У повстанцев Словакии



У повстанцев Словакии

Самолет приземлился ночью, а утром мы увидели ровную, аккуратно распаханную долину, стесненную с обеих сторон грядами лесистых гор, уютную и живописную. По меже с цветными корзинками в руках шли девушки в белых платках и коричневых передниках. Они несли в город, на рынок, масло, сыр и помидоры. По деревенской улице, с ее белыми, тесно сдвинутыми домиками, важно шествовал старый крестьянин в широкополой шляпе.

oboznik.ru - У повстанцев Словакии

Это была Словакия - живописная страна трудолюбивого народа.

Здесь, в Карпатах, у подножия гор лежат целые пирамиды камней,— они вынесены крестьянами с поля. Здесь пучки сена насаживают на колья, как куски шашлыка на палочку, чтобы не сгнила и не была унесена ветром ни одна былинка. Здесь крестьянки в осенние дожди ходят под зонтиками, но босиком, сберегая так и платья и обувь.

Труд, бережливость, врожденная любовь к природе… Но вот по шоссейной дороге, по берегу реки мчатся грузовики, и солдатская песня проносится неожиданно, как свист снаряда. Едут раненые. Ноги в лубках. Руки бережно подтянуты на грудь. На голове бинты. Сурово сдвинутые брови, крепко сжатые губы…

И сразу вспоминается, что эта красивая земля сегодня представляет собой островок и об его берега с воем и грохотом разбиваются волны фашистской ярости, что скромный этот народ восстал против гитлеровской тирании, выказав презрение и к танкам, и к самолетам, и к хваленой немецко-фашистской армии.

Пронзительно воет сирена. Пастух кричит девушкам в коричневых передниках:

— Поплах! Поплах!

Два «фокке-вульфа», накренясь на крыло, описывают полукружие над долиной и пикируют на ту самую деревню, откуда идут крестьянки с сыром. Так и в каждом уголке Словакии, каким бы он ни выглядел мирным, чувствуется сейчас эта тяжелая борьба

В старинном селении расположились партизаны, только что вышедшие из боя. Это село описано словацкими поэтами многих поколений. Здесь в неприкосновенности сохраняются национальные обычаи, наряды, песни. Здесь пастухи по вечерам играют в корчме на деревянных дудках-фуярах, здесь кузнецы мастерят и украшают тончайшими инкрустациями знаменитые словацкие посохи с рукояткой в виде топорика. Здесь девушки носят пышные наряды с богатой и своеобразной вышивкой, а парни по воскресеньям надевают короткие рубахи, едва прикрывающие плечи. Открытая грудь отливает бронзой. Два пистолета крест-накрест засунуты за широкий ремень.

В этот день в лучших своих праздничных нарядах крестьяне принимали гостей-партизан. На главной улице была построена арка, и девушки вышли к ней с хлебом и солью. Представитель высшего партизанского штаба почтительно отведал этого хлеба.

Партизаны прошли по селу парадным шагом под трехцветным знаменем Чехословацкой Республики. Все это были добровольцы, верные защитники своей земли. Их присяга гласит:

— Клянусь всем, что мне свято, что в бою за освобождение нашей республики не буду жалеть ни крови, ни жизни. Я пришел сюда добровольно отомстить за муки наших матерей и сестер. Буду послушен приказам командиров. Раненому или попавшему в тяжелое положение другу буду помогать. В этой битве не устану, покуда последний оккупант не будет изгнан из нашей республики. В этом клянусь.

Это партизанское соединение — одно из старейших в Словакии — одержало уже немало побед над немцами. В дневнике боевых действий записаны и взорванные мосты и уничтоженные танки. Однажды партизаны устроили засаду на деревьях. Один спрыгнул на проходящий под деревом танк, открыл люк и двумя ручными гранатами уничтожил экипаж танка. Партизаны сбили шесть вражеских самолетов, уничтожили более двух тысяч гитлеровцев.

Вечером крестьянин в белых штанах, с вышивкой вокруг единственного кармана, в суконной куртке привел к партизанскому командиру своего сына.

— Мой сын молодой — это правда, но вы посмотрите на его плечи — разве ему не дашь восемнадцати лет? — говорил крестьянин.— Рядом со мной он будет воевать, как настоящий мужчина. Ведь я и сам скоро попрошусь к вам, вот хочу только убрать кукурузу — это тоже важно для победы,— а уж потом возьму в руки ружье…

Последний день на словацкой земле. Газеты пишут о возобновившихся атаках гитлеровцев на различных направлениях. Стало известно новое злодеяние фашистов: они заживо сожгли раненых повстанцев, захваченных в плен. Словацкая земля в огне, ее знаменитые, покрытые вечными льдами пещеры служат бомбоубежищами, и по ее подвесным туристским дорогам поднимается в горы оружие.

По городу движутся автомобили — идет пополнение на угрожаемые участки фронта. Патруль, возглавляемый молодым надпоручиком, проверяет документы на площади.

На окраине запах карболки. За большими окнами особняка видны монахини в белых громоздких головных уборах. То сестры-винцентины ухаживают за ранеными.

На заводике, выпускавшем всегда украшения, рабочие осваивают теперь производство мин.

Все повернулось против Гитлера на полном ходу — это говорит о широте повстанческого движения.

Прощание на аэродроме. Словацкий партизан просит оставить ему на память красноармейскую звездочку.

Ночь. Самолет идет над Карпатами. Черные каменистые вершины громоздятся над облаками, ярко освещенные луной. Порой самолет мчится по этим облакам, как по снежному полю. Но вот он идет вниз, пробивая сплошную облачность. Под облаками черная, беззвездная ночь. Видно только, как в пропасти ночи то тут, то там судорожно вспыхивает красное пламя. Это бьет наша артиллерия. Кое-где по склонам гор светляками горят костры. То отдыхают наши солдаты, уже в продолжение многих дней идущие через горы на запад.

Вспоминаются беспримерные подвиги наших советских людей в Карпатах. Встает в памяти рассказ нашего разведчика, который после стычки в тылу врага укрыл раненого друга в пещере и сутки удерживал эту пещеру один. Враги, как ни бесились, не могли ворваться в пещеру. Через сутки они под натиском нашей наступающей части вынуждены были оставить позиции.

Вспоминаются похороны у подножия Карпат героя-летчи-ка капитана Василия Михалевича. Как любил говорить сам Михалевич, он летал «со своим солнцем, со своим ветром». «Своим солнцем» были осветительные ракеты. Выпущенная с самолета ракета освещала какую-нибудь долину, стесненную со всех сторон скалами, и Михалевич шел на посадку. А «свой ветер» был поднят однажды работой пропеллеров. В ту ночь нежданный низкий туман накрыл посадочную площадку с ее сигнальными огнями. А в воздухе кружились новые самолеты. Михалевич приказал завести моторы и разогнать туман.

В последний свой рейс — а это был его 476-й боевой вылет—Михалевич вывозил из немецкого тыла раненого словацкого партизана.

Когда самолет, объятый пламенем, упал среди далеких гор, раненый словак вытащил летчика из кабины и два дня ухаживал за ним. Михалевич умер от ожогов. На траурном митинге товарищи клялись быть достойными его памяти.

…Под крыльями самолета горят огни. Наши части в Карпатах пробиваются на запад, освобождая земли Чехословакии.

C. КРУШИНСКИЙ
Октябрь 1944 г.



Другие новости и статьи

« Россияне любят праздновать 23 февраля

Костры »

Запись создана: Воскресенье, 23 Февраль 2014 в 16:42 и находится в рубриках О патриотизме в России.

Метки: , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы