Книга в пореформенной России (вторая половина XIX в.)



Книга в пореформенной России (вторая половина XIX в.)

oboznik.ru - Книга в пореформенной России (вторая половина XIX в.)
#книжноедело#история#чтение#письменность#книга#Россия

Начало нового периода в истории русской печати совпало с окончанием Крымской войны и смертью Николая II.
Поражение в Крымской войне 1853-1856 гг. обнаружило всю гнилость существовавшего социально-политического строя. Оно явилось наглядным доказательством общего кризиса крепостной системы, который привел к массовому движению крестьян и к революционной ситуации 1859-1861 гг. В обстановке обострившейся классовой борьбы и революционной ситуации царизм вынужден был пойти на отмену крепостного права, проведение ряда реформ.

Реформа 1861 г. явилась, по словам В.И. Ленина, шагом «по пути превращения России в буржуазную монархию» . После реформы революционная ситуация в стране стала еще более острой.
«Падение крепостного права, — указывал В.И. Ленин, — вызвало появление разночинца, как главного, массового деятеля и освободительного движения вообще и демократической, бесцензурной печати в частности» . На смену дворянскому периоду освободительного движения приходит разночинский, или буржуазно-демократический.
Период между 1861 и 1895 гг. стал решающим для утверждения и победы капитализма в России как новой общественно-экономической формации.

Развитие капитализма внесло существенные изменения и в социальную структуру общества. Теряет свое былое значение дворянство, возрастает влияние буржуазия. В результате быстро развивающегося индустриального производства формируется и растет пролетариат, превратившийся к концу XIX в. в могучую многомиллионную армию наемных работников.

В истории русской общественной мысли вторая половина 60-х и 70-е гг. были периодом развития народнической идеологии.
В 1879-1880 гг. в России снова сложилась революционная ситуация. После ряда террористических актов 1 марта 1881 г. народовольцами был убит Александр II. Царское правительство ответило на это разгромом народовольческой организации. Наступило торжество реакции, которое вошло в историю России как пора «безвременья».
Развитие капитализма в пореформенной России, рост общественного движения сказались на всей духовной культуре русского общества. В народе растет тяга к образованию. В 1868 г. в России около 6 тыс. студентов — в два раза больше, чем в 1853 г. Особенно велика тяга к просвещению в рабочей среде. И все же процент грамотных в России в первой половине 70-х гг. крайне мал — немногим более трети всего населения.
Вторая половина XIX в. отмечена подъемом научного творчества в России. Выдающиеся русские естествоиспытатели — И.М. Сеченов, А.Н. Бекетов, К.А. Тимирязев, А.Г. Столетов — выступают и энергичными популяризаторами научных знаний, борются за связь науки с жизнью. В 80-90-е гг. начинает свою деятельность новое поколение великих русских ученых материалистов и патриотов — И.П. Павлов, П.Н. Лебедев, А.С. Попов, Н.М. Пржевальский и др. Замечательные изобретения и открытия в различных областях техники совершают А.Н. Лодыгин и П.Н. Яблочков, А.Ф. Можайский и Д.К. Чернов.
Передовая русская общественная мысль питала русскую реалистическую литературу, обогатившуюся в эти годи полными художественной и социальной глубины произведениями Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, И.С. Тургенева, А.Н. Островского, М.Е. Салтыкова-Щедрина, Н.А. Некрасова, а также произведениями талантливой плеяды писателей-разночинцев 60-х гг.

Законодательство о печати. Цензура

В обстановке усилившихся либеральных настроений, всеобщего недовольства положением печати наступил конец «эпохе цензурного террора». 6 декабря 1855 г. правительство Александра II прекратило деятельность Комитета от 2 апреля 1848 г. Были смещены наиболее реакционно настроенные цензоры. В 1857 г. правительство создало комитет по выработке нового цензурного устава взамен устава 1828 г. Наконец в 1865 г. был издан новый устав, просуществовавший с некоторыми изменениями и дополнениями до первой русской революции.
Согласно закону 1865 г. от предварительной цензуры освобождалась столичная периодическая печать (за исключением иллюстрированных и сатирических изданий), книги объемом более 10 печатных листов для русских и 20 печатных листов для переводных изданий. Для этих изданий предварительная цензура заменялась карательной. Таким образом, почти «вся не отличавшаяся большим листажом литература, в основном общественно-политическая, рассчитанная на демократические круги общества, оставалась подцензурной, как и вся провинциальная печать. Закон 1865 г. оставил в силе духовную, театральную и иностранную цензуру. В составе Министерства внутренних дел было образовано Главное управление по делам печати. Министр внутренних дел получил право делать редакторам «предостережения» за «вредное» направление статей. После трех предостережений издание приостанавливалось на срок до шести месяцев или закрывалось совсем. Издателей «вредного» направления карали денежными штрафами, конфискацией и арестом книг, привлекали к суду.
Ряд новых стеснительных мер ввел дополнительный закон о печати, принятый в 1882 г. По этому закону особое совещание четырех министров — внутренних дел, народного просвещения, юстиции и обер-прокурора синода — получило право прекращать издание любого органа печати, если обнаруживало его «вредное» направление. Оно могло лишить издателя и редактора права работать на поприще печати, могло потребовать раскрытия псевдонимов и фамилий авторов анонимных статей. Цензоры подбирались из крайних монархистов и мракобесов. Преследованию подверглось все лучшее в литературе того времени.

Общая характеристика книжного дела второй половины XIX в. Тематика книг

Отмена крепостного права, явившаяся результатом общего кризиса феодально-крепостнической системы России, ускорила развитие капитализма в стране. Капитализм проникает и в книжное дело. В 60-е гг. возникают крупные издательские, полиграфические и книготорговые предприятия, мощные в финансовом отношении. Развитие науки и техники, успехи естествознания и медицины, все большая дифференциация знаний привели к появлению наряду с крупными универсальными книготорговыми и издательскими фирмами ряда не менее солидных специализированных предприятий, сконцентрировавших свое внимание на книгах по двум-трем, большею частью смежным, отраслям знания.
Росту печатной продукции способствовало как увеличение числа издательств, так и возникновение ряда новых типографий.
Общественный подъем 60-х гг. сказался как на общем росте печатной продукции (по тиражам и названиям), так и на изменении тематики литературы. Хотя в столице издается, как и прежде, много учебников, религиозных книг, беллетристики, однако наблюдается и рост выпуска серьезной социально-экономической и естественнонаучной литературы. Отдельными изданиями (большей частью они печатались на страницах «толстых» демократических журналов) выходят сочинения Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.И. Писарева, Н.А. Некрасова, М.Е. Салтыкова-Щедрина, передовых русских ученых Н.И. Пирогова, Д.И. Менделеева, К.Д. Ушинского, А.П. Щапова, Н.И. Костомарова, П.В. Павлова и др. Идя навстречу потребностям нового демократического читателя, издательства выпускают в свет произведения выдающихся западноевропейских мыслителей — экономистов, философов, социологов, естествоиспытателей, творчество которых встречало сочувственный отклик в передовом русском обществе. Несколько возрос выпуск литературы по сельскому хозяйству и технике, но удельный вес ее в общей массе изданий был крайне невелик.

Особенность чтения разночинного читателя 60-х гг. — в круг чтения наряду с подцензурными статьями Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.И. Писарева и других писателей-демократов включаются нелегальные издания, которые оказывают глубокое влияние на формирование мировоззрения шестидесятника, в значительной мере определяют его читательский и гражданский облик. Проникновение в Россию изданий Вольной лондонской типографии, чтение «Полярной звезды», «Колокола», сочинений Герцена и Огарева и других произведений вольной русской зарубежной печати стало знамением эпохи. Впервые до широких кругов читателя дошло бесцензурное печатное слово, страстно зовущее к свободе, к борьбе, к сопротивлению жестоким самодержавным порядкам, господствовавшей в стране полицейско-бюрократической системе.
В разгар реакции 70-80-х гг. увеличивается выпуск книг религиозных и снижаются тиражи книг по общественным и экономическим вопросам. Массовая политическая литература в эти годы не могла увидеть света.

В связи с культурнической деятельностью интеллигенции выросло количество общедоступных изданий для народа, для интеллигенции, занимающейся самообразованием. Но вместе с тем растет и выпуск лубочных книг. Центром издания их по-прежнему оставалась Москва. Издатели-лубочники П.Н. Шарапов, А.В. Морозов, Е.А. Губанов имели свои склады и книжные лавки во многих городах и на ярмарках, успешно конкурировали с мелкими лубочниками. В Мстере работала фабрика И.А. Голышева, печатавшая ежегодно сотни тысяч лубочных картин и гадательных таблиц. Лубочные издатели охотно выпускали литературное чтиво, рассчитанное на мещанские вкусы: «Руководство к выбору жен», «Ключ к женскому сердцу», «Практические уроки играть в карты и не проигрывать» и т.п.
Интерес к естественным наукам в 80-е гг. заметно ослабел, издание книг по естествознанию сокращается по сравнению с 60-70-ми гг. Количество же книг по гуманитарным наукам выросло.
К концу века значительно уменьшился удельный вес переводной литературы (до 9% общей книжной продукции России, тогда как в начале XIX в. переводная литература составляла половину всех выходивших на русском языке книг). Это было вызвано успехами русской литературы, развитием отечественной науки, общественной мысли. Новый промышленный подъем конца 80-х — начала 90-х гг., революционное движение рабочего класса, деятельность первых марксистских организаций содействовали росту выпуска книг и других произведений печати, заметно изменили книжный ассортимент. Число изданий к 1901 г. достигло 10318, общий тираж — 56331 тыс. экз.
Основными центрами книгоиздательского дела во второй половине XIX в. оставались Петербург и Москва, за ними шли Киев, Одесса, Харьков. В 1890 г. книги выпускались в 141 городе России, в 1892 г. — в 163. В большинстве провинциальных городов, в том числе в таких губернских центрах, как Тамбов, Владимир, Пенза, Кострома, Смоленск, в год выходило от одной до пяти книг. Среди провинциальных изданий немало книг по истории края, этнографии, археологии, фольклору и т.д.
Конец 80-х — начало 90-х гг. был отмечен значительным ростом типографского дела в России. В 1891 г. в столице империи насчитывалось 149 типографий, в 1895 г. — уже 185. По сравнению с началом 60-х гг. число типографий возросло, таким образом, в 2,5 раза, а по сравнению с началом века — более чем в 7 раз.

Основные буржуазно-просветительные издательства второй половины XIX в.

Основную массу книг выпускали на книжный рынок страны крупнейшие универсальные издательства во главе с М.О. Вольфом, А.С. Сувориным, А.Ф. Марксом, И.Д. Сытиным. Возникнув в середине XIX в., эти фирмы значительно потеснили, а затем и совершенно вытеснили многие старые петербургские издательства и книготорговые предприятия (Базуновых, Исаковых, Глазуновых и др.).
Насколько новый буржуазный издатель 60-х гг. отличался от издателя-коммерсанта первой половины XIX в., можно судить по карьере Маврикия Осиповича Вольфа (1825-1883). Современники прозвали его «первым русским книжным миллионером». Сын врача, Вольф с детских лет почувствовал влечение к книге. «Моя мечта, — вспоминал он позднее, — была распространить как можно больше книг, покрыть страну огромною массою книг, которые покрыли бы мое имя славою благодетеля человечества». 15-летним юношей Вольф поступает учеником в книжный магазин Глюксберга в Варшаве, а затем долгое время совершенствует свое книжное образование во Франции и Германии, работая в лучших тогдашних европейских фирмах Боссанжа, Энгельмана, Брокгауза. Возвратившись на родину, некоторое время занимается преимущественно торговлей польской художественной литературой во Львове, Кракове и Вильно. В начале 50-х гг. Вольф переезжает в Петербург и поступает на службу к Я.А. Исакову, а вскоре становится управляющим всей его книжной торговлей.
Окончание Крымской войны и предреформенное оживление жизни русского общества содействовали успеху нового книжного предприятия. Книжный магазин Вольфа располагал обширным ассортиментом отечественной и зарубежной книги. Здесь можно было приобрести любую иностранную новинку. Вольф старался быть в курсе всех новых веяний — в науке, литературе, искусстве. Особенно внимательно присматривался он к тому, что читает буржуазная публика, что пользуется спросом. Затем приступает к изданию книг.
В 1856 г. М.О. Вольф обзаводится собственной типографией. В 1874 г. он присоединил к ней известную в то время типографию В.И. Головина. В 1878 г. приобретает знаменитую словолитню Е. Ревильона. Процветанию Вольфа содействовало и разорение некоторых конкурирующих фирм (А.Ф. Базунова и Н.Л. Тиблена).
Издательство Вольфа было универсальным. Он старался издавать все, что могло принести коммерческий успех, на что был спрос.
В 60-е гг. стали необычайно популярны естественные науки — биология, физиология, ботаника, геология, география. Повсюду читались лекции, устраивались диспуты. Вольф всячески содействовал развитию интереса к естественным наукам. Им были изданы «Учение о происхождении видов» Ч. Дарвина, классическая популярная книга «История свечи» М. Фарадея, популярная в России книга «Вращение жизни в природе» немецкого физиолога Я. Молешотта. В конце 70-х гг. Вольф приступил к выпуску монументального многотомного издания «Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении». Полиграфически роскошно оформленное издание в 20 книгах было завершено в начале 90-х гг. В редактировании «Живописной России» приняли участие видные деятели русской науки и культуры — П.П. Семенов Тян-Шанский, Г.Н. Потанин, Н.И. Костомаров, Вас.И. Немирович-Данченко и др. Сельским читателям-помещикам была адресована «Карманная хозяйственная библиотека» Вольфа — 4 серии «наставлений и руководств по части сельского хозяйства и домоводства», по 20 томов каждая.
Идя навстречу интересам передовой русской интеллигенции 60-70-х гг., Вольф выпустил немало книг по философии, истории, социологии. Им были продолжены начатые Тибленом издания: « История цивилизации в Англии» Г.Т. Бокля, «История новой философии» Куно Фишера, пятитомная «История французской революции» А. Тьера. Вольф завершил издание многотомной «Всемирной истории» Ф. Шлоссера, начатой еще в 1861 г. под редакцией Н.Г. Чернышевского.
Широко издавал М.О. Вольф художественную литературу. Особой популярностью пользовалась серия «Библиотека знаменитых писателей». В ней были изданы сочинения А.Ф. Писемского, А. Мельникова-Печерского, И.И. Лажечникова, Н.И. Гнедича, П.Д. Боборыкина, В.И. Даля (Казака Луганского). Все это были представители умеренного крыла русской литературы, не вызывавшие цензурных придирок. Заслуга Вольфа — издание первого посмертного собрания сочинений великого польского поэта Адама Мицкевича (1882).
Издательство М.О. Вольфа прославилось выпуском детских книг — «подарочных» изданий, как это было принято в зарубежной Практике. В выпуске детских книг Вольф сотрудничал с некоторыми из германских и французских издателей, в частности с парижской фирмой Ж.П. Этцеля. Для лучшего распространения детской литературы Вольф публиковал многочисленные серии: «Золотая библиотека», «Зеленая библиотека», «Розовая библиотека», «Нравственные романы для юношества», «Наша библиотека», «Библиотека юного читателя» и др. Вольфом, часто впервые, были опубликованы многие произведения, вошедшие в золотой фонд детской классики, — «Приключения Гулливера», «Робинзон Крузо», «Сказки 1001 ночи», «Принц и нищий», «Хижина дяди Тома», романы, повести и сказки Г. Андерсена, Ж. Верна, В. Скотта, Ш. Перро, В. Гюго, Т. Майн Рида, Ф. Купера, и др. Охотно издавал Вольф и сочинения популярной до революции детской писательницы Л. Чарской, которая в своих повестях, романах и рассказах идеализировала жизнь дворянской среды.
В научно-популярной серии Вольф знакомил юных читателей с классическими произведениями М. Фарадея, английского популяризатора-публициста С. Смайлса, путешественника Д. Ливингстона. Для детей младшего возраста издавались юмористические книжки «Степка-растрепка», «Маша-разиня». В 1876 г. Вольф приступил к изданию ежемесячного детского журнала «Задушевное слово». Одним из первых Вольф стал выпускать дорогие, богато иллюстрированные издания большого формата. Так им были изданы «Фауст» Гете, «Божественная комедия» Данте, «Картинные галереи Европы», «Дума за думой». Вольф основал ряд журналов:
«Природа и земледелие», «Заграничный вестник». Незадолго до смерти М.О. Вольфа его издательство было преобразовано в паевое товарищество.
В целом издательская деятельность М.О. Вольфа носила либерально-буржуазный характер, была адресована так называемым «средним слоям», читателям из интеллигентной буржуазной и дворянской среды. Вместе с тем его издания по общественным и естественным наукам представляли и более широкий интерес, пользовались спросом прогрессивных читателей, учащейся молодежи.
После смерти М.О. Вольфа (1883) управление фирмой перешло к его наследникам, которые повели дело в прежнем направлении. С 1897 г. регулярно выходили «Известия книжных магазинов товарищества М.О. Вольф». В журнале публиковались обширные библиографические сведения о книгах, продававшихся в магазинах Вольфа, статьи о книжной торговле, истории книги и книжного дела, хроника, письма читателей.
Издательство «Товарищество М.О. Вольф» просуществовало до 1917 г. и было национализировано Советской властью в числе прочих буржуазных издательств.
С Вольфом связана судьба другого крупного петербургского книгоиздателя и книготорговца Адольфа Федоровича Маркса (1838-1904). В какой-то мере схожи и их биографии.

А.Ф. Маркс родился в Штеттине (Германия) в семье фабриканта. Подобно Вольфу, он с молодости пристрастился к чтению, книге. По выходе из училища он поступил приказчиком в одну из книгопродавческих фирм в Висмаре. Два года работал в Берлине, затем вернулся в Штеттин.
В 1859 г. он прибыл в Петербург для устройства немецкого отдела в книжном магазине Ф.А. Битепажа. Проработав здесь пять лет, перешел к М.О. Вольфу. В 1865 г. он расстался с Вольфом, предпочитая самостоятельную деятельность. В конце 1869 г. Маркс выхлопотал право на издание еженедельного иллюстрированного журнала для «семейного чтения» — «Нива». Журнал предназначался для образованной публики — городской интеллигенции, чиновников, учителей, врачей, состоятельных купцов, провинциальных помещиков. Маркс стремился сделать журнал разнообразным по содержанию. В нем печатались исторические и географические очерки, популярные статьи «по наукам и искусству», по вопросам медицины, хозяйства. В разделе беллетристики публиковались переводные романы, повести, рассказы. Печатал Маркс и русских авторов — Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, Д.В. Григоровича, А.П. Чехова. Но более всего привлекали внимание читателей фотокорреспонденции о важнейших событиях в мире и репродукции с картин и рисунков выдающихся художников: И.К. Айвазовского, В.В. Верещагина, И.Е. Репина и многих других. Художественные репродукции выпускались и в виде «премий» к журналу.
В 1879 г. Министерство внутренних дел разрешило Марксу выпускать к «Ниве» бесплатные приложения — книги, картины, фотографии, портреты, карты, календари и т.п. А.Ф. Маркс первый сделал эти приложения экономическим стимулом, содействовавшим успеху журнала. Идея приложения к «Ниве» оправдала себя. Подписка на журнал возросла до небывалой цифры — 250 тыс. экз.
Дело все более разрасталось. Маркс обзаводится и собственной типографией — самой крупной в Петербурге.
За десять лет, с 1894 по 1904 г. (год смерти Маркса), вышли в свет приложением к «Ниве» полные собрания сочинений М.В. Ломоносова, В.А. Жуковского, А.С. Грибоедова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова, Г.И. Успенского, И.А. Гончарова, Г.П. Данилевского. Печатались в этой серии и сочинения иностранных авторов — Ж.Б. Мольера, Э. Ростана, Г. Гейне, М. Метерлинка, О. Уайльда. Собрания сочинений выходили и вне серий — А.А. Фета, А.Н. Плещеева, А.К. Толстого, К.М. Станюковича, Я.П. Полонского и др.
Хотя научный, текстологический и редакционный уровень изданий был невысок (в них встречаются искажения», пропуски), все же они позволяли читателю, особенно провинциальному, создавать домашние библиотеки из произведений любимых авторов. Книгоиздательское дело Маркса было универсальным. Он издавал книги по естествознанию, искусству, географические атласы, подобно Вольфу, он выпускал подарочные иллюстрированные издания крупного формата — «Мертвые души» (1900), «Потерянный и возвращенный рай» Мильтона (1878), «Лис Патрикеевич» («Рейнеке-лис») Гете (1901), «Историю искусств» П.П. Гнедича и др. Увеличивая тиражи изданий, Маркс имел возможность снижать цены на книги и, таким образом, успешно конкурировать с другими издательствами и книготорговцами. По словам современников, Маркс «сделался генералом в издательской армии и, умирая, оставил миллионное состояние, дома, типографии и громкое имя». Леонид Андреев писал, что издание «Нивы» и приложений к журналу давало А Ф. Марксу право «на вечную благодарность со стороны русского народа».
В 1877 г. в Петербурге появилась новая типография. Ее владелец — Алексей Сергеевич Суворин (1834-1912) был к этому времени довольно известным журналистом. Сын крестьянина-«однодворца», он учился в кадетском корпусе и в специальных классах Дворянского полка, но служить не стал. Одно время он учительствует в гимназии, начинает выступать в печати с коррёспонденциями из провинциального быта, сотрудничает в «Современнике». В 1866 г. за обличительную книгу «Всякие. Очерки современной жизни» Суворин привлечен к суду, книга конфискована и сожжена.
В начале 70-х гг. Суворин сотрудничает в либеральной газете «С.-Петербургские ведомости», выступает с фельетонными обозрениями «Недельные очерки и картинки». Бойкому журналисту неплохо платили, и это позволило ему вложить капитал в собственное дело. Уже давно Суворин присматривался к книжному рынку. «Будь у меня капитал, — делился он с М.О. Вольфом, — я бы наводнил книжный рынок огромным числом книг. Странно, что у нас капитал так равнодушен к книжным предприятиям; ведь теперь, после освобождения крестьян, для русской книги открывается огромное поле».
В 1876 г. Суворин покупает газету «Новое время», основанную еще в 1867 г., но не приносившую прежнему издателю дохода. На первых порах новый владелец повел газету в либеральном духе. Это обеспечило участие в ней талантливых литераторов, ученых. Вскоре газета приобрела известность, тираж ее увеличился, она стала приносить Суворину доходы. Свое газетное предприятие он ставит на широкую ногу, ориентируясь на западных буржуазных газетных предпринимателей, оборудует типографию ротационными машинами с применением стереотипии. Заводит фотоцинкографию.
Став владельцем крупного капиталистического предприятия, Суворин и газету повел как солидный, «правый» буржуазный орган. За короткий срок Суворин проделал эволюцию, типичную для многих представителей буржуазной интеллигенции. Оценку этой политической эволюции дал В.И. Ленин в статье «Карьера». Он писал о Суворине: «Бедняк, либерал и даже демократ в начале своего жизненного пути, — миллионер, самодовольный и бесстыдный хвалитель буржуазии, пресмыкающийся перед всяким поворотом политики власть имущих в конце этого пути».
От беспринципного издателя «Нового времени» отвернулись вскоре все те передовые писатели, которые вначале охотно сотрудничали в его газете. Еще до того как было куплено «Новое время», Суворин «пробовал» себя в издании книг. В 1872 г. он составил и выпустил в свет «Русский календарь». После приобретения типографии он значительно расширил свою книгоиздательскую деятельность. Его процветание как издателя связано с выпуском общедоступной серии «Дешевая библиотека». Она включала произведения писателей-классиков, русских, европейских (в том числе античных). Это было непривычное для тогдашнего русского читателя издание — книги небольшого формата, в 1/64 долю листа, в твердых коленкоровых или картонных с бумажной оклейкой разноцветных переплетах. Они стоили не дороже 40 коп. выпуск и печатались большими по тем временам тиражами. Серия пользовалась колоссальным успехом. До 1 января 1900 г. было напечатано 4 млн. экз. книг «Дешевой библиотеки». В 1887 г. в этой серии вышло собрание сочинений А.С. Пушкина — 10 компактных томиков удобного формата, тиражом 100 тыс. экз. Успех издания был необыкновенный.
Кроме «Дешевой библиотеки», Суворин выпускает еще несколько серий: «Научная дешевая библиотека», «Новая библиотека». Представляет интерес серия исторических мемуаров о России, в которой вышли книга Адама Олеария «Описание путешествия в Московию» и сочинение английского посла в Москве при дворе царя Федора Иоанновича Дж. Флетчера «О государстве русском». Пользовались успехом иллюстрированные подарочные издания Суворина — «Дрезденская галерея», «Лондонская галерея», «Императорский Эрмитаж», «Рембрандт», «Антони Ван Дейк», «Историческая портретная галерея», «Эллада и Рим», «История Петра Великого» и др. В 1888 г., уже после того как был снят цензурный запрет, Суворин выпустил факсимильное издание «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева, повторив его в 1906 г. Наконец, должны быть отмечены справочные издания Суворина — «Вся Россия», «Вся Москва», «Весь Петербург». В начале XX в. Суворину принадлежали шесть крупных магазинов в Петербурге, Москве, Харькове, Одессе, Саратове, Ростове-на-Дону. Ему же принадлежало до революции контрагентство по торговле произведениями печати на русских железных дорогах. В 1912 г. на базе суворинского книжного дела возникло акционерное общество «Новое время», которое контролировалось «Волжско-Камским коммерческим банком».

В середине 70-х гг. начинает свою деятельность самый крупный русский издатель дореволюционной эпохи — Иван Дмитриевич Сытин (1851- 1934).
Выходец из крестьян, не получивший никакого образования, Сытин в детстве работал в книжной лавке московского лубочника П.Н. Шарапова. В 1876 г. он открыл свою литографию и стал печатать лубочные картинки. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. способствовала успеху Сытина: его литография не успевала справляться с заказами на патриотические картинки и карты военных действий. В 80-е гг. Сытин становится крупнейшим в России издателем лубочной народной книги. В огромном количестве он издает разбойно-сказочный, религиозный и героический лубок. Крестьянские книгоноши-офени разносили сытинские книжки, календари и картинки в самые отдаленные углы России. Лубочные издания Сытина послужили превосходной рекламой издательству, проложили путь в деревню для других его книг. «Хотя работа над лубочной книгой и составляла мою профессию с детских лет, но все изъяны Никольского рынка я очень хорошо видел. Чутьем и Догадкой я понимал, как далеки мы были от настоящей литературы и как переплелись в нашем деле добро и зло, красота и безобразие, разум и глупость» .
Сытин как издатель — личность сложная, противоречивая. Предприимчивый, энергичный, умный, он стремился содействовать просвещению русского народа, но делал это непоследовательно, отдавая дань коммерческому расчету, условиям времени, собственным религиозным настроениям. Он выпускал более трети всей издаваемой в России «духовно-нравственной» и лубочной религиозной литературы. Одновременно для интеллигенции, занимающейся самообразованием, он издал серию «Библиотека для самообразования», состоявшую из ряда научно-популярных книг под редакцией Н.А. Рубакина по истории, социологии, географии, политической экономии. Сочувствуя стремлениям прогрессивной русской интеллигенции дать народу «хорошую», «здоровую» книгу, Сытин взял на себя распространение изданий «Посредника», издательства, основанного Л.Н. Толстым и В.Г. Чертковым (см. ниже). Используя привычную и доступную форму лубочной книги, Сытин смог донести до крестьянского читателя произведения Льва Толстого, Лескова, Гаршина, Короленко. Издания «Посредника» выдвинули Сытина в число самых влиятельных книгоиздателей России.
В 90-е гг. Сытин принял на себя издание еще одной серии народных книжек под названием «Правда», которую подготовили известные деятели народного образования В.В. Искуль и В.П. Вахтеров. В нее вошли выборки из произведений И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, И.С. Никитина, Т.Г. Шевченко, Г.И. Успенского и других писателей. Рисунок для серийной обложки был исполнен И.Е. Репиным. Сытин сотрудничал в издании народной литературы с Петербургским комитетом грамотности, с Харьковским обществом распространения грамотности и с Объединением библиотекарей. Огромное культурно-просветительное значение имел выпуск Сытиным дешевых изданий собраний сочинений Пушкина, Гоголя, Льва Толстого и других писателей-классиков.
Сытин издавал также научные книги и с середины 90-х гг. — учебники по всем отраслям знаний. Отделом научных и научно-популярных книг заведовал с конца 90-х гг. выдающийся русский, популяризатор и книговед Н.А. Рубакин.
Издания Сытина стоили дешево, что способствовало их широкому распространению, особенно в крестьянской среде. «Именно бедный русский крестьянин, покупая дешевые и красочные сытинские книжки, своей копейкой поддержал своего издателя, способствовал стремительному, небывалому по размаху росту сытинского издательства» .
Не все в деятельности Сытина было прогрессивно. Но лучшее из того, что было им издано, стало подлинно народным достоянием. «В нашей работе, — признавался Сытин, — было много идейного, но это идейное переплеталось с коммерческими целями».
Деятельность Сытина оставила заметный след в русской культуре. Современники высоко оценили его работу, выпустив в 1916 г. юбилейный сборник «Полвека для книги», содержащий отзывы выедающихся писателей, учёных, деятелей культуры о Сытине.
В 60-е гг. XIX в. в Петербурге стали появляться первые специализированные издательства и книжные магазины. В 1861 г. здесь обосновалась книжная фирма Карла Леопольдовича Риккера (1833-1895), выходца из Германии. Посвятивший себя по желанию отца торговле, Риккер основательно изучал книжное дело в фирме своего дяди А. Риккера, а затем совершенствовался в ряде городов Западной Европы. В 1858 г. он был приглашен на работу петербургским книгопродавцем А. Мюнксом, владельцем торговлей иностранными книгами. В 1861 г. Мюнкс передал дело Риккеру, который значительно расширил его. Одновременно Риккер разворачивает книгоиздательскую деятельность. Особое внимание уделяет выпуску книг и периодических изданий по медицине. К участию в переводе книг привлекаются крупные специалисты, ученые. Первым его изданием был специальный медицинский журнал на немецком языке «Pharmaceutische Zeitschrift» (1862-1885). С тех пор медицинская тематика становится преобладающей в его деятельности.
С 1868 г. издаются «Календари для врачей всех ведомств». Вслед за ними выходят «Фармацевтический журнал» (1879-1885), «Вестник клинической и судебной психиатрии и невропатологии» (1883-1885), «Труды общества русских врачей в Санкт-Петербурге» (1882-1885) и др. Постепенно Риккер расширяет тематику изданий — начинает выпускать литературу по естествознанию, сельскому хозяйству, технологии, литературоведению и др. Выходит «Вестник садоводства, плодоводства и огородничества» (1882- 1885).
Труды по медицине и естественным наукам Риккер издавал на высоком научном уровне и в тщательном полиграфическом выполнении.
Сохраняют и поныне свое научно-справочное значение такие капитальные издания, как «Картины из жизни насекомых» ботаника и зоолога А.Б. Ганике (1869), «Руководство к частной патологии и терапии» Г. Эйхгорста, (1883-1885), «Ботаника» немецкого естествоиспытателя Г.А. Де Бари (1880), «Клинические лекции» С.П. Боткина (1885), пятитомный, превосходно изданный труд «Амур, Восточная Сибирь, Западная Сибирь и Урал» (1870). С интересом было встречено и другое капитальное издание Риккера — «Всеобщая история литературы» под редакцией В.Ф. Корша и проф. А.И. Кирпичникова (1880-1886).
В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже фирма Риккера была удостоена золотой медали. После смерти Риккера фирма продолжала работать под руководством его жены — О.А. Риккер. За 50 лет своего существования фирма выпустила около 900 изданий. В 1917 г. она была национализирована.
Швейцарец по происхождению, Адольф Федорович Девриен (1842-не раньше 1919) изучал постановку книжного дела в Мангейме, Париже (у Ашетта) и в Лондоне (у Трюбнера). В Петербурге он обосновался в 1872 г. Широкую известность приобрели издания Девриена по сельскому хозяйству, естествознанию и географии. Подобно изданиям Риккера, их отличали высокий научный уровень и тщательность полиграфического исполнения. Основными покупателями девриенских изданий были специалисты сельского хозяйства, студенты и преподаватели университетов и других высших учебных заведений. В качестве авторов и переводчиков издательство приглашало авторитетных ученых и специалистов.

Среди многочисленных изданий Девриена выделяются «Полная энциклопедия русского сельского хозяйства» в 11 томах (1900-1912) и многотомный труд «Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга» (1899- 1914), который Девриен предпринял по примеру М.О. Вольфа. Общее руководство изданием осуществлял выдающийся русский географ и путешественник, почетный академик П.П. Семенов Тян-Шанский. Значительный вклад в сельскохозяйственную литературу — выпущенные Девриеном «Справочная книга русского сельского хозяина» (1892), «Учебник агрономии» С.М. Богданова, «Почвоведение» К.Д. Глинки и др.
Издательство Девриена уделяло большое внимание научно-популярной литературе и справочно-энциклопедическим книгам по различным отраслям знания. Превосходно были изданы «Жизнь пресных вод» немецкого зоолога К. Ламперта (1899), «Птицы Европы» Н.А. Холодковского (1901), «Царство минералов» профессора Р. Браунса (1906), «Русские лекарственные травы» ботаника В.К. Варлиха (1912), «Атлас бабочек и гусениц Европы» (1913), «Жуки России и Западной Европы» и др.
Среди гимназической молодежи пользовалась успехом серия «Путешествия» — книги, посвященные выдающимся русским и европейским путешественникам: Н.М. Пржевальскому, В.Е. и Г.Е. Грум-Гржимайло, Г.Н. Потанину, Ф. Нансену, Свен-Гедину и др. Решением Министерства народного просвещения эти книги рекомендовались для награды учащимся гимназических и реальных училищ. В 1917 г. А.Ф. Девриен уехал в Берлин, его издательство было национализировано.

Демократические издательства второй половины XIX в. Книгоиздательская деятельность революционных демократов

В статье «Либеральные книжные магазины» известный публицист 60-х гг. Г.З. Елисеев писал о двух типах книжных магазинов, подразумевая под этим издательства идейно-демократического и буржуазно-коммерческого направления: «Либеральные магазины в предпринимаемых ими изданиях держатся определенной идеи и ни под каким видом не будут издавать книг, несогласных с их тенденцией. Либеральные магазины — все послереформенного времени, вызваны новым направлением, созданным реформами, и твердо держатся новых воззрений, или, по крайней мере, действуют в их духе» . «Либеральные», т.е. демократические, книготорговцы и издатели 60-х гг. либо были сами связаны с революционным и общественным демократическим движением, либо сочувственно относились к нему и оказывали ему определенные услуги. Владельцы «либеральных» магазинов и их работники находились под тайным надзором III отделения.
К демократическим издателям 2-й половины XIX в. относится н Козьма Терентьевич Солдатенков (1818-1901), крупный московский промышленник-меценат, занимавшийся изданием книг сначала совместно с Н.М. Щепкиным (сыном знаменитого актера М.С. Щепкина), а затем самостоятельно. Определяющую роль в биографии Солдатенкова сыграла его тесная связь с членами московского кружка передовой интеллигенции, руководимого профессором всеобщей истории Московского университета Т.Н. Грановским. Особенно он сблизился с членом кружка Н.Х. Кетчером.
В 1856 г. Н.М. Щепкин совместно с группой либералов (Н.В. Станкевичем, П.В. Анненковым н Н.Х. Кетчером) образовал товарищество для издания и распространения книг. В товарищество вступил и К.Т. Солдатенков, внесший 10 тыс. руб. Кетчер определял выбор книг для издания, составлял и редактировал некоторые из книг, держал корректуру.
Совместная издательская деятельность Солдатенкова и Щепкина началась с выпуска двух томов «Сочинений» Т.Н. Грановского, Вслед за этим были изданы три сборника стихотворений Некрасова, Кольцова и Огарева. Издание стихотворений Некрасова имело у публики огромный успех. Министр народного просвещения распорядился запретить как переиздание книги, так и всякие перепечатки из нее.
В 1857 г. издательство Солдатенкова и Щепкина выпустило собрание стихотворений А.И. Полежаева, а вскоре, в 1859 г., и второе издание.
Цензурному аресту и уничтожению было подвергнуто выпущенное в 1860 г. второе издание «Народных русских легенд» А.Н. Афанасьева, известного собирателя русских народных сказок. Наиболее ценная публикация Солдатенкова и Щепкина — 12-томное собрание сочинений В.Г. Белинского (1859-1862). Несмотря на отдельные недостатки, издание, подготовленное Н.Х. Кетчером, было восторженно принято передовым русским обществом.
В 1861-1862 гг. произошел раскол московского кружка. Н.М. Щепкин выходит из издательства, и оно становится собственностью К.Т. Солдатенкова. Солдатенков, сохраняя культурно-просветительское направление издательства, публикует прежде всего многотомные научные труды по истории, а также по истории литературы, педагогике, логике и т.п. Им были изданы «Всеобщая история» Вебера, в переводе которой участвовал Н.Г. Чернышевский, «Римская история» Т. Моммзена, девятитомное издание «Драматических сочинений» Шекспира в переводе Кетчера и ряд других фундаментальных трудов. Следует отметать серию «Библиотека экономиста» — сочинения А. Смита, Д. Рикардо, Ж.Ш. Сисмонди и других видных европейских ученых.
Солдатенков ориентировался на разночинную интеллигенцию. Его издания стоили недорого и были общедоступны.
В годы первой революционной ситуации в России стали возникать идейные книжные магазины и издательства, владельцы которых — Н.А. Серно-Соловьевич, И.П. Огрызко, А.А. Черкесов и другие — были активными деятелями революционного подполья и использовали книжную торговлю и издательское дело в интересах освободительного движения.
Идейные руководители тайного революционного общества 60-х гг. «Земля и воля» А.И. Герцен и Н.П. Огарев, Н.Г. Чернышевский и их сподвижники использовали самым широким образом все легальные каналы для пропаганды социалистических и демократических идей. Большую роль отводили они легальной пропаганде посредством издательской и книготорговой деятельности.
Огромное революционизирующее влияние на общество оказывал журнал «Современник» Н.А. Некрасова. На его страницах велась подготовка народных масс к революции. С этой целью печатались материалы, освещающие революционные движения в странах Европы и Америки в прошлом и настоящем. «Современник» постоянно и последовательно разоблачал действия монархического и либерального лагеря, реакционную и либеральную печать, их идеологов. На страницах журнала Чернышевский умело проводил «через препоны и рогатки цензуры — идею крестьянской революции, идею борьбы масс за свержение всех старых властей» . Соратником Чернышевского на журнальном поприще выступал великий русский критик Н.А. Добролюбов. Революционно-просветительную роль в 60-е гг. играли журналы «Русское слово», «Искра», в едином строю с «Современником» разоблачавшие самодержавно-крепостнические порядки в России, смело пропагандировавшие социалистические и демократические идеи.
С 1861 г. Чернышевский, Некрасов и И.И. Панаев издавали приложением к «Современнику» серию «Историческая библиотека», призванную помочь русскому обществу в изучении опыта освободительного движения и революционной борьбы за рубежом, в частности, французской буржуазной революции 1789 г. Чернышевский подготовил к печати собрание сочинений Н.А. Добролюбова. С примечаниями и дополнениями Чернышевского был издан переведенный им трактат Дж. Стюарта Милля «Основания политической экономии». В 1861 г. в «Современнике» были опубликованы «Очерки из политической экономии (по Миллю)», которые представляли собою, по существу, самостоятельное исследование Чернышевского. Этот труд получил высокую оценку К. Маркса. Он писал:
«Банкротство буржуазной политической экономии. мастерски показал уже в своих «Очерках из политической экономии (по Миллю)» великий русский ученый и критик Н. Чернышевский» .
В 60-х гг. Некрасов предпринял серию дешевых изданий для народа — «Красные книжки», в которых печатались произведения самого Некрасова — «Коробейники» и др., посвященные тяжелой жизни крестьян. На третьем выпуске это издание прекратилось в связи с усилившейся политической реакцией и цензурными притеснениями.
Значительный интерес представляют книжная торговля и издательство, организованные в конце 1861 г. Николаем Александровичем Серно-Соловьевичем (1834-1866). Выдающийся революционный демократ-просветитель, соратник Н.Г. Чернышевского и А.И. Герцена, он использовал книжную торговлю и книгоиздательство в интересах революционного дела и просвещения народа. «Книжную торговлю я избрал потому, — писал Н.А. Серно-Соловьевич, — что ее предмет то производство, в умножении которого Россия наиболее нуждается, которое может сильно содействовать развитию народного образования». Совместно с одним из видных руководителей «Земли и воли» А.А. Слепцовым он открыл в конце 1861 г. в собственном доме (№ 31) по Обуховскому проспекту книжную лавку и большой книжный магазин с библиотекой-читальней в доме Петропавловской церкви № 24 на Невском проспекте. Книжный магазин и библиотека для чтения Н.А. Серно-Соловьевича играли крупную роль в культурной и общественной жизни столицы, были легальными опорными пунктами «Земли и воли». Участник революционного движения 60-х гг. Н. Николадзе называет книжный магазин и библиотеку для чтения Н.А. Серно-Соловьевича «штаб-квартирою студенчества». Через магазин распространялась нелегальная литература. Одновременно с открытием книжной торговли Н.А. Серно-Соловьевич приступил к издательской деятельности. Оставаясь и здесь верным своим революционным убеждениям, он посильно, с учетом цензурных условий, стремился распространять социалистические и материалистические идеи, боролся с крепостническими пережитками, насаждал просвещение и знания.
Умер Н.А. Серно-Соловьевич в ссылке в 1866 г. Большая заслуга Серно-Соловьевича состоит в том, что он выступил на книготорговом и издательском поприще как революционный демократ, положил начало революционно-демократическому направлению в русской книжной торговле и издательском деле второй половины XIX в.
В общественном движении 60-х гг. XIX в. видное место занимает деятельность Иосафата Петровича Огрызко (1825-1890). Поляк по происхождению, И.П. Огрызко занимал крупные посты в министерстве финансов и в ряде департаментов, имел широкие связи в высшем обществе. Это, однако, не помешало ему примкнуть к революционной партии и принять участие в польском восстании 1863 г. Огрызко пользовался доверием как польских, так и русских революционеров. Его ближайшими друзьями и сподвижниками по подпольной деятельности были З. Сераковский, Я. Домбровский, Н.А. Серно-Соловьевич. Огрызко был близок к Чернышевскому: и пользовался глубоким уважением великого русского критика.
В 1858 г. Огрызко организовал в Петербурге типографию, все оборудование для которой было приобретено им за границей. Это и было крупное для своего времени, хорошо поставленное заведение. В ней он выпустил ряд томов «Всемирной истории» Ф.К. Шлоссера, издававшейся братьями Н.А. и А.А. Серно-Соловьевичами под редакцией Н.Г. Чернышевского. Огрызко печатал труды по народному просвещению (К. Ушинский, Н. Пирогов), опубликовал четыре из задуманных пяти томов сочинений Н.А. Добролюбова. По некоторым данным, в типографии Огрызко печатались прокламации, в том числе знаменитая листовка — газета «Великорусе». В литературных кругах Огрызко приобрел известность как редактор польской прогрессивной газеты «Слово», которая была им основана в Петербурге в 1859 г. За опубликование письма известного польского общественного деятеля Иоахима Лелевеля газета была закрыта на 15-м номере, а Огрызко заключен в Петропавловскую крепость. За участие в восстании 1863 г. Огрызко был сослан в Сибирь.
В освободительном движении 60-х гг. принимал участие и Николай Львович Тиблен. Артиллерийский офицер, участник Севастопольской обороны, Тиблен после контузии вышел в отставку и открыл в Петербурге собственную типографию. Книжную торговлю и издательское дело он повел в том демократическом направлении, которое возглавил Н.А. Серно-Соловьевич и к которому принадлежал И.П. Огрызко. По данным III отделения, в типографии Тиблена печатались революционные прокламации, которые распространялись работниками типографии.
Тиблен познакомил русского читателя с популярными в свое время сочинениями Гизо, Бокля, Маколея, Г. Спенсера. В 1862 г. он выпустил первое полное издание «Горя от ума» А.С. Грибоедова с интересными иллюстрациями М.С. Башилова.
Тиблен выпустил трехтомное собрание сочинений Ж.Ж. Руссо, много ценных изданий по статистике, архитектуре, артиллерийскому делу. В 1868 г. Тиблен предпринял издание журнала «Современное обозрение» при участии А.А. Слепцова, А.Н. Пыпина, П.Л. Лаврова, Ю.Г. Жуковского, Н.К. Михайловского и др. Однако в том же году он вынужден был «бежать» от долгов за границу, откуда уже так и не возвратился. Большая часть изданий Н.Л. Тиблена перешла в руки М.О. Вольфа.

В ряду идейных издательств 60-х гг. нужно отметить и научное издательство, поставленное Владимиром Онуфриевичем Ковалевским (1842-1883). Выдающийся русский палеонтолог В.О. Ковалевский в 60-e гг. был близок к революционно-демократическим кругам и принимал участие в национально-освободительном движении польского и итальянского народов. Ковалевский пропагандировал научное, материалистическое понимание природы, распространял передовые идеи в естествознании. Он выпустил ряд ценных трудов по физике, химии, астрономии, геологии, ботанике, зоологии, сравнительной анатомии, гистологии, физиологии, антропологии, медицине. Ковалевский издавал также труды по социологии, истории, философии. Им были выпущены «Происхождение видов» Ч. Дарвина (1867-1868), труды Т. Гексли, Ч. Лайеля, К. Фохта, Я. Молешотта, А. Келликера, «Жизнь животных» А. Брема в шести томах (1865-1876). Ковалевский составил и выпустил первое в мире дарвинистское руководство для средней школы «Краткий учебник зоологии» (1866-1869). В начале 1866 г. Ковалевский напечатал (без указания фамилии автора) роман А.И. Герцена «Кто виноват?». Второе издание этой книги (1871) было уничтожено по распоряжению цензуры. Тесно связанный с «неблагонадежными» издателями и книготорговцами 60-х гг. Н.Л. Тибленом, А.А. Черкесовым, О.И. Бакстом и др., Ковалевский перевод и редактирование изданий поручал активным деятелям революционного движения — Н.А. Серно-Соловьевичу, А.Д. Путяте, В.А. Зайцеву, Д.И. Писареву, И.М. Сеченову и др. В 1868 г. Ковалевский уехал за границу, оставив склад своих изданий А.А. Черкесову и В.Я. Евдокимову.
Прямыми преемниками демократических традиций начала 60-х гг. выступили на книгоиздательском поприще Н.П. Поляков и Ф.Ф. Павленков, деятельность которых развернулась уже в 70-80-е гг.
В середине 60-х гг. XIX в. приступил к издательской деятельности один из самых интересных представителей демократического книжного дела Петербурга второй половины XIX — Николай Петрович Поляков (1843-1905).
«Человек нигилистического направления, живший в кругу людей, оставшихся после Чернышевского, и разделявший его воззрения», — так характеризовал Н.П. Полякова хорошо знавший его В.В. Берви-Флеровский .
Дворянин по происхождению, Н.П. Поляков в 1860 г. окончил 2-ю Петербургскую гимназию и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. В 1861 г. ему пришлось уйти с 3-го курса в связи со студенческими волнениями, в которых он принимал участие. Позднее Поляков завершил учебу в университете вольнослушателем, получив звание юриста. В марте 1866 г. он приобрел книжную торговлю Н.Л. Тиблена, часть книжной торговли Е.П. Печаткина и взял в аренду типографию и литографию Н.А. Неклюдова на Васильевском острове. Однако ему было отказано в праве владения как лицу «неблагонадежному».
Объединенная книжная торговля Тиблена, Печаткина и Полякова именовалась с 1865 г. «Русская книжная торговля». В 1876 г. Поляков вошел в состав администрации, к которой перешли дела и В.Я. Евдокимова и Д.Е. Кожанчикова (фирма «Черкесов и К°»). Издательская деятельность Полякова продолжалась с 1865 по 1873 г. В основном он выпускал книги по социальным вопросам, интересовавшим передовое русское общество. Все его издания были связаны с большим риском. Он выпускал книги тех авторов, которые подвергались полицейским и цензурным преследованиям — сочинения И.А. Добролюбова, П.Л. Лаврова, А.П. Щапова. В.В. Берви-Флеровского и др. Изданные им книги иностранных писателей также встречали большие цензурные препятствия. Переводчиками Поляков приглашал лиц, зарекомендовывавших себя революционными демократическими убеждениями в (Г.А. Лопатин, И.Ф. Даниельсон, В.А. Зайцев, М.А. Бакунин и др.). Поляков щедро оплачивал труд авторов и переводчиков. Поляков был связан с кружком «чайковцев» и с конца 1860-х гг. издавал книги по договоренности с ними. «Чайковцы» использовали эти издания для революционной пропаганды. Хотя «на многих книгах из конспиративных соображений не указывалось имя издателя, тем не менее причастность к ним Полякова удавалось установить, его неоднократно привлекали к суду, а книги «подвергались, как правило, конфискации и сожжению (Ф. Лассаль. Сочинения. 1870; Т. Гоббс. Левиафан. 1868; Ф.М. Вольтер. Философия истории. 1868; Д. Дидро. Романы и повести. 1872; H. Флеровский. Азбука социальных наук. 1871 и др.).
В 1869 г. Поляков выпустил книгу известного русского: экономиста-народника В.В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России», получившую одобрительный отзыв К. Маркса. «Книга Флеровского, — писал Маркс Лафаргам, — выдающийся труд. Здесь впервые полностью обрисовано экономическое положение России» . В 1872 г. Поляков издал первый том «Капитала» К. Маркса в переводе Г.А. Лопатина и Н.Ф. Даниельсона» (см. ниже). Постоянные конфискации, аресты, штрафы, судебные процессы подрывали материальную базу. На судьбе Полякова сказался и разгром организации «чайковцев» — тайного распространителя и заказчика его изданий. В 1873 г. Поляков был вынужден ликвидировать издательство.
Артиллерийский офицер Флорентий Федорович Павленков (1839-1900), выйдя в 1866 г. в отставку, посвятил себя издательской деятельности. Совместно с М.П. Надеиным он приобретает книжный магазин, принадлежавший П.А. Гайдебурову, и приступает к изданию книг. В 1866 г. выходит в переводе Павленкова и его друга В.Д. Черкасова «Полный курс физики» профессора А. Гано. Это было пособие по самообразованию, что, и определило успех. Удача окрылила Павленкова, и он решил осуществить свою давнюю мечту — издать сочинения Д.И. Писарева. Первая часть сочинений Писарева была издана в апреле 1866 г., на вторую же был наложен арест (2 июня 1866 г.) и возбуждено судебное преследование издателя. В 1868 г. за участие в организации похорон трагически погибшего Писарева Павленков после 10- месячного заключения в Петропавловской крепости был сослан в Вятскую губернию «с учреждением за ним строгого полицейского надзора и воспрещением ему на будущее время издательской деятельности» . Несмотря на это запрещение, Павленков и в ссылке продолжает издавать книги, действуя через В.Д. Черкасова и других сочувствующих ему издателей. В ссылке Павленков составил «Наглядную азбуку», изданную в 1873 г. в Вятке и Петербурге (по ней благодаря рисункам можно было усвоить буквы без помощи учителя). Здесь же он подготавливает к изданию публицистический сборник «Вятская незабудка» (в трех выпусках, 1877-1878). Обличительный характер сборника вызвал очередной судебный процесс (1878). В числе сотрудников «Вятской незабудки» было много ссыльных участников революционного движения 60-70-х гг. Выпуск сборника был конфискован и уничтожен. Всего в период вятской ссылки Павленков издал около 30 книг. В 1877 г. Павленков возвратился в Петербург. Но и теперь его продолжают преследовать и в 1880 г. вновь ссылают в Тобольскую губернию по подозрению в причастности к революционной народнической организации 70-х гг. «Земля и воля». В 1881 г. ему было дозволено возвратиться в Петербург (с учреждением негласного надзора), и он смог, наконец, приступить к осуществлению задуманных планов.
Убежденный просветитель, противник самодержавия, Павленков особое внимание уделял изданию книг для начальных школ и для народного просвещения, пропаганде естественнонаучных знаний. По замыслу В.В. Лункевича и под его редакцией Павленков в 90-е гг. выпускает «Научно-популярную библиотеку для народа» — 40 книжек по всем отделам естествознания. Серия встретила одобрение педагогической общественности и пользовалась длительное время большим успехом у читателей.

Среди изданий Павленкова особой популярностью пользовалась серия «Жизнь замечательных людей» (начата в 1889 г.). В небольших по формату и объему (6 печатных листов), скромно оформленных книжках читателю предлагались биографии выдающихся деятелей мировой науки, истории, литературы, искусства. Павленков подходил критически к отбору имен для серии. В ней представлены преимущественно биографии подлинно прогрессивных деятелей. Для цензуры «Жизнь замечательных людей» была изданием «крамольным». Запрещались отдельные биографии, снимались портреты, эпиграфы, делались купюры. Павленкову приходилось буквально сражаться за выпуск почти каждой биографии. Так, например, чтобы выпустить биографии Ф. Лассаля, Э. Ренана и А.И. Герцена, Павленкову пришлось заказать авторам очерки большего, чем обычно, объема (160 страниц вместо 80-100). Только таким образом можно было их издать, минуя предварительную цензуру. Всего при жизни Павленкова было напечатано 200 биографий тиражом свыше 1,5 млн. экз. (с учетом переизданий). Оценивая серию, Н.А. Рубакин писал: «Ни одно из павленковских дел, по моим наблюдениям, не может сравниться с тем огромным влиянием, которое оказала на русских читателей всех слоев, классов и рангов изданная Павленковым и почти законченная (если только можно ее закончить) „Биографическая библиотека, или Жизнь замечательных людей“» .
Издает Павленков произведения русских писателей и классиков художественной литературы. Им были изданы собрания сочинений писателей-демократов Г.И. Успенского, Ф.М. Решетникова, Н.В. Шелгунова. В 1896 г. он издал доступное 4-томное собрание сочинений В.Г. Белинского. Выпустив однотомники сочинений А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова, Павленков создает новый дешевый тип книги большого формата в два столбца набора, рассчитанный на массового читателя. Известностью пользовались общедоступные «Иллюстрированная Пушкинская библиотека» и «Иллюстрированная Лермонтовская библиотека». Любимым детищем Павленкова был его «Энциклопедический словарь». Впервые он вышел в 1899 г., выдержал семь изданий (последнее, вновь пересмотренное — в 1923 г.). По словам Н.А. Рубакина, «Энциклопедический словарь» «явился как бы маленькой народной энциклопедией, общий дух которой уже никак не вязался с тогдашним настроением царского правительства и социально-экономическим строем» .
В 1894 г. Павленков приобрел право собственности на издание сочинений А.И. Герцена. Однако осуществить это первое в России, издание удалось уже после смерти Павленкова его преемникам (1905). Среди изданий социально-политической тематики следует 5 отметить выпущенный Павленковым в 1899 г. замечательный труд Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Это было второе русское издание книги Ф. Энгельса (первое выпущено в 1894 г. Л.Ф. Пантелеевым). Хотя перевод страдал отдельными искажениями, в целом он содействовал ознакомлению читателя с классическим произведением Ф. Энгельса.
Выпуская книги большими тиражами, Павленков всячески добивался их удешевления. Это Павленкову удавалось благодаря умелой организации издательства, сокращению издержек на набор и оформление, на содержание административно-технического персонала. «Всякая пятачковая надбавка на всякий экземпляр книги, — говорил он, — сущее преступление против читателя-покупателя «.
Умер Павленков в 1900 г., завещав свое состояние на открытие на селе 2 тыс. бесплатных народных читален. Преемники Павленкова продолжали его дело, сохранив просветительные традиции издательства.

Издание «книг для народа»

К 60-м гг. относится начало издательской деятельности организаций, созданных для руководства просвещением народа, — «Товарищества Общественная польза», Московского и Петербургского комитетов грамотности и др. Эти общества стремились издавать книги для народа и таким образом бороться с лубочными изданиями.
В 1858 г. в Петербурге возник «Торговый дом под фирмою Ст. Дм. Струговщикова, Г. Дан. Похитонова, Ник. Ив. Водова и К°». Его целью было издание общедоступной Литературы по различным отраслям естествознания и организация чтения публичных общеобразовательных лекций. Начав с выпуска руководств для обучения грамоте, «Торговый дом» позже издает капитальные труды европейских ученых — французских физиков и астрономов Д.Ф. Араго, П.С. Лапласа, немецкого химика Ю. Либиха и др.
В начале 1860 г. «Торговый дом» был преобразован в товарищество на паях под названием «Общественная польза». Отказавшись от чтения публичных лекций, новое товарищество ограничило свою деятельность выпуском общедоступных книг, «для чтения простому люду и применительно к его разумению». Однако для издательства было характерно отсутствие четкой читательской ориентации, выпуск книг разной степени трудности — это и естественнонаучные издания (в том числе книги Д.И. Менделеева и под его редакцией), солидные исторические труды (Н.И. Костомарова, П.П. Пекарского, С.М. Соловьева), книги для юношества («Дон Кихот», «Робинзон Крузо», сочинения Т. Майн-Рида). Особый раздел составляют книги «для детей и народа» — сочинения писателей и педагогов, В.А. Золотова, М.Б. Чистякова и др., написанные «применительно к разумению» народа, уровень сознания которого приравнивался ошибочно к детскому.
Издательская деятельность товарищества «Общественная польза» продолжалась 35 лет. В 1895 г. оно вынуждено было прекратить свою деятельность.
К 1861 г. относится начало деятельности Петербургского комитета грамотности. Программа общества была разработана И.С. Тургеневым. Особое внимание уделялось изданию книг для народа .
Первыми членами общества были Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, П.В. Павлов, О.И. Паульсон, И.В. Вернадский и другие известные писатели и ученые, общественные деятели. С самого начала Комитет стремился к «удовлетворению потребности чтения в народе посредством издания дешевых книг с политипажными рисунками, которые наглядно поясняли бы описываемый предмет» . Первые 20 лет Комитет ограничивался по преимуществу рассылкой книг по школам и библиотекам, составлением списков книг для народного чтения.
За это время было выпущено 16 книг для руководителей чтения и начинающих учителей.
Положение меняется с середины 80-х гг., когда в Комитет пришли новые молодые силы, представители радикально настроенной интеллигенции — братья Ф.Ф. и С.Ф. Ольденбурги, А.М. Калмыкова, крупные педагоги — В.И. Чарнолуский, Г.А. Фальборг, Н.А. Рубакин и др. В 1880 г. была создана издательская комиссия. Комитет смог приступить к своей основной задаче-выпуску книг для народа, особенно книг, которые показывали «тяжелые картины» многотрудной жизни простых людей и «неравную борьбу людей высшего развития с тягостными, давящими их условиями действительности» . Многие издания Комитета грамотности подвергались конфискации. Так, особый отдел Министерства народного просвещения не одобрил юбилейное издание басен И.А. Крылова с его биографией (1894) на том основании, что в ней «совершенно напрасно» Радищев назван «знаменитым писателем», ибо это «почтенное титло ему никто не усваивал». Министерство народного просвещения не одобрило ряд произведений Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, Т.Г. Шевченко, А.Ф. Погосского и других, вышедших в серии «народные издания». В 1895 г. (в последний год своего существования) Комитет грамотности выпустил более 700 тыс. экз. книг по различным отраслям знания.
В борьбу с лубочной книгой включилось и издательство «Посредник», организованное в 1884 г. Л.Н. Толстым и В.Г. Чертковым. Заключив договор с Сытиным, который обязывался печатать и распространять издания «Посредника» по дешевой цене (от 1 до 5 коп.). Толстой и Чертков добились того, что книги «Посредника» доходили до широких народных масс. Через огромный штат сытинских офеней издания «Посредника» (в основном произведения самого Толстого и других участников издательства — Засодимского, Горбунова-Посадова) распространялись в самых глухих углах России. Эти книжки оформлялись рисунками И.Е. Репина, Н.Н. Ге, В.И. Сурикова, А.Д. Кившенко. Кроме беллетристических произведений «Посредник» издавал для крестьянства книги по сельскому хозяйству, медицине, гигиене, уходу за детьми.
Распространение в народе полезных и разумных книг, противодействие лубочным изданиям ставило своей целью издательство «Народная библиотека», возникшее в 1885 г. Его владелец В.Н. Маракуев, стремясь расширить знания крестьян, издавал не только произведения русских писателей, но и зарубежных — Андерсена, Диккенса, Ожешко, Флобера и Шекспира, а также книги по сельскому хозяйству. Но Маракуев допускал общую для тогдашней интеллигенции ошибку, не делая разницы между детским и «народным» чтением. Не всегда удачен был и выбор произведений, оформление книг. Тем не менее работа Маракуева сыграла определенную положительную роль в издании литературы для массового читателя.
Издание книг для народа вызывало настороженность правительства. Главное управление по делам печати в 1874 г. предложило цензурным комитетам обратить на народные издания «самое строгое внимание, а равно подвергать самой строгой цензуре и все вообще издания, предназначенные для народа». В 1875 г. было повторено предписание «быть в высшей степени внимательными при цензировании дешевых изданий, назначаемых для народного чтения, и в случае, когда замечено будет злонамеренное в них направление, не ограничиваться исключением одних редких мест, а воспрещать их к печатанию целиком» .

Создание вольной русской печати за границей. Издательская деятельность А.И. Герцена

K 50-м гг. относится совершенно новое в истории русской книги явление — зарождается вольная русская революционная печать, нелегальное революционное издательство. Инициатива создания вольной русской печати за границей принадлежит великому русскому революционному демократу А.И. Герцену (1812-1870).
Герцен жил и участвовал в революционной борьбе в тот переломный момент русской истории, когда на арену борьбы выступают разночинцы как ведущая политическая и культурная сила страны. Не возможность» открытой борьбы с» царизмом условиях николаевской России и стремление к активной политической деятельности вынудили Герцена в 1847 г. покинуть родину.
Поставленный перед необходимостью перейти на положение политического эмигранта, Герцен ни на минуту не забывал о своем высоком революционном долге. Идя навстречу потребностям русского освободительного движения, он задумал основать заграницей бесцензурную русскую печать. «Основание русской типографии в Лондоне» — писал Герцен, — «является делом наиболее практически революционным, какое русский может сегодня предпринять в ожидании исполнения иных, лучших дел» . Зная, в каком тяжелом положении находилась в то время русская печать, Герцен рассчитывал, что сумеет помочь передовому русскому обществу высказать мысли которым не находилось места в подцензурной печати в России.
Создание русской типографии в Лондоне, куда в 1852 г. переселился Герцен, было нелегким делом. Серьезную помощь Герцену оказали польские революционные эмигранты. Они помогли ему приобрести в Париже русский шрифт и установить в типографии печатный станок. 22 июня 1853 г. станки «Вольной русской типографии» в Лондоне были пущены в ход.
Первым изданием Герцена была литографированная листовка «Братьям на Руси». В ней, обращаясь к русскому обществу, Герцен объяснял задачи и значение основанной им типографии. «Отчего мы молчим? — писал Герцен. — Неужели нам нечего сказать? Или мы молчим только оттого, что мы не смеем говорить?. Открытая вольная речь — великое дело; без вольной речи — нет вольного человека» . Герцен обратился к соотечественникам c призывом присылать ему литературные материалы для издания их в Лондоне.
В июне 1853 г. появляется первая прокламация, напечатанная; в Вольной русской типографии — «Юрьев день! Юрьев день! Русскому дворянству». Это был горячий призыв к отмене крепостного права. Вслед за тем были отпечатаны брошюра «Поляки прощают Нас», смело ставившая вопрос о равноправии национальностей и о совместной борьбе двух народов — русского и польского — с царизмом, и статья «Крещеная собственность».
Не сразу удалось Герцену наладить прочную и постоянную связь с Россией. «Ответа не было, или, хуже, до меня доходили одни порицания, один лепет страха, осторожно шептавший мне, что печатание за границей опасно, что оно может компрометировать и надевать бездну вреда; многие из близких людей делили это мнение» . Общественное оживление в России в середине 50-х гг. привело к тому, что между Лондонской типографией и Россией установилась постоянная связь.
С осени 1855 г. Герцен приступил к изданию альманаха «Полярная звезда». В центре обложки четко выделялись профили Лестеля, Рылеева, Бестужева-Рюмина, Муравьёва-Апостола, Каховского — пяти казненных декабристов. Эпиграфом были взяты слова из «Вакхической песни» Пушкина: «Да здравствует разум». Всеми средствами Герцен стремился раскрыть «внутреннюю связь и кровное родство» своей вольной печати с деятельностью первого «поколения русского революционного движения. Программа «Полярной звезды» сводилась к борьбе за освобождение крестьян, за свободу печати, против дикого помещичьего права. В «Полярной звезде» печатались самые разнообразные материалы. Здесь впервые увидели свет многие запрещенные стихотворения Пушкина, Лермонтова, Рылеева и других русских поэтов, письмо Белинского к Гоголю, воспоминания декабристов. В «Полярной звезде» были опубликованы различные исторические документы, которые невозможно было напечатать в России по цензурным соображениям. Наибольший интерес «Полярной звезде» придавали произведения самого Герцена и особенно его знаменитое произведение «Былое и Думы». «Полярная звезда» имела необычайный успех в России. Декабрист И.Д. Якушкин писал Герцену из Сибири: «„Полярная звезда“ читается даже в Сибири, и ее читают с великим чувством; если бы вы знали, как бы этому радовались — Свободная ваша речь для всякого русского человека как будто летящий от родины глас» .
С июля 1856 г. приложением к «Полярной звезде» Герцен издавал сборник «Голоса из России».
Тайными корреспондентами «Полярной звезды» были ссыльные декабристы, писатели, библиографы, участники освободительного движения 50-60-х гг. «Полярная звезда» «оказалась своего рода школой, которую прошла целая группа видных литераторов, историков, издателей, библиографов второй половины XIX века» .
В апреле 1856 г. в Лондон прибыл старый друг и единомышленник Герцена Н.П. Огарев, который становится ближайшим помощником и соратником Герцена. По инициативе Огарева Герцен с июля 1857 г. приступил к выпуску нового периодического органа — газеты «Колокол». Девизом были избраны начальные слова «Песни о Колоколе» Шиллера «Vivos voco!»-»Зову, живых». «Мы поставили, — говорилось в редакционной статье от 1 июля 1858 г., — эпиграфом — Vivos voco! Где же живые в России?… Живые — это те рассеянные по всей России люди мысли, люди добра, всех сословий, мужчины и женщины, студенты и офицеры, которые краснеют и плачут, думая о крепостном состоянии, о бесправии в суде, о своеволии полиции, которые пламенно хотят гласности, которые с сочувствием читают нас. «Колокол» — их орган, их голос.» .
Вслед за «Полярной звездой» «Колокол» требовал отмены крепостного права, уничтожения цензуры, отмены телесных наказаний. В «Колоколе» публиковались произведения Герцена и Огарева, корреспонденции и документы, разоблачавшие политику Царского правительства, произвол царских чиновников. Могучий призывный набат «Колокола» был услышан во всех уголках необъятной России. С октября 1859 до 1862 г. Герцен и Огарев выпускали приложением к «Колоколу» листок «Под суд!», разоблачавший преступления и безобразия, творящиеся в России. С 1862 г. выходит новое приложение к «Колоколу» под названием «Общее вече». Это издание предназначалось к распространению в народе, в частности среди раскольников и старообрядцев. Язык и изложение материала в «Общем вече» отличались большей популярностью, чем в «Колоколе».
Издания Вольной русской типографии проникали в Россию самыми различными путями: через русских эмигрантов и немецких книгоиздателей, через агентов английских торговых фирм и моряков торговых и военных кораблей. В распространении герценовских изданий принимали участие многие видные общественные деятели. «Колокол» и другие издания Герцена попадали в руки русскому читателю под видом каталогов и детских книг, внутри переплетов и газет, в ящиках с двойным дном, даже в гипсовых бюстах Николая I. В годы первой революционной ситуации «Колокол», говоря словами современника, «гулял» «по всей России»; издания Вольной Лондонской типографии, по словам современника, представляли собой «своего рода высшую инстанцию, к которой апеллировали все искавшие правды….» .
По мере нарастания революционной ситуации в России направление «Колокола» становится все более последовательным и революционным. С его страниц все чаще раздаются решительные призывы к вооруженному выступлению против самодержавия и русских крепостников.
К середине 60-х гг. связи Герцена с родиной ослабли. Значительно сократилась прежняя аудитория «Колокола». Более тесное сближение Герцена и Огарева с революционными демократами привело к разрыву руководителей Лондонской типографии с русскими либералами. Интерес к Лондонской типографии особенно упал в связи со спадом революционного движения в России после подавления польского восстания 1863 г. Правительство обрушилось с репрессиями на тех, кто был связан с лондонскими пропагандистами, переписывался с Герценом и Огаревым, хранил у себя «Колокол» и другие запрещенные издания. Молодое революционное поколение, властителем дум которого был более последовательный и боевой демократ Н.Г. Чернышевский, относилось к Герцену отчужденно, не прощало ему его временных отступлений к либерализму, прежние его колебания.
Стремясь оживить свое издательство, Герцен в 1865 г. перевел Вольную типографию из Лондона в Женеву, где в это время сосредоточилась русская революционная эмиграция, однако ожидаемых улучшений не наступило. В 1867 г. Герцен вынужден был прекратить издание «Колокола». Еще ранее, в 1862 г., перестала выходить «Полярная звезда» и другие периодические издания Вольной типографии.
Герцен и Огарев оказали огромную услугу русскому обществу, выпуская книги, запрещенные в России. Они напечатали сборники «Русская потаенная литература XIX столетия», «Думы К.Ф. Рылеева», сборник «Солдатские песни», издания по истории России. Придавая огромное значение революционным традициям декабристов, своих идейных предшественников, Герцен и Огарев опубликовали отдельными изданиями три выпуска записок декабристов и книгу «14 декабря 1825 года и император Николай I», направленную против клеветнической книги барона М.А. Корфа «Восшествие на престол императора Николая I». В Вольной типографии была впервые после 1790 г. напечатана революционная книга Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Вольная типография печатала революционные воззвания и прокламации, адресованные различным слоям русского общества, в том числе многие воззвания первой «Земли и воли». В 1866 г. Герцен передал Вольную русскую типографию в собственность Л. Чернецкому. Из типографии Чернецкого вышли сборник «Вольный песенник», два номера журнала «Народная расправа» (1869-1870) и ряд прокламаций, написанных Огаревым и Бакуниным. После смерти Герцена и отъезда Огарева в Лондон типография Чернецкого пришла в упадок и в 1872 г. была им продана.
В истории русского революционного издательского дела и печати Герцен сыграл выдающуюся роль. «Герцен, — говорил Ленин, — создал вольную русскую прессу за границей — в этом его великая заслуга»  

Нелегальные революционные типографии и издания 60-70-х гг. XIX в.

Начало нелегальной революционной печати внутри России относится к периоду первой русской революционной ситуации 1859- 1861 гг. В течение 1859-1861 гг. московские студенты П.Г. Заичневский и П.Э. Аргиропуло наладили издание литографированных лекций и печатали также запрещенные в России сочинения А.И. Герцена, Н.П. Огарева, Л. Фейербаха, Л. Бюхнера и др.
30 июня 1861 г. в Петербурге появился первый номер листовки «Великорусе». Затем были напечатаны и распространены второй и третий номера «Великорусов». Листовка была напечатана в типографии, принадлежавшей, по некоторым сведениям, тайному, обществу офицеров и помещавшейся в здании Генерального штаба «Великорусе» был задуман как периодическое издание и представлял собою обращение к «образованным классам» с целью выявить и сплотить силы революционного лагеря для борьбы с царизмом. Листовка говорила о возможности крестьянского восстания, если правящие круги России не пойдут навстречу интересам народа.
Второй по времени листовкой, выпущенной в Петербурге в 1861 г., была прокламация Н.В. Шелгунова. Группа революционеров во главе с Н.Г. Чернышевским задумала создать серию прокламаций, адресованных различным слоям общества — крестьянам, войску, купечеству и т.д. Чернышевский написал для этой серии прокламацию «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» («К барским крестьянам»), однако напечатать ее не удалось. Шелгунов написал прокламацию «Русским солдатам от их доброжелателей поклон», но она также не увидела свет. Удалось издать другую прокламацию Шелгунова под названием «К солдатам». К прокламациям Шелгунова и Чернышевского примыкает по содержанию и задачам листовка «К молодому поколению». Авторами ее были сотрудники «Современника» поэт М.Л. Михайлов и Н.В. Шелгунов. Эта листовка была напечатана в Лондонской типографии Герцена и распространена в Петербурге осенью 1861 г.
В 1862 г. студент Петербургского университета П.Д. Баллод оборудовал небольшую типографию на Выборгской стороне. В этой «Карманной типографии» Баллод перепечатал две ранее выпущенные прокламации («К офицерам» и «Подвиг капитана Александрова»), напечатал прокламацию «Русское правительство под покровительством Шедо-Ферроти», написанную другом Баллода по университету П.С. Мошкаловым. Это был ответ на клеветническую брошюру барона Фиркса (прикрывавшегося псевдонимом «Д.К. Шедо-Ферроти»), направленную против Герцена. При обыске у Баллода была обнаружена рукописная статья, также посвященная разоблачению барона Фиркса. Автором, как выяснилось позднее, был Д.И. Писарев. Статья Писарева — яркий памфлет, изобличавший гнилость самодержавного строя в России и призывавший к борьбе с царизмом. «Династия Романовых и петербургская бюрократия должны погибнуть, — писал Писарев, — их не спасут ни министры, подобные Валуеву, ни литераторы, подобные Шедо-Ферроти» .
В начале 60-х гг. действовала типография, принадлежавшая широко разветвленному тайному революционному обществу «Земля и воля». Типография «Земля и воля» была организована в Петербурге в конце лета 1862 г. Во главе ее стоял один из революционеров 60-х гг., последователь Чернышевского Н.И. Утин. 30 августа 1862 г. в типографии «Земля и воля» была напечатана прокламация «К образованным классам». Она говорила о правительственных гонениях, призывала примкнуть к революционной партии для борьбы против правительства. Печатались и другие пропагандистские издания. В конце 1862 г. типография была переведена в Люцинский уезд (Витебская губ.) в имение Мариенгаузен. Здесь был набран первый номер журнала «Земля и воля». Он провозглашал главной целью революционно-демократического движения непримиримую борьбу за свержение царского деспотизма, утверждал, что свободу народы могут завоевать лишь «ценою крови».
В начале 60-х гг. подпольные листовки распространялись в Казани, Перми, Киеве и других городах России. Ряд прокламаций выпустила офицерская революционная организация, действовавшая с 1861 по 1863 г. в войсках русской армии, расположенных в западных районах страны.
С конца 1863 г. издание нелегальных прокламаций в России надолго прекращается. Первые попытки возобновить тайное печатание относятся к 1869 г. Во время студенческих волнений 1869 г. бывший студент университета, революционный критик и публицист П.Н. Ткачев написал прокламацию «К обществу», в которой изложил некоторые требования студентов.
В 1871 г. в Петербурге возникла революционная народническая группа — «кружок чайковцев». Члены группы уделяли большое внимание книжному делу. Начав со скупки и распространения демократической литературы, члены группы вскоре приступили к самостоятельной издательской деятельности.
На средства кружка чайковцев в России были изданы «Азбука социальных наук» и «Положение рабочего класса в России» Н. Флеровского (В.В. Берви), «История французской революции» Луи Блана, «Рабочий вопрос» Ланге, сочинения Н.В. Шелгунова, М.Л. Михайлова, И.А. Худякова и других писателей-демократов. В 1871 г. чайковцы организовали типографию в Цюрихе, перенесенную затем в Женеву. Здесь широко развернулось издание нелегальной литературы. Одна за другой выходят народнические книжки «Хитрая механика», «Сказка о четырех братьях», «Истерия одного французского крестьянина», «Чтой-то, братцы…» и многие другие, получившие в России очень широкое распространение.
Осенью 1872 г. в Петербурге возник пропагандистский кружок, во главе которого стоял А.В. Долгушин. В первой половине 1873 г. долгушинский кружок перенес свою работу в Москву. В деревне Сараево, в 25 верстах от Москвы, были приобретены земельный участок и дача. Здесь в июне 1873 г. А.В. Долгушин и его товарищи приступили к печатанию прокламаций. Всего было выпущено три прокламации: «Как должно жить по закону природы и правды», «Русскому народу», «К вам, интеллигентные люди». Первая листовка была написана Н. Флеровским и проповедовала «религию равенства». Автором второй листовки был сам Долгушин. Она звала народ к восстанию. Последняя листовка, обращенная к интеллигенции, призывала идти «в народ». После ареста Долгушина осенью 1873 г. Л.А. Дмоховский переслал шрифт и часть оборудования типографии в Харьков. Часть оборудования была зарыта.
В 1873 г. печатала прокламации типография, принадлежавшая правительственному стенографу народнику И.Н. Мышкину и ревельскому гражданину Э. Вильде. Мышкин вынашивал широкий план издания книг «в защиту рабочего элемента от гнетущих его эксплуататоров». Однако отпечатанный им сборник «Об отношении господ к прислуге и о мировом институте» был в середине апреля 1874 г. конфискован и сожжен. Тогда Мышкин решил перейти к нелегальной издательской деятельности. На помощь ему пришел бывший студент Московского университета революционер П.И. Войнаральский. В последних числах апреля 1874 г. в типографии на Тверском бульваре Мышкин с помощью революционно настроенных девушек-наборщиц стал набирать запрещенную литературу. Первой была набрана книга «История одного из многострадальных» (народническая переделка романа Эркмана-Шатриана). Мышкин напечатал также прокламацию «Чтой-то, братцы…», очень популярную среди крестьянства. В мае 1874 г. была заведена новая типография на Арбате. При типографии было устроено конспиративное отделение, получившее название «Женской наборной». Отпечатанные брошюры и листки отправлялись в Пензу, Самару, Рязань, Саратов, Петербург и другие города. В Саратове был снят дом, в котором Войнаральский открыл «Башмачную мастерскую». Здесь брошюровались поступавшие из Москвы под видом «товара» революционные издания и отсюда уже распространялись по Волге и другим местам. «Башмачная мастерская» и типография Мышкина были разгромлены царской жандармерией летом 1874 г.
Деятельность нелегальных типографий становится особенно интенсивной в 1873-1874 гг., когда начинается массовое хождение революционной молодежи «в народ» для пропаганды социалистических идей и призыва крестьян к восстанию. Именно в это время появляется основная масса пропагандистских народнических брошюр и листков. Значительную часть «литературы для народа» народники печатали за границей.
«Заграничную литературу довольно жадно читали в России, — пишет П.Л. Лавров, — и это положило основание особенной специальности среди русских агитаторов новой отрасли „книжного дела“» . Предназначенные для нелегального распространения в народе, пропагандистские брошюры писались большей частью в форме сказок, рассказов и религиозных поучений особым «народным» языком. Для конспирации на обложках и титульных листах указывались вымышленные названия, чаще всего в духе лубочных изданий. Так, например, популярная брошюра «О правде и кривде», написанная Степняком-Кравчинским, была издана в Женеве в 1875 г. под заглавием: «Слово на великий пяток преосвященного Тихона Задонского епископа Воронежского». В выходных данных было указано: «Киев. Отпечатано в типографии Духовной Академии». Большинство пропагандистских брошюр имело фиктивные выходные сведения и снабжалось пометками об одобрении цензурой. Так, на одном из изданий «Хитрой механики», выпущенном без названия, было указано: «Типография И.С. Варламова. Невский пр.; дом 212. Дозволено цензурою. Спб., 23 мая 1876 г.» Опубликованный на обложке рекламный перечень народнических изданий сопровождался явно издевательским заявлением: «Гг. книгопродавцы и иногородние благоволят обращаться в канцелярию С.-Петербургского Оберполицмейстера».
Созданная во второй половине. 1876 г. новая революционная организация унаследовала от первой русской тайной организации название «Земля и воля». Своей целью она поставила ликвидацию самодержавия и установление народовластия. Для пропагандистской работы была необходима собственная типография.
В начале 1877 г. в Петербурге действовали две тайные типографии. Одна из них, основанная в начале февраля 1877 г., работала под руководством А.Н. Аверкиева и Н.А. Кузнецова. В ней были напечатаны знаменитая «Речь Петра Алексеева» и «Речь Софьи Бардиной» — речи во время суда над революционерами, вошедшего в историю под названием «Процесса 50-ти». Особой популярностью эти издания пользовались у молодежи. «Подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда, и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, разлетится в прах», — предрекал Петр Алексеев. Типография была захвачена полицией в ночь на 14 апреля 1877 г.
Другая типография была устроена осенью 1877 г. Она получила название «Вольная русская типография». Станок и шрифт для нее доставил из-за границы опытный конспиратор и организатор А.И. Зунделевич. В типографии работали А.И. Зунделевич, М.К. Крылова и молодой болгарин П.Г. Кардовский (Козловский). Здесь печатались материалы судебного процесса 193-х. Огромное впечатление на общество произвела напечатанная в этой типографии «Речь И.Н. Мышкина» — мужественный обвинительный акт против самодержавия и царского суда.
«Вольная русская типография» напечатала 23 пропагандистские брошюры и листовки. Работала она восемь месяцев — по май 1878 г.
К этому времени удалось пустить в ход еще одну — третью по счету — землевольческую типографию. В ней в 1878 г. была набрана брошюра «Тюремные видения» и листовка «24 января
1878 г.». С конца марта 1878 г. стали выпускать первую народническую газету в России — «Начало». В мае 1878 г. типографию перевели в квартиру, снятую на Имя М.К. Крыловой — фиктивной жены Н.К. Буха. Это была опытная наборщица-революционерка. Помещение типографии было тщательно законспирировано. Среди тех, кому был дозволен доступ в типографию, были А.Д. Михайлов, Г.В. Плеханов, О.В. Аптекман. С осени 1878 г. кружок газеты «Начало» передал типографию землевольцам.
25 октября 1878 г. из «Петербургской вольной типографии», как она теперь называлась, вышел первый номер газеты «Земля и воля». Это нелегальное социально-революционное обозрение издавалось регулярно до 8 апреля 1879 г. Землевольцы вели пропаганду и среди рабочих; Для них были отпечатаны прокламации «От рабочих фабрики Шау», «От ткачей новой бумагопрядильни». В этой же типографии была отпечатана программа «Северного союза русских рабочих».
Жандармы сбивались с ног в поисках таинственной типографии. Шеф жандармов докладывал царю: «…более полутора лет безуспешно производящиеся розыски подпольной типографии составляли предмет глубочайшего прискорбия покойного Мезенцова и его сотрудников» . Ненавидимый всеми шеф жандармов Н.В. Мезенцов был убит по приговору «Земли и воли» революционером С.М. Степняком-Кравчинским. По горячим следам Кравчинский написал брошюру «Убийство шефа жандармов генерал-адъютанта Мезенцова» с подзаголовком «Смерть за смерть».
Весной 1879 г. на съезде в Воронеже произошел раскол «Земли и воли» и возникли две новые организации Народников — «Чёрный передел» и «Народная воля». Типографию тоже разделили.
Новое помещение для народовольческой типографии было найдено в доме № 10 по Саперному переулку. Здесь 4 октября
1879 г. вышел первый номер газеты «Народная воля». В правительственных сферах были этим крайне обеспокоены. «Царь сердился на жандармов, на градоначальников, — вспоминает Н.К. Бух, — что они не могут найти революционных гнезд и не могут арестовать этой проклятой «Петербургской вольной типографии» . На Саперном переулке были отпечатаны три номера «Народной воли», «Пир на весь мир» Некрасова, несколько прокламаций.
Обнаружить типографию удалось по чистой случайности. В ночь с 17 на 18 февраля 1880 г. жандармы неожиданно появились в квартире, где размещалась типография. Ее работники защищались героически. «Можно без всякого самохвальства сказать, что в России умеют умирать, но поведение типографщиков «Народной воли» оставляет далеко за собой все другие аналогичные случаи», — говорилось в «Листке „Народной воли“», который вышел 1 июня 1880 г.
Вскоре удалось наладить деятельность «Летучей типографии „Народной воли“», в целях конспирирования ее переносили с места на место.
С середины октября 1880 г. в Петербурге действовала еще одна «Летучая типография „Народной воли“» — на квартире Геси Гельфман и рабочего Макара Тетерки. В ней печаталась «Рабочая газета», основанная А.И. Желябовым. В передовой первого номера 15 декабря 1880 г. Желябов «писал: «Полюбилось вольное печатное слово русским людям, и читают его наперебой, читают не только люди ученые (интеллигенция), но и много грамотного рабочего люда».
Еще одна «летучая» типография «Народной воли» была устроена летом 1883 г. на квартире учителя М.П. Шебалина и его фиктивной жены курсистки П.Ф. Богораз. В ней печатались «Листки» „Народной воли“». В январе 1884 г. на квартире учительницы С.А. Сладковой была основана «типография группы «Молодых народовольцев», во главе с П.Ф. Якубовичем, успевшая выпустить три прокламации.
«Чернопередельцам досталась лишь часть оборудования «Петербургской вольной типографии», этого было недостаточно для выпуска революционной литературы, и члены группы начали переговоры о приобретении типографского оборудования с В.А. Переплетчиковым, владельцем легальной типографии в Смоленске. В декабре 1879 г. типография была доставлена в Петербург. В ней был набран первый номер газеты «Черный передел». Вскоре, однако, в ночь с 28 на 29 января 1880 г., типография была обнаружена и работники ее арестованы. Печатание второго номера «Черного передела» было перенесено в Лондон.
В конце 1880 г. в Минске возникла новая типография чернопередельцев. Ее устроители изучали наборное дело в местных легальных типографиях. Минская типография продержалась до конца 1881 г.
Провалы, аресты, казни не останавливали народовольцев. Революционные издания печатались не только в Петербурге и Москве, но и во многих других городах России — в Киеве, Таганроге, Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Дерпте, Туле.
Во второй половине 70-х гг. появился рабочий читатель с разнообразными духовными интересами. «Любой рабочий, — говорилось в агентурной записке, датированной 17 марта 1876 г., — рассуждает об интересующих его вопросах, читает не только общедоступные книги, но нередко следит за периодической печатью, причем останавливает свое внимание исключительно на статьях политических или либерального направления, дающих повод по преимуществу к осуждению правительственных распоряжений». Плеханов рассказывает об одном рабочем, А.Е. Городничем, который, работая по 10-11 ч в сутки на заводе, ежедневно просиживал до часу ночи за книгами по разнообразным вопросам.

По мере развития рабочего движения из его среды выделяются талантливые руководители, которые начинают вести пропаганду среди рабочих и приступают к созданию своих собственных рабочих организаций. Первые рабочие организации, отдававшие еще в своей деятельности дань народничеству, возникают во второй половине 70-х гг. С первых же шагов своей деятельности они предприняли попытки вести печатную пропаганду.
В 1875 г. в Одессе был создан «Южно-российский союз рабочих». Во главе его стоял рабочий-революционер Е.О. Заславский. Он основал типографию, где наряду с легальной продукцией печатал от имени «Союза» листовки и прокламации, получившие широкое распространение на юге России. Одну из них жандармы обнаружили 25 декабря 1881 г. в Белостоке. Отпечатана прокламация в типографии Заславского, но помечена вымышленными выходными данными: «Дозволено цензурою. Одесса, 5-го октября 1875 г. Печ. в тип. Военного штаба». «Когда наступит всеобщее объединение, — говорилось в листовке, — тогда пробьет час освобождения рабочего класса из-под ига всех грабителей, во главе которых возвышается царь». Типография Е.О. Заславского была арестована в конце в 1875 г.

В 1878 г. в Петербурге был основан «Северный союз русских рабочих». Его возглавляли рабочий революционер столяр С.Н. Халтурин и слеварь В.П. Обнорский. В программе «Северного союза» выдвигались уже задачи завоевания политической свободы и политических прав для народа.
Живя в 1874-1875 гг. в Вятке, Халтурин сблизился со ссыльными революционерами, пристрастился к чтению нелегальной литературы. В Петербурге Халтурин завел рабочую библиотеку, занимался политическим самообразованием, участвовал в народнических кружках. Однако народническая идеология уже не удовлетворяла наиболее сознательных рабочих. Нужно было бороться за собственные политические права и свободу, вести свою печатную пропаганду.
Решено было обзавестись собственной типографией, чтобы не зависеть от народников.
С помощью сочувствовавших рабочих Халтурин сумел к началу 1880 г. наладить нелегальную типографию. В ней печатались материалы, написанные самими рабочими без участия интеллигенции и адресованные рабочим.
15 февраля 1880 г. вышел первый и единственный номер печатного органа «Северного союза» — газета «Рабочая заря». Внешне она напоминала больше листовку. Обращаясь к рабочим, Халтурин писал: «Будущее в наших руках, оно нам принадлежит, пустим же его! Смело вперед на борьбу с правительством и хозяевами, с нынешним обществом за свои права, за новую жизнь».
Полиция выследила типографию. Она была захвачена в ночь на 14 марта 1880 г. Изъятый из типографии шрифт оказался сходным с похищенным в свое время землевольцами при перевозке типографии Вольфа. Некоторые издания «Союза» печатались в «Петербургской вольной типографии», в их числе и программа «Союза».
Нелегальные народнические и рабочие типографии 70-х гг., используя опыт нелегальной литературно-издательской деятельности предшествующего периода, сыграли значительную роль в выработке технических приемов и конспиративной тактики революционного подполья. Критическое усвоение их опыта помогло наладить нелегальную революционную пропаганду первым марксистским организациям, возникшим в 80-е гг.

Издательская деятельность первых русских марксистских организаций. Начало издания и распространения в России произведений К. Маркса и Ф. Энгельса

Интерес к произведениям К. Маркса и Ф. Энгельса возник в России еще в 40-е гг. С отдельными произведениями основоположников научного социализма в оригинале были знакомы Герцен, Белинский и петрашевцы. В 1843 г. в журнале «Отечественные записки» В.П. Боткин в обзоре новинок германской литературы за 1842 г. излагал содержание статьи Ф. Энгельса «Шеллинг и откровение». 26 января 1845 г-. Белинский писал Герцену о сильном впечатлении, которое произвела на него статья К. Маркса «К критике гегелевской философии права», опубликованная в журнале «Немецко-французские ежегодники». В коллективной библиотеке кружка петрашевцев хранились книги К. Маркса «Нищета философии» и «Положение рабочего класса в Англии» Ф. Энгельса. Маркс отмечал большой успех «Нищеты философии» в России.
Интерес к произведениям Маркса и Энгельса в России усиливается в 60-70-е гг. Особенный успех выпал на долю книги Маркса «К критике политической экономии». В 1860 г. в Московском университете была прочитана лекция об этой книге Маркса, замалчивавшейся на Западе. Идеи Маркса проникают на страницы демократической русской печати. Известный писатель-революционер Н.В. Шелгунов популяризировал в журнале «Современник» книгу Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии». Шелгунов писал об Энгельсе, что «европейская литература обязана ему лучшими сочинениями об экономическом быте английского рабочего». В 1871 г. была предпринята попытка издать книгу «Положение рабочего класса в Англии» в русском переводе. Однако этому помешала царская цензура.
В конце 60-х гг. появляются первые русские переводы произведений Маркса и Энгельса. В изданной в Петербурге в 1869 г. книге Э. Бехера «Рабочий вопрос в его современном значении и средства к его разрешению» был напечатан перевод написанного Марксом программного документа I Интернационала «Временный устав Международного товарищества рабочих». В 1869 г. в Женеве был выпущен первый русский перевод «Манифеста Коммунистической партии». Перевод приписывается М.А. Бакунину. Многие важнейшие положения этого классического произведения Маркса и Энгельса были искажены в переводе. Так, понятие «класс» Бакунин перевел как «сословие», «классовая борьба» как «сословная борьба», понятие «открытое восстание» заменялось словом «бунт» и т.д. Это объяснялось анархизмом М.А. Бакунина.
Ряд произведений Маркса в русском переводе был издан в 1870-1871 гг. Русской секцией I Интернационала. Ее представителем на Генеральном совете Интернационала был К. Маркс. В 1871 г. в Цюрихе чайковцы выпустили русский перевод книги К. Маркса «Гражданская война во Франции», содержащей блестящей анализ деятельности и ошибок Парижской коммуны.
Первой крупной книгой К. Маркса, изданной в России, был «Капитал». На немецком языке «Капитал» был опубликован в 1867 г. Еще до выхода русского перевода «Капитал» был известен в России на языке оригинала. В 1870 г. в демократических журналах «Отечественные записки» и «Дело» были опубликованы статьи с выдержками из «Капитала». С «Капиталом» были знакомы К.А. Тимирязев, видные русские экономисты В.В. Берви-Флеровский, Н.И. Зибер и др.
Переводить «Капитал» начал еще в конце 60-х гг. М.А. Бакунин, но вскоре отказался от этой работы. За нее взялся видный русский революционер, друг Маркса Герман Лопатин. Но и Лопатину не удалось закончить перевод «Капитала», он выехал в Сибирь для организации побега Чернышевского из Вилюйской тюрьмы. Работа была доведена до конца русским народником Н.Ф. Даниельсоном (Николай — он). В 1872 г. в издательстве Н.П. Полякова вышел Первый русский перевод первого тома «Капитала». Тираж — 3 тыс. экз. В 1885 г. (в переводе того же Даниельсона) вышел второй том «Капитала», а в 1896 г. — третий. Россия была первой страной, где появился перевод гениального творения Маркса. Царская цензура разрешила легальное издание первого тома «Капитала». «Можно утвердительно сказать, — писал один из цензоров этой книги, — что ее немногие прочтут в России, а еще менее поймут ее. Притом же исследование автора относится исключительно к заграничным порядкам фабричной Промышленности, преимущественно английской, о русских фабриках упоминается только вскользь в двух или трех местах» . Однако мнение цензора не оправдалось. Книга привлекла внимание различных кругов русского общества. О выходе «Капитала» оповестили многие газеты Петербурга и Москвы. За 12 месяцев было распродано около 1 тыс. экз. Выход в свет русского перевода «Капитала» доставил Марксу огромную радость. Позднее друг Маркса рабочий Ф. Лесснер вспоминал: «Когда готовый экземпляр русского «Капитала» дошел до него из Петербурга, то это событие, как важное знамение времени, превратилось для Маркса, его семьи и его друзей в настоящее торжество» .
В начале 80-х гг. возникают первые русские марксистские группы, начинается новый этап в истории русской революционной печати и книгоиздания.
В 1883 г. в Женеве создана первая русская марксистская организация — группа «Освобождение труда», она много сделала для распространения марксизма в России. Еще до организационного оформления группы, в 1882 г., Г.В. Плеханов перевел и издал в Женеве «Манифест Коммунистической партии». «Чтение «Коммунистического манифеста» составляет эпоху в моей жизни, — писал Плеханов. — Я был вдохновлен «Манифестом» и тотчас же решил его перевести на русский язык». Авторы «Манифеста» высоко ценили перевод Плеханова. «Переводить «Манифест» необычайно трудно, — писал Ф. Энгельс, — русские переводы пока что лучшие из всех, которые я видел» . Высокую оценку плехановскому переводу дал В.И. Ленин. Русское издание «Манифеста» сыграло большую роль в пропаганде идей марксизма в России и получило широкое распространение в нелегальных рабочих и студенческих кружках.
25 сентября 1883 г. в Женеве появилось официальное извещение об организации группы «Освобождение труда» и об издании ею серии книг под названием «Библиотека современного социализма». С этого времени русские переводы произведений Маркса и Энгельса выходят в этой серии уже как официальные издания группы. Группа ставила при этом следующие задачи:
1.  распространение идей научного социализма путем перевода на русский язык важнейших произведений школы Маркса и Энгельса и оригинальных сочинений для читателей различной подготовки;
2.  критика господствующих в среде русских революционеров учений и разработка важнейших вопросов русской общественной жизни с точки зрения научного социализма и интересов трудящегося населения России.
С 1884 г. по 1894 г. в серии «Библиотека современного социализма» вышло пять работ К. Маркса и Ф. Энгельса.
В 1884 г. опубликована работа Ф. Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке» в переводе В.И. Засулич под названием «Развитие научного Социализма». «Ваш перевод моей брошюры, — писал Энгельс В.И. Засулич, — я нахожу превосходным. Как красив русский язык! Все преимущества немецкого без его ужасной грубости» .
В 1885 г. выходит «Речь о свободе торговли» К. Маркса, а в следующем, 1886 г. — «Нищета философии». Энгельс охотно откликнулся на просьбу группы «Освобождение труда» просмотреть корректурные листы русского издания. «Для меня и для дочерей Маркса, — писал он, — будет праздником тот день, когда появится в свет «Нищета философии» в русском переводе» .
Группа «Освобождение труда» издала также произведения Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах» (1892) и «Социальные отношения в России» (1894). В 1894 г. опубликована работа К. Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта».
Несмотря на отдельные пропуски, неточности и прямые ошибки, переводы группы «Освобождение труда» в целом верно передавали текст работ К. Маркса и Ф. Энгельса, знакомили русского читателя с произведениями основоположников научного социализма.
Кроме «Библиотеки современного социализма», группа « Освобождение труда» издала серию книг под общим названием «Рабочая библиотека». Эта серия была рассчитана на наиболее подготовленных «интеллигентных читателей рабочего класса».
Брошюры этой серии проникли в Россию и читались в первых марксистских кружках.
В серии «Библиотека современного социализма» и помимо нее выходили работы представителей западноевропейского социализма (П. Лафарга, Ж. Геда и др.), произведения членов группы «Освобождение труда» — Г.В. Плеханова, П.Б. Аксельрода, В.И. Засулич. Особое значение для русского революционного движения имели сочинения Г.В. Плеханова, выдающегося пропагандиста и теоретика марксизма, — «Социализм и политическая борьба» (1883- первый выпуск «Библиотеки современного социализма»), «Наши разногласия» (1884 — третий выпуск «Библиотеки современного социализма»). Работы Г.В. Плеханова способствовали распространению марксизма в России и сыграли важную роль в борьбе с народничеством.
Кроме книг и брошюр, группа «Освобождение труда» издавала также литературно-политический сборник «Социал-демократ» (1888-1892). В нем принимали участие некоторые деятели западноевропейского рабочего движения: Элеонора Маркс-Эвелинг, Жюль Гед и др. В № 1-2 «Социал-демократа» за 1890 г. была напечатана статья Ф. Энгельса «Внешняя политика русского царизма», написанная по просьбе Засулич специально для журнала, и статья «Отставка буржуазии». Была опубликована часть переписки К. Маркса и А. Руге 1843 г. (№ 4 за 1892 г.).
Издания группы широко распространялись в нелегальных революционных кружках России 80-90-х гг. На них воспитывалось целое поколение русских марксистов. Значение группы «Освобождение труда» В.И. Ленин видел в том, что она теоретически основала русскую социал-демократию и сделала первый шаг навстречу рабочему движению.
Первой в России революционной организацией, установившей связь с группой «Освобождение труда», было студенческое «Общество переводчиков и издателей», созданное в августе 1882 г. в Москве. Руководителями и организаторами общества были студенты Московского университета П.А. Аргунов, В.Т. Распопин и П.В. Соколов. «Общество переводчиков и издателей» не понимало принципиальной разницы между народничеством и марксизмом, но развивалось в марксистском направлении и проявило серьезный интерес к теории научного социализма.
Члены «Общества переводчиков и издателей» переводили и издавали произведения западноевропейских социалистов, главным образом работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Они выпустили ряд агитационных брошюр и воззваний, периодические сборники «Социалистическое знание», где публиковались произведения К. Маркса и Ф. Энгельса. Большая часть изданий была отпечатана в литографии Н.А. Янковской под видом университетских лекций.
Осенью 1883 г. «Общество переводчиков и издателей» установило связь с группой «Освобождение труда». В апреле 1884 г. «переводчики» перепечатали большим тиражом и распространили книгу Г.В. Плеханова «Социализм и политическая борьба».
Члены «Общества переводчиков и издателей» имели непосредственную связь с Ф. Энгельсом. Он одобрил работу «Общества» и его планы на будущее. Выпущенные «Обществом переводчиков и издателей» произведения социалистической литературы знакомили революционную молодежь с марксизмом.
В конце 1883 г. в Петербурге независимо от группы «Освобождение труда» была создана социал-демократическая группа — «Партия русских социал-демократов». Ее организатором был болгарский революционер Д. Благоев, в ту пору студент Петербургского университета. Вскоре благоевцы установили связь с плехановской группой «Освобождение труда» и приступили к пропагандистской работе среди рабочих и интеллигенции. Издательская деятельность группы началась с выпуска гектографированных популярных народовольческих брошюр и прокламаций.
В 1884 г. благоевцы организуют собственную типографию. Оборудование привез из Западного края В.А. Кугушев. В этой типографии была напечатана популярная в рабочей среде брошюра «Хитрая механика» В.Е. Варзара. Вскоре полиция обнаружила типографию. Пришлось начать все сначала. Новая типография была оборудована на квартире В.Г. Харитонова. Здесь в 1885 г. напечатаны два номера газеты «Рабочий». Это была первая социал-демократическая газета в России. «Рабочие говорили о ней с гордостью», — вспоминал Благоев .
В 1886 г. благоевцы напечатали брошюру «Царь голод». Автор ее — народоволец А.Н. Бах, впоследствии крупный советский ученый, академик.
Во втором номере «Рабочего» была напечатана статья Г.В. Плеханова «Современные задачи русских рабочих (письмо к петербургским рабочим кружкам)» и статья П.Б. Аксельрода «Выборы в германский рейхстаг и социально-демократическая партия». В 1885 г. Благоева арестовали и выслали за границу, были схвачены и другие члены группы. При обыске на квартире Харитонова было обнаружено 9 экз. гектографированной программы под названием «Введение в историю и политическую экономию» и списки литературы к этой программе со ссылками на произведения К. Маркса и Ф. Энгельса.
В Казани в конце 80-х гг. XIX в. пропаганду марксистских идей вел кружок Н.Е. Федосеева. В 1889 г. «федосеевский кружок» отпечатал на гектографе работу Ф. Энгельса «Развитие научного социализма». Готовились к изданию переводы других произведений основоположников научного социализма.
Несмотря на крайне тяжелые условия, издательская деятельность первых русских марксистских организаций принесла свои плоды. Выпущенные ими произведения К. Маркса и Ф. Энгельса сыграли значительную роль в распространении марксистских идей в России среди передовой части русской молодежи.

И.Е. Баренбаум

См. также:

Книга в России в первой половине XVIII в.
Первопечатник ли Иван Федоров?
Общая характеристика книжного дела в XVII в. 
Тематика и типы рукописных книг. 
Памятники книжной письменности XVI в.

Материал и орудия письма. Оформление рукописных книг
Книжное дело на Руси XIV-XV вв. 
Памятники древнерусской книжной письменности XI-XIII вв.
Происхождение славянского письма
Краткий обзор основной литературы по истории русской и советской книги



Другие новости и статьи

« Каждый пятый россиянин считает, что русская литература переживает кризис

Чтение и грамотность »

Запись создана: Суббота, 23 Март 2019 в 1:01 и находится в рубриках После Крымской войны, После Русско-японской войны.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы