Сергей Сергеевич Щиров



Сергей Сергеевич Щиров

oboznik.ru - Сергей Сергеевич Щиров
#война#герой#летчик

Родился Сергей Щиров 6 февраля 1916 года в селе Анисимовка, Запорожской области. Окончив Мелитопольский аэроклуб, осенью 1938 года был направлен на учёбу в знаменитую Качинскую военную авиационную школу лётчиков.

С первых дней войны младший лейтенант Щиров находился на Юго - Западном фронте. Здесь он одержал свои первые победы, сбив в воздушных боях 2 самолёта противника лично и 1 вместе со своими товарищами.

С 24 июня 1942 года старший лейтенант С.С. Щиров сражается в должности заместителя командира эскадрильи 518-го истребительного авиационного полка  (236-я авиационной дивизия, 5-я Воздушная армия)  на Северо - Кавказском фронте. В боях за Туапсе стал самым результативным советским лётчиком - истребителем. За неполные 3 недели с 20 июля по 6 августа он сбил ещё 10 самолётов противника, войдя в число лучших асов 5-й Воздушной армии.

С августа 1942 года командовал эскадрильей. С июля по октябрь 1942 года совершил около 120 боевых вылетов, из них 12 - на штурмовку войск и боевой техники противника.

Всего годы Великой Отечественной войны, сражаясь в составе 87-го, 267-го и 518-го авиаполков, совершил 348 боевых вылетов. Проведя 70 воздушных боёв, сбил 18 самолётов противника лично и 3 - в составе группы   (сам С. С. Щиров в воспоминаниях указывал на более 30 побед).

В годы войны Сергей Щиров командовал звеном, эскадрильей, был инструктором по технике пилотирования авиационной дивизии.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко - фашистскими захватчиками капитану Щирову Сергею Сергеевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали “Золотая Звезда”  (№ 587).

Однако после войны имя этого человека было предано забвению. 28 апреля 1951 года подполковник С.С. Щиров он был арестован и 14 сентября 1951 года осуждён военным трибуналом войск МГБ Коми АССР по статьям 19-58-2 УК РСФСР, 58-11 УК РСФСР на 25 лет лишения свободы и 5 лет поражения в правах. Так он стал заключённым речлага МВД СССР с местом поселения в городе Воркута, Коми АССР. 17 февраля 1954 года был вторично осуждён по статье 162 пункты “Д” и “В” УК РСФСР на 5 лет лишения свободы. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 17 февраля 1954 года приговор был изменён - мера наказания снижена до 5 лет, исключено поражение в правах.

Судьба Сергея Сергеевича Щирова - сверхяркая и в высшей степени драматичная. В годы Великой Отечественной войны о его храбрости ходили легенды. Его имя стояло рядом с другими прославленными воздушными асами - Покрышкиным и Кожедубом. Тогда была даже выпущена книжка - агитка “Бить врага по - щировски”. О бесстрашии и мастерстве лётчика сами за себя говорили и его награды: “Золотая Звезда” Героя, два ордена Ленина, ордена Красного Знамени, Кутузова, Александра Невского, Отечественной войны I-й степени, Красной Звезды, множество медалей. Высочайшие награды государства…

Особенно отличился он в период Туапсинской оборонительной операции осенью 1942 года. В те дни большую помощь нашим войскам оказывала авиация 5-й Воздушной армии. Лётчикам приходилось действовать в крайне сложных условиях. Противник имел в воздухе более чем 3-кратное численное превосходство. Несмотря на это, наши лётчики в октябре - декабре совершили более 11 300 боевых вылетов, провели 175 воздушных боёв, сбили 99 вражеских самолётов и 32 уничтожили на аэродромах. Вот лишь пара примеров, подтверждающий высокие бойцовские качества Сергея Щирова.

6 октября 1942 года, в 11 часов дня, на задание вылетела четвёрка “Илов”, которую вёл старший лейтенант И. А. Тимохович. Выйдя к реке Пшиш южнее станции Хадыженская, штурмовики зашли на цель. С земли открыли сильный огонь, но наши лётчики, делая заход за заходом, поливали врага свинцом. На 3-м заходе откуда - то выскочили 3 Ме-109. Атака немецких “охотников” настолько внезапна и стремительна, что наши истребители прикрытия  (4 ЛаГГ-3 246-го авиаполка)  не успели придти на помощь. Был сбит Ил-2 сержанта К.М. Лобанова, ещё 2 машины получили серьёзные повреждения.

От полного разгрома группу спас командир 1-й эскадрильи 518-го истребительного авиаполка капитан С.С. Щиров, патрулирующий во главе четвёрки истребителей в том же районе. Он вовремя заметил, как 2 “Мессера”, маскируясь на фоне леса, пытаются на малой высоте незаметно подкрасться к отходящим на свою территорию штурмовикам. Имея значительное преимущество в высоте, комэск бросил свой “Як” в крутое пике. Развив предельную скорость на пикировании, он выскочил в хвост немецкого самолёта. Вражеский лётчик, заметив советский истребитель, попытался “горкой” уйти из - под удара, но Щиров не отставал. После 3-й очереди Ме-109 врезался в землю в окрестностях горы Гунай. Второй немец от схватки отказался и, набрав высоту, ушёл в сторону Майкопа.

10 октября 1942 года, во второй половине дня, капитан Щиров вылетел на задание в составе 5 истребителей  (ведущий подполковник Д. Калараш)  на прикрытие своих войск. Боевой порядок был построен в 2 яруса. Нижнюю тройку вёл лейтенант В.Г. Мозоль, выше, прикрывая их, шла пара Д. Калараша и С. Щирова. Подлетая к линии фронта, встретили немецкие самолёты: 11 бомбардировщиков Ju-88 в сопровождении 8 Ме-109 шли бомбить наши войска. Советские истребители устремились навстречу врагу. Нижнее звено атаковало “Юнкерсы”, а Калараш и Щиров завязали бой с истребителями прикрытия. После того, как оба лётчика сбили по одному Ме-109, у Щирова отказало вооружение, а на “Яке” Калараша был пробит бензобак. Но лётчики продолжали бой. Щиров, несмотря на то, что не мог использовать оружие, очень искусно имитировал атаки. Воздушная схватка продолжалась 25 минут. Немцы, не выдержав напора наших асов, вынуждены были вскоре прекратить бой и уйти в сторону своей территории.

В газете “Красная Звезда” от 10 октября 1942 года была опубликована заметка “Воздушные бои юго - восточнее Новороссийска“, в которой говорилось:

“В районе юго - восточнее Новороссийска немцы, поддерживая действия своих наземных войск, широко применяют авиацию. Советские лётчики - истребители атакуют врага, навязывают ему воздушные бои. Только за один день наши лётчики сбили 13 самолётов противника. Кроме того, 3 вражеских истребителя вышли из боев с серьёзными повреждениями.

В авиационных и других частях хорошо знают капитана Щирова, бесстрашного и искусного лётчика - истребителя, уничтожившего 14 самолётов противника в воздушных боях. На днях капитан Щиров одержал новую победу, сбив в воздушном бою Ме-109. Этот бой интересен тем, что он происходил над сильно пересечённой горной местностью на малых высотах. После третьей атаки нашего лётчика вражеский самолёт загорелся и врезался в лес”.

В воздушных боях под Туапсе осенью 1942 года родилась слава целой плеяды лётчиков - истребителей, мужественных и отважных бойцов, таких как старший лейтенант А. Н. Тоичкин - сбил за период Туапсинской оборонительной операции 8 вражеских самолётов  ( погиб в одном из боёв ), капитан П.Д. Фёдоров  ( погиб в одном из боёв )  и младший лейтенант П.М. Камозин - 6 самолётов, младший лейтенант Е.Ф. Руденко - 5 лично и 4 в составе группы, капитан С.С. Щиров - 4, капитан А.П. Селезнёв - 4, подполковник Д.Л. Калараш - 3, лейтенант М.И. Поджары - 3 лично и 4 в группе, старший сержант В.Я. Кобелякский - 3 самолёта. Многие из лётчиков были награждены орденами и медалями, а подполковнику Д.Л. Каларашу и капитану С.С. Щирову было присвоено звание Героя Советского Союза.

По состояню на 9 сентября 1943 года у него было 318 боевых вылетов, 70 воздушных боёв, 18 сбитых лично и 3 в группе. А к концу войны: 348 боевых вылетов, те же 70 воздушных боёв и те же 21 сбитый самолёт. То есть, после сентября 1943 года С.С. Щиров ни в одном воздушном бою не участвовал, хотя летать продолжал. Так, в декабре 1944 года он выполнил 4 боевых вылета на Як-3, в январе 1945 - 3 вылета, в феврале - 3 вылета, в марте - последние 5 вылетов.

Кроме двух десятков сбитых самолётов, на счету Щирова был и ещё один подвиг. В 1943 году он в одиночку в невероятно сложных полётных метеоусловиях совершил перелёт на Динарское нагорье в Югославии и вызволил из фашистского плена будущего главу югославского государства Иосипа Броз Тито. За этот подвиг он стал Национальным героем этой страны и кавалером высшей воинской награды Югославии - ордена “Партизанской звезды” 1-й степени.

После всего перечисленного, трудно поверить, что именно этот человек был этапирован в Воркуту как опасный государственный преступник и “изменник Родины”. Но было именно так.

В личном деле Сергея Щирова - сплошные донесения лагерного начальства о его нарушениях лагерного режима и дерзостях. Он, можно сказать, не вылезал из штрафного изолятора. Некоторые из его надзирателей в своих донесениях приводили и крамольные высказывания заключенного, типа: “история повернётся в другую сторону, и тогда мы вас будем судить”. Но это, как говорится, лишь цветочки. В 1954 году к своему предыдущему сроку - 25 годам лагерей - Щиров получает ещё 25, плюс 5 лет поражений в правах. Разгадка столь сурового приговора тоже содержится в его личном деле.

“Контрреволюционеры Щиров, Ливнич, Китайсков, Оксюч - Бакулин в середине 1950 года создают в лагере повстанческую антисоветскую организацию “Всероссийский народно - трудовой союз  (ВНТС)”, - читаем оттуда. Как зафиксировано в приговоре, своей целью организация ставит “подготовку заключённых к вооружённому восстанию с последующим свержением существующего в СССР политического строя. Для осуществления этого заговорщики “выбрали и специальную программу, составили воззвание к солдатам и офицерам войск МВД и обращение к гражданам России, в которых тоже содержится призыв к вооруженной борьбе против Советской власти. Эти документы распространялись и среди заключённых”.

Щирова после завершения судебного процесса по этому делу переводят в Минлаг, в Инту. Но и здесь лётчик - бунтарь не смиряется со своим положением. Опять сыплются жалобы надзирателей и охранников. Здесь он остаётся до 1953 года, пока в лагерь не приходит постановление об этапировании Щирова в Москву, в Бутырскую тюрьму, в распоряжение главной военной прокуратуры.

В личном деле сохранилось заявление Щирова с просьбой предоставить ему свидание с проживающей в Москве женой, а также дочерью. И, хотя никаких пометок и резолюций на сей счёт нет, но, очевидно, что такая встреча повлияла на решение военной прокуратуры. Пересмотр дела заключённого Минлага С.С. Щирова занял около 2,5 месяцев.

30 декабря 1953 года Щирова снова возвращают в Инту. Хотя, по идее, уже должны были освободить. Ведь ещё 5 марта 1953 года умер Сталин. Летом этого же года был арестован и исчез в тюремных застенках его главный подручный и приспешник - Л. Берия. Личный враг Щирова, с которым он вступил в неравное единоборство ещё в 1949 году. Причиной этого стали следующие трагические события: у него, боевого офицера, подручные Лаврентия Берии прямо на улице схватили красавицу жену и доставили шефу в особняк. В списке женщин гарема Берии она значилась под номером “117″…

На допросах в Москве С. Щиров подробно рассказал о своём “преступлении”. Оказалось, ещё в 1944 году, когда лётчик сражался на фронте, начальник личной охраной Берии Саркисов случайно увидел на улицах Москвы жену Щирова, затолкал её в машину и привёз в особняк Берии. “Уловом” своего помощника всесильный палач остался доволен и, как говорится в документах следствия, “принудил её к сожительству”. А в течение 1944 - 1949 годов ещё не раз затребовал к себе понравившуюся женщину.

Узнав об этом, Щиров, наверное, долго вынашивал идею, как отомстить злодею. И прославленный ас не смог придумать ничего другого, как пробраться на границу Армении с Турцией и сымитировать переход границы. Лётчик надеялся, что на запретной полосе его арестуют, будет суд, на котором он “выложит” все преступлнения Берии и таким образом дождётся возмездия. Но не тут - то было. Следствие по делу поручили Абакумову и Комарову, ближайшим помощникам щировского врага, которые отправили героя войны на 25 лет в воркутинские лагеря. Лишили его и звания Героя.

Лишь после смерти И.В. Сталина, в 1954 году в Инту пришло решение коллегии Верховного суда РСФСР о его освобождении и снятии с него судимости. Этим документом и заканчивается личное дело Щирова. Из Инты Сергей Сергеевич уехал в Москву. Но пережитое и испытанное для него даром не прошло. Итог жизни знаменитого лётчика печален: 7 апреля 1956 года Сергей Щиров скончался в психиатрической больнице города Казани. В 1989 году ему посмертно было возвращено звание Героя Советского Союза.

Так что же это был за лётчик - Сергей Сергеевич Щиров?   Некоторым ответом на этот вопрос могут служить отрывочные воспоминания людей, в разное время знавших его лично.

Один из них - Николай Фёдорович Исаенко, автор книги “Вижу противника !”, принадлежит к поколению пришедшему в авиацию в начале 1930-х годов. Окончив в 1934 году Роганьскую  (ныне Харьковскую)  школу военных лётчиков, Николай Фёдорович долгие годы обучал лётному делу молодёжь; сам великолепно освоил все типы отечественных самолётов - истребителей, вырос от инструктора до командира отряда авиационного училища.

В годы Великой Отечественной войны Н.Ф. Исаенко был заместителем командира 267-го истребительного авиаполка, затем штурманом 236-й истребительной дивизии, а с мая 1944-го стал командовать 611-м истребительным авиационным полком. Под командованием Н.Ф. Исаенко 611-й ИАП заслужил почётное наименование “Перемышльского”, был награждён орденами Красного Знамени и Суворова 3-й степени, удостоен 28 благодарностей Верховного Главнокомандования. За 2 года и 4 месяца непрерывной боевой деятельности лётчики авиаполка произвели 10 112 боевых вылетов, провели 268 воздушных боёв, сбили 198, подбили 30, штурмовыми ударами сожгли на аэродромах 71 вражеский самолёт.

Вместе с другими авиационными частями полк сражался в небе над Малой землей, прикрывал её легендарных защитников от ударов вражеской авиации, уничтожал немецкие танки и пехоту. Полк принимал участие в освобождении Кубани, Украины, Крыма и Молдавии, с боями дошёл до Вены.

Николай Фёдорович личным примером показывал молодым лётчикам, как нужно бить врага. На счету Н.Ф. Исаенко - 14 сбитых самолётов противника. Под его командованием сражались и росли многие замечательные лётчики. Достаточно сказать, что в 611-м авиаполку к концу войны не было ни одного даже молодого пилота, который не сбил хотя бы один самолёт врага !

Итак вот что пишет о Сергее Щирове в книге “Вижу противника !”, известный лётчик - истребитель Н.Ф. Исаенко:

oboznik.ru - Сергей Сергеевич Щиров

“Во время занятий, проводившихся на северной окраине аэродрома, к нам подошёл невысокий черноглазый майор в новеньком кителе с воротничком, туго охватывающим загорелую, коротковатую шею. На кителе Майора горели алой эмалью 4 боевых ордена, сверкала золотом Звезда Героя Советского Союза. Это был Сергей Сергеевич Щиров, инспектор по технике пилотирования 236-й истребительной авиационной дивизии, и состав которой в прошлом году входил и 267-й авиаполк.

В недавнем прошлом Щиров был напарником замечательного советского лётчика, Героя Советского Союза Д.Л. Калараша. Выясняя причины потерь личного состава, майор Щиров неоднократно летали с группами “Яков” на боевые задания. Недостатки в подготовке молодых лётчиков становились очевидней, и командование дивизии делало всё возможное, чтобы эти недостатки ликвидировать.

Щиров привёл десятки примеров успешного ведения боя с немецкими истребителями Ме-109 и ФВ-190 на отечественных самолётах, причём категорически и очень горячо высказался за принцип парного применения истребителей и сам вызвался провести на следующей день специальное занятие по этой теме. Свои мысли майор подкреплял впечатляющими примерами, часто - из боевой жизни нашего 611-го авиаполка.

…Щиров регулярно летал на боевые задания, участвовал в воздушных боях. Так, 20 августа, контролируя действия 611-го ИАП, мы со Щировым вылетели с группой из 6 “Яков” в район Успенской - крупного узла обороны гитлеровцев. Наши истребители сопровождали 10 “Илов” 686-го штурмового авиационного полка. Боевой порядок мы построили так: 4 “Яка” по паре на флангах штурмовиков осуществляли их непосредственное прикрытие, третья пара составляла ударную группу, а мы со Щировым прикрывали и тех, и других, находясь на высоте примерно 2000 метров, впритирку к плотной облачности.

Над Успенской в момент нашего приближения барражировали 6 Ме-109. Одна пара “Мессеров” попыталась сковать нашу ударную группу, вторая - атаковать штурмовики, третья - осталась в резерве. Ударная группа “Яков” в считанные секунды уничтожила сунувшихся к ней наглецов. Первым поджёг вражеский самолёт лейтенант Чурилин. Напарник Чурилина сбил второй.

Вторая пара Ме-109 бросилась в это время на выходящие к цели штурмовики. Гитлеровцы “Аэрокобр” не видели: шли в атаку ниже нас на встречно - пересекающемся курсе, в правом пеленге. Я оказался к “Мессерам” ближе Щирова. Зашёл разворотом вправо, строго в хвост ведомого вражеской пары, приблизился на дистанцию в 50 метров и залпом из всех 7-ми огневых точек “Кобры” буквально четвертовал его: Ме-109 разлетелся на куски. Моя “Кобра” заняла при этом место, удобное для атаки ведущего гитлеровца, но я уступил его Щирову… За одну минуту мы сбили 4 “Мессера” !

Родиной Щирова было село Акимовка на Украине. Как известно, первоначально фронт противника был прорван не севернее, а южнее Мелитополя, в районе Акимовка - Чехоград - Весёлое, что обеспечило успех и севернее Мелитополя. При этом, конечно, Акимовка и её окрестности, представлявшие сильный противотанковый узел врага, подверглись интенсивной артиллерийской обработке, бомбардировкам, обстрелу из танков и самоходок. В этом селе проживала, попавшая в оккупацию, мать Сергея Сергеевича Щирова. Он сильно переживал происходящее, боялся, что не увидит мать в живых. К счастью, ни один снаряд не разворотил погреб, где скрывалась его мать вместе с другими женщинами и детьми…”

После окончания войны подполковник С.С. Щиров работал в Лётной инспекции ВВС, был начальником одной из групп.

Вот каким запомнился он в те годы другому известному лётчику - истребителю, дважды Герою Советского Союза Арсению Васильевичу Ворожейкину, представлять которого нет необходимости:

“…Среднего роста, плотного сложения, лицо смуглое, полноватое. Чёрная шапка вьющихся волос придавала его облику что - то цыганское. Говорил он спокойно, но с некоторой властностью. В чёрных глазах часто проскальзывала какая - то тревога, казалось, он вот - вот сорвётся на злой и крикливый тон.

Однажды в августе, на вокзале при выходе на перрон, я встретился с Щировым и его женой. Она была весьма привлекательной, шеголеватое шёлковое платье подчеркивало её великолепную фигуру, а веявший от неё аромат сирени удивительно гармонировал с её внешностью. Я сказал Щирову, что завидую офицерам имевшим таких прекрасных жен, но по ответной реакции Сергея понял, что невольно коснулся больного места - ведь красота жены не всегда становится счастьем мужа.

…Вскоре после нашей поездки в Прикарпатье С.С. Щирова направили в Среднюю Азию начальником аэроклуба. А через несколько месяцев нас официально поставили в известность, что он является шпионом иностранного государства и арестован при попытке перейти границу. Завербован он был будто бы в Югославии, где командовал авиационным полком. После такого сообщения, я по - своему объяснил, почему Щиров вёл себя порой необъяснимо сумбурно. Его угнетал страх. Я вспомнил Алупку 1947 года, его слёзы, вспомнил, как жена без его согласия уехала в Москву, якобы, печатать какие - то документы особой важности, хотя мне было известно, что она нигде не работала.

В измену Родине я не верил. Щиров был Героем Советского Союза и звание это получил за героизм в воздушных боях, в которых сбил более 15 вражеских самолётов. А что может быть для такого человека важнее и дороже Родины?!   Считая обвинение ошибочным, я пошёл к Маршалу авиации Вершинину, рассказал о Щирове и его жене. Хотя он меня выслушал не перебивая, но по его лицу я понял, что он со мной не согласен. И, очевидно, чтобы я не счёл его слова за приказ, мягко сказал:

- Дело странное… Мне тоже не хочется верить, что он предатель. Однако факт остается фактом - попытка перейти госграницу. Он выбрал местность, где раньше служил, хотел проскользнуть незаметно для пограничников.

- Но ведь и в Средней Азии, где он служил последнее время, у него была возможность изучить границу не хуже, чем в Закавказье. Наконец, на самолёте мог перелететь…

- Не будем фантазировать, - перебил меня Маршал. - Госбезопасность разберётся. Ей теперь больше известно о Щирове, чем нам. И вам я не советую больше ни с кем об этом говорить, чтобы самому не иметь неприятностей.

Вскоре после этого разговора мы с женой пошли в театр, и там в фойе я увидел жену Щирова. Она спокойно и как - то мило держалась за руку полковника госбезопасности. Я хотел было подойти к ней, но вовремя вспомнил совет Вершинина…

Прошло несколько лет и вот однажды, уже в середине 1950-х годов, у входа в метро меня остановил щупленький человек с бледным, измождённым лицом:

- Арсен! - радостно воскликнул он. На глаза у него навернулись слёзы.

Я не узнал его, но слёзы меня насторожили, и я сочувственно спросил:

- Извините, я вас что - то не припомню.

- Я Щиров, Арсен!

- Серёжа! - я обнял товарища, и мы долго стояли так и молчали. А потом был у нас неторопливый невесёлый разговор. Сергей рассказал о своей семейной трагедии.

Его красавица - жена Софью Матвеевна однажды попалась на глаза Берии, который сразу “обратил на неё внимание”. Его лакеи схватили женщину на улице, посадили в машину и увезли. Берия силой сделал её своей любовницей, вызвал к себе Щирова и предупредил: “О жене никому не слова. Пикнешь - в порошок сотру!”. Но Сергей был не из робкого десятка, вздумал раскрыть злодейство. С этой целью он и решил демонстрировать переход границы, чтобы, как он полагал, попасть под суд, рассчитывая там раскрыть и разоблачить беззаконие.

Но суда не было. В зале, куда привели Щирова, находился сам Берия и двое его сподручных. Берия объявил приговор: 25 лет заключения. При этом он цинично напомнил: “Я тебя предупреждал. Вот и получай за свое “благорозумие” награду”.

Сергей расплакался. Передо мной был совершенно больной и сломленный человек. Исповедь его потрясла меня, и я окончательно понял почему он пускался в загулы и частенько обращался к “зелёному змию”. Этим он пытался заглушить своё душевное смятение. Я проводил его до дома и, дав свой адрес, попросил написать мне, как будет складываться его дальнейшая жизнь. Но писем от него не получил. Герой Советского Союза С.С. Щиров скончался в 1956 году в Казани, в психиатрической больнице…”

Источник: airaces.narod.ru



Другие новости и статьи

« О первом сталинском ударе

6 русских крепостей, не взятых превосходящими вражескими армиями »

Запись создана: Понедельник, 6 Май 2019 в 16:03 и находится в рубриках Вторая мировая война, О патриотизме в России.

Метки: , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы