Начало


9 декабря - день героев О

Начало

oboznik.ru - Начало

Первое наше утро на целине… Поднялись рано. Хозяйки еще только начинали выгонять коров. В окна вагончика снопами брызжет солнечный свет, небо ослепительно-синее. После завтрака утвердили правила: подъем в семь часов утра, отбой в половине двенадцатого, на день остаются двое дежурных. Они убирают вагончики и готовят пищу. Самовольно отлучаться из совхоза запрещается. Староста класса Игорь Беликов утверждается в этой должности и здесь.

К восьми часам пришли в контору.

Процедура оформления на работу оказалась до обидного простой. Директор переписал в блокнот фамилии и сказал, что работать придется на двух отделениях — третьем и четвертом. Четвертое отделение — здесь, на центральной усадьбе. Третье — в километре от поселка, напротив наших вагончиков. Мальчишек больше всего интересовало, как быть с правами трактористов.

— Сейчас, милые, некогда права смотреть, — ответила управляющая. — Получайте тяпки и айда на свеклу. Там я и посмотрю, кто на что годен.

На свеклу так на свеклу. После обеда с тяпками отправились в поле. Свекла — рядом, у въезда в поселок.

Работа оказалась не столько тяжелой, как скучной и однообразной Свекла маленькая. Бурьян скрывает ее. Если не нагибаться, работать одной тяпкой, ничего не получается. Бросаешь тяпку в сторону и разбираешь зелень руками. Так надежнее. Но к вечеру пальцы становятся непослушными. Лицо и плечи саднит от пота и грязи. Страшно хочется искупаться. Девчонки ушли далеко вперед, метров на двести. Непонятно, почему они гораздо легче переносят все это. Повяжутся косынками так глубоко, что видны одни глаза, и дуют вперед без всякого отдыха.

На третий день к отбою не явился Коля Щукин. Игорь никому не разрешил ложиться спать без Николая. Тот пришел в двенадцать, пинком открыл двери в вагончик.

— Где ты шлялся? — хмуро спросил Игорь.

— Я у тебя не спрашиваю, где ты шляешься по вечерам, — отрезал Николай.

— Ты голосовал за распорядок?

— Ну, голосовал. Что дальше?

— А дальше то, что каждый из-за тебя уже полчаса недоспал.

У Николая повеселели глаза:

— Я завтра могу за всех выспаться.

С полки подал голос Рябов:

— Ты и так на работе спишь. Агрономша из-за тебя уже пять соток забраковала. Завтра бери себе отдельную загонку.

Николай хлопнул дверью и долго сидел на ступеньке. Вернулся он, когда все уже спали.

Проходили дни, и все становилось на свои места.

В связи с многими, мягко говоря, недоразумениями пришлось мальчишек освободить от выполнения поварских обязанностей. Готовить стали только девочки.

А потом дело совсем наладилось, когда постоянным поваром стала Бажина. Да и вообще все складывалось неплохо. Ребята приноровились к свекле и стали перевыполнять нормы. В поле уходили рано утром и работали часов до одиннадцати, пока не начиналась жара. До трех отдыхали, а потом уходили в поле часов до восьми вечера.

Директор живет рядом с нами и по утрам по-соседски заходит иногда посмотреть на наше житье-бытье. Он, кажется, доволен нами. Не сглазить бы!

Меня выбрали комсоргом совхоза. На первом же заседании комитета обсудили вопрос о заведующем клубом. После долгих уговоров занять эту вакантную должность согласился Анатолий Мацнев. Оригинальничать новый заведующий не стал и деятельность свою начал с вечера танцев.

У Вали Унжаковой была переэкзаменовка по алгебре. После ужина Игорь занимался с ней. Он был изумительно терпеливым педагогом. Объяснять ему приходилось не только формулы. Валя нет-нет да и заупрямится:

— Не поеду я сдавать алгебру! Все равно провалю.

— Ты что, с ума сошла? — возмущался Игорь. — Без аттестата хочешь остаться?

— Проживу и без аттестата. У тебя спрашивали его, когда на свеклу посылали? — Потом, отвернувшись, добавляла: — И ты мне не свекор, чтобы таким тоном со мной разговаривать!

Игорь смягчался и — в который раз! — начинал терпеливо втолковывать ей правильные понятия о жизни. Иногда все это затягивалось, и наш старшина запаздывал к отбою. Как-то в поле во время перерыва я стал стыдить Николая Щукина, который ни разу еще не взял в руки книжку, хотя у него также был осенний экзамен. Николаю явно скучно было слушать все это. Он лежал на спине, подложив руки под голову, и смотрел в небо.

— Унжакова занимается и, безусловно, пересдаст алгебру,— продолжал я.

Николай приподнял голову и сказал:

— Она не занимается, она Игорю голову кружит.

Возникло неловкое молчание. Игорь безмятежно грыз травинку, Валя, сидевшая с девочками, сделала вид, будто ничего не слышала. Упавшим голосом, чтобы как-то сгладить неловкость, Николай добавил:

— Если бы со мной так занимались, я бы в вуз попал…

Валя неожиданно властным тоном сказала:

«Хватит!» - Она низко и плотно повязала голову платком, легко выпрямилась, отряхнула платье и с ожесточением стала рубить уже зацветающую сурепку. Молча за ней поднялись и остальные. Этой темы больше никто не затрагивал, но наш староста с этого дня перестал опаздывать к отбою.

Все шло своим чередом: работа, маленькие смешные случаи на кухне, веселые вечера на поляне возле вагончика, куда теперь собиралась вся молодежь.

Однажды в конце июля зашел директор и показал телеграмму Турочака, что в Горном Алтае. В ней было сказано, что в наш совхоз выезжают всем классом выпускники Турочакской школы. Нашего полку прибывает!

См.также:

"Остаюсь девчонкой в красной косынке"



Другие новости и статьи

« С флагом - наверх!

Как достигаются отличные результаты »

Запись создана: Вторник, 25 Февраль 2014 в 20:17 и находится в рубриках О патриотизме в России.

Метки: , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы