19 Май 2019

Азенкур (1415 г.)

oboznik.ru - Азенкур (1415 г.)
#битва#сражение#история

Начало третьего этапа Столетней войны. Английские лучники выиграли битву у французской тяжелой кавалерии.

Второй этап Столетней войны, который начался в 1369 г., был более удачным для французов, чем предыдущий. Теперь они избегали больших столкновений, а предпочитали нападать внезапно, перерезать коммуникации противника. К 1380 г. англичанам удалось удержать лишь небольшую часть своих владений во Франции. Наступило перемирие, продолжавшееся три с половиной десятилетия. Когда военные действия возобновились, в них участвовали дети и внуки прежних воинов, и англичане не посрамили предков, добывших славу при Креси. Новую победу жители туманного Альбиона одержали в 1415 году при Азенкуре.

* * *

Когда 26-летний английский король Генрих V решил начать новое вторжение на континент, во Франции полным ходом шла настоящая гражданская война: за власть сражались два клана – бургундцы и арманьяки, т. е. сторонники герцога Бургундского и герцога Орлеанского. Положение осложнялось и тем, что на престоле находился слабоумный король Карл VI и страной фактически управлял его сын. Тем уверенней чувствовал себя английский монарх.

В августе 1415 года английское войско под командованием самого короля высадилось в Нормандии в устье реки Сена. Англичане взяли крепость Гафлер и двинулись во Фландрию через Аббевиль. Переправы через Сомму французы перегородили и охраняли крупными силами, так что англичане шли по левому берегу реки к верховьям. После продолжительного и утомительного похода (англичане прошли свыше 100 км) войска Генриха переправились через Сомму и направились к Кале (тогда английская крепость). Лучники несли с собой заостренные колья и были готовы в любой момент соорудить частокол и обороняться против французской конницы.

Французы долго шли по правому берегу Соммы параллельно армии противника. Затем они повернули на север и после стремительного пятидневного перехода опередили англичан у Азенкура. Здесь 25 октября 1415 г. и произошло знаменитое сражение.

Численность войск противников источники традиционно дают самую разную. Есть сведения, что французы обладали пятикратным численным превосходством – 25 тысяч против английских 5–6 тысяч. Это вряд ли возможно. Скорее речь может идти о приблизительно равных армиях (до 10 тысяч человек) с преимуществом французов в количестве рыцарей и конницы и преимуществом англичан в количестве лучников. Несомненно, войско англичан было измотано и уменьшено предыдущими военными действиями и 14-дневным маршем. Их перспективы выглядели не очень радужными. Перед боем к Генриху не раз приходили французские послы, предлагавшие выплатить ему выкуп, за который английскому королю позволят спокойно отбыть в Англию (не исключено, что без войска). Генрих гордо отклонил все предложения и не забыл оповестить об этом своих солдат.

Французы решили дать оборонительный бой. Англичане, со своей стороны, также считали атаку безумством. При этом во французском лагере было много дворян, которые полагали, что победа будет легкой – ведь в армии неприятеля сплошные простолюдины, легкая пехота. Поэтому они рвались в бой. Англичане, напротив, истово молились, многие из них не надеялись когда-нибудь еще увидеть родные места. Атмосферу в обоих станах, как, собственно, и другие обстоятельства, связанные с битвой при Азенкуре, живописно описывает Вильям Шекспир в драме «Генрих V». (Впрочем, к сожалению, талант и авторитет Шекспира не раз сыграли злую шутку с историками, доверявшими великому драматургу.)

Французское командование выбрало для сражения большое поле, двух миль в длину и одной в ширину, но заметно сужавшееся к середине. Здесь проходила дорога к Кале. На запад от поля в небольшом лесу скрывалась деревушка Азенкур, а с востока, в другом лесочке, находилась деревня Трамкур. Генрих V провел ночь перед сражением в деревне Мезонсель к югу, а французские силы – в Рюиссовилле и его окрестностях к северу от места будущей битвы. Поле было уже засеяно озимыми, несколько дней шли проливные дожди, и место сражения превратилось в море липкой грязи.

Главные силы французской армии расположились в три линии, в каждой из которых было по шесть рядов. Первые две линии рыцарей спешились и заняли позицию в центре вперемешку с арбалетчиками и кнехтами. В руках пешие рыцари держали специально укороченные пики, чтобы легче было сражаться в рукопашном бою. На флангах были поставлены отряды конных рыцарей, готовые контратаковать английских лучников. Большая часть французов была в рыцарских доспехах и имела тяжелое вооружение. Среди командующих французской армией были такие опытные военачальники, как маршал Бусико и коннетабль д’Альбре. Они заняли места в первой шеренге первой линии. Вероятно, это было ошибочным решением, поскольку французская армия лишилась оперативного командования.

План французов был прост. Конница с флангов должна смять английских лучников, а затем тяжелая пехота и рыцари окончательно подавят сопротивление Генриха. Французы также надеялись, что англичане будут атаковать, их ряды при этом расстроятся, что облегчит разгром.

На рассвете свои боевые позиции заняли и англичане. Тяжеловооруженные воины спешились и держали в руках такие же укороченные пики, как у французов. Они выстроились в три боевых порядка по четыре ряда в каждом. Каждое такое формирование с флангов прикрывали пять-шесть рядов выдвинувшихся вперед лучников. По краям армии лучники выстроились полумесяцем, что позволяло им вести прицельный огонь и по направлению к центру. Король приказал, чтобы каждый лучник воткнул перед собой в землю острый кол длиной в одиннадцать футов для защиты их от вражеских всадников. Фланги английской армии прикрывались лесом.

Генрих V взял на себя командование центром своей армии. Все другие позиции были поручены опытным военачальникам. Правым флангом командовал 42-летний кузен монарха Эдуард, герцог Йоркский; левым флангом – лорд Камойс, который сражался с французами еще тридцать пять лет назад. За лучников отвечал 58-летний сэр Томас Эрпингем. Ни один из участков сражения король не доверил своему младшему брату Хэмфри.

Перед тем как надеть свои сверкающие доспехи, король прослушал три мессы и принял святое причастие. На маленьком пони Генрих объехал свои войска, в то время как его боевого коня сзади вел паж. В своих речах король напомнил воинам, что он «…прибыл во Францию для того, чтобы вернуть законное наследство» и что у него есть все справедливые основания претендовать на него. Лучникам король сообщил, что французы поклялись каждому взятому в плен английскому стрелку отрубить три пальца на правой руке.

Французы полагали, что сражение должны начать англичане, и спокойно стояли от них на расстоянии более шестисот ярдов. Генрих прождал около четырех часов, но затем решился все-таки начать сражение – к французам могло прийти подкрепление в виде войск герцога Брабантского[66]. Король решил спровоцировать противника на атаку.

Около двух часов дня Генрих V скомандовал: «Знамена вперед! Во имя Христа, Марии и Святого Георгия!»[67] Его воины преклонили колени, поцеловали землю, осенив ее крестным знамением, и положили в рот по щепотке земли в знак причащения. Пехота (в том числе лучники) двинулась вперед, сохраняя строй в той мере, как это позволяла раскисшая почва. Несколько раз англичане прокричали: «Святой Георгий!»

Многие воины имели неполную амуницию, а лучники из-за грязи вообще пошли в бой босиком. Они приблизились к французам на 300 ярдов, установили на уровне лошадиной груди свои заостренные колья и начали обстрел французских позиций. Туча стрел, обрушившаяся на французские позиции, причинила не так уж много вреда тяжеловооруженным воинам (погибло человек десять), но свое дело сделал.

Французская конница попыталась атаковать лучников с фланга. Этими атаками, в которых вперед направились отряды по 500 человек, командовали Гийом Савойский и Клиньи Брабантский. Наступление их закончилось полным провалом. Вспаханное поле не давало возможности атаковать быстро, колья задерживали конницу, а град стрел разворачивал испуганных и израненных лошадей назад. В это время арбалетчики французской армии были подавлены обстрелом, который вели их английские визави с луками (не забываем, что лук скорострельнее арбалета). Они отошли за спины пеших рыцарей, а отсутствие опасности с их стороны окончательно развязало руки лучникам, которые все внимание и усилия обратили на неприятельскую конницу[68]. Контратаки последней стали совершенно бесполезны. Более того, возвращаясь из атаки, плохо управляемые, скачущие во весь опор животные смяли и расстроили французские ряды.

Увидев смятение в стане врага, в контратаку двинулись главные силы англичан. Французы были опрокинуты. Один пикардийский дворянин, чьи отец и брат погибли при Азенкуре, так описывал проблемы, возникшие перед французскими пешими рыцарями: «И упомянутые французы были так обременены доспехами, что не только не могли двигаться вперед, но едва стояли на ногах… На них были длинные одеяния из стальных пластин, что спускались до самых колен или даже ниже и были очень тяжелы, ноги под ними также были защищены латами, под которыми были надеты белые фетровые одежды, на большинстве из них были конические шлемы с забралами, заостренными, как собачьи морды. Тяжесть доспехов в сочетании с размякшим грунтом значительно затрудняла их передвижение».

Преследование англичане не вели, поскольку пешим рыцарям для этого надо было сначала вернуться к своим коням. К тому же они были больше заняты захватом французских дворян, за которых можно было получить хороший выкуп.

При Азенкуре французы в очередной раз потеряли цвет дворянства. Среди убитых были коннетабль и герцоги Алансонский и Брабантский. По некоторым данным, число пленных французов достигло двух тысяч человек. Среди них были герцог Орлеанский и маршал Бусико. Англичане потеряли около 400 человек, в том числе герцога Йорка и графа Оксфорда.

Впрочем, Генрих V не смог в полной мере воспользоваться плодами столь блестящей победы и вскоре отбыл в Англию. Тем не менее через пять лет практически вся Франция оказалась в руках англичан.

Для того чтобы французы начали выигрывать большие битвы, они должны были провести серьезные реформы армии, а главное – преодолеть свое презрение к неблагородным сословиям как к воинам. Умелые английские пехотинцы, люди простого звания, без доспехов, при Азенкуре сумели остановить натиск прекрасно вооруженных и защищенных французских рыцарей. А помогла им в этом длинная, почти прямая доска из испанского тиса, концы которой соединяла натянутая веревка, – знаменитый английский длинный лук.

В. Карнацевич

Другие новости и статьи

« Новое военное хозяйство: боеприпасы

Грюнвальд (1410 г.) »

Запись создана: Воскресенье, 19 Май 2019 в 0:03 и находится в рубриках Кашеварная часть.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика