Состояние военной медицины к началу Крымской (Восточной) войны



Состояние военной медицины к началу Крымской (Восточной) войны

oboznik.ru - Состояние военной медицины к началу Крымской (Восточной) войны

Боевые действия в период Крымской войны разворачивались на Кавказe, в Дунайских княжествах, на Балтийском, Чёрном, Азовском, Белом и Баренцевом морях, а также на Камчатке. Но наибольшего напряжения они достигли в Крыму.

Медицинское обеспечение русской армии строилось на основе Устава от 21 марта 1828 г. и изданных в 1829 г. правил «Об учреждении при действующей армии подвижных и временных военных госпиталей, снабжении оных и управлении по части хозяйственной и медицинской». Согласно этим руководящим документам при каждом корпусе полагался корпусной подвижной госпиталь, формировавшийся на период боевых действий распоряжением корпусного штаб-доктора через посредство корпусного госпитального комитета за счет лекарей и фельдшеров, выделявшихся из полков или из корпусного депо медиков.

Подвижные госпитали сопровождали войска в их походах и должны были во время сражений располагаться возможно ближе к центру корпуса с тем, чтобы быстро оказывать медицинскую помощь раненым, а в случае опасности со стороны неприятеля «включаться в карре», образуемое войсками.

Выбор места дислокации корпусного подвижного госпиталя в предвидении сражения производился корпусным штаб-доктором с обязательным последующим утверждением начальником штаба корпуса. Раненые доставлялись в подвижной госпиталь, как правило, с перевязочных пунктов войсковых частей, где им оказывалась первая помощь лекарями и фельдшерами, остававшимися при своих частях.

Штатные санитары и носильщики в войсках отсутствовали, раненые выносились с поля боя солдатами, которые выделялись для этой цели командирами подразделений. В корпусных полевых госпиталях по штату предусматривался специальный транспорт в количестве 50 линеек (повозок), предназначенных для эвакуации раненых в ближайшие временные полевые госпитали.

Временные полевые госпитали делились на 4 класса:
- госпиталь 1-го класса на 150 коек;
- госпиталь 2-го класса на 300;
- госпиталь 3-го класса на 600;
- госпиталь 4-го класса на 1 200 коек.

Потребное для войск количество временных полевых госпиталей и установление их классов производилось Главнокомандующим армией. Временные полевые госпитали развертывались на коммуникациях армии и располагались в 2-3 линии, в зависимости от удаления войск от их операционного базиса (исходного положения).

В госпиталях 1-й линии разрешалось задерживать только тех раненых, которые не нуждались в сколько-нибудь длительных сроках лечения; все остальные эвакуировались в госпитали 2-й линии и далее в госпитали 3-й линии. Дальнейшая эвакуация раненых производилась в постоянные (непременные) военные госпитали.

Санитарные транспорты для эвакуации раненых в зоне расположения временных полевых госпиталей и за пределы театра военных действий отсутствовали. Предусматривалось использование для этой цели продовольственных (хозяйственных) транспортов и транспорта местного населения. 30 января 1833 г. было утверждено положение об учреждении кадров временных военных госпиталей. В мирное время кадры временных госпиталей с целью ускорения формирования состояли при постоянных госпиталях.

29 марта 1836 г. было утверждено положение о главном инспекторе медицинской части армии, согласно которому на медицинского инспектора возлагался надзор за порядком и устройством медицинского управления в армии, за оказанием своевременной помощи раненым и их эвакуацией.

В ходе войны (19 января 1855 г.) для руководства медицинской службой действующей армии было создано полевое военно-медицинское управление во главе с полевым генерал-штаб-доктором, являвшимся «начальником всей медицинской части в армии».

В штате Военно-медицинского управления войск в Крыму состояли:
- генерал-штаб-доктор,
- главный хирург армии,
- инструментальный мастер,
- правитель канцелярии (из медицинских чиновников),
- секретарь и 6 писарей.

Генерал-штаб-доктор подчинялся главнокомандующему армией через дежурного генерала.

По состоянию на 1 января 1853 г. в русской армии полагалось иметь:
- медиков (врачей) - 2 007;
- фельдшеров - 3 398;
- фельдшерских учеников - 350;

Недоставало:
- медиков (врачей) - 193;
- фельдшеров - 172;
- фельдшерских учеников - 292.

С приведением войск на военное положение некомплект значительно возрос, в то время как возможности для его восполнения были весьма ограничены (средний ежегодный выпуск врачей из Медико-хирургической академии - 30 человек, из университетов - около 50).

По данным, приведенным в своих исследованиях Х.Я. Гюббенетом, в течение Крымской войны принято на военную службу 1.142 врача, в том числе врачи иностранных государств и студенты, получившие диплом врача, не закончившие полного курса обучения.

Особенно остро чувствовался недостаток опытных фельдшеров. С 1853 г. по 1856 г. на военную службу поступило 3.759 фельдшеров и фельдшерских учеников, около 50% которых выбыло из строя.

Заблаговременного сосредоточения необходимых сил и средств медицинской службы на театрах войны произведено не было, хотя некоторые подготовительные мероприятия, в частности, на Дунайском театре, проводились.

Общая неподготовленность медицинской службы к войне создавала исключительно большие трудности в деле медицинского обеспечения боевых действий войск. По мнению участников тех событий и исследователей на полуострове не были сосредоточены запасы продовольствия, не созданы и развернуты госпитали для помещения большого числа больных и раненых. В начале осады Севастополя 1 врач приходился на 300 человек раненых и более.

Руководящими принципами в оказании хирургической помощи и лечении раненых являлись энергическое исследование раны посредством пальца хирурга и зонда с целью обнаружения и последующего извлечения инородных тел, широкое рассечение раны, первичная ампутация при осложненных огнестрельных переломах. Считалось, что опасность для жизни от огнестрельной раны настолько велика, что по сравнению с ней опасность ампутации ничтожна.

Для очистки ран, прижигание, дезодорации зловонного раневого отделяемого эмпирически применялось значительное число антисептических препаратов (спирт, йодная настойка, смолы, деготь и т.п.); для перевязок - холщовые бинты и корпия, изготовленная из хлопчатобумажной ветоши (заготавливались комиссарским департаментом).

Иммобилизующие повязки не имели широкого распространения. В период Кавказской экспедиции 1847 г. и осады аула Салты Н.И. Пирогов впервые применил на театре войны эфирный наркоз (до этого операции производились без обезболивания), резекцию суставов и костей при огнестрельных переломах и иммобилизирующую (фиксирующую) крахмальную повязку.

Летальность раненых в лечебных учреждениях была весьма высокой вследствие раневых осложнений (газовая гангрена, пиемия, сепсис) и внутригоспитальной инфекции.

В войсках были широко распространены острозаразные заболевания. Обычно потери войск от болезней в несколько раз превышали потери от неприятельского оружия. Это зависело от того, что истинная природа инфекционных болезней в тот «добактериологический» период развития медицины еще не была известна.

Возникновение инфекционных заболеваний связывалось с плохими метеорологическими условиями (дожди, сырость, ночной холод), нездоровой местностью, испорченным воздухом (миазмы).

Предупреждение инфекционных заболеваний в войсках и борьба с возникшими болезнями регламентировались правилами военно-медицинской полиции, установленными эмпирическим путем. Основными противоэпидемическими мероприятиями признавались просторное размещение солдат, смена лагерной стоянки, ограничение физической нагрузки, питание доброкачественными продуктами, более частое, чем обычно, мытье в бане со сменой белья, предотвращение простуды (для чего в войсках Южной, Крымской и Кавказской армий широко применялись шерстяные набрюшники). Для предупреждения заболеваний натуральной оспой проводились прививки «коровьей оспы».

При появлении инфекционных заболеваний в войсках врачам частей вменялось в обязанность проводить регулярные осмотры солдат с целью выявления заболевших и «слабосильных»; последние считались наиболее подверженными инфекции. Заразные больные направлялись в госпитали, где для них выделялись отдельные помещения.

Физически ослабленные (слабосильные) солдаты помещались в «слабосильные команды» при частях. При возникновении чумы применялись жесткие карантинные мероприятия, вплоть до оцепления районов (населенных пунктов), где была установлена чума.

Намеченные для проведения в войсках мероприятия против заразных заболеваний объявлялись приказом, что неоднократно имело место во время Крымской войны в войсках Южной и Крымской армий и в отдельном Кавказском корпусе.

См. также:
1. О «заклятых друзьях» в истории нашей России
2. Защитники Севастополя

См. далее:
4. Медицинское обеспечение войск крымской армии с началом Крымской (Восточной) войны
В. Головинский, Р. Дорофеев, с использованием forum.worldofwarships.ru



Другие новости и статьи

« Брестский мир и его последствия (март ―июль 1918 г.)

К вопросу о возмещении расходов на проезд к месту служебной командировки и обратно при следовании в командировку на личном автотранспорте (по материалам судебной практики) »

Запись создана: Четверг, 11 Октябрь 2018 в 9:42 и находится в рубриках Медицинское обеспечение, Николаевская армия.

Метки: , , , , , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы