Киев (1943 г.)



Киев (1943 г.)

oboznik.ru - Киев (1943 г.)

После успешного форсирования Днепра войска 1-го Украинского фронта освободили столицу Украины, совершив блестящую операцию по переброске войск с одного плацдарма на другой. До этого из-за неправильно выбранного направления удара в боях за Киев было потеряно множество солдат и офицеров.

Юго-Западный и Южный фронты еще в середине августа в ходе контрнаступления от Курска начали операцию по освобождению Донбасса. Что же касается Центрального фронта, то он должен был наступать в юго-западном направлении на Шостку, Бахмач, Нежин, Киев, форсировать реки Десну и Днепр и во взаимодействии с Воронежским фронтом овладеть Киевом. Разграничительная линия с войсками Ватутина (командующего Воронежским фронтом) проходила по станции Ленинская, Тернам, Красному Колядину, Ичне, Киеву. На подготовку Ставка отводила всего 10 дней. 26 августа началось общее наступление. Центральный фронт наносил главный удар на Севском – Новгород-Северском направлении войсками 65-й и 2-й танковой армий. Слева наступал Воронежский фронт. Его задачей было разгромить противника в районе Харькова, а затем продвигаться на Полтаву, Кременчуг и захватить переправы на Днепре.

Каждый шаг вперед дорого стоил советским войскам. Гитлеровцы стянули на это направление все возможные резервы, оголив другие участки фронта. Этим немедленно воспользовался командующий 60-й армией генерал Черняховский, который наносил удар несколько южнее Севска на второстепенном Конотопском направлении. Ему удалось развить успех. Если на главном направлении наши части в результате тяжелых боев за четыре дня наступления продвинулись всего на 20–25 километров, то умело организованный Черняховским удар сразу принес более ощутимые результаты. Не встречая сильного противодействия противника, его войска продвинулись далеко вперед. 29 августа 60-я армия освободила Глухов. Черняховский, преследуя разбитого противника, 6 сентября занял Конотоп, а еще через З дня – Бахмач. Южнее этого города были окружены и после двухдневного боя разгромлены 4 вражеские пехотные дивизии. 15 сентября после короткого боя войска 60-й освободили Нежин. Дорога на Киев была открыта. Войска армии, продолжая преследовать гитлеровцев, 19 сентября форсировали Десну в районе Чернигова, а тремя днями позднее вышли к Днепру.

В целом советское наступление на Левобережной Украине шло гораздо более низкими темпами, чем планировала Ставка, однако для немцев и это было проблемой – удерживать фронт им становилось все труднее. В итоге в немецком генералитете возникла естественная мысль укрыться за «противотанковым рвом шириной 3 км», как они называли Днепр. Главным проводником этой идеи стал Манштейн, командовавший группой армий «Юг».

Днепр сам по себе представлял труднейшее препятствие для войск. Ситуация усугублялась тем, что он имел крутой правый (западный) берег. При правильно расположенных сильных укреплениях, форсирование реки в направлении с востока на запад становится сверхтрудной задачей.

Впрочем, Днепр, два года находившийся в глубоком немецком тылу, был укреплен довольно плохо. Главное командование сухопутных войск вермахта только к 12 августа 1943 г. завершило проект создания «Восточного вала» (системы укреплений на правом берегу). Когда немецкие солдаты отходили за реку, они были уверены в том, что на правом берегу для них подготовлены сильные позиции Восточного вала, но это было не совсем так.

В начале осени 43-го основные немецкие войска находились на левом берегу, пытаясь сдержать советское наступление. Гитлер приказывал удерживать каждую пядь земли. Манштейн же требовал либо резервов, либо права на отход за Днепр. В середине сентября немецкий фронт начал разваливаться, и Манштейн известил Гитлера, что отдаст приказ отходить за Днепр по собственной инициативе. 15 сентября 1943 г. Гитлер приказал отходить.

Отступающая немецкая группировка имела почти 1000 км по фронту, включала 4 армии и до миллиона человек. Отход такой массы войск через 6 переправ под натиском превосходящих сил противника был сложнейшей задачей. Перед Днепром немецкий фронт «свернулся» к переправам, между ними на левом берегу немецких войск уже не было, а на правом – еще не было. Это обстоятельство использовали советские войска. Уже 22 сентября они с ходу стали форсировать реку в местах разрыва между отступающими немцами. Форсирование Днепра осуществлялось почти одновременно войсками четырех фронтов. Первыми выполнение этой почетной задачи начали части 13-й армии Центрального фронта в районе Мнева севернее Киева. Уже в сентябре на западном берегу Днепра было создано 23 плацдарма, причем практически все они далеко не сразу были обнаружены немцами.

Конечно, форсирование Днепра стоило значительных усилий. Необходима была большая смелость и выдержка. В битве за Днепр Героями Советского Союза стали 2438 солдат, сержантов, офицеров и генералов.

Важными плацдармами стали Букринский и Лютежский. Букринский плацдарм севернее Канева и южнее Киева был создан в ночь на 22 сентября силами одной роты. Воинам помогали местные жители и партизаны. Здесь, южнее Киева, под огнем противника сооружался мост. Только 5 октября под бомбежкой погибло и было ранено больше полутора тысяч человек. Но мост длиной 700 метров построили в кротчайший срок, за 11 дней. По нему пошли на западный берег, на плацдарм в районе Великого Букрина, новые части.

Лютежский плацдарм к северу от Киева создали утром 27 сентября 22 советских бойца. Здесь тоже велись ожесточенные бои.

Факт наличия плацдармов на правом берегу позволял наращивать на них силы в режиме переправы, а не форсирования, что экономило колоссальное количество жизней и времени.

Перед советскими войсками ставилась задача взять Киев. Многие источники говорят о том, что в дело вмешалась политика с идеологией, и войска были поставлены перед необходимостью брать город к очередной годовщине Октябрьской революции, что повлекло за собой массу ненужных жертв. Впрочем, город мог быть взят и раньше. Командующий Центральным фронтом Рокоссовский хотел развивать наступление и, обогнув Киев с северо-запада, направить главный удар в район Винницы. Южнее, в этом же направлении, из района Днепропетровска – Кировограда – Умани навстречу должен был ударить Степной фронт. В кольце могла оказаться большая группировка гитлеровских войск, причем немцы, находившиеся на Левобережье, не имели бы возможности переправиться на другой берег Днепра и стали бы легкой добычей наступающих между Центральным и Степным фронтами войск Воронежского фронта. Рокоссовский собирался освободить Киев силами 60-й армии Черняховского, которая стояла в этот момент под Вышгородом (севернее Киева). Но совершенно неожиданно для генерала 5 октября Ставка изменила разграничительную линию фронтов. Рокоссовский получил приказ передать 60-ю армию Ватутину, а самому наступать на север, на Белоруссию. На решение Ставки по изменению плана Рокоссовского повлиял член Военного совета Воронежского фронта Н. С. Хрущев, который задумал самолично «въехать на белом коне» в Киев.

Войска Воронежского (с 20 октября – 1-го Украинского) фронта в течение месяца пытались безуспешно наступать на Киев с печально известного Букринского плацдарма силами трех армий (в том числе одной танковой). Здесь погибло около 150 тыс. советских воинов. Прорвать глубоко эшелонированную оборону врага и выйти на оперативный простор советской ударной группировке так и не удалось. Кроме того, продвижение войск, особенно танков, сдерживала чрезвычайно пересеченная местность: холмы, поросшие кустарником и лесом, крутые обрывы, глубокие овраги. Естественные препятствия были усилены инженерными заграждениями, минными полями, прикрыты огневыми средствами.

Наконец было принято решение перестать «биться головой об стену». На заседании Военного совета фронта, проходившем в двадцатых числах октября 1943 года, Η. Ф. Ватутин дал оценку причинам неудач, которые диктовали необходимость отказаться от Букрина как главного плацдарма и нанести удар по врагу с Лютежского плацдарма. Такое же решение было принято Ставкой, которая 25 октября дала директиву произвести перегруппировку войск Первого Украинского фронта и усилить правое крыло, чтобы создать на Лютежском плацдарме перевес в силах и средствах. Было предложено перевести с Букринского плацдарма на участок севернее Киева 3-ю гвардейскую танковую армию генерала Рыбалко, использовав ее здесь совместно с Первым гвардейским кавалерийским корпусом генерала В. К. Баранова.

Командующий фронтом возложил ответственность за своевременную перегруппировку и сосредоточение войск на Лютежском плацдарме на своего заместителя генерал-полковника Гречко. На подготовку операции отводилось семь-восемь суток. 3-я танковая армия, артиллерийский и стрелковый корпуса, должны были переправиться обратно на левый берег, совершить по нему 200-километровый марш и вновь перейти на правый берег, причем скрытно для немцев.

В ночь на 26 октября 1943 г. началась крупная перегруппировка войск фронта, проводившаяся в трудных метеорологических условиях, по раскисшим от дождей полевым дорогам. На Букринском плацдарме вместо убывших боевых машин расставлялись макеты танков, оборудовались ложные огневые позиции батарей и дивизионов. Радиостанции Третьей гвардейской танковой армии продолжали радиообмен, хотя ни войск, ни штабов этой армии там уже не было. Делалось все, чтобы ввести противника в заблуждение.

На Лютежском плацдарме было создано подавляющее превосходство над противником: в живой силе – в 3 раза, по танкам – в 9 раз, артиллерии – в 4,5 раза. 3 ноября совершенно неожиданно для противника наступление с севера начали войска 38-й армии генерала Москаленко и 60-й армии Черняховского. Наступление поддерживала воздушная армия под командованием Красовского. 3-я гвардейская танковая армия Рыбалко присоединилась к атаке 4 ноября. Наступление велось и ночью.

6 ноября 1943 г. столица Советской Украины была освобождена.

В. Карнацевич



Другие новости и статьи

« Берлинская операция

Оверлорд (1944 г.) »

Запись создана: Среда, 23 Апрель 2014 в 17:04 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы