Гитлер движется на восток



Гитлер движется на восток

oboznik.ru - Гитлер движется на восток

Подписание Россией и Германией договора о ненападении в августе 1939 года, в самый канун германского вторжения в Польшу, привело к образованию очень странного союза. Нацизм и коммунизм являли собой нечто диаметрально противоположное, но политический расчет оказался важнее идеологических антипатий.

Обе державы безусловно выиграли от расчленения Польши. Восточная Пруссия снова стала частью Германии, а Россия вернула себе все те земли, которые утратила после войны с Польшей в 1920 году. Более того, Германия позволила Советскому Союзу свободно хозяйничать в Прибалтике, а это означало, что дни независимости Латвии, Литвы и Эстонии были сочтены. Полагая, что угрозы с востока больше не существует, Гитлер сосредоточился на западном направлении. Лишь неудача в битве за Англию не позволила ему покорить всю Западную Европу. И все же он ни на минуту не забывал, что главный враг Германии находится на Востоке. Он понимал, что рано или поздно националсоциализм и большевизм вступят в свирепую схватку. Поэтому уже в июле 1940 года Гитлер сообщил представителям своего военного командования о намерении напасть на Советскии Союз весной будущего года и распорядился начать разработку плана такого вторжения.

Подготовка к этому вторжению велась отнюдь не в одной военной сфере. Так, в конце октября 1940 года Гитлеру удалось добиться подписания так называемого Тройственного пакта — договора с Италией и Японией. Гитлер решил использовать в своих целях давнюю напряженность японороссийских отношений и поставить Советский Союз перед малопривлекательной перспективой сражаться на два фронта — не только на западе, но и на Дальнем Востоке, на границе с Маньчжурией.

Гитлер также понимал, что необходимо обезопасить свой южный фланг. Для этого пришлось не пожалеть усилий на соответствующую обработку Балканских государств. Активно используя дипломатические каналы, Гитлер убедил большинство Балканских стран присоединиться к этому пакту. Что же касается Венгрии, то тут фюрер был спокоен: этой страной руководил адмирал Хорти, придерживавшийся крайне правых взглядов, и никаких проблем тут возникнуть не могло. Если Румыния и Болгария в конечном итоге присоединились к Тройственному пакту, хотя и долго тянули время, то на самом юге у Гитлера возникла серьезная проблема. Ее причиной стала неудачная попытка Муссолини в октябре 1940 года оккупиро вать Грецию.

Агрессия Италии заставила греков перейти на сторону Великобритании, которая тотчас же направила туда свои войска из Северной Африки, дабы помочь своим новым союзникам противостоять итальянцам.

Недовольный этим Гитлер решил сам захватить Грецию, но для этого требовалось заручиться согласием Югославии на проход немецких войск через ее территорию. В начале марта Германия начала соответствующую обработку Югославии, и после трех недель напряженных переговоров Югославия все же подписала Тройственный пакт. Однако вскоре после этого в стране произошел государственный переворот, инспирированный пробританскими элементами, и все усилия Германии пошли прахом. Новый режим сразу же объявил достигнутое ранее соглашение недействительным.

В ответ на это Гитлер отдал распоряжение направить в Югославию германские войска. 6 апреля 1941 года немцы ввели свои соединения и в Югославию, и в Грецию из Венгрии, Болгарии, Румынии и Австрии. Одиннадцать дней спустя Югославия капитулировала, а 27 апреля немцы заняли и столицу Греции Афины. Это была еще одна молниеносная операция в стиле блицкрига.

Теперь, когда Балканы оказались под властью стран «оси», Гитлер получил возможность приступить к реализации своего заветного желания — направить свои армии на Советский Союз. В окончательном виде план наступления исходил из того, что будут нанесены удары по трем направлениям одновременно. Группа армий «Север» должна была выдвинуться из Восточной Пруссии, захватить Прибалтику, а затем и Ленинград. Группа армий «Юг» должна была взять под свой контроль Украину. Но основной целью оставался захват столицы СССР Москвы. Эта задача была поручена группе армий «Центр».

В реализации плана «Барбаросса», как называлась эта грандиозная кампания, должны были также принять участие армии Румынии и Венгрии. Всего на эту операцию Гитлер выделил 160 дивизий общей численностью в два с половиной миллиона человек и 2000 самолетов. Согласно первоначальному плану вторжение должно было начаться в середине мая, но из-за осложнений на Балканах пришлось отодвинуть дату на пять недель. Эта задержка дорого обошлась Гитлеру, так как требовалось все военные действия завершить до наступления печально известной русской зимы.

Сталина всерьез беспокоили действия Гитлера на Балканах, равно как и появление немецких воинских соединений в Финляндии, якобы для поддержки контингента в Северной Норвегии. Однако он несколько успокоился, когда в январе 1941 года было подписано новое советско-германское соглашение. В нем подтверждались договоренности насчет сфер влияния обеих держав. Кроме того, продлевалось действие торгового соглашения, по которому Советский Союз получал от Германии различные станки, машины и прочую продукцию тяжелой индустрии, а Германии взамен поставлял сельскохозяйственную продукцию, в первую очередь зерно с Украины. Вскоре Сталин, как ему, во всяком случае, казалось, сумел нейтрализовать агрессивные устремления Японии, являвшейся участницей Тройственного пакта. СССР и Япония подписали пакт о ненападении, что создавало разрядку напряженности на Дальнем Востоке. Японцев этот пакт вполне устраивал, так как их основные интересы теперь переместились гораздо южнее.

Впрочем, крайне затруднительно было закрывать глаза на постоянно увеличивающуюся концентрацию германских войск в Польше. Это свидетельствовало о том, что Гитлер явно что-то задумал. Вскоре русские стали получать из разных источников о его агрессивных намерениях в отношении Советского Союза.

Так, англичане передали советскому руководству имевшуюся у них информацию, полученную в результате перехвата многочисленных немецких шифрограмм. Сведения, содержавшиеся в этих шифрограммах, были вскоре подтверждены швейцарским разведцентром «Люси», а также и советским разведчиком Рихардом Зорге, действовавшим в Токио.

Сталин, однако, почему-тo никак не реагировал на эти сигналы. Возможно, все дело заключалось в том, что советские вооруженные силы в тот период совершенно не были готовы к вооруженному противостоянию германской армии. Сталинские репрессии конца 30-ых годов привели к тому, что был уничтожен весь цвет советского военного руководства. Какими опасными последствиями для боевой мощи страны это может обернуться, стало ясно во время военного конфликта с Финляндией, когда советские войска понесли тяжелейшие потери на линии Маннергейма. Неудачи в ходе финляндской кампании заставили Сталина всерьез заняться перестройкой вооруженных сил, которая весной 1941 года была еще далека от завершения. Возможно, именно поэтому Сталин решительно не желал предпринимать никаких действий, которые могли бы вызвать опасения Гитлера и подтолкнуть его к тем или иным решительным мерам,
хотя все данные, поставляемые сталинской разведкой, сходились на том, что 22 июня 1941 года Гитлер собирается напасть на Советский Союз.

В час сорок пять утра 22 июня советский товарный состав с пшеницей прошел по железнодорожному мосту через реку Буг у того самого Бреста, где в марте 1918 года Россия и Германия подписали мирное соглашение. Через полтора часа после того как этот состав оказался на территории Польши, оккупированной германскими войсками, гитлеровская артиллерия начала массированный обстрел территории СССР. Тогда же поднялись в воздух самолеты люфтваффе, чтобы бомбить советские военные аэродромы. На рассвете немецкие войска вошли в Литву и в оккупированную Красной Армией часть Польши.

Советское командование на местах получило уведомление из Москвы о готовящемся наступлении буквально за несколько часов. Однако войскам не был дан приказ занять боевые позиции, потому немецкое наступление застало их врасплох, и возникла сумятица. Уже к концу второго дня головные танковые колонны немцев продвинулись на пятьдесят миль в глубь советской территории, легко сломив кое-как организованное сопротивление.

В воздухе также было полное преимущество люфтваффе. По немецким оценкам, в первый же день войны было уничтожено около восьмисот советских самолетов на аэродромах и до четырехсот в воздухе. Наступление германских войск повергло в шок основную массу населения западной части Советского Союза. Впрочем, кое-кто, особенно на Украине, был недоволен сталинским режимом и потому приветствовал немцев как освободителей. Некоторые, например, казаки, потом воевали на стороне Германии. Но Гитлер придерживался убеждения, что русские принадлежат к низшей расе, и эти взгляды быстро отразились на обращении с оккупированным населением.

Для управления захваченными территориями Советского Союза немцы создали рейхскомиссариаты «Остланд» и «Украина». Но еще раньше специальные части СС Генриха Гиммлера, следуя по пятам за наступающими армейскими группировками, стали арестовывать коммунистов и евреев и расстреливать их. Затем новая администрация взяла под жесткий контроль жизнь всех, кто оказался на оккупированных территориях. Вскоре даже те, кто поначалу приветствовал немцев, поняли истинную суть «освободителей». Многие жители стали уходить в леса, где возникали партизанские отряды, основу которых составляли солдаты из регулярных частей Красной Армии, оказавшиеся отрезанными от своих в результате быстрого продвижения немецких войск. Эти партизаны начали устраивать диверсии, наносившие урон немецким транспортным коммуникациям.

На другом конце Европы осажденная Великобритания не без облегчения восприняла известие о нападении Германии на СССР. Это, с одной стороны, отводило от нее угрозу второй попытки вторжения, а с другой, давало нового союзника. Черчилль, которого трудно было заподозрить в коммунистических симпатиях, заявил: «Мы готовы помогать любой стране, которая борется против нацизма». Однако если не считать бомбежек немецких городов, державших в напряжении германскую авиацию, Великобритания мало чем могла помочь СССР. Англичане лишь внимательно следили за тем, как развиваются события на Восточном фронте.

К началу июля германские войска группы «Север» захватили всю Литву и заняли столицу Латвии Ригу. Финны при поддержке Германии также вступили в войну, и теперь их части пошли в наступление на Карельском перешейке, стремясь вернуть земли, утраченные после войны 1940 года. Танковые дивизии группы «Центр» создали под Белостоком большой «котел», в результате чего в плен было взято около 300000 советских солдат и офицеров. Только на юге русские отходили назад достаточно организованно, хотя нажим немцев был столь же велик.

В первые дни войны Сталин сохранял удивительное безмолвие. Возможно, неожиданная смена обстановки ошеломила его. Только 3 июля он выступил с обращением к советскому народу, сообщил, что отечество находится в опасности и призвал всех сражаться до конца. Две недели спустя Сталин возглавил Государственный Комитет Обороны, после чего уже держал проведение военных операций под тем самым железным контролем, который был характерен для его стиля работы и ранее. Но даже диктаторской хватки Сталина оказалось недостаточно, чтобы остановить поток германских армий, захлестнувший страну.

К концу июля Гитлер занял все три Прибалтийские республики, которые, не получив желанной свободы, лишь поменяли одну диктатуру на другую. Группам армий «Центр» и «Юг» удалось создать еще два гигантских «котла». В одном, под Вязьмой, нем-
цы взяли в плен 300 000 человек, а в другом, под Уманью на Украине, еще 100 000.

Подобно Сталину, Гитлер лично руководил ходом военных операций. Его ставка называлась «Волчье логово» и располагалась под Растенбургом в Восточной Пруссии. В середине июля военное руководство получило от него новую директиву. Москва уже не являлась целью номер один. Вместо этого основное внимание требовалось сосредоточить на Ленинграде и Украине. Поэтому после ликвидации «котла» под Вязьмой группа «Центр» передала большое количество бронетанковой техники своему
южному соседу. Но помимо назойливого вмешательства в военные дела фюрера, у немецкого командования хватало и других проблем. Так, пехота по-прежнему передвигалась в основном, что называется, на своих двоих, а потому возникал очень большой разрыв между моторизованными головными колоннами и основной частью пехоты. Нередко случалось, что отрыв можно было преодолеть в пешем порядке лишь за две недели. Иногда русским удавалось воспользоваться этим и отрезать танковые соединения. Но хотя на вооружении у них появился надежный танк Т-34, который многие называли лучшим танком Второй мировой войны, контрудары советских танковых формирований в целом приносили мало пользы, поскольку были плохо организованы. Однако они добавили головной боли командирам немецких бронетанковых дивизий. Кроме того, немецкие войска — как моторизованные, так и пешие — сильно уставали от долгих переходов под жарким летним солнцем.

Тем не менее 4 сентября 1941 года войска группы «Север» подошли к Ленинграду. С помощью наступавших с севера финнов город был окружен, и началась его блокада. Две недели спустя столица Древней Руси Киев была захвачена соединениями группы «Юг», нанесшими противнику ошеломляющий урон: 600 000 человек было взято в плен, захвачено 2500 танков и 1000 артиллерийских орудий. Но Гитлер снова изменил свои планы. Опять первоочередной задачей стал захват Москвы. После взятия Киева танки, ранее переданные группе «Юг», снова вернулись назад, в группу «Центр». Но 27 сентября зарядили осенние дожди. Три дня спустя началось решающее наступление на Москву. Было создано еще два больших «котла», и снова сотни тысяч красноармейцев попали в плен.

Казалось, уже ничто не спасет Москву — в середине октября начался массовый вывоз людей и имущества из советской столицы. Иностранные посольства и государственные учреждения были эвакуированы за Волгу, за 250 миль от Москвы. Сталин, однако, никуда не уехал. Защиту Москвы он поручил энергичному Георгию Жукову, который в августе 1939 года разгромил японцев на Халхин-Голе. Жуков спешно мобилизовал москвичей рыть окопы, и вокруг Москвы возникло три линии укреплений. Были также срочно вызваны резервы из Сибири.

Положение русских было отчаянным, но и у немцев возникли трудности. Дожди превратили места, по которым продвигались немецкие войска, в сплошное болото. Это сильно затрудняло работу служб снабжения, и наступление почти совсем остановилось. Армейские подразделения оказывались укомплектованными порой наполовину, а резервы не успевали вовремя прибыть. Начало холодать, но солдаты по-прежнему были одеты в летнюю форму. В первых числах ноября пошел снег — это напомнила о себе русская зима. Грязь подмерзла, и немцы продолжили наступление. Вскоре они захватили Курск, а на юге — весь Крым, за исключением Севастополя, который продолжал сопротивляться. Наконец 26 ноября войска группы армий «Юг» после тяжелых боев заняли Ростов-на-Дону, откуда открывалась дорога на Кавказ.

Гитлер по-прежнему основное внимание уделял группе армий «Центр». 15 ноября войска гитлеровцев предприняли решающий бросок на Москву. Им предстояло преодолеть приблизительно еще около восьмидесяти миль. За восемь дней при резко ухудшившихся погодных условиях и яростном сопротивлении Красной Армии немцам удалось пройти еще пятьдесят миль. Медленно, но верно они приближались к заветной цели и вечером 4 декабря оказались в каких-то девятнадцати милях от советской столицы. Кое-где главные соединения продвинулись и дальше, и в бинокли можно было видеть дома московских окраин.

Но в ночь на 5 декабря ударил сильный мороз. Ртуть в термометрах опустилась так низко, что замерзли моторы танков, вышло из строя оружие, многие солдаты получили обморожения. На помощь советским войскам в последний момент подоспела русская зима. Наступать на Москву гитлеровцы уже не могли. Красная Армия, напротив, сумела организовать два контрнаступления.

29 ноября 1941 года советские войска нанесли удар по растянутым позициям немцев вокруг Ростова. Красная Армия выбила гитлеровцев из города, а войска группы армий «Юг» отступили на шестьдесят миль. Это известие привело Гитлера в такую ярость, что он немедленно сместил фон Рундштедта с поста командующего группой армий «Юг». Но на этом неприятности Гитлера не закончились. 5 декабря, когда германское наступление на Москву оказалось замороженным в самом прямом смысле слова, Красная Армия получила подкрепление из Сибири, и эти свежие силы, привыкшие к морозам, перешли в контрнаступление. Один удар они нанесли на северном направлении, второй — к югу от столицы.

Этот натиск русских на германские позиции заставил командующего одной из армий группы армий «Центр» Вальтера фон Браухича, который еще до этого подал Гитлеру рапорт об отставке в знак протеста против постоянного вмешательства фюрера вдела, находящиеся в компетенции военных профессионаоов, дать приказ войскам об отходе на укрепленные позиции, находившиеся примерно в девяноста милях от Москвы.

Гитлер, воспринимавший любое несанкционированное отступление с ранее завоеванных территорий как личное оскорбление, и так был уже сильно раздосадован неудачей в Ростове. Когда же до него дошло сообщение о новом отступлении, он сделал все, чтобы этому воспрепятствовать. Он принял отставку фон Браухича, отстранил от должности Федора фон Бока, командовавшего группой армий «Центр», и наконец сместил Хайнца Гудериана, одного из идеологов блицкрига, руководившего одной из двух танковых армий группы «Центр». Гитлер объявил, что он лично возглавляет германскую армию.

Теперь и в Германии почувствовали, что дела на Восточном фронте идут совсем не так, как было запланировано. 20 декабря гитлеровский министр пропаганды Йозеф Геббельс объявил о создании фонда «Зимняя помощь» для сбора теплых вещей солдатам, сражавшимся в России в условиях холодов. Это решение было продиктовано необходимостью как-то поправить дела со снабжением — быстрое наступление немцев летом и зимой и без того усложнило проблему снабжения армии, а лютые морозы только добавили новых трудностей.

Сталин, напротив, почувствовал, что кризис миновал. Он распорядился о возвращении правительственных учреждений из-за Волги назад в Москву. Были предприняты немалые усилия для организации разгрома группы армий «Центр», но из этого ничего не вышло — немецкие солдаты проявляли завидную стойкость и выдержку. В одном случае в окружение попало около 30 000 немецких солдат, но, своевременно получая помощь по воздуху, они выстояли и дождались подхода дополнительных соединений. Не вышло у русских и ликвидировать блокаду Ленинграда, хотя они и предпринимали для этого огромные усилия.

Немцам же удалось окружить целую армию и взять в плен ее командующего генерала Андрея Власова. Пойдя на сотрудничество с гитлеровцами, Власов оказался во главе инспирированного Берлином русского движения за освобождение России от большевизма. Что же касается Ленинграда, то по зимней дороге через Ладогу удалось эвакуировать до полумиллиона мирных жителей. Это хотя бы отчасти помогло решить проблему голода, который унес много тысяч человеческих жизней. К концу марта 1942 года советское контрнаступление захлебнулось. Гитлеровцам так и не удалось взять Москву, а Красная Армия не успела оправиться от потерь, понесенных летом 1941 года, и еще не превратилась в хорошо отлаженную военную машину. Однако ее мощь неуклонно возрастала.

Советская военная промышленность была почти полностью переведена на Урал, и немцы не могли атаковать эти заводы с воздуха, поскольку у них не было тяжелых бомбардировщиков с таким радиусом боевого действия. Зато у англичан хватало четырехмоторных боевых машин, которые с нараставшей интенсивностью совершали ночные налеты на германские индустриальные центры. Красная Армия все успешнее и успешнее противостояла гитлеровцам. Не последнюю роль тут сыграла и помощь западных союзников.

Учитывая, что Восточный фронт оттянул на себя большое количество германских соединений, союзники начали поставку оружия по ленд-лизу. Британские конвои приводили транспортные корабли в Баренцево море и затем в северные порты Мурманск и Архангельск. Для этого им приходилось миновать контролируемые Германией норвежские воды. Там их поджидали самолеты, подводные лодки и крупные военные корабли, например, «Тирпиц», и англичане несли ощутимые потери. Роковым стал июль 1942 года, когда конвой PQ-17 подвергся такой массированной атаке, что из тридцати двух грузовых кораблей в Архангельск пришло лишь десять. В связи с этим, а также с ожидавшейся высадкой союзников во французской Северо-Западной Африке северные конвои возобновились лишь в
декабре 1942 года.

Второй канал снабжения был преимущественно сухопутным. Боеприпасы, вооружение и прочие грузы доставлялись морем в иракский порт Басра, после чего их везли по железной дороге или грузовиками через Персию (ныне Иран) к советской границе. (Персию вынудили согласиться на присутствие на ее территории британских и советских войск в августе 1941 года.) Затем грузы направлялись в Казахстан. Кроме того, американские транспортные самолеты с аэродромов Аляски отправлялись через Берингов пролив в Сибирь. Но русские считали, что этого недостаточно. Им хотелось, чтобы западные союзники поскорее открыли второй фронт в Западной Европе. Это помогло бы уменьшить давление на советские войска на востоке.

Весной 1942 года в Великобритании стали достаточно отчетливо и громко раздаваться призывы: «Второй фронт — сейчас!» Но западные союзники прекрасно понимали: любая попытка вторжения в оккупированную гитлеровцами Европу будет носить самоубийственный характер.

Чарльз Мессенджер “История войн XX века”



Другие новости и статьи

« Подвиг 28 героев-панфиловцев

Одно из дел о коррупции в Минобороны »

Запись создана: Суббота, 16 Ноябрь 2013 в 18:58 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы