Современные концепции и подходы к изучению истории



12 декабря - день Конституции


Современные концепции и подходы к изучению истории

oboznik.ru - Современные концепции и подходы к изучению истории

Это хорошо, что в демократическом обществе огромен и противоречив поток информации. Каждый слушатель, зритель, читатель может (имеет право) выбирать. У авторов информации свои планы, свой набор доводов, приемов воздействия на вашу волю, ваше поведение. Разберитесь сами. У вас ведь тоже свои интересы, интересы семьи.

Надеемся, вам близки интересы родного города, у вас есть ваша страна (а не «эта страна»). С таких позиций (такой же опыт у других стран мира) контрольные вопросы к конкретной информации тоже вполне конкретны:

1) как автор относится к национальным интересам страны (единство ее территориальной целостности и достаточной обороноспособности; защита конкурентоспособности национальной экономики в прогрессивном потоке интеграционных процессов; развитие национальной культуры, языка, национального менталитета)

2) как автор оценивает действия власти по отношению к правам человека? Власть обязана дать шанс каждому россиянину на достойный образ жизни: работу с заработком не ниже двух прожиточных минимумов, возможность приобрести жилье, учить детей, получать квалифицированное медицинское обслуживание. Власть обязана защитить нашу жизнь от экстремистов, бандитов, коррупционеров, авторов «пирамид», иностранных агрессоров.

Конституция РФ именно так и утверждает в ст. 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Разумеется, и мы обязаны поддерживать, защищать власть, но именно такую власть.

Права и обязанности человека в новом обществе являются основой идеологии. Чтобы россиянин стал хозяином своей судьбы, научился влиять на власть, он должен, прежде всего, осознать свой личный интерес на сегодня и на перспективу. Свой интерес познается личным опытом, опытом социальных групп, истории мира, страны, твоих земляков. Наука утверждает: люди существуют на Земле приблизительно на протяжении 800 поколений, причем большую часть столетий они прожили в пещерах.

Два последних поколения необычны: им принадлежит больше достижений в области науки и техники, чем предыдущим 798 поколениям, вместе взятым. Темпы перемен в жизни этих двух поколений стремительны. По мнению американца Артура М. Шлезингера, тот, кто мальчиком мог видеть в 1903 г. в Китти-Хоке полет братьев Райт, длившийся всего несколько секунд, имел возможность в 1969 г. наблюдать посадку «Аполлона-2» на Луну. Россия развивалась особенно динамично: от деревянного плута, основного орудия труда крестьянской России в 1917 г., к первому в мире запуску спутника Земли в 1957 г., первому космическому полету Юрия Гагарина в 1961 г. И все это тоже в жизни одного поколения. Так как же изучать историю этих двух поколений, столь не похожих на все предыдущие?

Существуют различные методологии освещения истории. Они рассматривают развитие человеческого общества с различных точек зрения: религиозной, космической, бихевиористской, технократической, формационной, цивилизационной и др.

Концепция церкви.

Религия имеет свое представление о подходе к изучению исторического процесса. Бог создал землю, человека по своему подобию и управляет всем живущим на земле, все во власти Божьей…

Космическое происхождение жизни на Земле.

Появление НЛО, посещение Луны, полеты в глубь Вселенной, многомерность земных явлений — все это побуждает по-особому оценивать наше историческое прошлое.

Концепция А.Л. Чижевского.

Оригинальная теория была разработана русским ученым Александром Леонидовичем Чижевским (1897—1964). Его отец, генерал-артиллерист царской армии, после революции служил начальником курсов красных командиров в Калуге, где будущий ученый подружился с К. Циолковским. А. Чижевский получил блестящее образование в России и за рубежом. В его труде «Земля в объятиях Солнца» (М., 1995) доказывается зависимость исторического процесса на Земле от циклов солнечной активности (среднеарифметически равных 11 годам). 2! А. Л. Чижевский выделяет 4 периода в каждом цикле.

Первый период — минимальная активность Солнца и жизни общества. «Характерные черты этого периода следующие: разрозненность масс, их индифферентизм к вопросам политическим и военным, миролюбивое настроение масс, уступчивость, терпимость, отсутствие желания борьбы за идею или право, что влечет за собой легкую капитуляцию. Политическая жизнь глохнет, подавляется, правительство превращается в тяжелый пресс. Личность утрачивает индивидуальный облик в политической жизни, в сфере интеллектуальной. Ее насилует государственный механизм. Протест личности ничтожен.

Она принимает насилие и терпит его как нечто должное…».

Второй период — нарастание активности. «…Единения масс еще нет, только мало-помалу начинают вновь организовываться партии и группы, намечаются вожди, определяются программы.

Сила внушения вновь появляется в массах… стремление к объединению различных народностей, составляющих данное сообщество… группировки идей и выделение одной основной идеи…».

Третий период — максимальная активность. «…Разрешающий в известные всемирно-исторические моменты важнейшие исторические проблемы и основополагающий новые исторические эпохи. Он побуждает человечество к величайшим безумствам и величайшим благодеяниям.

Он воплощает идеи в жизнь путем пролития крови и лязга железа… величайшие революции и величайшие столкновения народов, начинающие новые эры в жизни человечества…».

Четвертый этап — падение активности. «…Лишь завершаются те события, которые возникли ранее, падение степени единодушного общения масс, споры и разлад в коллективах…». «К периоду «падения активности» политологи относят состояние масс в первые годы XXI в.: тотальная апатия населения, отсутствие в людях стимула к политической жизни. Народ как будто размонтирован изнутри. Любая активность представляется бессмысленной, возможные риски, а тем более жертвы, — глупыми, любые идеи — виртуальными. Все идеологии в этом состоянии духа существуют словно для отвода глаз.

И на этом психически тревожном фоне идет вялый поиск какой-либо единственной „национальной идеи"» (Джекман Г. В поисках утраченного смысла // Родная газета. 2003. 3 окт. С. 15). С таким взглядом можно соглашаться или нет. Но вряд ли следует говорить о политической стабилизации в российском обществе, когда более 40 % населения к началу века упало за черту бедности, 70 % сильно сомневались в объективности нашей избирательной системы.

Петербургский профессор Казимир Кондратович, специалист по исследованию глобальных климатических явлений, считает, что солнечная активность «физически» может воздействовать на политическую жизнь общества. «Природные катаклизмы, буквально, погубили царя Бориса (Годунова). Как известно, пришел он к власти хоть и на крови (убийство царевича Дмитрия), но вполне демократично: собравшаяся у Воробьева спуска демобщественность кричала: «Бориску в цари!», а остальной народ безмолвствовал.

А воцарившись, новый самодержец замыслил разные преобразования к вящей выгоде своих многочисленных прихлебателей и ближних бояр. Но небеса и природа распорядились иначе. Несколько лет подряд летом шли проливные дожди, отчего в центральных областях страны не вызрел хлеб, начались голод и бунты. Царь же Борис на склоне лет, видя такое настроение, начал, сердечный, шибко зашибать винцом, а вскоре и преставился. А страну ждала долгая череда неурожаев, голодных бунтов и самозванцев, — одним словом, Смутное время». Формационный подход. Долгие десятилетия в официальной пропаганде была неоспорима моноидеология — исторический материализм. 23 Марксистско-ленинское учение считает ключом к пониманию единства и многообразия истории человечества формационный подход. Общественно-экономическая формация — это тип общества, представляющий собой определенную ступень его развития, особый социальный организм. В основе каждой формации лежит определенный способ производства.

Производственные отношения, взятые в их совокупности, образуют сущность данной формации. На основе истории развития человечества марксисты выделяют следующие формации: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую (социализм как первая фаза коммунизма). Последовательная смена формаций объясняется прежде всего антагонистическими противоречиями между новыми производительными силами и устаревшими производственными отношениями. Переход от одной формации к другой совершается через социальную революцию. С точки зрения К. Маркса и Ф. Энгельса «история человечества есть история борьбы классов».

Марксистский подход во многом объясняет период классовых битв пролетариата с буржуазией в XIX—начале XX вв. Однако формационный подход не может, опираясь на свои принципы, истолковать всю остальную историю, и особенно события последних десятилетий XX—начала XXI вв. Технократический подход. Олвин Тоффлер предлагает выделить пять этапов развития человечества: земледельческая революция (10 тыс. лет тому назад человек стал возделывать почву); промышленная революция середины XIX в. (открытие закона превращения и сохранения энергии и появление паровых двигателей); техническая революция 40-х гг. XX в. (механизация и автоматизация производства); технологическая революция 70-х гг. XX в. (ЭВМ, полупроводники); информационная революция конца 80—начала 90-х гг. XX в. (компьютерные системы, биоинженерия).

Цивилизационный подход.

Этот подход к изучению истории имеет самые различные трактовки. Предлагается, например, дихотомия: деление цивилизаций на техногенные и традиционные. Техногенные — европейская и американская — характеризуются стремлением к максимально эффективному использованию ресурсов, поиску новых технических решений, организационных инноваций. Человек в этих цивилизациях отличается независимостью личности, индивидуализмом. Традиционные — это все цивилизации Востока, где преобладает стремление к воспроизведению самих себя. Человек здесь признает приоритет коллектива, общественных начал. Очевидно несовершенство такого деления: Япония, Южная Корея вышли на вершины технического прогресса, стали лидерами постиндустриального общества, а по этой теории должны лишь «самовоспроизводиться».

Американский политолог, директор института стратегических исследований при Гарвардском университете С. Хантингтон выделяет 8 современных развивающихся цивилизаций: западная (европейская и североамериканская), конфуцианская (Китай), японская, исламская (арабская, тюркская, малайзийская), индуистская, славяно-православная, латиноамериканская, африканская. Различие культур обуславливает противоречие между этими цивилизациями. По мнению Хантингтона, различия между ними очень глубоки. Несхожи история, язык, культура, религия, традиции; неодинаковы представления о правах и обязанностях людей, свободе и власти, равенстве и неравенстве, о взаимоотношениях гражданина и государства, родителей и детей, мужа и жены. Западные цивилизации по этой теории находятся в зените своей мощи, но у незападных цивилизаций возрастает стремление придать миру «незападный облик». Мир становится более тесным, широкие контакты между цивилизациями усиливают возможность неприятия и столкновения. В связи с этим сегодня вновь в России вспыхнул бескомпромиссный спор между западниками и славянофилами, но уже на новом этапе. По мнению профессора В.Т. Пуляева, сторонники прозапад- нического варианта исходят из того, что европеизация России является для нее благом. Западная эволюция — это норма, магистральная линия развития человечества.

И своеобразие России они видят прежде всего в ее отсталости от Запада. Исторически Европа выросла на демократии римского права, в соответствии с которым приоритетными признаются права индивидуума: формируется либеральная идеология; превалируют индивидуалистические ценности; упор делается на индивидуальную свободу; человек для либерализма — свободный индивид, действующий, как правило, в одиночку; человек общается с другими людьми посредством эквивалентного обмена, а главная функция государства — следить за тем, чтобы не было обмана в этом обмене: рынок и экономические свободы — единственные экономические рычаги либерального развития. Эту модель развития поддерживает протестантская религия. В отличие от западников славянофилы и их последователи считают особенностью общественной жизни России православие и общинный быт. В процессе формирования государства базовыми ценностями россиян становятся коллективизм, психология общего дела, взаимопомощь, взаимовыручка. Православие, утверждая духовность в обществе, становится одним из важнейших оснований исторического развития России.

Учитывая обе эти точки зрения, сегодня говорят об особой евразийской цивилизации России. Другая тема — критическое осмысление исторического прошлого России. Здесь давно в моде самокритика до самоистязания. И поэтому откровенная ненависть к россиянам умело вливается в подобный хор. Церковники активно и порой прозорливо критикуют светских историков. Вот оценка одного из архипастырей, митрополита Иоанна, данная в книге «Русь соборная. Кривое зеркало ..исторической науки"» (СПб : Царское Дело, 1995). «…Уже начиная с XVIII в. (фактически с момента рождения «светской» исторической науки, в корне отличной от церковного, монастырского летописания) отечественные исследователи нашего прошлого по какой-то необъяснимой причине стали кромсать прошлое России вкривь и вкось, как только им заблагорассудится, при свете своего убогого «здравого смысла».

Читая их рассуждения о переломных, судьбоносных периодах русской истории, знакомясь с теми выводами, которые они делают из этих трагических и одновременно героических событий (будь то Смутное время. Раскол или эпоха Иоанна Грозного), неизбежно впадаешь в плен мучительного, сердечного недоумения: что же такое Россия?

Проникаясь порой доверием к столь авторитетным выводам и оценкам, разум беспристрастного читателя оказывается перед неразрешимым противоречием между величественными результатами исторического бытия Руси и ее беспросветной «отсталостью», столь безоговорочно признаваемой и так ярко описываемой на страницах многотомных исследований и монографий. Их труды — увы! — становились источником заблуждения для сотен тысяч россиян, терявших понимание высшего смысла существования России и, соответственно, духовный иммунитет против разрушительных социальных теорий и чуждых «ценностей» богоборчества, русофобии и воинствующего индивидуализма» .

И митрополит Иоанн во многом прав. Вполне уловимо различие между критикой во имя блага Родины и клокочущим ненавистью обливанием грязью национального достоинства России, россиян. По этому поводу А. Пушкин писал Чаадаеву: «…что же касается нашей исторической ничтожности, я решительно не могу согласиться. Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя, но клянусь честью, ни за что на свете не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, той. какой нам Бог ее дал». Такая любовь не слепа, такая любовь требовательна. Но это любовь.

Предлагаемая проф. Г.В. Орловым концепция читаемого курса истории. Теперь модно говорить о «правилах игры». Заявим сразу о своих намерениях.

1. Мы исходим из общепризнанного в условиях плюрализма мнения: идей, объясняющих историю развития общества, и методологических подходов к трактовке событий много, и каждая из них хороша уже тем, что существует. Но ни одна из глобальных идеологий единично не выдержала проверки временем.

Только вместе они продвигают человечество по пути к истине. Суммарный анализ эффективен в любой науке. Химики говорят, чтобы изучить сложную молекулу, нужен суммарный анализ. Эту молекулу можно осветить ультрафиолетовым светом—получим один образ, УФ-спектр. Осветим инфракрасным светом — увидим совсем иной образ, ИК-спектр. Так можно получить пять-шесть совершенно разных образов. Каждый из них высвечивает что-то особенное в единой молекуле. Каждый образ полезен, но полное представление дает лишь совокупный, суммарный образ. Так и ценность различных идеологий определяется эффективностью служения национальным интересам страны и каждой личности на конкретном историческом этапе.

В предлагаемой концепции выбран свой ракурс анализа: главное внимание уделено взаимоотношениям власти — общества — личности.

2. У историка должна быть одна неоспоримая ценность — человек, в данном случае — россиянин. В демократическом обществе он нанимает власть, контролирует ее действия через общественные организации и имеет право отвергнуть власть, если она не отражает интересы личности, национальные интересы общества. Мерилом прогрессивности системы управления обществом с позиции россиянина можно избрать способность власти создавать условия для развития творческого потенциала личности, обеспечить возможность реализации ее коренных интересов (политических, социальных, экономических, духовных); профессионализм власти в гармонизации интересов классов и социальных групп данного общества; ее умение соотносить национальные традиции, опыт своего отечества со всемирным стремлением человечества к свободе и экономическому процветанию, разумно решать проблемы взаимодействия глобальных, общечеловеческих и национальных интересов; способность четко выделять национальные интересы россиян на данном историческом отрезке времени и разрабатывать механизмы взаимоотношений личности — общества — власти по достижению целей национального интереса. Национальные интересы всеми народами и странами понимаются однозначно: защита территориальной целостности, природных богатств страны; развитие национальной экономики, обеспечивающей рабочие места, достойный образ жизни для каждого гражданина, его национальную независимость; забота о физическом и моральном здоровье нации, об уровне образования, науки, культуры.

Этот экзамен власть должна держать не только в день выборов, а ежедневно; каждый шаг, каждое решение должно быть обосновано, доказано россиянину как необходимое ему. его Родине.

3. Мы исходим из факта: государственная власть в России в исследуемые годы (1861—2010) существовала в виде монархии (до февраля 1917 г.). Временного правительства (до октября 1917 г.), Советов (до 1993 г.) и ныне — президентской республики. Каждая из перечисленных систем имела взлеты и падения в своем историческом развитии, и ни одна из них не заслуживает глобального осуждения равно так же, как и безграничного поклонения. Отработав свой «моторесурс», они уходили в прошлое. Их нельзя «взять и отменить», их опыт можно и должно анализировать.

4. Можно утверждать, что в истории XX и XXI вв. существуют две наиболее ярко выраженные системы организации производства и социальной жизни — рыночная и плановая. Каждая из них имеет свои плюсы и минусы. И, подобно маятнику, многие страны совершают путь от одной крайней точки этой амплитуды к другой: от рынка к плану и обратно, выбирая наиболее эффективные подходы к данному историческому моменту. С середины XX в. в ряде стран были предприняты попытки (часто удачные) создать экономику, объединяющую плюсы рыночной и плановой систем. Третий путь получил название «социально-ориентированнаярыночная экономика». В России это движение от рыночной экономики к плановой и обратно проходило в различных политических условиях.

5. Надеемся, вы согласитесь, что объективная оценка исторических событий, тех или иных планов и действий власти и отдельного человека должны соотноситься с понятием «оптимальный вариант в данной ситуации».

Оптимальный вариант бывает жестко необходимым, но единственно спасительным. А вот разобраться и оценить необходимость предпринятых действий, наличие более эффективных альтернатив (т.е. был ли найден действительно оптимальный вариант на тот момент) важно и в дни событий, и более точно, позже, в контексте истории страны, ее национальных интересов. России, стремительно ищущей пути дальнейшего развития своей цивилизации, на наш взгляд, близки многие европейские и североамериканские ценности. Российская история накопила (чаще выстрадала) понимание и необходимость продвижения к демократии, плюрализму форм собственности, регулируемому рынку, социально-ориентированной политике, гармонизирующей взаимоотношения всех классов и социальных групп.

6. Необходимо смотреть на прожитые россиянами века, десятилетия XX в. и первые годы XXI в. с позиции личности и социальных групп. Перед историком всегда неразрывная триада вопросов: кто мы? откуда? куда идем? Чтобы ответить на последний вопрос, нужно заглянуть в глубь веков. В Конституции РФ в гл. I «Основы конституционного строя», ст. 7 записано: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Считаем необходимым проанализировать успехи и промахи на пути выполнения этого закона, попытаться оптимистически взглянуть на российскую историю, спокойно, отстраняя недоброжелателей в любом покрое экстремистских одежд. Очень верное замечание: «У природы нет плохой погоды». Добавим, у истории нет бессмысленно прожитых десятилетий.

Чему учит история поколение XXI века? : учебные материалы по дисциплине «История» / М-во образования и науки Росс. Федерации, Волгогр. гос. архит.-строит. ун-т, Каф. истории ; сост. Д.А. Белов, М.Ю. Давыдова, Г.В. Орлов. Волгоград : ВолгГАСУ, 2011. 59 с.



Другие новости и статьи

« Условия расквартирования войск. Военные городки и их структура

Трафальгар (1805 г.) »

Запись создана: Среда, 3 Октябрь 2018 в 8:46 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы