19 Декабрь 2013

Битва за маршала

oboznik.ru - Битва за маршала

Осенью этого года в издательстве «Молодая гвардия» в серии ЖЗЛ вышла книга «Конев. Солдатский маршал».

В книге многие страницы посвящены непростым взаимоотношениям двух маршалов – И.С. Конева и Г.К. Жукова. Автор книги, наш земляк, писатель и историк Сергей Михеенков, сейчас работает над биографией маршала Жукова. В ходе сбора материалов и работы над первыми главами в его руки попали любопытные материалы, ранее неизвестные или пропущенные биографами великого полководца. Эти редкие и малоизученные документы складываются в весьма любопытную, почти сенсационную картину. Надеемся, что публикуемая сегодня статья положит начало целому циклу, проливающему свет на неизвестные широкой публике страницы жизнеописания легендарного маршала.

«… И перед строем расстрелять»

Казнил ли Жуков своих солдат и полковников?

Лето 1939 года. Пустыня Номонган. Монголия. Граница с Маньчжурией. Район реки Халхин-Гол…

Думал ли он, в ту пору комкор-кавалерист, разглядывая противоположный берег реки и сопку Баин-Цаган, занятую японской пехотой и конниками-баргутами, что именно это пустынное место станет его Тулоном?

Здесь по-настоящему проявились и полководческий дар Жукова, и характер, и напористость, порой, особенно в глазах нашей либеральной публики, граничащая с жестокостью.

Что ж, бывал и жесток. Его предшественник комбриг Фекленко абсолютно не владел ситуацией, распустил дисциплину в корпусе. Корпус, по существу, потерял боеспособность.

Из донесения в Политуправление РККА от 16 июля 1939 года: «В прибывшей 82 сд отмечены случаи крайней недисциплинированности и преступности. Личный состав исключительно засорен и никем не изучен, особенно засоренным оказался авангардный полк, где был майор Степанов, военком полка Мусин. Оба сейчас убиты. Этот полк в первый день поддался провокационным действиям и позорно бросил огневые позиции, перед этим предательством пытались перестрелять комполитсостав полка бывшие бойцы этого полка Ошурков и Воронков. 12.07 демонстративно арестовали командира пулемётной роты Потапова и на глазах бойцов расстреляли, командир батальона этого полка Герман лично спровоцировал свой батальон на отступление, все они преданы расстрелу…»

Можно себе представить состояние Жукова, когда ему донесли, что полк, державший оборону в центре построения фронта по линии реки Халхин-Гол, оставил свои позиции, смят наступающими японцами и в беспорядке бежит, что на его плечах японская пехота потоком обтекает оголённые фланги 57-го корпуса и угрожает не только плацдармам на том берегу реки, но и всей армейской группе…

Ровно через два года Жукову не раз приходилось выправлять чужие грехи, результаты чужой бездарности, слабоволия и откровенной трусости. В том числе и так называемыми «расстрельными приказами». Лично, конечно, не расстреливал. Такого не бывало. Арест, следствие, трибунал - как ляжет карта судьбы…

22 октября 1941 года в 4 часа 45 минут командующий войсками Западного фронта генерал армии Жуков отдал приказ:

«43-я армия. Голубеву.

1. Отходить с занимаемого рубежа до 23.10 ещё раз категорически запрещаю.

2. На 17 сд немедленно послать Селезнёва. Командира 17 сд немедленно арестовать и перед строем расстрелять.

17 дивизию, 53 дивизию заставить вернуть утром 22.10 Тарутино во что бы то ни стало, включительно до самопожертвования.

Самому находиться (КП) в районе боевых действий…»

Нынешние читатели этого и подобных ему документов периода Великой Отечественной войны наверняка разделятся на две категории. Одни увидят в приказе жёсткие, возможно, на грани жестокости, но вполне соответствующие времени и обстоятельствам требования командира к своим подчинённым. Другие – разнузданную жестокость командира-тирана, приказывающего «арестовать и перед строем расстрелять», возможно, ни в чём не повинного командира.

Жуков принял командование войсками Западного фронта 10 октября 1941 года. Войск, по существу, не было. Все они остались в «котлах» под Вязьмой, Рославлем и Брянском.

Как известно, к середине октября положение к западу от Москвы настолько осложнилось, что из столицы начали эвакуировать в Куйбышев часть центральных учреждений, весь дипломатический корпус, а также вывезти особо важные государственные ценности.

13 октября Жуков издает приказ:

«Трусость и паника в этих условиях равносильны предательству и измене Родине. В связи с этим приказываю:

1. Трусов и паникеров, бросающих поле боя, отходящих без разрешения с занимаемых позиций, бросающих оружие и технику, расстреливать на месте.

2. Военному трибуналу и прокурору фронта обеспечить выполнение настоящего приказа. Товарищи красноармейцы, командиры и политработники, будьте мужественны и стойки.

Ни шагу назад! Вперед за Родину!»

Атеперь давайте с документами в руках посмотрим, что же произошло на участке 17-й стрелковой дивизии.

17-я стрелковая во время осеннего наступления немцев на Москву (операция «Тайфун») была почти целиком разбита под Спас-Деменском. Командовал ею полковник П. Козлов, военком – бригадный комиссар С. Яковлев.

В Белоусове на Варшавском шоссе в нескольких километрах от Угодского Завода и Стрелковки, родины комфронта Жукова, дивизию переформировывают, пополняют и ставят в оборону на стыке 49-й и 43-й армий. При первом же незначительном нажиме немцев полки её рассыпаются, бегут и оголяют фланги соседних дивизий, которые стоят как вкопанные. Ломается оборона, и армиям в центре Западного фронта, прикрывающим ось Варшавского шоссе, грозит окружение и разгром.

Бегущих надо было останавливать. Приводить в чувство. Возвращать в окопы. Так появился приказ комфронта от 22 октября – «… и перед строем расстрелять».

Но был ли расстрелян полковник Козлов, который, судя по документам, явно заслуживал пули комендантского взвода?

Недавно в каком-то либеральном издании прочитал запальчивую статью некоего «военного историка». Статья подана как исследование. И вот что там говорится: «…были преданы суду военного трибунала: командующий 43-й армией генерал-майор Собенников П.П., зам. начальника оперативного отдела штаба Резервного фронта полковник Новиков И.А., командующий 31-й армией генерал-майор Долматов В.Н., а некоторые из них, такие, как командир 17-й стрелковой дивизии полковник Козлов П.С. и военком дивизии бригадный комиссар Яковлев С.И., были расстреляны перед строем личного состава».

Проверим же с документами в руках этот список, эту «скрытую правду войны», под которой явно просматривается зловещая тень «кровавого Жукова».

Из донесения генерала Голубева Жукову от 31.10.1941 г.:

«Докладываю о преступном факте. Сегодня на месте установил, что бывший командир 17 стрелковой дивизии Козлов не был расстрелян перед строем, а бежал от конвоя. Назначаю следствие».

Сюжет для романа в серию военных приключений, не так ли? Но читатель скажет: ладно, этот от расстрела бежал, а как же другие?

Заглянем в недавнюю историю всё той же 43-й армии. В самый канун немецкого наступления на Москву за провал операции в районе Ельни с должности командующего армией был снят и отдан под суд с угрозой расстрела генерал-майор Селезнёв. Но никакого суда не было. Как мы уже знаем, в октябре «расстрелянный» Жуковым Селезнёв его же приказом сменил полковника Козлова. Следующим командующим 43-й армией стал генерал-майор П. Собенников.

В начале октября 43-ю армию генерала Собенникова проутюжили танки 4-й танковой группы генерала Гёпнера. Армия оказалась разгромленной за сутки с небольшим.

10 октября Собенникова, отстранённого от командования армией, уже допрашивали следователи. Спустя некоторое время Президиум Верховного Суда,  рассмотрев все материалы дела, вынес постановление о его помиловании и возвращении в армию с понижением в звании до полковника. Войну закончил генерал-лейтенантом в должности заместителя командующего 3-й армией.

В те же октябрьские дни был отстранён от должности, отдан под суд и приговорён к расстрелу, но с отсрочкой приговора, командир 53-й сд полковник Н. Краснорецкий.

21 октября телефонограммой из штаба Западного фронта в штаб 43-й армии уходит следующий текст:

«Военному совету 43 А.

В связи с неоднократным бегством с поля боя 17 и 53 сд

Приказываю:

В целях борьбы с дезертирством выделить к утру 22.10 отряд заграждения, отобрав в него надёжных бойцов за счёт ВДК.

Заставить 17 и 53 сд упорно драться, и в случае бегства выделенному отряду заграждения расстреливать на месте всех бросающих поле боя.

О сформировании отряда донести».

Этот документ развенчивает еще одну ложь нынешних «военных историков»: заградотряды создавались в стрелковых дивизиях из лучших бойцов и командиров и подчинялись непосредственно командирам дивизий. Заградотряды не были подразделениями НКВД.

Полковник Краснорецкий погиб на следующий день в бою во время контратаки в районе деревни Чернишни, неподалёку от родной деревни командующего Западным фронтом. Полковник получил возможность умереть в бою.

Когда на фронте становилось особенно горячо, Жуков, как правило, «расстреливал» много и часто.

Но вернёмся к загадочной судьбе командира и комиссара 17-й сд.

Козлов Пётр Сергеевич. 1905 года рождения. В Красной Армии с 1926 года. Член ВКП/б/ с 1928 года. Участник советско-финляндской войны. Отличился в боях, за что награждён орденом Красного Знамени. Окончил Военную академии им. М.В. Фрунзе. Был инструктором парашютного спорта. В короткий срок изучил немецкий язык, почти в совершенстве овладел разговорной речью.

Прекрасный послужной список! Молод, умён, физически крепок. Судя по той энергии, которую проявил в изучении немецкого языка и парашютного дела, обладал волевым характером.

До сих пор среди исследователей бродят версии о том, что таким-де образом (инсценировкой расстрела) разведотдел 43-й армии провёл операцию глубокого внедрения своего агента в структуру немецкой разведки. И действительно, в одной из разведшкол Абвера бывший советский полковник Козлов вскоре появился. По сведениям, которые удалось получить в архивах ФСБ, к тому времени он был человеком сильно пьющим, имел кличку «Быков», но с советской разведкой связан не был ни единой нитью…

Дальнейшая же судьба  бригадного комиссара  Яковлева такова: лишён наград, понижен в звании и направлен на Ленинградский фронт, служил в должности старшего инструктора политотдела 46-й стрелковой дивизии 52-й армии.

Конечно, были и расстрелянные. Потому что были и предатели, и трусы. Но суть Жукова не в жестокости и милости к своим подчинённым, которые порой забывали об уставе и воинском долге.

…Сейчас, размышляя о нашей истории периода Великой Отечественной войны, надо отдавать себе отчёт вот в чём. Те битвы закончены. Наши деды провели их блестяще. Отечество отстояли. Но битва за маршала Жукова продолжается.

Сергей МИХЕЕНКОВ.
г. Таруса.

vest-news.ru

Другие новости и статьи

« Принуждение к выплатам. Новая инициатива об обеспечении военнослужащих жильем вызывает вопросы

19 декабря в России отмечается День военной контрразведки »

Запись создана: Четверг, 19 Декабрь 2013 в 9:42 и находится в рубриках 40 - 50-е годы XX века, Вторая мировая война, Развитие в 60 - 80-е годы XX века.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика