2 Апрель 2014

Стояние на Угре (1480 г.)

oboznik.ru - Стояние на Угре (1480 г.)

После продолжительного стояния на берегах реки Угры татары, не дав боя, начали отступление. Бескровная победа была обеспечена дипломатическими и внутриполитическими успехами Ивана III. Стояние на Угре положило конец татаро-монгольскому игу на Руси.

Вероятно, многим приходилось видеть игру в преферанс опытных картежников. Раздаются карты, идет заказ. Те двое, кто не играет, открывают карты и внимательно их изучают. Затем все соглашаются, что играющий, например, недоберет одну взятку, и записываются заработанные очки. Зачем играть, если и так все ясно?

Не удивляйтесь тому, что в нашей книге есть и эпизод, описанный в этой главе. Назовем его знаменитым несостоявшимся сражением. Окончательное освобождение Руси из-под монголо-татарского ига не было добыто в бою. Оно было зафиксировано в 1480 г. на реке Угре.

* * *

После Куликовской битвы возвышение Москвы уже проходило практически без остановок. Потомки Дмитрия Донского покоряли русские княжества, расширяли границы государства, выходили из-под власти Орды. В 1462 г. Московское княжество возглавил выдающийся русский государственный деятель Иван Васильевич. Именно его уже открыто стали называть «Государем всея Руси» и царем.

Иван III (1462–1505) еще при жизни отца – Василия Темного – был соправителем княжества, водил войска покорять мятежных князей, участвовал в принятии важных внутри– и внешнеполитических решений. Поэтому, придя к власти, он уже был опытным дипломатом и политиком. Иван III действовал сразу в нескольких направлениях, дабы добиться признания, уважения и единоличной власти над русскими землями.

В ходе долгой борьбы Иван покорил Нижний Новгород, Рязань и Тверь. Москве поклонился Псков и сам «Господин Великий Новгород». После двух «карательных» походов московских войск купеческая республика вошла в состав Московского государства со всей своей территорией.

Во второй половине XV в. территория Московии увеличилась в три раза. Земли ее простирались от р. Печоры и Северного Урала до устьев рек Невы и Нарвы, от Васильсурска на Волге до Любеча на Днепре.

Для укрепления международного авторитета Иван женился на племяннице бывшего византийского императора – Зое Палеолог (при замужестве она приняла имя Софья). Сама Москва была укреплена и украшена новыми архитектурными строениями, подчеркивавшими величие столицы. С определенного момента Иван работал над тем, чтобы выйти из-под власти татар.

На самом деле Орда переживала распад. Вместо одного государства образовалось несколько новых. Начиная с 1437 г., существовало три ханства: Крымское, Казанское и Астраханское. От Золотой Орды отделилось Сибирское царство на р. Иртыш.

Время от времени московские князья прекращали платить «выход». Так поступил и Иван Васильевич. Он ограничил свои выплаты хану лишь дарами. (Такие дары, кстати, преподносились ханам и в дальнейшем, чтобы предотвратить татарские набеги.) В 1472 г. хан Ахмед совершил набег на русские земли. Вскоре после этого Ивану удается воспользоваться междоусобицами в стане вековых угнетателей. Он привлекает на свою сторону крымского хана Менгли-гирея, ярого врага Ахмеда, и заключает с ним мир. От Крыма цепочка дружеских связей протянулась к Ногайской орде и Сибирскому ханству.

После похода московитов на Новгород Ахмед решил начать самые серьезные действия с целью ослабления Москвы. В Крыму при его поддержке происходит переворот, Менгли-гирей выслан. Устанавливаются союзнические связи с Литовским великим князем и еще более прочные – с польским королем Казимиром. Обоим правителям принадлежала часть русских земель, обоих беспокоило явное стремление Москвы восстановить Русь в границах едва ли не времен Владимира и Ярослава. Недаром и через несколько десятков лет литовский князь отказывался признавать за Московским государем право называть себя Государем всея Руси. Казимир обещал Ахмеду военную и материальную помощь, если тот решится воевать с Иваном.

В истории остался полулегендарный рассказ о том, как хан несколько раз присылал в Москву своих послов. Они якобы везли с собой изображение великого хана. Великие князья должны были кланяться этому изображению и выслушивать ханскую грамоту на коленях. Иван Васильевич уклонялся от этой постыдной обязанности, сказываясь больным. Наконец, когда Ахмед послал к нему послов с требованием дани, Иван разозлился, сломал изображение хана, истоптал его ногами и велел умертвить послов. Это, мол, и послужило главной причиной войны.

Ситуация же начала изменяться в положительном для Ивана III направлении. Менглигирей вернул себе ханство в Крыму, московский государь улучшил отношения со своими братьями, пообещав им прибавку к наследственным уделам, которыми они уже владели. Наконец, когда хан шел из волжских стран степью к берегам Оки, Иван III направил вниз по Волге на судах рать под командованием звенигородского воеводы Василия Ноздреватого и крымского царевича Нордоулата, брата Менглигирея. Они должны были совершить набег на Сарай, оставшийся практически без обороны.

С приближением татар в народе нарастала тревога. Не забыли москвичи опустошительных набегов Тохтамыша в 1382-м и Эдигея в 1402 г. Носились слухи о различных зловещих предзнаменованиях. То в Алексине звезды падали на землю и разбивались в искры, то в Москве колокола звонили сами собой. Иван Васильевич отправил навстречу татарам войско, которое возглавил его сын Иван, а сам оставался в Москве после этого еще шесть недель. Жену Софью государь послал в Дмитров, откуда она водным путем отправилась на Белоозеро, вместе с ней отбыла вся казна. Иван III самым очевидным образом не хотел открытого военного столкновения; эвакуация его семьи, собственное нахождение не в войсках вызывали все больше недовольства. Наоборот, расположила к себе народ мать Ивана Марфа, демонстративно не пожелавшая покинуть стольный град.

В конце концов князь оставил Москву и поехал к войску в Коломну. В это время его сын Иван стоял с войсками в Тарусе.

В лагере не было единого мнения насчет того, надо ли давать бой. Князь опять уехал в Москву. «Сам разгневал царя (имеется в виду Ахмед), не платил ему выходу, а теперь нас всех отдаешь царю и татарам». К Ивану Васильевичу обратилось и патриотически настроенное духовенство. Лидером этой партии был ростовский архиепископ Вассиан Рыло: «Если боишься, то передай своих воинов мне. Я хотя и стар, но не пощажу себя, не отвращу лица своего, когда придется стать против татар».

Однако Иван III продолжал гнуть свою линию. Этот правитель был расчетлив, хитер и спокоен. Представить себе его на Куликовом поле довольно сложно – слишком много жертв в своем же войске, слишком ничтожны конкретные результаты. Опасаясь народного восстания, Иван Васильевич перебрался в Красное Село недалеко от Москвы и отозвал из армии сына. Тот, накрученный агрессивно настроенными патриотами, отказался. По всей видимости, после этого Иван III понял, что ситуация может выйти из-под контроля. Как сказал по этому поводу историк Костомаров: «Время было роковое для самодержавных стремлений Ивана; он чувствовал, что народная воля способна еще проснуться и показать себя выше его воли. Опаснее было куда-нибудь бежать, чем отправиться на войну с татарами».

Тем временем хан Ахмед медленно шел по окраинам литовских земель, мимо Мценска, Любутска, Одоева и стал у Воротынска, ожидая помощи от Казимира. Но помощи он не дождался. Менгли-гирей напал на Подолье и тем самым отвлек силы союзников Ахмеда.

Продвигались и русские войска. По мнению военных историков, то, как Иван вел свои части, является примером прекрасной организации снабжения, обеспечения коммуникаций. Войска шли в полном составе, сытые, одетые и готовые к бою. Вероятно, изначально Иван находился со своей ратью в Коломне, поскольку Ахмед мог двинуться на Москву именно через нее. Поэтому же сын князя и стоял на Оке. Но Ахмед решил идти через литовские владения, поэтому оборона была перемещена на реку Угру, по которой проходил значительный отрезок границы Литвы с Московией.

Ахмед двинулся к Угре – к месту ее впадения в Оку около Калуги. Начались стычки с передовыми отрядами русских. Татары подошли к реке в начале октября. Бродов на Угре было предостаточно. Однако они или были неудобны для конницы (обрывистые берега), или открывались затем дорогами в лес. (А зачем коннице татар лес?) Кроме того, противоположный берег охраняли полки Ивана Ивановича и Андрея Меньшого. Основные же части стояли в Кременце, в 60 км от реки под командованием самого Ивана III. Князь специально не подводил их к реке, чтобы имелась возможность перехватить ордынское войско, если бы оно смогло все-таки переправиться – ведь отрезок границы по Угре в длину составлял около 100 км; где татары смогут пройти, было непонятно. Сам же Иван не спешил нападать. Он был на своей земле, приближались холода, войска могли понадобиться для войны с Литвой и ливонцами и после отхода Ахмеда.

Татары тем временем опасались переходить реку, видя, какие колоссальные силы теперь может собрать Москва. 8 октября они, правда, попытались переправиться в одном из немногих удобных мест с пологими берегами. Но с противоположного берега началась стрельба из луков и пушек, мертвые татары и лошади образовали плотину, ордынцы отступили. Затем была предпринята еще одна попытка – у Опкова городища, но и здесь оборонительные силы русских не дали противнику переправиться.

Между тем река начала замерзать. Морозы в тот год ударили исключительно рано. Уже 26 октября на Угре стал лед. Скоро река должна была превратиться в сплошной брод. Великий князь отошел от Кременца к Боровску, объявив, что здесь он намерен дать бой. Но сражение опять не состоялось. Измученный долгим стоянием и морозом, не дождавшись помощи, Ахмед отводил своих татар. До него дошло известие, что отряды русских разграбили Сарай.

Раздосадованный Ахмед шел по литовской земле и опустошал, разрушал все на своем пути. На Донце в январе 1481 г. Ахмед был атакован и убит ханом тюменской орды Иваком, который вскоре известил об этом своего союзника Ивана Васильевича, за что получил богатые дары.

Так закончилось владычество татар на Руси. Иван III покончил с монголо-татарским игом не решительным ударом, а всей двадцатилетней работой по укреплению страны, усилению своей власти. Сражение было не нужно.

В. Карнацевич

Другие новости и статьи

« Нанси (1477 г.)

Без поваров и хлебопеков никуда »

Запись создана: Среда, 2 Апрель 2014 в 19:18 и находится в рубриках Кашеварная часть.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика