Бувин (1214 г.)


9 декабря - день героев О

Бувин (1214 г.)

oboznik.ru - Бувин (1214 г.)

Армия французского короля Филиппа II Августа одержала решительную победу над войсками союзников – немцев, англичан, фламандцев и др. Сражение стало важной вехой на пути укрепления королевской власти во Франции и имело серьезные последствия для политической истории Германии и Англии. В Германии к власти пришли Гогенштауфены, а в Англии через год Иоанн Безземельный подписал Великую хартию вольностей.
 
   В начале XIII в. французский король Филипп II Август предпринимал самые серьезные меры для расширения своих владений. Для этого ему, во-первых, необходимо было подчинить себе непокорных феодалов, а во-вторых, вступить в открытое противостояние со своим английским коллегой, владения которого во Франции едва ли не превышали владения короля французского.

   В 1202–1204 г. английский король Иоанн Безземельный провел неудачную войну с Францией, в результате которой потерял Нормандию, Мэн, Анжу, Турень и часть Пуату.

   Иоанн сумел сколотить коалицию против Филиппа Августа, в состав которой вошли германский император Отгон IV, граф Фердинанд Фландрский, граф Рене Булонский и некоторые другие феодалы. Отгон рассчитывал за счет удачной кампании во Франции укрепить свое положение в Священной Римской империи, где в результате конфликта с папой он имел серьезных противников, претендовавших на престол и пользовавшихся поддержкой Рима. Остальные члены военного альянса рассчитывали захватить те или иные земли французского короля. В походе против Франции участвовали нижнегерманские вассалы Отгона, герцоги Брабантский, Лимбургский и Лотарингский, граф Голландский и др. Граф Солсбери («Длинная Шпага») явился к германскому императору с большими денежными средствами, позволившими организовать широкую вербовку наемников в Вестфалии и Нидерландах.
   Филипп искал союзников не только среди дворянства. Внушительной силой обладали к тому времени и выросшие французские города. Для них власть короля была куда как выгоднее власти ненавистного местного феодала. Централизация государственной власти, таким образом, проходила при непосредственной поддержке и участии городов. Монарх щедро раздавал городам льготы и привилегии. Еще предшественники Филиппа считали одним из важных факторов укрепления своего положения в городах поддержку коммунальной (городской) милиции.
   Людовик VI в 1137 г., определив устройство городского управления, наметил и положение о городской милиции, уточненное впоследствии Филиппом Августом. Каждый город, в зависимости от богатства и количества населения, должен был выставлять определенное число пеших и конных воинов, которые группировались по приходам в дружины и выступали в поход под началом мэра или городских старейшин.
   В войне Филиппа поддерживали вооруженные ополченцы многих французских городов – Перша, Понтье, Виме, Кобри, Бовэ, Лаона, городов Пикардии и Шампани.
   В мае 1214 г. англичане высадили сильный десант близ города Пуату, но 2 июля французское войско, которым командовал сын Филиппа (будущий король Людовик VIII), разбило англичан в бою при Ларош-о-Муан.
   В это же время начала наступление армия Отгона IV. Соединившись с союзниками южнее Брюсселя, император двинулся на Валансьен.
   Филипп Август назначил сбор французских войск в Перони. 23 июля, когда французская армия перешла из города в наступление, германская достигла Валансьена и задержалась здесь до 26 июля, когда пришло известие, что французы находятся уже почти в их тылу, в Турнэ. (Это выглядит комично, но, вероятней всего, армии просто разминулись в результате плохо налаженной разведки.)

Французский же монарх достиг Турнэ и здесь узнал, что немцы, имея сильную пехоту, перешли из Валансьена в Мортань. Считая местность в долине Шельды неудобной для конного боя и с тем, чтобы выиграть нормальные сообщения с тылом, французский король начал отход к Лиллю. Немцы, узнав об отступлении, ошибочно приняли его за бегство и решили погнаться за французами. Когда часть французской армии уже перешла непроходимую вброд р. Марка по мосту у Бувина, к королю прибыл его друг и канцлер Гарен, рыцарь Ордена иоаннитов, он же епископ Санлисский. Гарен доложил, что к Бувину скоро подойдет неприятельская армия. Был собран совет баронов. По настоянию иоаннита король решился вступить в бой; войска развернули на правом берегу Марки, и когда к Бувину подошли немцы, они увидели вместо хвоста отступающей колонны готовую к бою армию. Германская армия, ожидавшая в ближайшие дни присоединения еще пятисот рыцарей, уклониться от боя уже не могла. Боевые порядки построились друг против друга.
   Во французском войске находилось несколько видных полководцев и способных руководителей – упомянутый советник короля епископ Гарен, начальник кавалерии Монморанси, граф Дре.

Силы императора, вероятно, численно превосходили французские. Филипп собрал около двух тысяч рыцарей, Оттон – пять тысяч. У обоих полководцев было несколько десятков тысяч пехотинцев. В исторических исследованиях, как и во многих других случаях, нет согласия по поводу того, сколько воинов выставили оба лагеря. Есть сведения, что Филипп уступал численно, но превосходил противника в количестве конницы. Однако события перед этим развивались таким образом, что численное превосходство армии Филиппа можно подвергнуть сомнению. Все-таки французский король долго отступал, а потом (по крайней мере, на флангах) принимал оборонительный бой.
   Итак, 27 июля 1214 г. король принял решение вступить в бой на правом берегу Марки. На правом фланге находилась рыцарская конница герцога Бургундского и коммунальная милиция. В центре французского войска стояли королевские и нормандские рыцари во главе с самим Филиппом и вторая часть городского ополчения. Знаменосец находился рядом с Филиппом и держал орифламу – королевское знамя с белыми лилиями на красном поле.
   На левом фланге, которым командовал граф Дре, сосредоточилась еще часть коммунальной милиции и бретонские жандармы. В резерве находилось полторы сотни конников, охранявших мост у Бувина. Монморанси находился в бывшем авангарде войска (милиция Бове, Кобри и Лаона, а также дворянство Иль-де-Франса), который должен был переправить обратно через Марку на поле боя и привести на помощь правому крылу.
   Поскольку фронт союзников был достаточно длинным, Гарен растянул и фронт французов.

   Как уже было сказано выше, германский император ожидал увидеть спешно отступающего противника, а увидел выстроенную и готовую к бою армию, ряды которой находились в полном порядке. Однако атака все-таки состоялась. Армия Отгона разворачивалась с марша и вступала в бой по очереди. На правом фланге его войска находились английские лучники и кавалерия, чуть левее – рыцари и пешие брабантцы под командованием графа Солсбери и графа Булонского. В центре стояла немецкая пехота. Во второй линии центра шли рыцари, брауншвейгские жандармы и Отгон со свитой. Над центром союзников развивалось знамя Отгона – золотой орел, держащий змею. Левый фланг заняли фламандские рыцари. Общий резерв составила саксонская пехота.
   Поле боя представляло собой равнину, окруженную болотами. Позиция французов была более удачной. Войско было выстроено в излучине реки, так что фланги прикрывала болотистая долина Марки. Кроме того, битва началась в три часа дня, и солнце светило в глаза воинам союзников, поскольку французы стояли фронтом на северо-восток, союзники – на юго-запад.

   Бой начали воины герцога Бургундского на правом фланге французского боевого порядка. Флангом фактически командовал не герцог, а Гарен. Он приказал начать атаку 150 конным сержантам из аббатства Св. Медарда. Эти монахи на лошадях не пользовались большим уважением как воины, их даже называли потаскунами. Поэтому фламандские рыцари восприняли такую атаку как оскорбление. Не двигаясь с места, они легко отразили натиск, а затем сами перешли в наступление. Рассеяв завесу из милиции Шампани и Пикардии, фламандцы, уже сильно расстроившие свои ряды, вклинились в строй бургундских рыцарей. Правый фланг французов терпел поражение. К счастью, Монморанси с рыцарями Иль-де-Франса и горожанами вовремя успел вернуться на правый берег. Сомкнутой колонной милиция нанесла фланговый удар по фламандским рыцарям. Граф Фландрский был взят в плен, его воины бежали. Бургундцы же устремились на помощь центру.

Там французских рыцарей атаковала немецкая пехота и кавалерия, и дела их складывались довольно плохо. Французы были опрокинуты. Король был сбит с лошади, всю его свиту перебили. Филиппа спасли только железные латы. Знаменосец отчаянно сигнализировал воинам других флангов о бедственном положении короля. На помощь Филиппу с правого фланга пришел все тот же Монморанси с коммунальной милицией. Немцы в центре были обращены в бегство.
   На левом фланге французов граф Булонский теснил горожан. В его отряде были не только булонские рыцари, но и 700 пеших наемников-брабантцев, выстроенных кольцом. (Внутри кольца рыцари могли приводить себя в порядок и отдыхать.)
   Милиция во главе с епископом города Бовэ (кстати, братом графа Дре) атаковала брабантцев и расстроила их ряды. «Страшный епископ», вооруженный палицей, лично поразил графа Солсбери.

Граф Булонский отчаянно защищался – как изменившего своему сеньору, поражение лишало его и всех владений. Оставшись с шестью рыцарями, граф Булонский укрылся внутри круга брабантцев. Те отбили первую атаку рыцарей графа Понтье, но вторая атака рыцарей, которыми командовал Фома де Сент-Валери, прорвала их строй, брабантцы были порублены, граф Булонский, сбитый с коня, был ранен и взят в плен. Фланг союзников добивали конные сержанты. Сам Отгон бежал в Валансьен, еще когда в центре шел упорный бой.

 Армия Филиппа Августа одержала безоговорочную победу над немцами, англичанами и другими претендентами на французские земли.
   Средневековые авторы сильно преуменьшают роль коммунальной армии в битве при Бувине. По всей видимости, она хорошо взаимодействовала с рыцарской конницей, смело и дисциплинированно выполняла поставленные перед ней тактические задачи. Победа французов была, вероятно, обеспечена их подчинением единой задаче – как стратегической, так и политической, наличием строгой иерархии, личными качествами приближенных к королю военачальников – Гарена, Монморанси, Дре.
   После сражения при Бувине союз короля с городами стал еще более прочным, английское влияние во Франции значительно снизилось, авторитет французского монарха среди феодалов возрос.
   Для противника же поражение обернулось крупными внутриполитическими неприятностями. Так, сильно пошатнулся авторитет и без того не слишком популярного в Англии Иоанна Безземельного. Уже через год после Бувина мятежные бароны вынудили его подписать Великую хартию вольностей. А Отгон IV проиграл борьбу за престол Фридриху Гогенштауфену и провел остаток дней в политической ссылке в своих брауншвейгских владениях.

В. Карнацевич

 



Другие новости и статьи

« Лас Навас Де Толоса (1212 г.)

Калка (1223 г.) »

Запись создана: Понедельник, 31 Март 2014 в 16:17 и находится в рубриках Кашеварная часть.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы