29 Март 2014

Московская миссия. Из воспоминаний Уинстона Черчилля

oboznik.ru - Московская миссия. Из воспоминаний Уинстона Черчилля

В августе 1942 года 10-го числа я вылетел из Каира в Москву. Мне предстояла неприятная обязанность сообщить Сталину, что второго фронта в Европе в этом году не будет.

Я размышлял о своей миссии в это угрюмое, зловещее большевистское государство, которое я когда-то так настойчиво пытался задушить при его рождении и которое, вплоть до появления Гитлера, я считал смертельным врагом цивилизованной свободы. Что должен был я сказать им теперь?

Это было словно везти большой кусок льда на Северный полюс. Однако я был уверен, что обязан лично сообщить им факты, поговорить обо всём этом лицом к лицу со Сталиным, а не полагаться на телеграммы и посредников.

Мы приземлились.

Молотов возглавлял группу русских генералов. Тут же был весь дипломатический корпус, а также много фотографов и репортёров. Прошёл смотр большого почётного караула, безупречного в одежде и выправке. Оркестр исполнил национальные гимны трёх великих держав, единство которых решило судьбу Гитлера. Улицы Москвы казались пустынными. Я опустил стекло дать доступ воздуху и с удивлением обнаружил, что стекло имеет толщину более двух дюймов. Это превосходило все известные мне рекорды

Через полчаса с небольшим мы прибыли на государственную дачу № 7.

Всё было подготовлено с тоталитарной расточительностью. В моём распоряжении оказался адъютант, огромного роста офицер, обладавший великолепной внешностью. Много опытных слуг в белых куртках и с сияющими улыбками следили за каждым желанием или движением…

Угощали в столовой отборными блюдами и напитками, икрой и водкой. Было много вин из Франции и Германии

Я прибыл в Кремль. Впервые встретился с великим революционным вождём, мудрым русским государственным деятелем и воином, с которым в течение следующих трёх лет мне предстояло поддерживать близкие, суровые, но всегда волнующие, иногда даже сердечные отношения. Совещание продолжалось около четырёх часов. Присутствовали Сталин, Молотов, Ворошилов, я, Гарриман, а также наш посол и переводчики.

Первые два часа прошли уныло и мрачно. Я начал с вопроса о втором фронте, сказав, что буду откровенен и хотел бы того же от Сталина. Сказал Сталину, что наш план в 1942 году не даёт никакой помощи России, но в 1943 году, когда план будет готов, у немцев окажется более сильная армия на Западе, чем теперь.

Сказал, что насколько понимает, мы не можем создать второй фронт со сколько-нибудь крупными силами и не хотим высадить даже шесть дивизий. Я ответил утвердительно. Объяснил, что мы можем высадить шесть дивизий, но их высадка принесёт больше вреда, чем пользы, ибо она сильно повредит серьёзной операции, намечаемой на будущий год. Война - это война, а не безрассудство. Было бы глупо навлечь катастрофу, не несущую пользы никому.

Сталин нервно сказал, что придерживается другого мнения о войне: человеку, не готовому рисковать, не выиграть войны. Почему мы так боимся немцев? Он не понимает этого. Его опыт показывает: если не испытать войск в бою, нельзя получить никакого представления о том, какова их ценность.

Далее Сталин сказал: если в этом году мы не сможем произвести высадку во Франции, он не вправе настаивать, но не согласен с моими доводами…

Теперь Сталин знал самое худшее, но мы всё-таки расстались доброжелательно.

На следующий день вместе с Гарриманом, Кадоганом, Бруком и другими я был принят Молотовым в Кремле, а в 11 часов вечера нас там же приняли Сталин и Молотов. Мы спорили почти два часа. За это время он сказал очень много неприятных вещей: что мы слишком боимся немцев, что мы нарушили наше обещание относительно второго фронта, что мы не выполнили обещаний в отношении поставок в Россию и посылали лишь остатки, взяв себе всё, в чём сами нуждались…

Я решительно отверг всё это, но без колкостей. Он, видимо, не привык к возражениям. Но не рассердился и не был возбуждён. Повторил, что англичане и американцы смогли бы высадить шесть или восемь дивизий на Шербурском полуострове, поскольку обладают господством в воздухе. Считал, если бы английская армия так же много сражалась с немцами, как русская армия, то столь сильно не боялась бы немцев. Русские и, конечно, английская авиация показали, что их можно бить. Английская пехота могла бы сделать то же самое, если бы действовала одновременно с русскими.

Я вмешался, сказав, что согласен со словами Сталина о храбрости русской армии… Затем он пригласил нас на обед в 8 часов следующего вечера. Я сказал, что вылетаю самолётом на рассвете следующим утром, то есть 15-го. Джо, казалось, был озабочен этим, спросив, не смогу ли пробыть дольше. Я ответил согласием остаться ещё на день, если это принесёт какую-нибудь пользу. Сталин предложил показать нашим экспертам два русских миномёта, стреляющих ракетами. Действие их, по его словам, было опустошительным. Спросил, не должно ли появиться соглашение об обмене информацией по поводу изобретений? Он также согласился с тем, чтобы его военные представители встретились с нашими генералами. Такая встреча была намечена на 3 часа следующего дня.

Сталин передал мне документ:

«В результате обмена мнений в Москве, имевшего место 12 августа с. г., я установил, что Премьер-Министр Великобритании г. Черчилль считает невозможной организацию второго фронта в Европе в 1942 году.

Мы не можем согласиться с тем, что переговоры с г-ном Молотовым о втором фронте, поскольку они были ограничены как устными, так и письменными оговорками, дали основание для изменения стратегических планов русского верховного командования.

Мы вновь подтверждаем нашу решимость оказывать нашим русским союзникам помощь всеми возможными средствами».

Этим вечером мы были на официальном обеде в Кремле. Присутствовало около 40 человек, некоторые высокопоставленные военные, члены Политбюро и другие высшие официальные лица. Сталин и Молотов радушно принимали гостей. Было произнесено много очень коротких речей, много тостов и ответов на них. Распространяются глупые истории о том, что советские обеды превращаются в попойки. В этом нет ни доли правды. Маршал и его коллеги неизменно пили после тостов из крошечных рюмок, делая в каждом случае лишь маленький глоток. Нас, гостей, угощали изрядно.

Меня обижало многое на наших совещаниях. Я делал скидки на напряжение советских руководителей в условиях, когда они вели кровопролитные сражения на фронте почти в 2 тысячи миль, а немцы находились в 50 милях от Москвы и двигались к Каспийскому морю…

Нам предстояло вылететь на рассвете 16-го. Накануне вечером, в 7 часов, я отправился попрощаться со Сталиным. Состоялась полезная и важная беседа. В частности, я спросил, сможет ли он удержать кавказские горные проходы и помешать немцам, достигнув Каспийского моря, захватить нефтепромыслы в районе Баку, воспользоваться связанными с этим преимуществами и затем рвануться на юг через Турцию или Персию.

Он, разостлав на столе карту, сказал со спокойной уверенностью: «Мы остановим их. Они не перейдут через горы».

И добавил: «Ходят слухи, что турки нападут на нас в Туркестане. Если это верно, то смогу расправиться и с ними».

Я сказал, что такой опасности нет. Турки намерены держаться в стороне и не захотят ссориться с Англией.

Наша часовая беседа подходила к концу. Я поднялся, начал прощаться. Сталин вдруг сказал сердечным тоном, так он ещё не говорил со мной:

- Вы уезжаете на рассвете. Почему бы нам не пойти ко мне домой и не выпить немного?

Я ответил, что, в принципе, всегда за такую политику. Он вёл меня по многочисленным коридорам и комнатам, пока мы не вышли на безлюдную мостовую внутри Кремля. Пришли в квартиру, где он жил. Показал мне свои личные комнаты, среднего размера, обставленные просто и достойно: столовая, кабинет, спальня и большая ванная. Вскоре появились сначала старая экономка, а затем красивая рыжеволосая девушка. Она поцеловала отца.

Он взглянул на меня с усмешкой в глазах. Мне показалось, хотел сказать: «Видите, мы, большевики, тоже живём семейной жизнью».

Дочь Сталина начала накрывать на стол. Экономка принесла блюда. Сталин раскупоривал бутылки, они составили внушительную батарею.

Затем сказал:

- Не позвать ли нам Молотова? Он беспокоится о коммюнике. Мы могли бы договориться здесь.

Прибыл Молотов. За столом, с двумя переводчиками, нас было пятеро.

Просидели более семи часов. Отведывали всего понемногу Потягивали превосходные вина. Молотов принял приветливый вид, Сталин немилосердно подшучивал над ним…

Я сказал:

- Известно ли маршалу, что его министр иностранных дел во время своей недавней поездки в Вашингтон заявил, что хотел посетить Нью-Йорк, но не сделал этого преднамеренно.

Молотов отнёсся к моим словам довольно серьёзно, но лицо Сталина просияло весельем:

- Он отправился не в Нью-Йорк, а в Чикаго, там живут некоторые гангстеры. (В Чикаго тогда жил в эмиграции Карп, родной брат жены Молотова - видимо, они встретились там с согласия Сталина. - Прим. авт.)

Беседа продолжалась. Я заговорил о высадке англичан в Норвегии при поддержке русских. Объяснил, если бы нам удалось захватить Нордкап зимой и уничтожить там немцев, открылся бы путь для наших конвоев. Этот план был для меня излюбленным. Казалось, Сталину он понравился. Обсудив средства его осуществления, мы договорились, что нам, по мере возможности, следует его выполнить».

Итак, столь необходимый СССР в 1942 году второй фронт союзники открывать не собирались. Нашей стране оставалось надеяться на себя. И на внимание к себе союзнических стран в позиции наблюдателей, заинтересованных в нашей победе.

Тем же летом 1942 года началась Сталинградская битва. В её итоге, ценой общих гигантских потерь, вермахту не удалось: выйти к Кавказу и к нижнему течению Волги, установить на великой реке контроль и разорвать центральные районы с южными районами страны.

Сталинград - это «ни шагу назад»,

это каждый дом - крепость,

это каждый советский воин - герой,

это операция «Кольцо», отбросившая гитлеровского фельдмаршала Манштейна, пытавшегося помочь армии Паулюса выйти из окружения.

Сталинград - серьёзная наша победа в феврале 1943 года, а в ней, как уже повелось в СССР, своя особая танковая страница.

Война между СССР и Германией давала танкам простор для мощного самовыражения. Каждый этап противостояния в этой войне ярко проявлял тему танков. Они могли поворачивать события.

Битва под Москвой. Первые дни войны. 23 июня 1941 года немецкие войска на полях боёв знакомятся с новым советским танком Т-34, затмевающим немецкие танки. Судя по воспоминаниям гитлеровских полководцев Гудериана и Гальдера, появление «тридцатьчетвёрок» остановило врага в трёхстах километрах от Москвы и сломало план «Барбаросса»: фюрер возжелал большую часть пехотных и танковых дивизий группы «Центр» отправить в поддержку группе «Юг», «чтобы взять крупнейшие центры советской промышленности», а главное - харьковский завод, где производились эти танки.

Гитлер расставил приоритеты: «Харьков важнее, чем Москва».

Они взяли Харьков, но завод уже эвакуировался на Урал. Цехи были взорваны при отступлении. Нельзя не признать в нашей победе под Москвой стратегическую роль «тридцатьчетвёрок». На советской медали «За оборону Москвы» неслучайно изображён танк Т-34.

В Сталинградской битве раскрылась своя танковая страница, крепко связанная с Т-34. Сталинградский тракторный завод выпускал этот танк. До 50% процентов всех Т-34 выходило из ворот завода. Бои велись на улицах города. Враги подошли к заводу, где до последней минуты шла работа для фронта. Не останавливались заводские конвейеры. В одни ворота уже входили немцы, а из других ещё выходили новые «тридцатьчетвёрки», чтобы сразу вступить в бой. Битва шла такая, что врагам на заводе нечем было поживиться.

А впереди ждали курские чернозёмы и Курская дуга. Её ещё называли Курский выступ. Если внимательно вглядеться, слово «выступ» более подходило, чем слово «дуга», для определения своеобразно сложившегося абриса военного плацдарма на курской земле.

Некоторым казалось, что Курский выступ похож на кусок коры, оторвавшийся от ствола.

Лариса ВАСИЛЬЕВА, Игорь ЖЕЛТОВ “В прицеле - Прохоровка”

См.также:

Третье ратное поле России

Предыстория битвы под Курском

Другие новости и статьи

« Доростол (971 г.)

Леньяно (1176 г.) »

Запись создана: Суббота, 29 Март 2014 в 14:47 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика