Восстание Черниговского полка



Восстание Черниговского полка

oboznik.ru - Восстание Черниговского полка
#1825#восстание#полк

Первые сведения о восстании 14 декабря 1825 г. были получены на Юге 25 декабря. Поражение в Петербурге не поколебало решимости членов Южного общества начать выступление. Да и медлить -было нельзя. 13 декабря был арестован Пестель. И хотя на первых допросах он все отрицал, южане знали, что правительство из доносов Бошняка и капитана Вятского полка Майбороды располагает данными о составе Южного общества и его деятельности. Вслед за Пестелем были схвачены и другие члены Тульчинской управы. Со дня на день могли быть арестованы остальные члены Южного общества, и прежде всего руководители Васильковской управы.

Узнав об аресте Пестеля, С. Муравьев-Апостол вместе с братом Матвеем 24 декабря отправился в Житомир, чтобы сообщить членам общества о своем намерении начать выступление, опираясь на Черниговский полк, и заручиться их поддержкой. Из Житомира братья выехали в Любар, где был расположен Ахтырский гусарский полк, которым командовал член общества А. 3. Муравьев. 27 декабря, вскоре после прибытия братьев Муравьевых в Любар, сюда прискакал М. Бестужев-Рюмин, который сообщил, что командир полка Гебель получил приказ об аресте С. Муравьева, но, не застав его в Василькове, выехал вместе с жандармским офицером на его розыски.

С. Муравьев предложил А. Муравьеву немедленно собрать Ахтырский полк, идти на Троянов, увлечь за собой расположенный там Александрийский гусарский полк, затем двинуться на Житомир и арестовать там командование 3-го корпуса.

А. Муравьев отказался выступить тотчас же, но обещал поддержать восстание Черниговского полка. 28 декабря Муравьев и его спутники прибыли в дер. Трилесы, где стояла 5-я рота Черниговского полка, командиром которой был член Общества соединенных славян А. Д. Кузьмин.

По приказу С. Муравьева М. Бестужев отправился в Новоград-Волынск, чтобы организовать там выступление частей, в которых служили члены тайного общества. С. Муравьев послал в Васильков солдата с запиской и предложил членам общества, командирам рот, Кузьмину, М. А. Щепилло, В. Н. Соловьеву явиться к нему. Получив записку, эти офицеры, к которым присоединился И.И. Сухинов, немедленно выехали в Трилесы. Узнав, что братья Муравьевы арестованы прибывшим сюда Гебелем и жандармским офицером, члены общества освободили их. Освобождение С. Муравьева 29 декабря фактически было началом восстания Черниговского полка.

С. Муравьев ближайшую задачу видел в том, чтобы поднять весь Черниговский полк. В тот же день 5-я рота отправилась в дер. Ковалевку, где объединилась со 2-й ротой. 30 декабря восставшие двинулись к Василькову, где стояли остальные роты Черниговского полка, но не дойдя до него, остановились в местечке Мытинцы. Здесь их встретил М. Бестужев, которому не удалось пробраться в Новоград-Волынск. Попытка майора Трухина, оставшегося за командира полка, организовать сопротивление, не имела успеха. Солдаты Черниговского полка восторженно встретили восставших и перешли на их сторону.

В Василькове в руки восставших перешли оружие, боеприпасы, продовольствие полка. «Ночь с 30 на 31 декабря,— пишет Горбачевский,— была проведена в приготовлениях к походу».

В Василькове возник вопрос о плане дальнейших действий. На военном совете, созванном для его выработки, славяне — Сухинов, Щепилло, Кузьмин и Соловьев — высказались за немедленный поход на Киев.

Занятие этого крупного центра на юге страны открывало большие перспективы для дальнейшего хода восстания.

С. Муравьев в принципе не возражал против возможности похода на Киев. «Из Василькова я мог действовать трояким образом: 1-е идти на Киев, 2-е идти на Белую Церковь и 3-е двинуться поспешнее к Житомиру и стараться соединиться со славянами. Из сих трех планов я склонялся более на последний и первый», — показывал на следствии С. Муравьев. Житомир находился в центре расположения частей, на которые имели влияние члены тайного общества. Здесь же располагалась штаб-квартира 3-го пехотного корпуса. Захват ее и арест командования предотвратили бы возможность организации сил для подавления восстания. Вот почему С. Муравьев отдал предпочтение третьему варианту. Однако штаб восстания отказался от немедленного похода на Житомир из-за недостаточности наличных сил и провала попыток М. Бестужева установить связь со славянами и расположенными поблизости Кременчугским и Алексопольским полками.

На совете было принято решение о движении на Брусилов. Это решение не означало отказа от плана похода на Киев или Житомир.

31 декабря днем солдатам Черниговского полка и жителям Василькова полковым священником был прочитан «Православный катехизис», — программный документ, раскрывающий революционные цели восстания. Он был составлен С. Муравьевым. В этом документе цари объявлялись «притеснителями народа», похитившими у него свободу. Облеченный в религиозную форму, «катехизис» был направлен против самодержавия, провозглашал природное равенство всех людей.

После прочтения катехизиса С. Муравьев обратился к восставшим с краткой речью, в которой пояснил содержание и значение революционных лозунгов восстания. Он говорил о необходимости провозглашения свободы в России, о сокращении срока военной службы, об облегчении положения крестьян и призывал солдат защищать свободу.

В этот же день восставшие направились к Брусилову. По пути движения восставшие провозглашали вольность крестьян. Местные жители с большим сочувствием относились к восставшим. Во время объезда караулов крестьяне радостно приветствовали Муравьева и говорили ему: «Да поможет тебе бог, добрый наш полкоз-ник, избавитель наш…» Они радушно принимали его солдат, заботились о них и снабжали их всем в избытке, видя в них не постояльцев, а защитников.

Узнав о передвижении войск в районе Брусилова, руководители восстания решили двинуться на Белую Церковь. Здесь они рассчитывали на присоединение к черниговцам 17-го егерского полка. 2 января 1826 г. восставшие выступили по направлению к Белой Церкви и, не дойдя 15 верст до нее, остановились в дер. Пологи. Узнав, что 17-й егерский полк выведен из Белой Церкви, восставшие 3 января направились вновь на Ковалевку и Трилесы, откуда они начали свое выступление, намереваясь двигаться к Житомиру на соединение с частями, в которых служили члены Общества соединенных славян.

Однако время было потеряно. Командование 3-го корпуса перехватило инициативу и, сосредоточив крупные войсковые силы, начало окружение восставших. 3 января на пути из Ковалевки в Трилесы Черниговский полк был встречен отрядом генерала Гейсмара, который открыл по восставшим огонь картечью. Черниговцы пошли в атаку, но расстреливаемые в упор и неся потери, бросились назад. С. Муравьев был тяжело ранен в голову и не мог управлять боем. Щепилло был убит, Кузьмин ранен. Разгром восставших довершила кавалерия.

Выступление Черниговского полка произошло в неблагоприятных условиях для декабристов. Восстание в Петербурге было подавлено. Арест Пестеля, отказ ряда членов Южного общества от решительных действий и поддержки Черниговского полка облегчили борьбу правительства с восставшими. Восстание на юге, так же как и в Петербурге, не опиралось на народ. Во время восстания Черниговского полка были допущены те же тактические ошибки, что и на Сенатской площади 14 декабря 1825 г.

И.А.Миронова “…Их дело не пропало”



Другие новости и статьи

« Берлинская операция

Дело Леона Варнерке. Документальные свидетельства крупнейшей экономической диверсии, связанной с подделкой в Лондоне российских кредитных билетов во второй половине XIX века »

Запись создана: Четверг, 21 Ноябрь 2019 в 0:51 и находится в рубриках Начало XIX века, Николаевская армия.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы