16 Сентябрь 2018

Вещевое обеспечение войск в период Русско-японской войны 1904-1905 гг.

oboznik.ru - Вещевое обеспечение войск в период Русско-японской войны 1904-1905 гг.

oboznik.ru - Вещевое обеспечение войск в период Русско-японской войны 1904-1905 гг.

Русско-японская война 1904-1905 годов выявила существенные недостатки в вещевом обеспечении армии и флота. В первую очередь, войск на сухопутном театре военных действий. Снабжение армии вещевым имуществом в русской армии того периода по сравнению с вооружением и боеприпасами считалось делом второстепенным. Руководство снабжением армии обмундированием и обозно-хозяйственным инвентарем осуществляло Главное интендантское управление. В его непосредственном подчинении находились интендантские управления военных округов.

Интендантству постоянно выделялось меньше ассигнований, чем требовалось, а ходатайства начальника управления о дополнительном финансировании зачастую встречали жесткое сопротивление всех уровней управления армии. Руководители военного ведомства не учитывали не только теоретических расчетов квалифицированных специалистов по снабжению, но и опыта предшествующих войн.

Уже после войны с Турцией в 1877—1878 гг., где интендантская служба показала себя не лучшим образом, стало ясно, что необходима заблаговременная подготовка к войне в вопросах снабжения вещевым имуществом. Тем не менее, из-за нехватки денег в данной области мало чего сделали. Удалось провести лишь часть намеченных мероприятий, главным образом для подготовки западного театра военных действий.

На западном направлении были созданы некоторые неприкосновенные запасы обмундирования и обозно-хозяйственного имущества. Вещевое довольствие было запасено только по числу солдат, призываемых по мобилизации, но чрезвычайный запас (для пополнения утраты, порчи и т.п.) отсутствовал. Подобный запас существовал до последней Русско-турецкой войны, но в 1877—1878 гг. был израсходован. Запасы имущества не возобновлялись из-за недостатка финансов, несмотря на делавшиеся время от времени заявления. Запаса белья не было. Теплых вещей для зимней кампании не заготовляли впрок, несмотря на опыт войны 1877—1878 гг. Вопрос о них даже никогда не ставился на повестку дня.

Руководство Военного министерства, проводившее политику максимальной экономии, предпочитало закрывать глаза на бедственное положение интендантской службы, особенно когда дело касалось Дальнего Востока, не вызывавшего особых опасений в военном отношении. Лишь незадолго до начала войны, когда ввиду резкого обострения Русско-японских отношений стало ясно, что на Дальнем Востоке назрел вооруженный конфликт, были предприняты некоторые меры для обеспечения и этого направления на случай боевых действий. Руководство Военного министерства не представляло себе истинного характера и масштабов войны с Японией, а потому и подготовительные меры были соответственные.

Не были оценены должным образом и особенности будущего театра военных действий. В результате война застала интендантство неготовым даже к удовлетворению самых насущных потребностей действующей армии, как то: одежда, обувь, белье, не говоря уж о новых потребностях, появившихся в ходе войны (летняя одежда, непромокаемые вещи и т.д.).

В свое время не был разработан план организации снабжения в ходе военных действий на Дальнем Востоке. По этой причине во время Русско-японской войны все мероприятия Главного интендантского управления находились в тесной зависимости от планов снабжения, составляемых местными органами: полевым интендантством, интендантством тыла Маньчжурских армий и приамурским окружным интендантством. Никто не думал, что к февралю 1904 года на Дальнем Востоке придется сосредоточить свыше 1 000 000 солдат и 400 000 лошадей. Новые войска посылались под давлением неудач, и по окончании одной частной мобилизации никто не знал, потребуется ли новая. Численность войск постоянно изменялась, и, поэтому ни один из расчетов, сделанных на более или менее продолжительный срок, не оправдался на деле. Полевое интендантство неоднократно пыталось регулировать снабжение общим планом, но не всегда успешно. Потребность менялась беспрерывно, и планы сводились в конечном результате к отдельным мероприятиям.

В годы войны Главное интендантское управление сталкивалось с огромными трудностями при получении чрезвычайных кредитов, выделявшихся на войну с Японией. Из-за нехватки денег оно стремилось производить закупки только по «наидешевейшей цене». Надо сказать, что этот термин на протяжении всей войны неизменно фигурирует в журналах заседаний Военного совета, когда речь идет об интендантских заготовках. Поэтому не только в мирное, но и в военное время приобретение большей части предметов обмундирования, снаряжения проводилось с торгов. Торги часто срывались «из-за неявки желающих торговаться» или «по причине чрезмерности цен». Такая система закупок отнимала слишком много времени, и была неприемлема в условиях войны. Если сравнивать, то такое же положение складывается и сейчас. Из-за проводимых торгов большая часть современного обмундирования для солдат и офицеров поступает низкого качества.

Проблемы возникли при заготовке теплой одежды для действующей армии (полушубков, валенок, рукавиц и т.д.). Запрос командования действующей армии поступил в Военное министерство в конце мая 1904 г. Заготовка проводилась с торгов, и первая партия теплой одежды (235 098 полушубков, 18 430 рукавиц и 65 638 пар валенок) отправилась в действующую армию в конце сентября 1904 г.

Учитывая сроки доставки, прибытия ее на место назначения следовало ожидать где-то к Новому году. Партии теплых вещей продолжали высылаться на Дальний Восток вплоть до начала февраля 1905 г., пока главный полевой интендант не уведомил Военное министерство, что «отправлять на театр войны теплых вещей больше не нужно, потому что вследствие медленной и неаккуратной доставки грузов железной дорогой таковые прибудут слишком поздно». В то же время, если бы интендантство приобрело теплые вещи путем наличной покупки в начале лета 1904 г., когда они были заказаны, то появилась бы возможность доставить их в действующую армию своевременно.

Даже в тех случаях, когда торги проходили удачно и в намеченный срок, заготовка занимала значительный период времени – до двух месяцев. Система приобретения предметов интендантского довольствия с торгов сохранялась в течение всей Русско-японской войны. Только в самом крайнем случае интендантство покупало за наличные.

К объективным причинам, затруднявшим работу Главного интендантского управления, относились слабость железнодорожной сети в Сибири и на Дальнем Востоке и в связи с этим то огромное количество времени, которое требовалось для доставки вещевого имущества в действующую армию. Доставка грузов на Дальний Восток занимала от двух до трех месяцев. В результате многие предметы вещевого и обозно-хозяйственного имущества попали в действующую армию, когда потребность в них уже миновала.

Генерал А.Н. Куропаткин в письме Николаю II от 30 октября 1904 г. писал: «Наши запасы, двинутые из Европейской России, застряли с весны на Сибирской железной дороге. Непромокаемые накидки, высланные для лета, будут получаться теперь, когда нужны полушубки. Боюсь, что полушубки на всю армию мы получим, когда потребуются непромокаемые накидки».

Большие трудности для управления создавали многочисленные забастовки рабочих на заводах и в мастерских, изготовлявших предметы обмундирования и обуви.

Во время войны Главному интендантскому управлению, чтобы хоть как-то удовлетворить потребности действующей армии, пришлось снизить запасы западных военных округов, заготовленные на случай мобилизации и большой европейской войны. Что касается запасов обмундирования и снаряжения, то их почти не было. Данное обстоятельство привело в период Русско-японской войны к самым серьезным последствиям. Неожиданно выяснилось, что интендантство просто не в состоянии одеть войска все увеличивающейся действующей армии в должный срок.

Пришлось принимать экстренные меры. Положением Военного совета от 10 июня 1904 г. было разрешено обеспечить Маньчжурскую армию за счет вещей и материалов, поставляемых для войск Европейской России по сроку 1905 г., т.е. позаимствовать определенную их часть и отдалить до некоторой степени сроки обеспечения вещевым довольствием войск Европейской России. Из-за значительного увеличения численности действующей армии уже к началу ноября 1904 г. все вещи и материалы, заготовленные для войск Европейской России, были изъяты.

На заседании Военного совета 11 ноября 1904 г. главный интендант генерал Ф.Я. Ростковский доложил, что в связи с этим срочное довольствие войск Европейской России может быть обеспечено не раньше второй половины 1905 г. Он предложил выдать им вещевое довольствие деньгами, по ценам частных мастерских, изготавливающих обмундирование. Однако на такую меру Военное министерство не пошло.

В дальнейшем проблема заготовки обмундирования еще более обострилась. В конце 1904 - начале 1905 года для снабжения запасников и новобранцев, отправляемых на Дальний Восток, у ряда воинских частей Европейской России было изъято обмундирование второго срока носки с выплатой денежной компенсации. Для того, чтобы одеть действующую армию, пришлось частично раздеть войска, не участвующие в войне.

Состояние запасов вещевого и обозно-хозяйственного имуществаа к концу войны представляло собой печальную картину, и, чтобы восстановить их, потребовалось немало времени. К началу 1906 г. в неприкосновенных запасах военных округов не хватало 350 тысяч комплектов обмундирования, столько же комплектов снаряжения, 350 тысяч пар сапог. Если взять в процентах, то, например, в Варшавском военном округе к началу 1906 г. в неприкосновенных запасах полевых войск остались лишь 24% положенного количества мундиров, 13% шинелей, 17% шаровар, 17% фуражек, 1% хозяйственных двуколок. Госпитальных вещей, а также большей части обозного имущества не осталось вообще. Похожая ситуация имела место и в других военных округах.

Не следует думать, что все недостатки в сфере интендантского снабжения армий объяснялись только объективными причинами, за которые не несло ответственности само интендантское управление. Это далеко не так. Взаимоотношения командования действующей армии с Главным интендантским управлением в период Русско-японской войны были сложными. На запрос командования войск Маньчжурской армии о высылке 30 тыс. пар сапог Главный интендант запрашивал командование о необходимости их требования.

Наиболее яркий пример волокиты и бюрократизма – история поставки в армию непромокаемых накидок. В июне в Маньчжурии начинается период дождей. До начала войны с Японией солдаты в это время отсиживались в казармах и фанзах, что, естественно, невозможно в условиях военного времени. Наиболее дальновидные из военных прекрасно понимали это. 11 марта 1904 г. Военный совет министерства рассматривал представление Киевского военно-окружного совета о снабжении войск, отправляемых на Дальний Восток, некоторыми видами добавочного вещевого довольствия, в том числе и непромокаемыми накидками. Военный совет отказал на том основании, что «ходатайства начальника Дальнего Востока в деле не имеется». Длительная переписка между Главным интендантским управлением и командованием действующей армии длилась более трех месяцев. Только вмешательство Великого князя Сергея Александровича сдвинуло дело с мертвой точки. 9 мая 1904 г. Ф.Я. Ростковский поспешно сообщил, что «распоряжение по приобретению накидок делается». Другой телеграммой от того же числа главный интендант запрашивал: «какого цвета требуются непромокаемые накидки? В продаже имеются серые и черные». Однако с учетом времени, необходимого на приобретение и доставку, накидки прибыли в действующую армию слишком поздно.

К чему привел бюрократизм Главного интендантского управления, красноречиво свидетельствовал французский военный корреспондент Людовик Нодо: «Сколько раз охватывало меня глубокое чувство жалости, когда я видел, с каким терпением несчастные русские солдаты в период летних дождей мокли под ливнями, которые сразу пробивали их бедные отрепья. Да, разумеется, в России знали, что в Маньчжурии бывает период дождей, и принимали против этого меры. В армию были направлены непромокаемые одежды, но, к несчастью, слишком поздно и в слишком незначительном количестве. В результате большая часть солдат была вымыта и перемыта всеми летними и осенними дождями».

С течением времени, когда стало ясно, что военные действия принимают широкие масштабы и затяжной характер, бюрократическая волокита значительно уменьшилась. Главный интендант уже не запрашивал командование, «для какой надобности требуются означенные сапоги». Однако главные проблемы остались: неудобный и неприспособленный к условиям военного времени механизм заготовок, финансовые затруднения, отсутствие на складах необходимых запасов и т.д.

Вначале 1905 года командование действующей армии вновь потребовало непромокаемые накидки для летней кампании (на сей раз имелись в виду накидки нового образца, поскольку те, что были высланы в 1904 г., оказались малопригодны). Всего просили 1 млн. 100 тыс. штук. Накидки должны были заготовляться в том же количестве, что и летняя одежда, на значительно возросшую по сравнению с началом войны действующую армию. В целях экономии Военный совет разрешил закупку 800 тыс. накидок по «наидешевейшей цене». Однако, по этой цене удалось заказать только 528 тыс. штук.

Из-за ценовой политики качестве продукции, которую интендантство поставляло в действующую армию оставалось низким. При виде сапог, разваливающихся при первом соприкосновении с водой и грязью, облезлых полушубков со следами язв и струпьев, и т.д., солдаты дружно проклинали воров-интендантов, искренне веря, что низкое качество вещей – прямое следствие воровства и взяточничества. Того же мнения придерживалось большинство публицистов. Коррупция действительно имела место. «Наидешевейшая цена», хоть и основная, но не единственная причина. Вполне возможно, что при заключении контрактов интенданты за взятку иногда приобретали продукцию хуже, чем могли бы, однако только этим нельзя все объяснить.

«Наидешевейшая цена» отразилась и на зимней одежде. Приведем выдержку из санитарно-статистического очерка, выпущенного Главным военно-санитарным управлением в 1914 г.: «Изготовленные из плохого материала, плохо скроенные и плохо пригнанные полушубки настолько недостаточно защищали от холода, что нижние чины предпочитали им китайские ватные куртки». Низкого качества оказались сапоги для солдат. Сделанные из непрочного материала, они легко пропускали воду и быстро разваливались. В результате даже в конце войны из-за недостатка пригодных к использованию сапог солдатам выдавали китайские улы и т.д.

Некоторые из проблем, связанных с обмундированием и снаряжением, объяснялись халатностью Главного интендантского управления, которое не позаботилось своевременно о выработке легких и удобных образцов на случай войны в условиях Дальнего Востока. Вес солдатского снаряжения был слишком велик и достигал в летнее время двух, а в зимнее – двух с половиной пудов. К началу 1904 года летняя форма продолжала оставаться белого цвета, в результате чего солдат представлял собой великолепную мишень для стрелков противника. В начале войны на страницах газеты «Русский инвалид» велись оживленные дискуссии по данному поводу.

Перекраска обмундирования в защитный цвет проводилась уже во время войны в полевых условиях. Солдатская шинель, изготовленная из толстого, грубого сукна, была удобна по форме, однако тяжела и мало защищала от холода, а намокнув от дождя, значительно прибавляла в весе и нескоро просыхала. На летнюю кампанию 1904 г. войскам Маньчжурской армии были выданы суконные фуражки с чехлами. В телеграмме А. Н. Куропаткина в Военный совет они охарактеризованы следующим образом: «Опыт показал, что … суконные фуражки мало предохраняют от солнечных ударов и оказались настолько не соответствующим для лета головным убором, что люди при первой возможности заменяли их коническими соломенными шляпами местного изготовления, и я вынужден был терпеть это».

Папахи с длинной шерстью были малопригодны, как с гигиенической, так и с военной точки зрения. Длинная шерсть легко загрязнялась и нависала на глаза, во избежание чего солдаты подстригали свои папахи спереди. По словам графа А.А. Игнатьева, «даже в отношении такой элементарной вещи, как обмундирование, русская армия оказалась столь плачевно подготовленной, что через шесть месяцев войны солдаты обратились в толпу оборванцев».

В тяжелом финансовом положении оказалось Главное интендантское управление. Ему всегда выделялось меньше ассигнований, чем требовалось. Поэтому интендантство было гораздо хуже подготовлено к войне, чем, скажем, артиллерийский и инженерный главки. Во время войны финансовое положение интендантства не во многом изменилось к лучшему, в результате чего основная часть предметов снабжения приобреталась с торгов по «наидешевейшей цене», что пагубно отражалось и на сроках выполнения заказов командования, и на качестве закупаемой продукции. В 1904—1905 гг. интендантству пришлось изъять большую часть неприкосновенных запасов и даже забрать часть обмундирования у войск Европейской России.

Немалый вред снабжению армии наносил бюрократизм чинов Главного интендантского управления, который, впрочем, значительно уменьшился по мере развития военных действий. По-прежнему имела место коррупция, но не она, а закупки по «наидешевейшей цене» оказались главной причиной низкого качества интендантского довольствия.

В период Русско-японской войны интендантское снабжение было наиболее слабым местом в работе Военного министерства. Особенно это касалось обеспечения действующей армии вещевым и обозно-хозяйственным имуществом.

См. также:
1. Условия тылового обеспечения войск перед и в начале Русско-японской войны
2. Финансирование русской армии перед и в ходе Русско-японской войны

1. Тыловая обстановка при обороне крепости Порт-Артур. Зима - весна 1904 г.
2. Тыловая обстановка при обороне крепости Порт-Артур. Июнь - сентябрь 1904 г.
3. Тыловая обстановка при обороне крепости Порт-Артур. Октябрь - ноябрь 1904 г.
4. Тыловая обстановка при обороне крепости Порт-Артур. Ноябрь - декабрь 1904 г.
5. Заболеваемость во время осады Порт-Артура

См. далее:
4. Продовольственное обеспечение российских войск в Русско-японскую войну 1904-1905 гг.

В. Головинский, полковник запаса, Р. Дорофеев, подполковник. Специально для oboznik.ru

Литература:
1. Военный энциклопедический словарь
2. Керсновский А.А. История русской армии
3. Деникин А.И. Путь русского офицера
4. Шапошников Б.М. Воспоминания
5. Тиванов В.В. Денежные капиталы в Русской армии
6. Лилье М.И. Дневник осады Порт-Артура
7. Деревянко И.В. Военный аппарат России в период войны с Японией (1904 – 1905 гг.)
8. Аранович А.В. Интендантство русской армии во второй половине XIX - начале ХХ века (Военно-исторический журнал, 2006, №10)
9. Краснов В., Дайнес В. Русский военно-исторический словарь
10. Википедия. Открытая энциклопедия

Другие новости и статьи

« Порядок обжалования действий (бездействия) воинских должностных лиц, связанных с исполнением судебных постановлений

«Награда нашла героя». Почему Дмитрий Донской провозглашен святым через 600 лет после Куликовской битвы »

Запись создана: Воскресенье, 16 Сентябрь 2018 в 9:35 и находится в рубриках Вещевое обеспечение, После Крымской войны, Финансовое.

метки: , , , , , , , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика