«Профессию научного работника я не выбирал, она меня сама нашла»



«Профессию научного работника я не выбирал, она меня сама нашла»

65vfeu

oboznik.ru - «Профессию научного работника я не выбирал,  она меня сама нашла»

Предлагаем вашему вниманию интервью с президентом Академии проблем военной экономики и финансов, заслуженным деятелем науки РФ, доктором экономических наук, профессором Сергеем Филипповичем Викуловым. Интервью специально для читателей сайта военных финансистов – выпускников и сотрудников ВФЭУ.

Сергей Филиппович Викулов

Родился 9 сентября 1933 года в городе Уфе.

Окончил Ленинградскую Краснознамённую военно-воздушную инженерную академию имени А.Ф. Можайского.

Заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор. Полковник в отставке. Государственный советник РФ 3 класса. Главный научный сотрудник 46 ЦНИИ МО РФ. Президент Академии проблем военной экономики и финансов.

– Сергей Филиппович, здравствуйте!

В сентябре 2013 года Вы отметили юбилей – 80 лет! Мы еще раз присоединяемся ко всем поздравлениям в ваш адрес с пожеланиями доброго здоровья на долгие годы, счастья, благополучия, ярких идей и новых свершений в вашей многогранной деятельности!

Для любого ученого, автора публикаций лучшим подарком к юбилею является издание его избранных трудов. И очень хорошо, что такой подарок состоялся. И даже целых три подарка – три полезных и таких необходимых книги по проблемам экономики военного строительства, развития финансово-экономического образования и науки в интересах обороны и безопасности страны.

(См.: Новые работы ученых - военных экономистов и финансистов. Викулов С.В. “Образование, наука, экономика”. Взгляд профессионала. Спасибо за предоставленную возможность разместить эти книги на нашем сайте! )

Хотелось бы подробнее поговорить о рассматриваемых в них проблемах. Откровенно говоря, речь не просто о проблемах, а о настоящем системном кризисе финансово-экономического образования и науки. Военная наука и образование, военно-экономические исследования – всё звенья одной цепи. И проблемы здесь тоже взаимосвязаны. Но с чего-то надо начинать их решать, развязывать. На Ваш взгляд, если ли здесь базовый блок, общий знаменатель? Подготовка кадров?

И ещё. Вы последовательный сторонник сохранения военного образования, подготовки кадров для ВС в военно-учебных заведения. Поделитесь вашим мнением, насколько реальна, говоря вашими словами, угроза «гражданизации» военного образования - приведения военного стандарта обучения к его гражданскому эквиваленту? Что вообще происходит с военным образованием?

Викулов С.Ф. В одной из своих статей я уже писал, что, по моему мнению, в современной России главная проблема – КАДРОВАЯ политика. Образование – производная от кадровой политики. Вы посмотрите, что творится с кадрами на всех уровнях, начиная с высшего. Разве во главе правительства может быть юрист? На эти должности должны назначаться производственники типа Н.И. Рыжкова, который руководил таким гигантом как Уралмаш. Ещё более нелепая ситуация произошла с Сердюковым и его «девушками», часть которых до сих пор осталась на руководящих должностях в Министерстве обороны.

А ведь его уже даже после отстранения от должности премьер-министр продолжал называть эффективным менеджером. Для руководства системой аттестации научных кадров заместителем Министра образования и науки был назначен человек, который не имел даже кандидатской степени. Несколько лет департаментом образования Минобороны руководила женщина, не имевшая ни малейшего представления о военном образовании. В конечном счёте их отстранили от должности. Но разве не ясно было сразу, что решение об их назначении было изначально нелепым, неразумным. И таким примерам несть числа! Всё как в известном фильме, где руководить банком назначили матроса.

Кадровая политика – предтеча нашим недостаткам и провалам. А результат такой политики проявляется в качестве принимаемых решений на всех уровнях. Чего стоит суета с космическими войсками, которые раньше были в составе РВСН, потом их выделили в самостоятельный род войск, затем произошло объединение функций космической обороны и ПВО. Такая реконструкция уже происходила с военными вузами: выделение училищ в филиалы других, более крупных вузов, но находящихся, как правило, в других городах. Затем тогдашний министр обороны С. Иванов нашёл в себе мужество и это решение публично признал ошибочным. Оно было отменено.

Но затем началась очередная эпопея с объединением, созданием филиалов, передислокацией и ликвидацией военных вузов. Вывели из Москвы ВА РХБЗ, ВВА им. Ю.А. Гагарина, величайший ввуз – ВА им. Н.Е.Жуковского. Совершенно естественно, что основной научный потенциал остался в Москве и был потерян для Министерства обороны, для страны, её безопасности.

Сейчас, с приходом нового министра обороны, вновь происходит частичное возвращение к старой структуре. Правда, пока это не коснулось военных финансово-экономических вузов.

При «эффективном менеджере», который был, между прочим, доктором экономических наук, практически реформировали дивизии, сейчас идёт возврат к дивизионной структуре, военные округа сначала укрупнили, сейчас снова изменяется структура. И никто не определяет какова цена этих непродуманных, экономически непросчитанных модернизаций. Следователи ведут какие то легкомысленные разговоры о построенной дороге к даче и вменяют это в вину прежнему министру обороны, а о разрушении системы образования и науки никто всерьёз не говорит.

По состоянию на 2013 год система научных организаций военно-экономического профиля, которая никогда не страдала гигантизмом, сейчас практически разрушена. Сохранились лишь небольшие подразделения в видовых институтах и остатки военно-экономических кафедр в Военном университете.

Аналогичные действия летом 2013 г. осуществлены с Российской академией наук. Академик С.М. Рогов считает, что молниеносная реформа РАН – не что иное, как рейдерский захват недвижимости. Фактически имеет место новый вариант «сердюковщины», когда под предлогом освобождения вооружённых сил от хозяйственных функций были незаконно приватизированы огромные ценности через структуры типа «Оборонсервиса»1.

При этом внесение проекта закона в Государственную Думу и обсуждение шло в лихорадочном темпе и напоминало силовое уничтожение РАН кучкой чиновников, которых представляла в Думе Голодец. К моменту рассмотрения вопроса о РАН в период с 1992 по 2011 гг. количество научно-исследовательских организаций в России сократилось почти на 20% (с 4555 до 3682), а количество исследователей с 990 до 375 тысяч человек.

В разы уменьшилось количество КБ, проектных организаций. По мнению С.М.Рогова, с которым автор неоднократно общался в 90-е годы, самая большая научная проблема России состоит в невостребованности результатов научных исследований. В результате ежегодно до 15% выпускников вузов покидает страну. По оценкам экспертов ООН отъезд за рубеж человека с высшим образованием наносит стране ущерб в размере от 300 до 800 тыс. долларов2.

– Поясните, пожалуйста, основные идеи ваших предложений по выводу из кризиса военного образования, военной науки, и его недопущению впредь?

– Я бы хотел несколько расширить вопрос и изложить свою точку зрения на мотивацию руководителей военной и гражданской сфер образования. При объяснении причин сокращения и ликвидации военно-учебных заведений обычно используются следующие мотивы: не нужно так много офицеров, офицеров можно заменить гражданскими. По оценке Приезжевой «у нас потребность в подготовке кадров сократилась примерно в 7 раз». В то же время Н.Панков считает, что «Сегодня идет сокращение офицерского корпуса с 355 до 150 тысяч человек». На вопрос о продолжении вывода военных вузов из Москвы он ответил, что «Мы этим никогда не занимались. Единственный случай - перевод Академии радиационной, химической и биологической защиты в Кострому. Причем это была идея не министра обороны, не его заместителей, а начальника Войск РХБЗ. Мы долго не соглашались, а он доказывал, убеждал. В конце концов убедил. Полагаю, что ошибки не произошло»3. Не правда ли – очень убедительная аргументация?

На самом деле мотивы принимаемых решений совсем иные и истина прячется под зонтиком демагогии и некомпетентности. Мотивы руководителей многих гражданских вузов – многопрофильных и специализированных (гуманитарных, экономических и других), - желающих поглотить военно-учебные заведения и взять на себя миссию подготовки кадров для военной организации, просты и примитивны как вся рыночная экономика: желание взять на себя заказы на подготовку кадров, получить дополнительное финансирование и фонды ликвидируемых академий и университетов.

При обсуждении в Общественной палате проблем военного образования на вопрос А. Каньшина: «Где можно ознакомиться с научно-исследовательской работой по реформе военного образования? То есть научное обоснование реформы проводилось? Есть где-то научное исследование, прогноз?». Е. Приезжева ответила: «Пожалуй, я вам сейчас не смогу дать ссылку на какой-то один конкретный документ, его нет. Есть целая система мероприятий и анализов, которые были проведены в процессе этой реформы». Есть ещё вопросы к этому руководителю военного образования?

Не более убедительно, но более прагматично, звучало направленное в своё время бывшему премьер-министру Касьянову М.М. предложение о включении Военного финансово-экономического университета в состав Финансовой академии.

Таким образом, непрофессионализм и небескорыстные мотивы лежали в основе принятых решений о судьбе многих военных вузов. Едва ли стоит вступать в дискуссию по поводу позиции гражданских вузовских работников. Их мотив сугубо меркантилен. Но об одном обстоятельстве нельзя умолчать.

Далее я хочу привести фрагмент статьи, подготовленной мной совместно с генералом Владимировым А.И. кандидатом политических наук 4. Статья не потеряла актуальности и сейчас, а также актуализирована в свете событий последнего времени.

Военных профессионалов готовят только и исключительно военные вузы. Ни один из гражданских вузов не занимается подготовкой профессиональных военных. В отдельных случаях, то есть в вузах, имеющих военные кафедры, идет подготовка военных специалистов по некоторым воинским специальностям, имеющим, в том числе и офицерские служебные номенклатуры.

Это утверждение вытекает из самой природы и философии военной службы, согласно которой - военным профессионалом является только и исключительно офицер, как человек, посвятивший себя и свою жизнь воинской службе, получивший базовое профессиональное (и высшее) военное образование, овладевший (в полном объеме) профессией, и делающий в ее рамках служебную карьеру, что делает его способным управлять насилием, а как мы знаем - управление насилием и составляет сущность военного дела. В то же время - военный специалист, это специалист, овладевший отдельной специальностью в рамках профессии, то есть человек способный и подготовленный для применения насилия (например, снайпер, танкист, летчик и т.д.).

Является порочной идея «гражданизации» военного образования, понимаемая как приведение профессионального военного стандарта обучения к его гражданскому эквиваленту. Порочность этой идеи уходит корнями в идеи «все само собой решающей роли рынка», которые исповедовали российские «младодемократы». Предполагалось, что все однопорядковые гражданские и военные дипломы должны иметь одинаковую рыночную стоимость, как на внутреннем так и на внешнем (международном) рынке труда. Именно эта идея привела к тому, что в Армии появились «институты», «университеты» и «бакалавры», но не стало военных профессионалов.

Издержки этого решения оказались колоссальными и гибельными для всей военной организации государства. Мы считаем, что должны быть разработаны собственные профессиональные военные образовательные стандарты, которые бы решали насущные вопросы подготовки качественного офицерского корпуса России, как основы Армии - профессиональной государственной военной корпорации.

Специфика военного дела требует подготовки специалистов, способных качественно работать в условиях непрерывных стрессов, хаоса и неопределенности, опасности для самой жизни и жесткой личной ответственности за качество и последствия принимаемых решений. Таких специалистов гражданское образование готовить не в состоянии, так как для получения такого штучного продукта, каким по определению является военный профессионал, нужна другая системы подготовки, обучения и воспитания, а так же принципиально иная система жизни, то есть - надо уметь и хотеть служить Родине, а не зарабатывать, в том числе и за ее счет, как этому обучают, например, в Высшей школе экономики.

Кроме того, система военного образования позволяет готовить специалистов, способных решать качественно иной круг задач даже в рамках одной специальности. Например, военный экономист или инженер способны решать профессиональные экономические или инженерные задачи просто другого масштаба, а в области управления большими коллективами людей - у профессиональных военных просто нет конкурентов.

Это значит, что военные специалисты, прошедшие подготовку в военных ВУЗах по определению и по жизни, имеют лучшую подготовку, чем их гражданские коллеги, а значит, имеют и более высокую «рыночную стоимость», что подтверждает и сегодняшняя статистика.

Только система военного образования (и воспитания) осталась способной готовить государственно ориентированных специалистов, то есть готовить кадры по управлению государством, на что не способна ни какая другая система их подготовки.

Главное состоит в том, что в последние годы стали складываться опасные тенденции «огражданивания» высшей военной школы, уход от великих традиций, которые складывались веками. Училища переименовали сначала в филиалы, потом в институты. Академии переименовали в университеты, сейчас постепенно снова университеты стали называть академиями. Эти переименования – не просто баловство чиновников от образования, а политическая ошибка.

Зарубежные специалисты с удовольствием ехали учиться, например, в Военно-воздушную академию имени профессора Н.Е. Жуковского. Но их не прельщало обучение в некоем ВАТУ. Отобрали у военных вузов имена военачальников и учёных и только сейчас начинается возврат имён. Всё это происходит от неуважения к российским традициям, ничем не объяснимое поклонение западу. Американцы тысячами скупают мозги в России и в Европе. А нас склоняют к перестройке системы образования по американскому образцу. В конечном счете, мы идём по пути американизации образования в целом и обесцвечивания российского военного образования.

Надо знать и помнить, что начало профессиональной подготовке офицеров в специальных учебных заведениях в России было положено Петром Великим на рубеже ХVII-ХVIII веков, в период создания регулярной армии и военно-морского флота. К преподаванию в военно-учебных заведениях привлекались ученые с мировыми именами: П.Л. Чебышев, Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, Н.Е. Жуковский, академики В.М. Келдыш, М.М. Дубинин, А.А. Петровский и многие другие. Офицерами были русские писатели и поэты Г.Р. Державин, М.Ю. Лермонтов, А.К.Толстой, А.А. Фет, Ф.М. Достоевский, Д.В. Григорович, Л.Н. Толстой, композитор Ц.А. Кюи, художники В.В. Верещагин, П.А. Федотов, скульптор М.П. Клодт и многие другие.

Есть также предложения о подготовке офицеров в гражданских вузах. Однако здесь можно говорить не о подготовке офицеров, а о подготовке специалистов. Система военных кафедр была сформирована как часть мобилизационного заказа народному хозяйству и как часть системы комплектования Армии. Сегодня это уже, безусловно, анахронизм, который специально поддерживается и самой системой высшего гражданского образования (в том числе и инициативами ректоров вузов), которые приманивают юношей (например, в педагогических вузах) самой возможностью «откоса» от Армии через военные кафедры.

Опыт США говорит о том, что армия специально нанимает часть гражданских специалистов через вузы, заключая контракты с ними (еще в ходе их обучения) на службу в определенных частях, должностях, на определенное время и т.д. Это, в принципе, совершенно корректный путь и для нас, но он практически никогда не используется, так как для этого нет соответствующей правовой и экономической базы.

Зуд российских реформаторов должен удовлетворяться в других сферах. Ещё в царское время было признано необходимым производить в офицеры только тех, кто получил военное образование в военно-учебных заведениях. Здесь необходимо выделить две стороны. Первая - о затратах на обучение. Вторая – о качестве подготовки.

Сейчас вбивается в головы людей мысль о том, что можно и нужно готовить офицеров в гражданских вузах. При этом делается попытка доказать, что делается это в интересах экономии средств. Но те, кто предлагает слом системы военного образования, тут же предлагают свои услуги в обучении кадров для войск за оплату. То есть государство в любом случае будет оплачивать подготовку кадров. Значит предложение это, мягко говоря, не бескорыстно.

Во-вторых, подготовка квалифицированных военных кадров экономически рентабельна. Например, на подготовку специалиста в гуманитарных военных вузах расходуются десятки тысяч рублей в год, но эффект от их работы исчисляется сотнями миллионов рублей. Так, известно, что только за счет эффективного контроля со стороны должностных лиц за ценообразованием на продукцию оборонного назначения экономятся миллиарды рублей. Затраты на военное образование зачастую дешевле подготовки гражданских специалистов аналогичного профиля. А сколько миллиардов рублей страна потеряла в годы сердюковщины в результате ликвидации системы финансового контроля?!

Таким образом, в настоящее время, экономически целесообразнее сохранить систему подготовки военных кадров. Это позволит сэкономить значительные материальные и денежные средства Министерства обороны РФ.

Есть и ещё одно важное обстоятельство. Настоящего офицера подготовить в гражданском вузе нельзя по определению. Выпускник, будущий командир, а не только специалист-профессионал, должен обладать навыками воспитательной и организаторской работы в совершенно специфической обстановки жизни и деятельности войск [5].

Как подсчитать ущерб от неквалифицированных действий вчерашнего студента. Командиру нужен помощник, с которым можно разговаривать на одном языке военных профессионалов. Опыт использования так называемых «двухгодичников» видно мало чему нас научил. К тому же выпускники военных вузов несут службу там, куда их направит командование. А кто заставит молодого выпускника гражданского вуза, особенно престижных профессий юриста, финансиста, управленца по работе с кадрами, поехать работать в глухомань, где в основном и дислоцируются наши войска.

И ещё. Тех, кто стоит за предложениями о передаче обучения военных специалистов в гражданские вузы, беспокоит вовсе не забота о государственном интересе. Это обучение будет (если будет) производиться за плату по полной стоимости. Пора поставить точку в вопросе существования военных кафедр. Ведь очевидно, что эти кафедры – не более чем ширма для уклонения от военной службы. В системе образования всё время проводятся реформы. Может быть уже хватит?

Есть ещё одно предложение – ликвидировать вторую ступень военного образования и заменить её курсами со сроком обучения 6-8 месяцев. В ответ можно лишь заметить, что трудно сказать чего здесь больше – полного незнания сути военной службы или высокомерного ханжества гражданских «спецов» по отношению к офицерским кадрам. Предложение совершенно неприемлемо. На обычную учёбу в военную академию с полноценными знаниями и дипломом офицеры идут с гордостью. Эта должность замещается в плановом порядке. А что будет при 6-8 месячных курсах? Во-первых, офицеру курсовая сеть мало что даёт. Во-вторых, командир лишается специалиста на этот срок и маловероятно, что он будет отпускать офицера на учёбу с таким сроком. Таким образом, для учёбы шести месяцев мало, а для отвлечения от работы – много. А что будет с семьями, кода офицер будет отвлекаться на учёбу в другие города на полгода? Словом – нелепость.

Такие курсы конечно необходимы, но они должны иметь другое предназначение. Они должны быть частью системы непрерывного профессионального образования и иметь целью переподготовку или доподготовку офицеров для замещения ими очередной должности. Кроме того, такие краткосрочные курсы необходимы и для того, чтобы выявлять способных и талантливых офицеров, с тем, чтобы потом их выращивать, продвигать, образовывать и готовить из них военную элиту государства.

Система военного образования представляется в следующем виде:

1. В перспективе – создание системы подготовкой кадров для военной организации России по заказам силовых министерств и ведомств. Такой опыт имело Ярославское финансовое училище, где готовились кадры не только для МО РФ, но и для МВД, ФСБ и др. В такой абсолютно необходимой и важнейшей для судьбы России, которой является ее национальная оборона, должен четко существовать свой Госзаказ.

Другими словами нужно четко знать сколько, каких и какого уровня военных специалистов нам требуется иметь, в какие сроки и куда они должны быть направлены. Это значит, что мы должны ежегодно набирать, готовить и выпускать только то количество специалистов, которое мы можем гарантированно назначить на имеющиеся вакантные должности, обеспечив их работой, жильем и социально обеспечить их семьи.

Такое предложение уже обсуждалось, но не нашло поддержки, поскольку каждое ведомство, входящее в военную организацию, к сожалению, стремится сохранить собственные учебные заведения. Крайне необходимо обеспечить научное и методологическое единство в научной разработке и преподавании военно-экономических знаний. Целесообразно начать реформирование подготовки военных кадров с той отрасли знаний, которая является наиболее универсальной для всех силовых структур, а не только Министерства обороны. Таковой является военная экономика и финансы.

2. Существенно расширить подготовку и повышение квалификации специалистов военно-экономических подразделений НИИ и вузов, главных и центральных управлений военной организации России, военных представительств, полевых учреждений Банка России. Централизовать преподавание базовых военно-экономических дисциплин на основе межвузовских кафедр.

3. Расширить подготовку специалистов высшей квалификации (докторов и кандидатов экономических наук) для военной организации путем увеличения адъюнктуры и докторантуры по военным финансово-экономическим специальностям. Сейчас они резко сокращены или совсем ликвидированы. Расширить фундаментальные и прикладные исследования в военно-экономической области. Дошло до того, что перевод военных вузов и НИИ в разряд казённых учреждений лишил их возможности представлять заявки на гранты Президента по номинациям «ведущая научная школа», «молодой кандидат наук», «молодой доктор наук»».

4. Предоставить военным вузам большую самостоятельность в решении своих внутрихозяйственных проблем. Нелогично и недопустимо, когда военные вузы с мощным научным потенциалом не имеют средств на оплату коммунальных услуг, покупку бумаги и пр.

Подобный комплекс мероприятий представляется в сегодняшней обстановке абсолютно оправданным. Он обусловлен только интересами государства. В противном случае разрушится многовековая система подготовки военных кадров.

Следует пересмотреть принятые нормативные акты о высшем образовании и отразить в них специфику военных вузов, сохранить традиции, которые складывались веками. Многие законодательные акты явились результатом лоббирования коммерсантов от науки и образования. Это очевидно и опасно, поскольку становится одним из направлений развала военной организации. Допустить этого нельзя. Нужен отдельный федеральный закон о военном образовании.

– А как вы относитесь к эксперименту с организацией научных рот?

– Военные кафедры имеют смысл подготовки мобилизационного резерва и не более. На практике это так называемый откос от армии элитных мальчиков. Какими бы красивыми словами не прикрывали свои ходатайства ректоры вузов фактически я прав на 100%. Не больше заботы о военной науке в предложениях о создании научных рот. Нет в них заботы об армии, зато очевидно полное непонимание специфики работы военных НИИ, много желания прикоснуться к бюджету Минобороны. Опыт показывает, что самый рациональный способ подготовки научных работников для военно-научной работы – подготовка в академиях молодых курсантов после средней школы. Многолетний опыт выпуска таких специалистов академиями им. Петра Великого, им. профессора Жуковского и др. нужно возрождать. А научные роты – тот же откос от армии.

С уничтожением военно-экономических заведений (Военного финансово-экономического университета в г.Москве, Ярославского Военного финансово-экономического института) утрачен уникальный научный потенциал, научная школа военных экономистов и финансов лишилась своих «стен».

Вопрос: если, образно говоря, отстраивать «стены», какой подход, вы предполагаете, должен быть заложен?

– Мы уже говорили, что в последние годы система подготовки военных кадров подверглась тотальному и разрушительному реформированию. Наряду с военно-воздушными учебными заведениями (ВА. им. Гагарина, им. Жуковского), Академией химической защиты не избежали участи практически полного развала финансово-экономические вузы в Ярославле и Москве.

Не беру на себя смелость говорить о конкретных мерах по возрождению системы подготовки инженерных кадров, скажу лишь о специалистах финансово-экономического профиля.

Совсем недавно, 26 октября 2013 г., в Ярославле отмечалась юбилейная дата – 75-летие со дня образования Ярославского военного финансового училища, готовившего офицеров – специалистов финансово-экономического и банковского профиля для военной организации государства, всех силовых министерств и ведомств России. На юбилей прибыли ветераны и выпускники училища. В празднике приняли участие представители финансовых органов Минобороны, МВД, других силовых министерств и ведомств России, руководители области и города, гости из Белоруссии и Украины.

У Ярославского военного финансового училища непростая судьба: неоднократные передислокации, переформирования, реформирование, изменение названия от интендантских курсов, училища до военного института и Военной финансово-экономической академии. Но на встрече все традиционно говорили как о родном финансовом училище и никак иначе.

По случаю юбилея состоялась презентация исторического очерка «Школа часовых государственной казны», специально изданного к славной дате. В нем ярко представлен богатейший исторический путь уникального военного учебного заведения: от двух рот курсантов, приступивших к обучению в октябре 1938 года в Ярославской военно-хозяйственной школе, до вуза академического уровня. Представлял книгу автор идеи ее создания, руководитель авторского коллектива и организатор юбилейных торжеств генерал-полковник В.В. Воробьев, доктор экономических наук, начальник финансово-экономической службы Вооруженных Сил в 1992–1995 годах, а ныне председатель Совета ветеранской организации военных финансистов.

Правители Российского государства всегда доверяли военную казну лучшим представителям офицерского корпуса. Подготовка кадров для армейских и флотских финансовых органов осуществлялась в Академии Генерального штаба, Интендантской академии, а в советское время – в Высшей военной финансово-хозяйственной школе при финансовом отделе Реввоенсовета Республики, Хозяйственной академии, Военной академии имени Фрунзе, а также на различных курсах. Создание самостоятельного военного финансового училища было закономерным этапом развития финансово-экономической мысли и велением времени. История подтвердила своевременность и правильность принятых решений. К сожалению, в процессе реформ последних лет, ликвидируя военные финансово-экономические учебные заведения, реформаторы забыли о важности профессии военного финансиста.

Историческая книга об училище строго документирована, широко и красочно иллюстрирована, в ней убедительно показана ключевая роль военных финансистов-экономистов в обеспечении целевого и эффективного использования государственных финансов в военной сфере государства на всех этапах его развития, в том числе в период Великой Отечественной и в послевоенные годы. Рассказано о героических подвигах и профессиональных достижениях офицеров-финансистов во время войны.

В своем обращении к читателю Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза Василий Петров, говоря о продолжении боевых традиций офицеров-фронтовиков, отмечает: «Выпускники училища достойно несли службу во всех видах Вооруженных Сил, военных округах, на флотах, в группах войск за границей и воюющих странах. Куба, Египет, Вьетнам, Афганистан, Сирия, Босния и Герцеговина – вот далеко не полный перечень стран присутствия наших войск, где офицеры-финансисты в боевых или других особых условиях проявили себя с лучшей стороны».

Выпускники Ярославского училища воевали на фронтах, были во всех горячих точках, служили и работали, а многие продолжают трудиться и сейчас на самых разных уровнях государственного и военного управления, занимают ответственные посты на государственной службе и на предприятиях различных форм собственности. В числе его выпускников Герои Советского Союза, кавалеры ордена Славы, политические, военные и общественные деятели, ученые, выдающиеся кинорежиссеры и народные артисты, заслуженные экономисты, лауреаты других престижных наград, званий и премий.

Празднование юбилея потребовало еще раз задуматься над вопросом перспектив развития военной финансово-экономической мысли и кадрового обеспечения финансовых органов Вооруженных Сил. Созданный ранее кадровый запас с прекращением подготовки офицеров-финансистов неумолимо истощается, что уже привело к негативным необратимым последствиям и сказывается на качестве финансового обеспечения войск и ВС в целом.

В последние годы противостояние в мире все больше заменяется иными, невоенными формами, в том числе информационными, экономическими и другими. В этих условиях армии и флоту нужны не просто финансисты, окончившие гражданские учебные заведения, а специалисты, понимающие современные угрозы и вызовы, знающие военное дело, сильные и слабые стороны вероятного противника. Это должны быть офицеры-профессионалы, именно такие, каких готовило Ярославское военное образовательное учреждение. Их высокий профессионализм и моральная стойкость были прочной гарантией сохранности государственных средств и преградой для воровства, взяточничества, коррупции.

На этом фоне нелепой и оскорбительной для патриотов России выглядит практика назначения на должности, требующие знания военного дела, людей, не имеющих ни малейшего представления о сути и специфике силового противоборства в современных условиях. Расширяются до невероятных размеров гражданские финансово-экономические вузы типа Международного университета Москвы (МУМ), Высшей школы экономики (ВШЭ) и др. Эти монстры, готовящие стране кадры для нашего завтра страны, возглавляются ястребами праволиберального направления. И при этом уничтожаются учебные заведения, готовившие профессионалов-государственников высокого уровня. Есть основания считать, что под этими решениями кроется определённый не только экономический, но и политический подтекст.

Поэтому один из наиболее серьезных выводов, который возникает на фоне юбилея училища, – это необходимость скорейшего возрождения, подготовки офицеров – военных экономистов-финансистов, способных служить в войсках и силах, дислоцирующихся в самых разных регионах и условиях, в окружном звене, центральных аппаратах всех силовых структур, в аналитических органах.

Система финансово-экономического обеспечения военной организации России немыслима без соответствующей сегодняшним требованиям подготовки офицерских кадров. Я убежден в том, что здравый смысл восторжествует и опыт Ярославского военного финансового училища будет востребован.

– Сергей Филиппович, расскажите о том, как американцы просили книгу «Военный бюджет: методология и анализ».

– Да, был такой эпизод. Мы в 2000 г. подготовили монографию «Военный бюджет государства. Методы обоснования и анализа» и опубликовали её в Воениздате. Надо сказать, что авторы были весьма авторитетными: работники Совета Безопасности ОРФ, ИМЭМО РАН, Счётной палаты России, 46 ЦНИИ МО РФ, Главного управления военного и др. Мне позвонила сотрудница посольства (телефон нашла в интернете) и сказала, что их специалисты заинтересовались. Я ответил, что монография не закрытая, но в продаже её нет. После долгих уговоров я согласился выделить экземпляр: всё-таки авторам всегда льстит, что их публикациями интересуются зарубежные специалисты, тем более заокеанские. Я пообещал найти экземпляр.

Когда она вновь позвонила недели через две, я ответил, что передумал дать им монографию, чем изумил и огорчил сотрудницу. Она спросила о причине отказа. Я ответил, что США неделю назад ввели свои войска в Ирак. Она не поняла в чём состоит связь учебника и ввод их войск в другую страну. Я объяснил, что раз американцы интересуются этой книгой, значит, она им может быть полезна и сделает их армию ещё более агрессивной, что потом они будут пытаться оккупировать Иран, а это уже совсем близко от наших границ. Короче, несмотря на настойчивость сотрудницы посольства, я так и не дал им эту книгу.

На этом фоне хотелось бы отметить, что Минобрнауки упорно продвигает идею оценки наших специалистов, учёных и научных организаций по количеству публикаций за рубежом и цитированию наших авторов. На этом строится оценка соискателей, членов диссоветов, организаций и др. Для военных коллективов это неприемлемо.

– Какие направления военно-экономических исследований, по вашему мнению, являются сегодня наиболее актуальными?

– Актуальных направлений военно-экономических исследований достаточно много. Вкратце обозначу только некоторые.

Не решена научная и практическая проблема стратегического планирования и роль государства в управлении экономикой. Двадцатилетнее доминирование рыночных настроений на реализацию надежды, что рынок сам всё отрегулирует, сейчас рухнул. При этом за рубежом это произошло раньше, чем у нас.

Связанное с проблемой стратегического планирования разработка методов перспективного прогнозирования в интересах программно-целевого планирования (на 10-15 лет). Сейчас много внимания уделяется начальной цене, но я считаю это нездоровым увлечением.

Совсем плохо дело обстоит с научным обоснованием принимаемых решений. Об этом мы уже говорили о вопросах реформирования военных вузов, изменения оргструктур и т.д.

Ещё хуже дело обстоит с методами оптимизации принимаемых решений, с понимаемых сути эффективности, в т.ч. военно-экономической эффективности. Режет ухо часто использование термина «оптимизация» когда речь ведётся о простом сокращении численности, т.е. просто о сокращении расходов. Но хорошо известно, что не всякая экономия сегодня означает экономию завтра. Скупой платит дважды. В печати была пикировка после опубликования статьи Т. Шевцовой в газете «Красная звезда» и А. Венедиктова в «Военно-промышленном курьере». Речь шла о понимании сути эффективности. Аналогичное высказывание было у Голиковой, которая сейчас возглавляет Счётную палату.

Нет координации военно-экономических усилий в военной организации государства в целом. Каждое ведомство осуществляет военно-экономическую научную, учебную и практическую деятельность автономно.

Перечень проблем можно продолжать.

– Первый в стране учебник «Военно-экономический анализ и исследование операций», изданный вами вместе с Г.П. Жуковым (1987 г.), последующее издание, стали пользоваться огромным спросом в Минобороны, других силовых ведомствах. Образованы были подразделения военно-экономического анализа, в т.ч. в Администрации Президента, Минобороны … . Сегодня дисциплина «Военно-экономический анализ» изучается в ряде военно-учебных заведений. Вот, исходя из современных проблем, какие новые разделы могут появиться в учебнике по военно-экономическому анализу (ВЭА)?

– Для меня этот вопрос актуализировался необычайно. Дело в том, что я ещё не был в отпуске в 2013 г. Сейчас собираюсь в Марфино с 3 января. Главная задача – подготовить новую редакцию учебника по ВЭА. Предыдущий выпуск был в 2001 г. Он не стареет, но всё равно надо перерабатывать. Обязательно буду работать с задачей: сдать в июне. Постараюсь найти место решению проблем, о которых только что говорил.

Тут есть свои трудности: учебник делается один, и им пользуются специалисты российские и зарубежные (белорусские, киргизские и др.), работники Минобороны, МВД и др. Найти оптимальную структуру, которая удовлетворила бы таких разнородных потребителей, очень трудно. Буду работать.

– Среди проблем проведения ВЭА в практической деятельности Минобороны вы указываете недостаток информационно-аналитических данных. Что, мягко говоря, странно: в век компьютеризации, повсеместного внедрения бухгалтерского учета в армии и на флоте. Как это возможно?

– Тоже слабое место. После полной смены руководства ГлавФЭУ связи порушены. Может с кем-то и есть, но не со мной.

– Поддерживаются ли деловые контакты, практикуется ли обсуждение проблем экономического обеспечения строительства ВС между Академией военной экономики и финансов, Академией военных наук и органами финансово-экономического управления Минобороны? Информация о проблемах и мнение военных ученых доходит до них, они реагируют?

Здесь еще и такой вопрос. Коммуникация ученых – обязательно условие развития любой науки. Это и участие в научных мероприятиях, сообщения, доклады, обмен мнениями, дискуссии, публикации работ в специализированных научных изданиях, в Интернете, защита диссертаций, поиск информации, просто личное общение ученых! Как организована коммуникация научного сообщества военных экономистов и финансистов?

– Это моя боль. Плохо у нас поставлено дело с коммуникациями учёных. Частично это можно оправдать режимностью. Но очень частично. Когда я работал на факультете, у нас было много всяческих дискуссий, в том числе в рамках командирской подготовки. В годы работы в Администрации Президента я много работал в семинарах, конференциях. Даже выезжал за границу. Одно из выступлений в Берлине опубликовано в журнале на немецком языке.

Положительный пример: получил приглашение от генерала армии Гареева на заседание Президиума АВН по проблеме войны, её сути как категории, динамике и т.д. Был, выступил, был спор с М. Гареевым. Опубликовали мою статью об экономических войнах в Вестнике АВН № 3 за 2013 г. Сейчас подготовил и отправил статью о войнах в МЭСИ, отправил тезисы выступления в Белорусской военной академии. Так что кое-что есть, но мало, я недоволен собой, крайне недоволен слабостью контактов наших учёных. Вижу и за собой вину. Надо активизироваться.

С органами финуправления контакты полностью на нуле. Они нас за специалистов не считают, а я их считаю малоквалифицированными в области военной экономики, эффективности и пр.

Определённую положительную роль играет созданный при моём участии 6 лет назад электронный журнал «Вооружение и экономика», где я выполняю роль заместителя главного редактора. Он имеет статус ВАКовского и пользуется популярностью. За эти годы изданы сотни статей, авторы трудятся в разных ведомствах. Из других изданий хотелось бы отметить еженедельник «Военно-промышленный курьер».

– Сергей Филиппович, ваш стаж научной и педагогической деятельности – свыше 47 лет, из них 30 лет в Военном финансово-экономическом университете МО РФ. Кроме того, вы являлись председателем докторского и кандидатского диссертационного советов ВФЭУ, ВФЭИ в Ярославле. Чем памятен вам период работы в этих военно-экономических заведениях?

– Работа с научными кадрами, их подготовка при выполнении исследований, а потом защите кандидатских и докторских диссертаций – одна из важнейших частей моей жизни. Я много лет был председателем диссертационного совета на факультете, создал докторский совет. Когда ВФЭУ расформировали и я ушёл в 46 ЦНИИ, мне удалось организовать объединённый диссовет в Ярославле. Много лет работал и продолжаю работать в экспертных советах ВАК, был председателем экспертного совета по гуманитарным наукам, где рассматривались работы по экономике, праву, педагогике, истории, философии и др. Считаю, что это важнейшие годы моей жизни. Ежемесячно присутствовал на заседаниях Президиума ВАК, где академики рассматривали наши работы. Это отличная школа. Насмотрелся всякого: прекрасных людей и работ, наглых хапуг, рвущихся к учёным степеням. Всякое было.

oboznik.ru - «Профессию научного работника я не выбирал,  она меня сама нашла»

– Как бы вы оценили, как говорят, конкурентоспособность ВФЭУ и Ярославского ВФЭИ по научному и педагогическому потенциалу, их роль в развитии военно-экономической науки и практики?

– Наши работы всегда были на высоком уровне. За все годы моей работы ВАК не отклонил ни одной нашей работы. Думаю, что одна из причин такого положения – высокая требовательность соискателей к себе, присущая военнослужащим, общая обстановка требовательности. Есть советы, в которых идёт откровенная халтура. По моей инициативе было отклонено несколько работ. Пришлось выслушать очень неласковые слова в свой адрес. И даже угрозы: «А у моего начальника спрашивали?», «Кто это такой, что ему надо?». Но нельзя пропускать откровенную халтуру.

– В своих «Мемуарах о жизни в Уфе» вы вспоминаете курьезный случай. Пошли сдавать документы в электротехнический техникум, но не знали его адрес. Не нашли и поступили в авиационный техникум. И не пожалели потом.

А какие были ваши первые шаги в науке? Почему вы избрали профессию научного работника?

– Жалеть ни о чём не надо. Жизнь не проигрывается два раза. Уж как сложилось, так сложилось. Профессию научного работника я не выбирал, она меня сама нашла. Когда я учился в Академии им. Можайского, то участвовал в работе научного кружка слушателей. Разработал доклад, выступил с ним. Потом под давлением научного руководителя полковника В.К. Блинова напечатал в трудах слушателей академии.

В целом я очень доволен судьбой, родиной, образованием, работой. Почему под давлением? Вот почему. Я отношусь к своей Академии им. Можайского как к Храму науки, теперь это Военно-космическая академия. Преподавателей многих помню. В кабинете у меня висит огромное фото нашей встречи с преподавателями в 1983 году, т.е. через 25 лет. Но есть одна царапина на этом благостном фоне. Когда мы учились, а я поступил рядовым и был курсантом, после 1 курса получил звание младшего техника-лейтенанта. Наш начальник курса был сугубо ориентирован на практику. Он нам не уставал повторять, что мы после выпуска пойдём зампотехами роты. И это так влияло на наше сознание, что я невольно думал: а зачем мне изучать динамику сооружений, зачем мне теоретическая механика и т.д. Поэтому и потребовалось определённое давление В.К. Блинова чтобы я оформил должным образом оформил научную работу. А теперь она под номером 1 возглавляет список моих публикаций.

После выпуска я действительно был направлен на практическую работу. Но мне повезло – я служил в нынешнем 4 ЦНИИ МО, в НИИ, который был на острие развития ракетной техники. Как-то меня приметили и пригласили в научный отдел, я стал заниматься военно-экономической проблематикой. В 1970 году защитил кандидатскую диссертацию. Хотел поступить на заочное отделение Военного финансового факультета. Но моё руководство откорректировали мои планы: занимайся экономическими проблемами подвижных ракетных комплексов и через 4 года должен защитить диссертация. Я защитился не через 4, а через пять лет. Но работал очень много, самообразовывался. Вот так я и двигался на пути создания новых направлений. А дальнейший мой путь военные финансисты знают.

– Интересно было бы узнать про ваши увлечения, как вы предпочитаете проводить свободное время, когда оно появляется.

– Увлечения мои: когда учился в академии, то занимался спортом. У нас был (и есть) отличный манеж. Были третьи разряды по лыжам, волейболу, лёгкой атлетике, самбо. Позже стал туристом, обошёл и объехал всю страну от Дуная до Камчатки, от Заполярья до Таджикистана. Ходил с рюкзаком, сплавлялся на плотах, лодках, понтонах. Потом, когда получил возможность выезжать за границу, я побывал в Таиланде, в Германии, Италии, Франции, Греции, Швейцарии, Финляндии, Швеции и т.д. Сейчас моё увлечение – работа. Встаю в 7.00, в 9.00 – на работе до 19.00, дома вечером работаю часа 2 в интернете. В 23.00 – спать. Вот так 6 дней в неделю. Тороплюсь.

– Вы справляетесь с огромным пластом научной работы, ведете большую общественную деятельность, при этом постоянно публикуете фундаментальные труды, научные статьи, успеваете ездить по стране, даете интервью и выступаете с лекциями, всегда доступны и помогаете молодым ученым, живете в современном ритме, активно проводите отдых!.. В чем секрет вашей неиссякаемой энергии?

– В чём секрет? Не знаю. Что-то заложено генетически, с детства. Что-то регулирую сам. Пить надо меньше, а если выпивать, то сухое красное. Есть надо разумнее. Мой тесть говорил: я ем не пока сыт, а пока всё. Т.е. пока тарелка не опустеет он всё ест. Очень толстый был. А мать с отцом были поджарые. И ещё: мне всё интересно. И не только хорошее, но и плохое. Мне жалко людей. Особенно – детей. Они такие беспомощные и забитые. А наши всемогущие либералы типа Хакамады вбивают в голову, что каждый должен «брать на себя ответственность за свою жизнь». А я человек – коллективистский, считаю, что людям надо помогать. Это я делал и делаю все годы научной и педагогической работы. Но, начиная с момента моего возвращения на факультет в 2000 году, я решил, что теперь, когда я сам уже обвешан степенями и званиями, главный мой долг – помогать молодым. Я не только работаю здесь, у себя, но и читаю лекции соискателям в других организациях, выезжаю в Питер, в Уфу. Там выступаю перед молодыми. Вокруг них столько дряни и подлости, волосы дыбом. Когда я слышу, как спокойно молодые девчонки и ребята запросто разговаривают матом, я пытаюсь представить – что будет с ними и их детьми??? Тем не менее, моя любимая газета сейчас – «Комсомольская правда». Радио – «Вести –FM». Терпеть не могу «Эхо Москвы», это просто вражеское радио.

– Сергей Филиппович, спасибо за обстоятельные ответы и за то, что нашли время! Здоровья Вам и Вашим близким, счастья, благополучия и успехов в исполнении задуманного в Новом 2014 году!

– Пользуясь случаем возьму на себя смелость поздравить ветеранов Военной финансово-экономической службы с Новым, 2014 годом! Прошу принять мои пожелания здоровья, успехов, всего доброго читателям, их семьям и близким.

Беседу вёл Александр Жаров

Примечания:

1  Рогов С.М. Новая шоковая терапия и «реформа РАН»: реалии российской науки / ИСКРАН. – М., 2013. С. 7.

2  Там же, с. 11.

3  Юрий Гаврилов ”Российская газета” - Федеральный выпуск №5321 (242) от 26 октября 2010 г.

4  Вестник Костромского государственного университета. № 1, 2005.

5  Один из соавторов статьи Владимиров А.И. прошёл все ступени военной службы от суворовца до командира дивизии.



Другие новости и статьи

« Операция «Искра»

Одиннадцать лучших бойцов вступают в комсомол »

Запись создана: Воскресенье, 12 Январь 2014 в 13:45 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России, Современность, Тыл: образование и наука, Управление тылом, Финансовое.

Метки: , , , , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы