Представления о счастье в российском менталитете



Представления о счастье в российском менталитете

oboznik.ru - Представления о счастье в российском менталитете
#зло#добро#счастье

В качестве примера одного из конкретных исследований социальных представлений, выполненных в последние годы, нам хотелось бы привести работу И. А. Джидарьян, посвященную представлениям о счастье. Сама Инна Аршавировна в одной из своих последних статей так формулирует проблему: «Есть ли что-нибудь выше и значительнее счастья или оно абсолютно и не сопоставимо ни с чем?» .

Автор приходит к аксиологическому, т.е. ценностному подходу к проблеме счастья. Теоретический анализ (опирающийся во многом не только на философские работы, но и на примеры из художественной литературы и анализ фольклорных источников) позволяет И. А. Джидарьян сделать следующее наблюдение: «Тезис о несовместимости злонамеренности и счастья, как и утверждения о «псевдосчастливости негодяев», имеет своим основанием многовековый человеческий опыт, воплощающий в себе закономерности существования и развития человека как существа духовного и социального. В этой связи можно сослаться, например, на тот давно замеченный и лишенный всякого мистицизма факт, что зло, причиняемое другим, не обходит стороной и того, кто его совершает. Оно обладает эффектом бумеранга. И дело не только в том, что безнравственный человек встречает — и по-другому не может быть в социально здоровом обществе — осуждение со стороны других людей, утрачивает прежнее уважение к себе и внутреннее право на встречную любовь родных и близких.

Есть в этой проблеме и другой, более сложный и менее очевидный психологический аспект, связанный с тем, что совершенное зло не проходит обычно для самой личности бесследно, оставляя рубцы и вмятины в ее сознании» . Пример исследования И. А. Джидарьян взят нами как образец очень современной по используемым методам работы, обладающей в то же время качествами широкого философского и культурологического взгляда на проблему. В своей прекрасной книге (название которой мы повторили в названии этой части) , она ставит и во многом решает проблему специфичности социальных представлений о счастье в российском менталитете.

Анализ русских пословиц и поговорок, произведений классической русской литературы приводит ее к выводу о тесной связи в представлениях русских людей темы счастья и страдания. Работа И. А. Джидарьян нами выбрана не потому (или не только потому), что автор утверждает наличие в отечественной ментальное самой глубокой связи нравственных представлений с представлениями о счастье.

Интересна она типологическим подходом, когда факторный анализ результатов эмпирического исследования интерпретируется в ключе поиска содержательных связей качеств, с точки зрения респондентов, необходимых для счастья. Так фактор, связанный с целями и смыслом жизни и объединивший в себе самореализацию личности, «нравственную порядочность, чувство спокойной совести», оказался ведущим (дисперсия более 20%). Остальные пять факторов (кроме последнего, связанного с оптимистичной жизненной перспективой) ожидаемы и традиционны (семья, любовь, успех, радость, удовольствие…, суммарная дисперсия около 40%).

Мы предлагаем увидеть за этими выделившимися факторами мифы, причем к абсолютному мифу приближается только первый из названных факторов, так как в нем содержится стремление к телеологическому видению смысла жизни в контексте истории. Счастье равнодушно (безразлично) к логике, поэтому алогичность характерна для всех упомянутых мифов. Представление о чуде автором обсуждается (хотя, как выяснилось в результате исследования, оно не занимает такого заметного места, как ожидалось — с учетом особенностей российской ментальности).

А миф о любви достоин нового исследования (и не одного). В связи с приведенным И. А. Джидарьян литературным примером о любви как высшей ценности жизни предоставляется хорошая возможность продемонстрировать, как происходит подмена мифа — в случае данного литературного произведения (или, точнее, реальных явлений, послуживших основой литературного произведения) — миф абсолютный подменялся на ущербный, «ублюдочный» (буквальное значение этого слова в русском языке — «выкидыш», т.е. мертворожденное, недоразвитое и нежизнеспособное существо).

Речь идет о «Гранатовом браслете» Куприна. Вновь мы должны по историческому времени переместиться в период дореволюционной России, когда цвет нации, ее интеллигенция находилась в поиске смысла жизни. Утеряв связь с народом и отказавшись от веры отцов, лучшие ее представители (а герой Куприна — человек симпатичный во многих отношениях) ищут этот смысл в «истинной любви». И. А. Джидарьян, приводя этот пример, говорит о высшей ценности даже безответной любви.

Нашему современнику трудно заметить момент страшной подмены, совершаемой героем. В письме к предмету своей страсти он пользуется словами молитвы «Отче наш». Обращение к Творцу, к Имени Божьему («да святится Имя Твое») герой адресует к творению — к земной женщине («дасвятитсяимятвое…»).Конец героя ужасен: для народного сознания грех самоубийства был до того страшен, что телу самовольно ушедшего отказывали в отпевании и погребении (зарывали за оградой кладбища). Однако Куприн строит свое повествование по закону мифа, хотя и ущербного: появляются розы, прощальный поцелуй в «хладное чело», символизирующие, видимо, посмертное прощение героя.

Произведение Куприна вновь оказалось востребованным в конце 60-х прошлого теперь века. Был снят удивительный по внешней красоте фильм. И уже новое поколение русских людей не могло узнать в письме героя кощунственного искажения слов Господней молитвы и воспринимало сюжет как просто фильм о «торжестве любви». Подобное происходит с мифами, давно ставшими достоянием мировой культуры.

Так обращение к символам древнегреческого мифа о царе Эдипе стало для психологов со времени, как это проделал основатель психоанализа, настолько обычным, что нередко забывается сам сюжет (мы проверяли это на студентах- психологах), но об «эдиповом комплексе» известно самой широкой публике. Как раз обращение к вечным сюжетам обнаруживает подлинную глубину авторских интерпретаций. Так Т. А. Флоренская утверждает, что в основе мифа об Эдипе лежит символ осознания человеком своего греха и исцеления от духовной слепоты.

М.И. Воловикова



Другие новости и статьи

« О советских праздниках

Иван Степанович Конев »

Запись создана: Пятница, 12 Июль 2019 в 0:03 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы