6 Март 2014

«Во имя жизни мы презирали смерть…»

Солдатская исповедь Баубека БУЛКИШЕВА

oboznik.ru - «Во имя жизни мы презирали смерть…»

Он спешил жить. Жил радостно, увлеченно, заражая этим чудесным свойством своей души окружающих.

Никто не знал тогда, что Байконур, где он родился, это затерянное в знойных казахстанских степях местечко, станет впоследствии знаменитой гаванью космических кораблей.

Неожиданный поворот судьбы — и «фабзаяц», окончивший джезказганскую школу ФЗО, становится сотрудником газеты.

Но грянула война. В июне сорок первого Баубек Булкишев уже на передовой. Вместо письменного стола — окоп, саперная лопата, автомат и солдатский котелок.

Но есть в походном ранце карандаш и бумага. Есть в сердце солдатском страсть, заставляющая в минуты передышки между сражениями прямо в окопе, в блиндаже приладить на прикладе автомата клочки бумаги и писать.

Из писем Баубека с Западного фронта в «Комсомольскую правду». 1942 г.

«Уважаемые товарищи! Посылаю вам свои записки, в которых я старался изложить свои думы и думы своих сверстников-фронтовиков.

Писал я не на русском языке, потом сам перевел. Знаю, перевод неважный. Русский язык — красивый язык, но человеку, недостаточно знающему его, кажется, все слова хороши и трудно выбирать лучшие.

Записки я читал своим товарищам. Им понравилось, и они посоветовали послать в «Комсомольскую правду».

«Впервые в жизни я пробую писать при лунном свете… Ночь перед боем

…Хочется сказать Родине, народу, человечеству: я не взял свою долю у жизни, я люблю жизнь, я хочу жить. Я говорю об этом не потому, что боюсь, что завтра меня убьют, не потому, что трус. Нет, я, как и мои товарищи, не буду щадить себя. Я знаю все опасности боя, знаю, чем рискую. Тем значительнее для меня этот завтрашний день…

…Человек стучится в двери мира и поднимается на первую ступеньку своего пути. Он знает, его путь, как и все в мире, имеет свой конец. Но ему этот конец не страшен. Ему дорог сам путь. В этом пути, по которому идут одно за другим поколения, и есть вечная жизнь. Но поперек моего пути—враг…»

«…Фашисты хотят отнять нашу молодость, отнять у нас будущее. Но разве мы отдадим? Умрем, но не отдадим! Так говорят русские, так говорят казахи, так говорят украинцы, так говорит молодежь всех национальностей, населяющих СССР.

Я стою на самой высокой вершине века. Человечество прошло долгий путь от Софокла до Ленина, от Гомера до Горького, от Баха до Шостаковича. Человечество веками накапливало богатства культуры, и наше поколение — самое богатое.

…Да, мы всегда были жадными до знаний. Мы хотели стать образованными людьми для того, чтобы, познавая великое наследство человечества, умножить его.

Я мечтал о карьере ученого, стал солдатом. С мыслью о Родине пойду утром в бой».

«Знаток человеческого сердца, великий Гете не зря воспевал юность. Не зря называл ее самой великой вершиной жизни.

О, поэт молодости! Если бы ты знал, во что превратили твою родину… Как надругались над тем, что было тебе так дорого!

Они не читают твоего «Фауста». Но у нас ты пользуешься нежной любовью — мы чтим тебя наравне с Пушкиным. Даже в казахской степи, о которой ты, быть может, никогда не слыхал, читают твои стихи…

…Война отнимает у нас много жизней. А ведь человечество гордилось жизнью, повторяя слова великого Гете: «Наивысшее, что мы получили от бога и природы,— это жизнь».

У человека эту гордость не отнять. Во имя жизни мы презираем смерть…»

«…В одной атаке меня тяжело ранило. Лежу на поле сражения. Опомнился, смотрю, рядом раненый фриц. Лежит и кричит во весь голос. Вижу — он заработал хороший удар красноармейского штыка. Приказываю ему замолчать. Говорю: «На войне не плачут». А он кричит еще громче и так жалобно стонет: «Рус… рус… умираю». Я ему: «Зачем умираешь?» Он не отвечает, стонет. Я еще громче говорю: «Фриц, зачем ты умираешь? За что умираешь? Зачем это надо тебе?» Он не может ответить. Он шел на войну, не зная, куда идет. Он воевал, не зная, за что воюет. Он шел на смерть, не зная, зачем умирает…»

Письма Баубека Булкишева, которые публиковала «Комсомольская правда», читали на всех фронтах. Политработники переписывали их, чтобы использовать на политзанятиях. Эти письма и сегодня в строю. В мемориале, построенном на партизанской поляне в глубине брянских лесов, где в грозном 1941-м советские патриоты дали первый бой врагу, можно прочитать вот эти строки из писем Булкишева:

«…Я воюю более 300 дней. За это время изменилась наша страна, изменились наши люди, изменился и я. Я стал воином, суровым человеком, и никто не скажет, что десять месяцев назад я был юношей, который ничего не знал, кроме мечты об учебе и любимой девушке. Моя молодость служит делу человечества. Быть может, мне и не удастся вернуть ее, но я верну ее моим младшим братьям, и они будут гордиться теми, кто сражался с врагом в эти воинственные годы. Младшие братья! Вы будете самыми счастливыми молодыми людьми, каких не знала история. Вы не будете знать, что такое война. Мы жертвуем собой во имя вашего счастья, вам мы обеспечим мир навеки».

Свидетельствует Юрий Жуков, заведующий отделом фронта «Комсомольской правды»:

«Письма, которые Булкишев присылал с фронта, сразу же привлекли наше внимание. Это было, если мне не изменяет память, в дни ожесточенных боев за Сталинград. Письма Булкишева Баубека, насыщенные жгучей ненавистью к фашизму и проникнутые несгибаемой волей к победе, сразу же находили место на страницах газеты. Они привлекали большое внимание читателей, вызывали отклик с фронта и из тыла…»

Удалось разыскать несколько писем-откликов на публикации Булкишева. Вот что писали ему читатели:

«Дорогой Баубек! Читал твои записки и обсуждал их с братом Нургалиевым — раненым зам. политрука…

Мне всегда представлялось, что жизнь — свет, а смерть — тьма. Но, читая твои записки, убедился: есть смерть лучше жизни и есть жизнь хуже смерти…

Мне 16 лет. Таких, как я, много в тылу. Не беспокойтесь, братья, смело идите в бой, за вами достойная смена, ваше оружие перейдет в надежные руки…

Даукен Жетенов:

«Дорогой воин! Я прочла твои «Записки молодого казаха-фронтовика», и в моем воображении представилась картина: как счастлива была бы я, если бы сейчас с тобой рядом, с автоматом в руках под разрывом снарядов целилась во фрицев.

Я люблю тебя за то, что ты умеешь так ненавидеть фашистов.

Если случится, ты выйдешь из строя, я приду на твое место.

С приветом. Уважающая тебя украинка Дуся».

«Здравствуй, родной Баубек Булкишев!

Я белоруска. Живу и работаю в Киргизии. Мои близкие и родные там, где пылают огнем пожарищ родная Белоруссия и Украина.

Мне 19 лет. Школу окончила перед войной. Так же, как и ты, дорогой Баубек, мечтала быть и инженером и учителем. Но проклятый враг протянул свою грязную лапу, захотел отнять нашу молодость, паше счастье, нашу любовь… Никогда не быть этому! Лучше смерть в бою, чем жизнь на коленях.

В дни войны я вступила в партию, изучила военную специальность сандружинницы и овладеваю специальностью связиста, чтобы встать на защиту Родины… Как простая советская девушка, силой своей любви к Родине, силою своей молодости, заклинаю тебя и твоих товарищей, бейте врага, не жалея патронов; мы дадим вам патроны и снаряды.

С комсомольским приветом Нина».

Письма Баубека друзьям (1941—1944 гг.)

«В эту ночь Федя вспоминает о Рае. Вася — о Саше. Я — о своей любимой. Ее фотокарточка со мной. Спрятана в комсомольском билете. Где ты сейчас, дорогая? Может, оставшись во вторую смену, работаешь в цехе военного завода, чтобы побольше дать мне снарядов? А может, отработав много часов подряд, спишь и видишь во сне, как изготовленные твоими руками снаряды рвут врагов на куски?

Спи спокойно, родная. Я стал солдатом, чтобы сражаться за тебя, за наш Восток, за нашу Родину. С мыслью о тебе и Родине пойду утром в бой.

Я хочу жить. Знаешь, умереть на войне не очень трудно. Многие говорят: «Умрем за Родину», Если надо, мы умрем, как умерли 28 героев-панфиловцев. Но мы, солдаты Родины, говорим так: «Будем жить во имя Родины». Жить и убивать подлых фашистов!

…Мне двадцать лет. Я уже прошел часть своего пути… Вот она, моя золотая дорожка, идущая к вершине двадцатого века.

Вот мой город, мой университет, вот — любимая. Я иду к вам через огонь войны. Спешу. Тороплюсь. Но на пути с автоматом враг… Сейчас прозвучит тревога и поднимутся мои друзья».

«…Я прочел как-то в газете о том, что казахи, сражаясь под Харьковом, целовали освобожденную украинскую землю. Мы читали эту заметку с одним украинцем. Мы обнялись с ним тогда, поцеловались и заплакали. Мы, взрослые люди, воины! Враг никогда не заставил бы нас заплакать, как бы ни издевался над нами. Но теперь мы плакали, растроганные этим великим проявлением дружбы народов. И мы поклялись друг другу — как бы нам тяжело ни было, до конца драться и победить…»

«Погиб мой друг орденоносец летчик-капитан Серикбай. Сегодня получил письмо от его жены. Пишет, что не знает, куда поехать, собирается на родину Серикбая. Смерть забрала такого богатыря. Родина дважды награждала его. Кз казахского мальчи-ка-сироты сделала его капитаном. Он был одним из лучших командиров…

Я дал Ире твой адрес и посоветовал поехать в Алма-Ату. Она русская девушка, подруга казахского джигита, родня нашего народа… Встреть ее, прими в свою семью».

Из письма красноармейца Николая Степурина другу Баубека Булкишева

«От Вас 16 апреля получили письмо на имя Булкишева Баубека. Это — мой командир. Он был самый лучший наш друг и товарищ. Сообщаем Вам, что он убит в селе Ново-Юльевка. Нам очень жаль, что погиб наш командир, он был нам как родной отец…»

Запись в книге учета безвозвратных потерь личного состава 810-го стрелкового полка 394-й стрелковой дивизии

«Ст. лейтенант, командир саперного взвода Булкишев Баубек, уроженец Карагандинской области, Карсакпайского района, кандидат в члены ВКП(б), призванный в Красную Армию Алма-Атинским РВК, убит 3 февраля 1944 года и похоронен в с. Ново-Юльевка, Софиевского района, Днепропетровской области».

Письмо из Софиевского райвоенкомата

«По уточненным данным, старший лейтенант Булкишев Баубек, погибший в боях за Родину 3 февраля 1944 года, похоронен в братской могиле села Ново-Юльевка. Бои на территории Софиевского района длились с 23 ноября 1943 года по 4 февраля 1944 года. В этой битве решалась судьба Криворожского железорудного и Никопольского марганцевого бассейнов…»

Из письма «О жизни и смерти», опубликованного в «Комсомольской правде» 1 мая 1942 года «…Я иду на Запад. Мною уже пройден порядочный путь. Солнце, восходящее из пределов моей страны, греет меня и улыбается мне весь день, провожая меня. Вот уже наступает вечер. Солнце склоняется к Западу, а я еще шагаю. Оно не хочет расстаться со мной. Оно смотрит на меня и шлет своими лучами привет: «…Счастливый путь! Возвращайся с победой, я встречу тебя на вершине Алатау!»

Солнце скрывается за горизонтом, а я шагаю дальше. Я должен шагать до тех пор, пока не будет окончательно разбит враг».

Публикацию подготовил С. АСКАРОВ
Май 1974 г.

Другие новости и статьи

« «Пионерская правда»

Вместе с экс-министром обороны амнистирована созданная им система »

Запись создана: Четверг, 6 Март 2014 в 17:41 и находится в рубриках Вторая мировая война, О патриотизме в России.

метки: , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика