Немецкий план стратегии



Немецкий план стратегии

oboznik.ru - Немецкий план стратегии

Сокрушительные удары Красной Армии по войскам Германии и её сателлитов под Сталинградом и в других операциях зимней кампании потрясли блок государств «оси». Для правителей Германии, Италии и Японии встаёт мрачная перспектива проигрыша войны. Пытаясь предотвратить распад блока, спасти себя и своих сателлитов, верховный главнокомандующий вооружёнными силами Германии А. Гитлер и штаб Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) стремятся ослабить политические последствия крупных поражений на советско-германском фронте, вернуть утраченную стратегическую инициативу, изменить ход войны в свою пользу. Не без оснований они считают оборонительную стратегию дорогой к провалу их конечных планов, к признанию военного поражения Германии. Поэтому Гитлер и его окружение решают провести на советско-германском фронте крупные наступательные операции, надеясь разрешить этим вставшие перед Германией после зимней кампании военно-политические проблемы.

13 марта 1943 года Гитлер подписывает оперативный приказ. В нём излагаются директивные указания по ведению в ближайшие месяцы боевых действий на Восточном фронте. В приказе - задача: упредить советские войска после окончания весенней распутицы при наступлении на отдельных участках фронта и тем самым навязать Красной Армии свою волю. Группе армий «Юг» предписывается до середины апреля создать сильную танковую группировку севернее Харькова, а группе армий «Центр» - ударную группировку южнее Орла, чтобы концентрическими ударами с двух сторон уничтожить советские войска на Курском выступе. Относительно деталей этого наступления, порядка подчинения и выделения сил и средств предусмотрен специальный приказ. Группой армий «Север» в начале июля предполагалось проведение операции против Ленинграда.

В эти же мартовские дни Гитлер начинает планировать ряд других операций, в их числе операции «Ястреб» и «Пантера». Их намечается провести юго-восточнее Курска, в целях вытеснения советских войск из Донецкого промышленного района. Однако Гитлер не хочет отрицательного влияния этих двух наступлений на основной удар по Курску, и обе операции вскоре отменяет. Разработки их планируется использовать для дезинформации советского командования.

В начале апреля 1943 года Гитлер вызывает в свою ставку в Оберзальцберге (юго-восточнее Мюнхена) начальника Генерального штаба Главного командования сухопутных войск (ОКХ) К. Цейцлера для внеочередного доклада. «Как обычно, - свидетельствует личный адъютант Гитлера О. Гюнше, - присутствовали все участники совещаний. После доклада Цейцлера об обстановке на фронте Гитлер, сославшись на разговор, который имел накануне с Кейтелем и Йодлем, заявил приблизительно следующее:

- Обстановка на Восточном фронте не позволяет проводить широкие наступательные операции в разных направлениях. Мы должны выгрызать отдельные важные куски из русского фронта и захватывать инициативу в наши руки. Необходимо, наконец, снова показать свои успехи.

Гитлер, надев очки, посмотрел на карту масштаба 1:300000 и повышенным тоном сказал:

- Здесь под Курском представляется возможность нанести русским удар и снова создать угрозу Москве.

Я быстро подал Гитлеру цветные карандаши - он протянул руку за ними. Вычертил зелёным карандашом на карте две стрелы: одну - со стороны Орла, другую - со стороны Белгорода. Обе стрелы глубоко вклинивались в русские позиции и сходились далеко за Курском. После этого Гитлер продолжал:

- Цейцлер, по-моему, мы должны нанести главный удар здесь, на узловых пунктах Курской дуги, из районов Белгорода и Орла. Я надеюсь на большой успех. Разработайте план! Пошлите туда немедленно ваших лучших штабных офицеров. Пусть они точно исследуют местность. В этой операции мы впервые введём в действие «фердинанды». Эти чудовища должны послужить тараном при прорыве через русские позиции. Никакие Т-34 не смогут им противостоять».

Столь эмоциональное совещание имеет своим результатом оперативный приказ № 6, подписанный Гитлером 15 апреля 1943 года со словами: «Я решил, как только позволят погодные условия, провести операцию «Цитадель» - главное наступление этого года. Наступлению придаётся решающее значение. Оно должно быть быстрым и успешным. Оно должно дать в наши руки инициативу на весну и лето этого года. В связи с ним все подготовительные мероприятия следует провести с величайшей тщательностью и энергией. На направлениях главных ударов должны использоваться лучшие соединения, лучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый солдат должен проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна стать путеводной звездой, факелом для всего мира».

Попал ли в поле зрения Гитлера при нанесении им стрел неприметный на карте посёлок Прохоровка - остаётся загадкой. Но не пройдёт и трёх месяцев, как «прицельный» взгляд фюрера будет прикован к карте - к тому району, эпицентром которого станет Прохоровка.

Согласно плану операции «Цитадель» наступление развёртывается в районе Курской дуги, чья конфигурация, характер местности, а также сложившееся в результате зимней кампании расположение сил германских войск позволят подготовить и провести здесь крупную наступательную операцию.

Главные удары по советским войскам, занимающим Курский выступ, предполагается нанести: один - из района южнее Орла силами группы армий «Центр», а другой - из района севернее Харькова силами группы армий «Юг». Ударами в общем направлении восточнее Курска немецкое командование рассчитывает окружить и разгромить находящиеся в этом районе войска Красной Армии. По существу, на первом этапе планируется реанимировать сорванный Красной Армией план февральско-мартовского контрнаступления, затем, завершив окружение советских войск в районе Курска, нанести стремительный удар в тыл Юго-Западного фронта. Тем самым осуществить то, что ранее предусматривалось в операции «Пантера». Для этого предполагается, завершив окружение советских армий, использовать все освободившиеся подвижные немецкие соединения. В то же время германское командование не исключает возможности после успешного завершения операции «Цитадель» развить успех в другом направлении, на северо-восток, в обход Москвы, чтобы выйти в тыл всей центральной группировки советских войск.

Учитывая «пространственно ограниченные и точно известные цели наступления», войска, предназначенные наступать, «должны, - говорится в приказе, - оставить в тылу весь транспорт, без которого можно обойтись в наступлении, а также всякий обременяющий их обоз. Всё это только мешает, может отрицательно повлиять на наступательный порыв войск и затруднить быстрый ввод в бой резервов. Поэтому каждый командир должен быть проникнут стремлением взять с собой только то, что необходимо для боя».

Особое внимание в приказе на проведение операции «Цитадель» обращалось на обеспечение маскировки сосредоточения войск, сохранение тайны и введение советских войск в заблуждение. Для этого сосредоточение сил обеих групп армий, привлекаемых для наступления, предусматривается осуществить в глубине, вдали от исходных позиций, чтобы с 28 апреля (на шестой день после отдачи приказа главным командованием сухопутных войск) они могли начать наступление. Самым ранним сроком наступления в оперативном приказе № 6 была указана дата - 3 мая 1943 года.

Для соблюдения тайны в замысел операции посвящаются лишь те лица, привлечение которых считается крайне необходимым. Новые лица должны знакомиться с замыслом постепенно и, по возможности, позже. «На этот раз, - указывается в приказе, - необходимо непременно избежать того, чтобы вследствие неосторожности или небрежности противнику стало что-либо известно о наших замыслах. Путём усиления контрразведки обеспечить постоянную борьбу с вражеским шпионажем».

Забегая вперёд, следует отметить, что уже 7 мая 1943 года народный комиссар государственной безопасности В.Н. Меркулов направляет в ГКО сообщение № 136/М «О полученных агентурных данных относительно немецкого плана наступательной операции «Цитадель» и оценки германским командованием боеготовности советских войск на Курско-Белгородском направлении».

Советский резидент в Лондоне сообщает в Москву полученный агентурным путём текст телеграммы, отправленной 25 апреля из Южной группы германских войск в адрес оперативного отдела верховного командования армии. Из текста телеграммы советскому командованию становится окончательно известно, что «название «Цитадель», упоминавшееся ранее в распоряжениях и донесениях германского командования, относится к подготовляемой операции по прорыву нашего фронта в районе Курск - Белгород, а не к городу Великие Луки, как это предполагалось ранее».

Советской разведке за счёт высокопрофессиональной работы закордонной агентуры удаётся быстро получать об операции «Цитадель» сведения (согласно оперативному плану № 6), особо охраняемые немецкой контрразведкой.

Придавая огромное значение предстоящему сражению, немецкое командование всесторонне и тщательно готовится к нему. План операции «Цитадель» неоднократно обсуждается и уточняется высшим руководством германской армии - верховным главнокомандованием вооружённых сил, главным командованием сухопутных войск, командованием военно-воздушных сил, непосредственными исполнителями: командующими группами армий, армиями, воздушными флотами. Они вкладывают в разработку плана весь свой опыт. Для операции «Цитадель» привлечены значительные силы. Новый план предусматривает прорыв обороны на узких участках фронта. Это даёт возможность создать гораздо большие плотности войск на направлениях главных ударов, наносящихся одновременно с севера и юга.

3 и 4 мая 1943 года в Мюнхене проходят совещания. На них присутствуют верховное командование вооружённых сил, представители главного штаба вооружённых сил, начальник генерального штаба сухопутных войск генерал Цейцлер с ответственными работниками, генеральный инспектор танковых войск генерал-полковник Гудериан, командующие группами армий «Юг» - фон Манштейн и «Центр» - фон Клюге, командующий 9-й армией Модель, министр вооружений Шпеер и другие.

«Рассматривался очень серьёзный вопрос, - вспоминает Гудериан, - должны ли группы армий «Юг» и «Центр» Восточного фронта в недалеком будущем (летом 1943 года) начать наступление. …Начальник генерального штаба хочет применением новых танков «тигр» и «пантера», которые должны, по его мнению, принести решающий успех, снова захватить инициативу в свои руки».

Подчеркивая значение операции «Цитадель» и необходимость в связи с этим тщательной подготовки к ней, Гитлер заявляет: «Неудачи не должно быть!».

«В ходе совещаний, связанных с курской операцией, Гитлер (по свидетельству его личного адъютанта) всё больше утверждался в мысли, что операция на Курской дуге должна решить исход войны. Он приказал передать армиям Моделя и Гота, участвовавшим в курской операции, все танки, изготовленные в мае и в июне. Общее количество танков в этих армиях к моменту наступления на Курск должно доходить до трёх тысяч. К Курску стянуты отборные танковые дивизии: лейбштандарт СС «Адольф Гитлер», «Рейх», «Мёртвая голова», «Великая Германия», вооруженные новейшими танками «тигр» и «Фердинанд». Кроме того, Гитлер приказал Герингу сосредоточить в районе курской операции почти всю авиацию и оказывать наступлению всемерную поддержку с воздуха.

Рассматривая на одном из совещаний по подготовке курской операции кадры с надписью «Аэроснимки русских позиций северо-восточнее Белгорода. Совершенно секретно», а в них систему тесно примыкающих друг к другу окопов, артиллерийские позиции и наблюдательные пункты, Гитлер сказал: «Это их не спасёт!».

Воспоминания адъютанта показывают высшую степень нервозности фюрера.

При подготовке операции, несмотря на возражения Моделя, Манштейна и Цейцлера, сроки наступления Гитлер несколько раз меняет. В конечном счёте начало перенесено с весны на лето. Объясняют двухмесячную отсрочку наступления различными причинами. Наиболее распространённой версией считается желание Гитлера оснастить ударные группировки максимально возможным числом танков и штурмовых орудий новой конструкции. Ни Модель, ни Манштейн напрямую не связывают успех операции «Цитадель» с пополнением их войск новыми образцами вооружения. Оба командующих, начиная с мая, настаивают на скорейшем начале операции, а значит, они удовлетворены и количеством, и качеством уже имеющегося в войсках вооружения и военной техники для успешного проведения операции.

Менее известная, но не менее серьёзная версия о причине затянувшейся стратегической паузы на советско-германском фронте в мае-июне 1943 года изложена известным английским военным историком Лидделом Гартом в фундаментальном труде «История Второй мировой войны», вышедшей в свет в 1971 году. В этой книге, ставшей фактически официальной британской версией Второй мировой войны, автор упоминает следующие факты:

«В июне Молотов встретился с Риббентропом в Кировограде, тогда бывшем в руках немцев. На встрече обсуждались возможности завершения войны и, согласно рассказам немецких офицеров, присутствовавших на встрече технических советников, Риббентроп в качестве условия будущего мира предложил, чтобы будущая граница России проходила по Днепру. Однако Молотов настаивал на восстановлении прежних границ страны и отказывался рассматривать иные варианты. Переговоры зашли в тупик. Преодолеть пропасть между позициями сторон было крайне трудно, а затем, когда была получена информация, что об этой встрече извещены западные державы, переговоры были прерваны. Таким образом, насущный вопрос вновь предстояло решать на поле битвы».

С первого взгляда подобное объяснение, не подтверждённое документами, кажется несостоятельным. Но, как известно, «дыма без огня не бывает». Далее версия Лиддела Гарта будет рассмотрена подробнее.

По сей день высшие эшелоны власти различных государств не проявляют желания раскрывать секреты полувековой давности, но сегодня через «прицел истории» всё отчётливей становятся видны произошедшие события. Пришло время разобраться и с этой тайной. События, которые она скрывала, возможно, и послужили той отсрочкой, которую советские войска на Курской дуге использовали для укрепления обороны. Факт возможных неудачных переговоров между Гитлером и Сталиным, ставший известным союзникам, мог приостановить движение второго фронта. И даже если то, о чём будет сказано ниже, сегодня недоказуемо, но завтра ведь ещё не наступило.

Лариса ВАСИЛЬЕВА, Игорь ЖЕЛТОВ “В прицеле - Прохоровка”

См.также:

Страгетические планы сторон: две стратегии



Другие новости и статьи

« Николай Егорович Жуковский

Военные расходы на подготовку к войне 1812 г. »

Запись создана: Пятница, 12 Октябрь 2018 в 10:12 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы