Как приблизить финансовый орган к воинской части?



Как приблизить финансовый орган к воинской части?

oboznik.ru - Как приблизить финансовый орган к воинской части?95 лет образования Финансово-экономической службы Министерства обороны России!

oboznik.ru - Как приблизить финансовый орган к воинской части?

Заместитель министра обороны РФ Татьяна Шевцова в газете «Красная звезда» 22 октября 2013 года опубликовала статью «Соответствовать реалиям времени», где высказала свои взгляды на вопросы финансирования Вооруженных Сил. Она считает, что показателем эффективности использования бюджетных средств является увеличение затрат на оснащение ВС современными образцами вооружения, военной и специальной техники, и гордится тем, что Минобороны своевременно подготовило финансовую отчетность за 2012 год. Представляем читателям «ВПК» отклики на позицию замминистра со стороны профессионального сообщества.

Нужны ли военные финансисты? (очень важно ваше мнение!)

К сожалению, публикация заместителя главы военного ведомства Татьяны Шевцовой для широкой российской и армейской общественности прошла практически незамеченной. Возможно, это связано с тем, что далеко не все сегодня читают газету «Красная звезда». Давным-давно миновали те времена, когда издание (официальный рупор Минобороны) можно было приобрести в любом киоске «Союзпечати». Вместе с тем целый ряд положений статьи Шевцовой заслуживает того, чтобы быть обсуждаемыми в кругу как бывших и ныне действующих военных финансистов, так и иных лиц, неравнодушных к сегодняшней ситуации в этой службе.

“ Под эффективностью в экономике традиционно понимается соотношение между полученным результатом и произведенными для этого затратами ”

Cм. Проблемы обеспечения эффективности расходов на оборону
Состояние военно-экономической науки
Понятие эффективности затрат в Вооруженных Силах СССР
Влияние финансов на повышение эффективности затрат в процессе определения объемов денежных фондов, необходимых для обеспечения Вооруженных Сил СССР

Употребив в названии своей статьи слово «ликбез» – ликвидация безграмотности, я, конечно, не имел в виду, что автор упомянутого материала является неграмотным. Может быть, борцам с косноязычием и покажется, что статья замминистра выглядела бы лучше без использования словосочетаний типа «реалии времени», «ускорила сроки», «подобных прецедентов», «качественно новый виток», «наиболее оптимальных», «в условиях обстановки», «рациональное и эффективное использование». Но я не лингвист и не смею претендовать на лучшее знание русского языка, чем заместитель министра обороны или редактор «Красной звезды». Мое выступление будет посвящено рассмотрению упомянутой статьи с точки зрения экономиста. Здесь, полагаю, я могу себя чувствовать на равных с автором.

К сожалению, из биографии Татьяны Шевцовой, размещенной на сайте Минобороны России, исчезло упоминание о том, что она является кандидатом экономических наук. Злые языки утверждают, что это случилось после известных скандалов с обнаружением фактов плагиата в диссертациях ряда высокопоставленных чиновников. Но я в это не верю, сведений о том, что она отказалась от ученой степени, тоже не имею, поэтому буду обращаться к ней не как полковник запаса к заместителю министра, а «как ученый к ученому».

Итак, Шевцова утверждает: «Как известно, один из показателей эффективности оборонных расходов любой страны – увеличение затрат на оснащение вооруженных сил современными образцами вооружения, военной и специальной техники». Уважаемая Татьяна Викторовна, вас кто-то обманул! Это не только не «известно», но является безграмотным с экономической точки зрения. Само по себе увеличение затрат никак не может быть показателем эффективности. И даже не увеличение, а просто величина затрат никогда не рассматривается в качестве такового. Студенту или слушателю, заявившему что-нибудь подобное на экзамене, я бы с чистой совестью поставил «неуд». Хотя бы для того, чтобы получив диплом, он не позорил свой вуз и меня как преподавателя.

Чтобы не быть голословным, поясню, что под эффективностью в экономике традиционно понимается соотношение между полученным результатом и произведенными для этого затратами. Если же вместо общепринятого подхода взять на вооружение идею заместителя министра и довести ее до логического завершения, то апофеозом экономической эффективности станет направление всех доходов федерального бюджета на оснащение Вооруженных Сил современными образцами вооружения, военной и специальной техники. Прочь сомнения! Вопрос эффективности решен раз и навсегда: чем больше расходы на закупку современной военной техники (и соответственно чем меньше все остальные расходы), тем лучше. Лауреаты Нобелевской премии и другие менее именитые авторы оптимизационных экономико-математических моделей нервно курят в сторонке.

Особенно странно выглядит упоминание увеличения затрат как показателя эффективности с учетом того, что в других местах автор использует термин «оптимизация» (то есть повышение эффективности) в совершенно противоположном контексте. Так, упоминается об «оптимизации организационно-штатной структуры всей системы финансовых органов». Вряд ли кому-то нужно объяснять, что эвфемизм «оптимизация» означает здесь просто сокращение численности и соответственно затрат на содержание. Далее: «Централизация расчетов позволила не только сократить, оптимизировать расходы на организацию оборота наличных средств…» Здесь слова «сократить» и «оптимизировать» по отношению к расходам тоже употребляются через запятую, как синонимы.

Могут возразить: оптимизация организационно-штатной структуры финансовых органов подразумевает не только сокращение их численности, но и принципиально новую организацию, например переход к территориальным принципам формирования и функционирования. Однако подобное возражение уверенно опровергает сама же замминистра: «Опыт работы Единого расчетного центра показывает необходимость создания финансово-расчетных пунктов в местах дислокации кадровых органов для максимального приближения территориальных финансовых органов к воинским частям. С начала 2014 года предполагается функционирование около 500 финансово-расчетных пунктов».

Вы знаете, как «максимально приблизить» финансовый орган к воинской части? Правильно. Иметь финансовую службу в этой самой воинской части. Ничего не напоминает? Вот вам и вся «оптимизация» по известной схеме: 1) изменение организационно-штатной структуры, 2) увольнение многих высококвалифицированных (а значит, малопригодных для проведения непродуманных реформ) профессионалов, 3) возврат к старой структуре «на качественно новом витке», то есть со специалистами широкого профиля, одинаково компетентными в сборе налогов, финансовом обеспечении Вооруженных Сил, а также в любых иных областях.

Вот и готовят такие «спецы» для заместителя министра исторические экскурсы: «Некий, хотя и весьма отдаленный прообраз финансовой системы армии и флота появился еще при Петре I… Первые оклады жалованья для военнослужащих регулярной армии были введены именно при Петре I. Более того, уже тогда эти оклады зависели от должностного положения, звания и даже рода войск. Словом, были дифференцированы».

Все-таки мудрый был человек царь Петр. Надо же до чего додумался: дифференцировать оклады! Правда, дифференцированы они были не совсем так, как пишет Шевцова. От «должностного положения» не зависели. Зато зависели, например, от того, русским или иностранцем был военнослужащий: иноземный поручик получал в 1,5 раза больше отечественного, а русские майор и подполковник обходились казне примерно в 2,5 раза «дешевле» иностранных. Такая вот дискриминация и неполиткорректность. Но все равно нужно благодарить Петра I. Ведь если б не он, получать бы заместителю министра сегодня тот же «недифференцированный» оклад, что и солдату срочной службы. А вы говорите «некий весьма отдаленный прообраз»…

Но может быть, не все так грустно? Ведь не зря Татьяна Шевцова в своей статье немало теплых слов посвятила ветеранам военных финансовых органов. Они, дескать, «в сложные для нашей страны времена, в переломные для нее эпохи» и расходы на национальную оборону экономически обосновывали, и внутренние источники финансирования искали, и контроль за целевым использованием средств ужесточали. Да и сейчас их глубокие знания, по словам замминистра, остаются востребованными, а бесценный опыт с благодарностью берут на вооружение.

Но вот что странно. Я почти 10 лет прослужил в ГУВБиФ МО РФ и Военном финансово-экономическом университете. Являюсь членом правления Совета ветеранов военной финансово-экономической службы, то есть знаком со многими ветеранами, особенно с теми, кому «сегодня за 70, а то и за 80 лет». Но, видимо, не со всеми. Потому что не знаю среди них ни одного, кто оставался бы на работе в военных финансовых органах. Как вы думаете, почему в юбилейной статье, посвященной 95-летию военной финансовой службы, замминистра вопреки многолетней традиции не упомянула ни одного конкретного ветерана, о которых с такой теплотой отзывалась в абстракции? Вот и я подумал то же, что и вы…

См. Военные финансисты - патриоты России

Безусловно, радует наличие в деятельности финансово-экономических органов Вооруженных Сил и бесспорных достижений. Так, Шевцова по праву гордится тем, что «Минобороны России оказалось в числе восьми из 113 федеральных министерств и ведомств Российской Федерации, получивших благодарность Федерального казначейства за высокое качество и своевременность подготовки сводной финансовой отчетности за 2012 год». «Данный факт также красноречиво свидетельствует о том, что сегодня мы уверенно движемся в правильном направлении», – утверждает замминистра. Вот только интересно: а остальные 105 министерств и ведомств сдали отчетность не вовремя? Или с ошибками? Или просто не получили за это благодарности?

Видимо, канули в Лету времена, когда своевременная и правильная подготовка годовой финансовой отчетности являлась обычным делом. С трудом могу представить прежних руководителей военной финансовой службы, распираемых гордостью за вовремя сданный отчет. А уж тем более приводящих образцовую отчетность как аргумент в пользу «движения в правильном направлении». Неужели профессионализм работников военной финансово-экономической службы упал настолько, что исполнение в срок обычных служебных обязанностей теперь воспринимается как трудовая победа? Больше гордиться нечем?

См. История финансовой службы

Конечно, критиковать других легко. Гораздо легче, чем предложить что-то позитивное и действительно полезное для Вооруженных Сил. Но я все-таки попробую сделать и это. Татьяна Викторовна, может быть, вам попытаться вернуть в военную финансовую службу хотя бы часть профессионалов, выброшенных оттуда в ходе «реформ» предыдущего министра? Да, они не всегда будут такими же безропотными исполнителями высочайших предначертаний, как 30-летние девочки, занимающие сейчас ряд ключевых должностей в подчиненных вам департаментах и имеющие весьма смутное представление о военной службе. Но они будут делать дело. По крайней мере за следующую статью о финансовой службе краснеть вам не придется.

См. также «Золотой период» женщин в Минобороны

Нужны ли военные финансисты?

Андрей Венедиктов
vpk-news.ru



Другие новости и статьи

« Минобороны России вернули имущество «Оборонсервиса» на 5 млрд руб

Русский язык - культурно-экономический фактор »

Запись создана: Вторник, 19 Ноябрь 2013 в 11:19 и находится в рубриках Новости, Финансовое.

Метки: , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы