиров-управленцев, не говоря уже о более тяжелых последствиях в военное время. В процессе военного образования принято еще множество важных нормативно-правовых актов, способствующих повышению эффективности системы военного образования. Ликвидирована неэффективная, в большей мере затратная, нежели полезная, заочная форма обучения специалистов оперативно-тактического звена. Расширился перечень видов военного образования, ведущихся в вузах. В ряде вузов введена подготовка военнослужащих по программам среднего профессионального образования для замещения сержантских должностей.

В то же время совершенно непонятным кажется стремление ликвидации института прапорщиков и замены их сержантами. Десятки тысяч прапорщиков надо уволить с предоставлением им социальных гарантий, обеспечить жильем и др., а новых сержантов надо набрать, обучить, давая то же самое среднее специальное образование, что имели прапорщики, предоставить жилье и дать такое же денежное содержание с несущественной разницей в оплате воинского звания. Более того, совершенно очевидно, что новоиспеченный сержант, уже дорого обошедшийся государству, не захочет всю свою службу оставаться сержантом, а будет стремиться к росту по служебной лестнице, для чего надо будет продолжать обучение за счет Министерства обороны. Значит, впереди новые затраты… Повысились требовательность к военнослужащим за качество учебы, дисциплинированность. Настала счастливая пора для командиров и начальников всех степеней, когда не надо уговаривать курсанта хорошо учиться и быть дисциплинированным, за высокий уровень отчислений из вуза и невыполнение кадрового заказа никто уже не наказывает. Введены контрактная система на период обучения и материальная ответственность курсанта за прекращение им обучения по неуважительным причинам.

Реализованы меры материального стимулирования учебы всех категорий обучающихся (слушателей, курсантов, адъюнктов, докторантов) и труда профессорско-преподавательского состава. Процесс обучения в военных образовательных учреждениях наполнился новым смыслом, военная служба стала привлекательной, престижной, что весьма важно для выбора молодым человеком благородной профессии защиты Отечества. Таким образом, система военного образования за прошедшие десятилетия в новой России прошла долгий путь радикальных преобразований сути и содержания образовательного процесса. Значительно реформирована сеть вузов Министерства обороны применительно к задачам, решаемым Вооруженными Силами в новом облике. Пусть не все прошло гладко на пути радикальных свершений, есть потери и разочарования. Важно одно: система военного образования сохранена, реформирована и по-прежнему способна качественно готовить защитников Родины к выполнению боевых задач.

ЛИТЕРАТУРА

1. Распоряжение Правительства Российской Федерации № 1942-р от 18.10.2012 г.

2. Реформа военного образования. «Военные новости России». URL: hltp://voennovosti.m>…reforma-voennoi;o-obrazovaniva/ (дата обращения 21.11.2012).

3. О реформе современного военного образования / Обозник.ги. URL: htlp:// wvvw.oboznik.ru>?p=5156 (дата обращения 17.11.2012).

4. Реформа военного образования: дилетанты вместо лейтенантов… URL: hup://armv-nevvs.ru/2012/08/reforma-voennoao-obrazovaniya-diletantvvmeslo-lejlenantov. (дата обращения 17.11.2012).

Л.Д. Гаврилов д. воен. н., профессор, ведущий научный сотрудник Военной академии войсковой ПВО ВС Российской Федерации г. Смоленск, эксперт Ассоциации военных политологов

Другие новости и статьи

« С Днём Рождения, Михаил Тимофеевич!

Материальная основа боеготовности войск в условиях аутсорсинга »

Запись создана: Вторник, 12 Ноябрь 2013 в 16:56 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика