Н.В. Гоголь. Книга «Выбранные места из переписки с друзьями»



Н.В. Гоголь. Книга «Выбранные места из переписки с друзьями»

oboznik.ru - Н.В. Гоголь. Книга «Выбранные места из переписки с друзьями»

oboznik.ru - Н.В. Гоголь. Книга «Выбранные места из переписки с друзьями»

Взирайте на ближнего как на наилучшую свою драгоценность.

Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей Церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит, несмотря на все мраки и невежественные тьмы, отовсюду ее окружавшие, и знает, зачем произносит.

Посмотрим на нашу Россию, и в особенности на то, что у нас так часто перед глазами, — на множество всякого рода злоупотреблений. Окажется, что большая часть взяток, несправедливостей по службе и тому подобного, в чем обвиняют наших чиновников и нечиновников всех классов, произошла или от расточительности их жен, которые так жадничают блистать в свете большом и малом и требуют на то денег от мужей, или же от пустоты их домашней жизни, преданной каким-то идеальным мечтам, а не существу их обязанностей, которые в несколько раз прекрасней и возвышенней всяких мечтаний…

Николай Васильевич Гоголь (1809—1852), один из величайших русских писателей, родился в местечке Сорочинцы (на границе Полтавского и Миргородского уездов) и происходил из старинного украинского рода.

Для понимания источника духовных исканий и самого творческого облика писателя важно знание того, каким образом начиналась литературная карьера писателя, изобиловавшая неудачами и курьезами. Написанная еще в период учебы в Нежинской гимназии и изданная под псевдонимом В. Алов романтическая идиллия «Ганц Кюхельгартен» (1829) не была принята петербургской публикой. В актеры поступить не удалось, служба чиновника тяготила бессодержательностью, так что литературное поприще оказалось единственной стезей успеха Гоголя.

В беспокойных исканиях Гоголь отправился морем за границу, в Любек, однако по прошествии месяца вернулся в Петербург. Позднее он оправдывал это приключение божественным предначертанием: якобы Бог указал ему путь в чужую землю, в других случаях он ссылался на какую-то безнадежную любовь. Биограф же отмечает, что «его тянуло в какую-то фантастическую страну счастья и разумного производительного труда», каковой казались писателю Соединенные Штаты. Однако, вместо того чтобы добраться до Америки, Николай Гоголь попал на службу в департамент уделов на почти двухгодичный срок, за время которой произошло сближение служащего с кругом Жуковского и Пушкина, что не могло не повлиять на окончательное утверждение Гоголя на литературном поприще.

В марте 1837 года Гоголь посетил Рим, город, ставший для писателя как бы второй родиной. Гоголь изучал памятники древности, картинные галереи, посещал мастерские художников, любовался народной жизнью и любил «показывать» Рим приезжим русским.

Главным предметом работы в Риме стали «Мертвые души», задуманные еще в Петербурге в 1835 году. В 1939 году писателем была предпринята поездка в Москву, а по возвращении в Рим Гоголь возобновил работу над «Мертвыми душами». К лету 1841 года первый том произведения был готов. В сентябре этого года Гоголь отправился в Россию печатать свою книгу.

Однажды ночью среди религиозных размышлений Гоголем овладел религиозный ужас и сомнение, что он не так исполнил долг, наложенный на него Богом; он разбудил слугу, велел открыть трубу камина и, отобрав из портфеля бумаги, среди которых была и рукопись второго тома «Мертвых душ», сжег их. Наутро, когда его сознание прояснилось, он с раскаянием рассказал об этом графу Толстому и счел, что это сделано было под влиянием злого духа; с тех пор он впал в мрачное уныние и через несколько дней умер, 21 февраля 1852. Он похоронен в Москве, в Даниловом монастыре, и на его памятнике выбиты слова пророка Иеремии: «Горьким моим словом посмеюся».

«Выбранные места из переписки с друзьями» — духовное завещание Гоголя, главная тема которого соотношение Церкви и Культуры.

Выше перечислены лишь наиболее важные для рассмотрения «Выбранных мест…» аспекты насыщенной биографии писателя. Завершение работы над «Мертвыми душами» и пребывание в Риме остаются событиями, в наибольшей степени имеющим отношение к формированию содержания «Выбранных мест…» Эта книга создана писателем после тяжелого душевного расстройства, мучившего его в течение долгого времени, и к 1842 году, видимо, окончательно сломившего духовные силы писателя.

Высокое представление о своем таланте, о якобы лежащей на нем обязанности привело к осознанию мессианства своей личности. Развилось навязчивое стремление к внутреннему совершенствованию, предоставляемому богомыслием. Тяжелые болезни лишь увеличивали религиозное настроение писателя.

В кругу знакомых Гоголь находил удобную почву для развития религиозной экзальтации: принимал пророческий тон, самоуверенно делал наставления своим друзьям и в конце концов приходил к убеждению, что сделанное им до сих пор было недостойно той высокой цели, к которой он считал себя призванным. Он был готов отвергать все, им написанное, как греховное и недостойное его высокого посланниче-ства, в том числе первый том «Мертвых душ».

Параллельно с новой работой над вторым томом поэмы Гоголю пришла в голову идея как можно скорее высказать людям все то, что он считал полезным, ради чего он собрал в одну книгу все написанное им друзьям в духе своего нового настроения и поручил издать эту книгу Плетневу. Так появились «Выбранные места из переписки с друзьями».

Большая часть писем, составляющих эту книгу, относится к 1845 и 1846 годам, той поре, когда это настроение Гоголя достигло своего высшего развития. Книга произвела тяжелое впечатление даже на близких друзей Гоголь своим тоном пророчества и учительства, проповедью смирения, из-за которой виднелось, однако, крайнее самомнение. Книга произвела удручающее впечатление на литературных поклонников Гоголя. Высшая степень негодования, возбужденного «Выбранными местами», выразилась в известном (неизданном в России) письме Белинского, на которое Гоголь не сумел ответить.

Не пытаясь высказывать в очередной раз версию социально-политического значения «Выбранных мест» и оценивать их место и значение в творчестве писателя, взглянем на это произведение, как на действительно весьма любопытное с точки зрения саморазвития.

«Выбранные места из переписки с друзьями», по мнению большинства критиков, — утопия, смысл которой в продолжении традиции сентименталистских идиллий и постулирования идеала патриархального прошлого, «золотого века». Своеобразие же гоголевского утопизма состоит в попытке социального развития им славянофильских идеалов, в результате чего и рождается утопия-«призрак», фантастическая «смесь» идей.

Гоголю удается продемонстрировать, как замыкается круг превращений «признанных идеалов» XIX века: мечты об общечеловеческом братстве, ставшие предметом разговоров в модных гостиных, легко обнаруживают свою несостоятельность. Декларация любви к абстрактному человечеству ничего не меняет в формализме моральных отношений и оборачивается «гордостью» собственным идеализмом. От поклонения разуму («гордости ума») до признания законодательства «ничтожной моды» и «чистой злобы» интеллектуального фанатизма оказывается один шаг. Символом бесперспективности подобных идейных исканий становится «исполинский образ скуки». Пафос Гоголя можно было бы рассматривать как антиутопичный, если бы пародировались сама мечта о «преобразовании человечества», идеал человеческого братства. Мечта оборачивается идеологической «скукой», но причину этого писатель ищет не в природе самой мечты. Утверждается возможность выхода из «порочного круга» философских блужданий, причем из любой его точки.

«Выбранные места из переписки с друзьями» — произведение сложное и многоплановое. Было бы неверно игнорировать то, что многое в политических и социальных воззрениях Гоголя не оригинально и ограничено общим кругом идеалов его времени. Важно, что в книге, сохраняющей органическую связь с предшествующими произведениями писателя, нашли отражение глубокая нравственная философия Гоголя, понимание им собственного творчества и общих целей искусства, своеобразное видение истории. «Переписку» вообще-то трудно рассматривать как утопию. Писатель не предлагает здесь определенного проекта идеального будущего, он стремится вести диалог о возможностях нравственного развития общества.

Бытовая этика Гоголя во многом апеллирует к женской мудрости, вызывая необходимость в соответствующем языке изложения. Его взгляды, впрочем, традиционны: благотворное женское влияние на общество обнаруживается в сохранении нравственных основ семьи, в основанном на здравом смысле участии в хозяйственных делах, в общем моральном воздействии на жизнь «света». Однако возможность активной роли женщины в духовном прогрессе связана с решением нравственных задач, имеющих общечеловеческий смысл: обретение (фактически сохранение) собственной индивидуальности и личной нравственной позиции («оставаться собой»).

В кульминационной точке своей книги писем, «Светлом Воскресении», Гоголь утверждает открытость будущего для надежды и веры. Но, не предложив готового утопического образца, писатель сделал нечто более значительное: его художественные образы и идеи определили центральную тему всей позднейшей русской литературной утопии, тему несовместимости подлинного общественного идеала с любыми формами омертвления человеческой души.

Видимо, писатель до конца не отдал себе отчета в этом значении своей книги. Нападки на нее он объяснял отчасти и своей ошибкой, преувеличением учительского тона, и тем, что цензура не пропустила в книге несколько важных писем; но нападения прежних литературных приверженцев он мог объяснить только расчетами партий и самолюбий. Общественный смысл этой полемики от него ускользал.

В письмах писателя с 1847 года уже нет прежнего высокомерного тона проповедничества и учительства; он увидел, что описывать русскую жизнь можно только посреди нее и изучая ее. Убежищем его осталось религиозное чувство: он решил, что не может продолжать работу, не исполнив давнишнего намерения поклониться Святому Гробу. В конце 1847 года он переехал в Неаполь и в начале 1848 года отплыл в Палестину, откуда через Константинополь и Одессу вернулся окончательно в Россию.

Другие произведения автора (основные): «Мертвые души», «Вечера на хуторе близ Диканьки» (сборник повестей), «Миргород» (сборник повестей), «Шинель», «Коляска», «Портрет», «Арабески» (сборник эссе), «Ревизор».

100 великих идей и книг, которые помогут вам изменить свою жизнь к лучшему/ авт.-сост. В. Надеждина. - Минск: Харвест, 2007. - 448с.



Другие новости и статьи

« Отказ от предложенного жилого помещения: злоупотребление или законное право военнослужащего

«За стенами военного городка была другая жизнь…»: жизненные истории жен советских офицеров »

Запись создана: Пятница, 7 Сентябрь 2018 в 6:33 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы