16 февраля - день в истории

1446 г. —  Ослеплен и сослан в Углич великий князь Василий Темный.

1571 г. —  Иван Грозный утвердил первый в России воинский устав — «Приговор» сторожевой и станичной службы.

1722 г. — Издан  указ Петра Первого о престолонаследии. Этим актом отменялся обычай, по которому старший сын автоматически становился наследником престола. Теперь все зависело от воли государя, который мог и изменить свое решение, если видел, что избранник не оправдывает надежд.

1893 г. — Родился Михаил Николаевич Тухачевский, военный деятель, маршал Советского Союза (расстрелян в 1937 году).

1916 г. — Русские войска после двухнедельной осады взяли турецкую крепость Эрзерум.

1938 г. —  Сталин потребовал сжечь рукописи книги Веры Смирновой «Биография Сталина для детей», из-за того, что  в книге утверждался культ личности вождя.

1943 г. — Советские войска  после решительного штурма, перешедшего затем  в ожесточенные уличные бои, освободили  город Харьков.

1989 г. — Окончание Афганской войны.

21 Ноябрь 2019

Оверлорд (1944 г.)

oboznik.ru - Оверлорд (1944 г.)
#битва#сражение#война

Операция по высадке англо-американского десанта в Нормандии означала открытие второго фронта во Второй мировой войне. Это приблизило конец гитлеровской Германии.

О необходимости высадки британского экспедиционного корпуса во Франции впервые заговорил премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль – в своей речи в палате общин 14 июля 1940 г., всего лишь через 40 дней после «дюнкеркского чуда», когда англичане, потерпев унизительные поражения во Франции, сумели при попустительстве Гитлера спасти цвет своих сухопутных сил. 22 июня 1941 г. Советский Союз после нападения Германии стал союзником Великобритании. А после атаки японских ВВС в Перл-Харборе США также открыто выступили на стороне противников стран Оси (Германия, Италия, Япония). Для Сталина открытие второго фронта стало насущной задачей – в одиночку одолеть Гитлера было очень тяжело. Поражения советских войск в 1941 г. и неудачи весной и летом 1942 г. вынудили Великобританию и США, заинтересованных в продолжении борьбы на Восточном фронте, всерьез задуматься над разработкой крупной десантной операции в Западной Европе.

22 июня 1942 г. в Лондон прибыл американский генерал Дуайт Дэйвид Эйзенхауэр, возглавивший управление Европейским театром военных действий. Он занялся размещением, обучением войск и подготовкой операции вторжения. В августе 1942 г. британцы подготовили и провели операцию по захвату прибрежного городка Дьепп на берегу Ла-Манша, своего рода разведку боем.

Впрочем, несмотря на приобретенный боевой опыт (выяснилось, что крупные силы флота могут при относительно хорошей погоде находиться у побережья целый день), операция завершилась полным крахом. Ни одна задача не была выполнена. Из высадившихся 6000 канадских и 1000 английских «коммандос» были убиты, ранены или попали в плен 3369 человек.

В ноябре 1942 г. американцы провели десантную операцию в Алжире. Постепенно, шаг за шагом, немецко-итальянская группировка вытеснялась англичанами и американцами из Ливии и Туниса, и 12 мая ее остатки капитулировали. Но эти локальные операции западных союзников, как и последовавшая 3 сентября 1943 г. высадка в Сицилии, еще не были открытием второго фронта. На советско-германском фронте Гитлер продолжал удерживать более 80 % всех боеспособных частей.

В Лондоне и Вашингтоне продолжалась тщательная разработка плана вторжения. В ноябре 1943 г. на Тегеранской конференции трех держав антигитлеровской коалиции Сталин поставил этот вопрос во главу угла, настаивая на мае 1944 г. как сроке открытия второго фронта.

К началу 1944 г. воздушные бомбардировки Германии достигли апогея. Союзная авиация использовала точные радионавигационные системы, обеспечивающие выход к цели независимо от времени суток и состояния погоды. Командование стратегической авиации считало, что сами по себе регулярные налеты могут привести к капитуляции противника. Этого не произошло, хотя в отдельных случаях в бомбардировках участвовало до 1500 самолетов. Тогда Эйзенхауэр приказал сосредоточить внимание на целях во Франции, чтобы способствовать подготовке к вторжению.

* * *

Французское Сопротивление и разведка докладывали, что линия Атлантического вала в Нормандии плохо укреплена, а сильные морские течения «гасятся» с запада полуостровом Котантен. Здесь и было решено провести высадку десанта. В операции, получившей кодовое наименование «Оверлорд», должны были принимать участие 1-я и 3-я американские армии (последняя оставалась в резерве), 2-я английская и две дивизии 1-й канадской армии. Штаб Эйзенхауэра наметил пять зон высадки войск в Нормандии – от устья реки Див до восточного побережья полуострова Котантен: «Меч», «Юнона», «Золото», «Омаха» и «Юта». Последние две зоны были отведены американцам. Длина сектора десантной операции составляла почти 90 км. Для отработки вопросов высадки создали специальный полигон, на котором, сменяя друг друга, тренировались военные части. Были созданы громадные плавучие порты, прозванные «шелковичными гаванями», которые подтянули буксиром и поставили в море вдали от нормандского берега, а также подводный трубопровод, гарантировавший неограниченную поставку бензина.

Союзникам удалось сохранить в тайне место высадки[127]. Огромное внимание они уделяли секретности операции. Союзники изо всех сил сбивали противника с толку, чтобы заставить его поверить, что высадка произойдет в районе Па-де-Кале после форсирования самого узкого места пролива между Британией и Францией. С этой целью в указанном районе союзники создали фиктивные лагеря, расположили большое количество макетов танков, самолетов. Специальная служба заполнила эфир радиограммами, создавая видимость наличия там большой группировки войск.

Немцы не сомневались в том, что союзники откроют Второй фронт во Франции. Во Франции, Бельгии, Голландии находилось 58 дивизий (с некомплектом в 20–30 % по людям и гораздо большим по технике), которые были подчинены командованию «Запад» во главе с генерал-фельдмаршалом Рунштедтом. Гитлер проявил неожиданную проницательность, предупреждая, что удар может быть нанесен и в другом месте – между Каном и Шербуром. Роммель, командовавший войсками на побережье Ла-Манша, придерживался такой же точки зрения, что и Гитлер. Незадолго до вторжения союзников Роммель попытался ускорить строительство подводных препятствий и блиндажей, а также постановку минных полей. К июню оборонительные сооружения имели гораздо большую плотность, чем весной. Однако, к счастью для союзников, у Роммеля не было ни времени, ни возможности довести оборону в Нормандии до желаемого уровня. Попытки Эрвина Роммеля убедить Гитлера и Рунштедта, что следует разгромить десант еще на берегу, оказались тщетными.

В Британии были постепенно собраны огромные силы союзников. К июню 1944 г. союзное командование сосредоточило на Британских островах 25 пехотных, 10 бронетанковых и 4 воздушно-десантные дивизии. Пехотные дивизии имели по 17–18 тысяч человек, танковые – более 300 танков каждая). Эйзенхауэр шутил, что только аэростаты внешнего заграждения позволяют перегруженной Англии не уйти под воду. Было создано подавляющее превосходство над противостоящими немецкими силами: более чем двукратное в орудиях и минометах и 61-кратное в самолетах. Пять эскадренных миноносцев и 49 подводных лодок немцев не могли сдержать армаду противника – 114 боевых кораблей, в том числе семь линкоров, два монитора и 23 крейсера, не говоря уже о транспортных кораблях. Высадку обеспечивали 6000 судов, 11 000 боевых и 2400 транспортных самолетов, 850 десантных планеров. На берег должны были высадиться 156 тысяч человек. Экспедиционные силы располагали танками с тралами, которые должны были делать проходы в минных полях, танками-амфибиями, танками для разрушения бетонных сооружений и наведения мостов и т. д.

Союзное командование провело тщательный анализ графиков приливов и отливов: необходимо было увидеть многие тысячи препятствий, размещенных на мелководье.

Днем «Д» (Decisive Day – «решающий день») после долгих раздумий было назначено 6 июня 1944 г. Ближайшим вариантом было 20 июня, но против этой даты говорил тот факт, что для приземления десантных планеров необходимо было полнолуние. Эйзенхауэр долго не мог согласиться на 6 июня. Однако сыграли свою роль несколько важных факторов. Во-первых, вышедшие в первых числах июня из Англии суда имели топлива только до 6 июня включительно, во-вторых, синоптики обещали на это время некоторое улучшение погоды, затем должны были начаться штормы. Эйзенхауэр на совещании в пригороде Лондона сказал: «Я убежден, что мы должны отдать приказ о начале высадки. Мне это не нравится, но так должно быть. Я не вижу никакой другой возможности. О’кей, мы наносим удар».

С утра 5 июня 200 тральщиков англо-американского флота начали проделывать 10 фарватеров для беспрепятственного продвижения десантных судов и боевых кораблей. Во второй половине дня десантные отряды начали выходить из пунктов выгрузки. В период перехода морем не было обнаружено ни одной подводной лодки, ни одного сторожевого корабля или самолета противника. Радиолокационная сеть врага оказалась также бездействующей.

Авиационная подготовка операции началась в 22.35 5 июня. До 2600 бомбардировщиков сбрасывали свой груз на побережье и тылы немцев в северо-восточной Франции – от Бретани до Фландрии. В течение 8 часов на участках вторжения было сброшено 9400 тонн бомб, из них 4200 тонн стофунтовых, воронки от которых должны были использоваться наступающими войсками для быстрого закрепления на местности. В результате такого массированного налета авиации оборона противника на побережье Сенекой бухты была полностью подавлена. Одновременно с целью введения противника в заблуждение подверглись массированным ударам авиации укрепления возле Булони и Кале, в районе расположения относительно боеспособной 15-й немецкой армии.

После часа ночи 6 июня в 5—10 км от побережья Нормандии были высажены три воздушно-десантные дивизии, которые должны были создать благоприятные условия для морского десанта. Начался артобстрел из корабельных батарей. Его вели 7 линкоров, 2 монитора, 24 крейсера и 74 эсминца. Авиация и корабли засыпали северное побережье Нормандии от реки Орн до залива Гран-Be и далее градом авиабомб и снарядов. Они подавляли немецкие батареи, разрушали оборонительные сооружения, сметали проволочные заграждения, уничтожали минные поля и повреждали линии связи.

Первый эшелон авиадесанта выбрасывался на парашютах, второй перебрасывался на планерах и высаживался в районах, захваченных парашютистами. 101-я американская авиадесантная дивизия начала десантирование в 1 час 30 минут в район юго-восточнее Сент-Мэр-Эглиз на глубине 5–7 км от побережья. 6600 парашютистов этой дивизии оказались разбросанными на площади в 560 кв. км. 60 % их вооружения и снаряжения было потеряно. Основными причинами столь значительного рассеивания войск дивизии, по мнению американо-английского командования, явились неблагоприятная погода и зенитный огонь противника, которые не позволили авиации точно выйти в районы высадки. Однако, несмотря на этот крупный недостаток, дивизии удалось закрепиться, так как противник оказал очень слабое сопротивление.

82-я американская авиадесантная дивизия начала выброску парашютистов в 2 часа 30 минут в районе западнее Сент-Мэр-Эглиз, на удалении до 12 км от воды. Незначительные силы немецко-фашистских войск, находившиеся в этом районе, не смогли оказать сопротивления, в результате чего парашютистам удалось захватить и удержать город Сент-Мэр-Эглиз. Однако задачу по захвату и удержанию переправ через реку Мердере дивизия не выполнила вследствие того, что приземление десантных групп прошло не в намеченных для них районах.

6-я английская авиадесантная дивизия начала десантирование после 2 часов северо-восточнее города Кан на удалении 5 км от воды. К 8 часам 50 минутам части дивизии захватили исправные мосты через реку Орн и приступили к закреплению захваченных рубежей. Для прикрытия своего восточного фланга они взорвали мосты через реку Див. В ряде пунктов им приходилось преодолевать упорное сопротивление немецких войск или отражать их контратаки. В эти бои были втянуты передовые части 21-й немецкой танковой дивизии.

Одновременно с высадкой десантов в местах, удаленных от районов высадки, производилась выброска чучел парашютистов, начиненных взрывчаткой. Это создавало у немецко-фашистского командования ложное представление о силе и месте выброски десантов. Всего по воздуху было переброшено 24 500 человек, 560 автомашин, 360 орудий, 18 легких танков и 400 тонн грузов. Для прикрытия десантов было сделано за сутки 3200 самолетовылетов.

Тем временем в районе Па-де-Кале к французскому берегу отправилась группа небольших судов, к которым были привязаны аэростаты с металлизированной оболочкой. На экранах немецких радиолокаторов возникли мощные сигналы, будто бы от большой флотилии. Лишь к 16.00 6 июня ставка Гитлера окончательно убедилась, что высадка в Нормандии не является отвлекающей, второстепенной операцией союзников.

Авиадесантные дивизии создали более благоприятные условия для высадки морского десанта, заняв оборону на правом фланге двумя американскими дивизиями и на левом фланге – английской авиадесантной дивизией.

Под прикрытием артиллерийского огня с больших кораблей к берегу подошли десантные суда. Общий порядок высадки был следующим. В самом начале на берег под прикрытием плавающих танков высаживались штурмовые группы, в задачу которых входило пройти сквозь заграждения и обеспечить огнем высадку инженерно-саперных групп и последующую их работу по расчистке заграждений. После расчистки прибрежных участков начиналась высадка первого атакующего эшелона.

Несмотря на заверения синоптиков, в день высадки разыгрался пятибалльный шторм. Штормовой силы норд-вест поднял уровень прилива выше, чем предполагалось, волны стали захлестывать заграждения у берега. Разбушевавшееся море швыряло мелкие десантные суда, немало их было выброшено на рифы или опрокинуто. Лишь в двух пунктах высадки удалось спустить на воду танки-амфибии, при поддержке которых пехота должна была выходить на сушу, многие танки-амфибии затонули. Заграждения, поставленные у самого берега, в условиях шторма невозможно было полностью устранить, поэтому они стали причиной значительных потерь. Изнуренные морской болезнью американские, канадские и английские пехотинцы с трудом выбирались на берег. Эрнест Хемингуэй, участвовавший в высадке в качестве военного корреспондента, вспоминал, что пять последовательных цепей атакующих навсегда остались на месте выхода из воды. Но вскоре подошедшие вплотную к берегу эсминцы подавили своим огнем огневые точки немцев.

Однако в ходе высадки стройность установленного порядка нередко нарушалась. Так, высадка 7-го армейского корпуса 4-й американской дивизии, при поддержке 29 танков-амфибий была произведена значительно южнее намеченного для него участка. Несмотря на имевшиеся недостатки, части 7-го корпуса все же произвели высадку, после чего за день продвинулись на глубину до 9 км и соединились с подразделениями воздушного десанта.

Сложнее обстояло дело на участке высадки 5-го армейского корпуса. Из 32 танков-амфибий, спущенных на воду, вышли на берег только два. Многие десантные суда подходили к берегу с большим смещением, в результате чего происходило перемешивание подразделений. Высадившиеся на взморье десантные части оказались без артиллерии, которая следовала отдельно от пехоты и отстала. Кроме того, части береговой обороны противника были усилены 352-й пехотной дивизией, которая проводила на этом участке учения. Двум полкам американцев, наступавшим в районе Вьервиля, пришлось иметь дело с этой довольно сильной частью. Все это привело к тому, что части 5-го корпуса, действуя нерешительно, к исходу дня продвинулись всего лишь на 1,5–2 км.

Высадка войск 2-й английской армии в связи с разным временем прилива происходила на час позже. На правом фланге этой армии первый эшелон не встретил существенного сопротивления. Дивизия успешно высадилась на берег и к исходу дня продвинулась на глубину до 8 км.

На участках 3-й английской и 3-й канадской пехотных дивизий у Арроманша, Курселя и Лиона-сюр-Мер под влиянием усилившегося ветра прилив начался на полчаса раньше, чем его ожидали, и саперы не успели расчистить все препятствия. Это привело к большим потерям десантных средств и особенно танков-амфибий, из которых только половина смогла достичь берега. Тем не менее части канадской и английской дивизий, в течение дня продвинулись на 8—10 км, соединившись с десантом 6-й авиадесантной дивизии. Но они не выполнили задачи дня, то есть не вышли ни к Байе, ни к горной дороге между Байе и Каном, ни к самому Кану, ни к устью реки Орн. Англичанам оказывала упорнейшее сопротивление 716-я дивизия, хотя вскоре ее оборона распалась на отдельные разрозненные, не связанные друг с другом узлы сопротивления. Ее положение несколько облегчила 21-я танковая дивизия.

В «первой волне» союзниками было высажено более 150 тысяч человек. Англичане и канадцы захватили в зоне 30-го корпуса самый крупный плацдарм. Результаты американцев были куда менее впечатляющими. Общие потери союзников 6 июня были относительно невелики – чуть более 2500 человек.

Таким образом, в первый день операции были высажены основные силы пяти пехотных и трех авиадесантных дивизий, которым удалось захватить три плацдарма глубиной от 3 до 12 км и закрепиться. Но общего плацдарма, как это планировалось, создано не было.

Союзники имели полное господство в воздухе. Авиацией командовал главный маршал авиации Теддер, заместитель Верховного главнокомандующего Эйзенхауэра. Авиация оказала большую поддержку при высадке с моря. Кроме того, уничтожив большинство мостов через Сену на востоке и через Луару на юге, авиация союзников изолировала в стратегическом отношении район боев в Нормандии. Немецким резервам пришлось двигаться в обход и такими темпами, что они либо запаздывали, либо прибывали в недееспособном состоянии.

Против восьми дивизий союзников действовали только три потрепанные пехотные дивизии и части 21-й танковой дивизии. Успешный захват плацдармов американо-английскими войсками в значительной мере был обеспечен достигнутой тактической внезапностью. Соединения 7-й немецкой армии были подняты по тревоге, когда авиадесантные дивизии уже были высажены. Штаб 7-й армии узнал о высадке морского десанта на полуострове Котантен лишь в 16 часов 40 минут 6 июня. Основываясь на неточной информации, командование этой армии решило к вечеру, что основная опасность создается в районе города Кан, куда стали направляться резервы.

Роммель, как и его непосредственный начальник, командующий войсками на Атлантическом валу Карл фон Рундштедт, были застигнуты атакой противника врасплох. Роммель узнал о высадке союзников только через шесть часов после ее начала, так как еще 4 июня отправился в Германию переговорить с Гитлером и навестить родных.

В день высадки десанта много времени ушло на споры между немецкими руководителями. Ближе всего к району вторжения находился 1-й танковый корпус СС, но Рундштедт не мог использовать его без разрешения ставки Гитлера, однако ген.-п. Йодль от имени Гитлера ответил на эту просьбу отказом. По его мнению, высадку в Нормандии следовало рассматривать как попытку отвлечь внимание от главного удара, который будет нанесен в другом районе, где-то севернее Сены. Спор продолжался до 16.00, когда наконец было получено разрешение использовать корпус. Сам Гитлер не знал о вторжении союзников почти до полудня.

Дальнейшие задачи союзников состояли в следующем: 1-я американская армия должна была стремиться расширить и объединить свои плацдармы, а также нанести удар в направлении Шербура и отрезать полуостров Котантен по линии Карантан – Лессе. 2-й английской армии необходимо было очистить весь захваченный накануне плацдарм от остатков противника и расширить его прежде всего в направлении Кана, с тем чтобы выйти из неблагоприятной для применения танков местности и захватить удобные для тактической авиации аэродромы. Командующий британскими частями Монтгомери справедливо полагал, что любое расширение его плацдарма в восточном направлении будет расцениваться немцами как представляющее особую опасность и потому привлечет туда немецкие резервы, в то время как для него на этом этапе решающее значение имело оказание помощи наступавшей на Шербур 1-й американской армии.

Действительно, в ставке фюрера все заботы сводились к тому, чтобы предотвратить прорыв на Париж, о котором командование союзников вначале вовсе и не думало. Именно по этой причине немецкое командование ожидало более крупной высадки севернее Сены и все происшедшее до сих пор рассматривало лишь как отвлекающие действия. Этого мнения немецкое высшее командование твердо придерживалось и в последующие дни и даже недели. Приказы германского верховного командования совершенно не учитывали действительного положения дел: так, например, 6 июня было категорически приказано ликвидировать плацдармы противника «самое позднее сегодня к ночи». С начала операции «Оверлорд» Гитлер заговорил о неспособности командования и войск и потребовал сменить ряд командиров, хотя Роммель и пытался их защитить.

Внимание немцев было сосредоточено на удержании ключевых пунктов на флангах высадившихся союзных войск, и это привело к ослаблению немецких позиций в промежутках. Быстрое продвижение войск, высадившихся на промежуточном плацдарме близ Арроманша, привело к захвату англичанами Байе, и к концу недели плацдарм между реками Орн и Вир был увеличен союзниками почти до 65 км по фронту и до 20 км в глубину. На восточной стороне п-ва Котантен союзники захватили другой, хотя и меньший по размеру, плацдарм. 12 июня американцы захватили ключевой пункт Карантан, и таким образом был создан сплошной плацдарм.

В течение второй недели плацдарм союзников в западной его части заметно расширился. Здесь 1-я американская армия развернула наступление через узкую часть полуострова Котантен, в то время как 2-я английская армия на восточном фланге продолжала отвлекать на себя основные силы немецких подкреплений, особенно танковые дивизии, ведя наступление в районе Кана. С точки зрения стратегии, эта угроза прорыва английскими войсками обороны немцев в восточной части плацдарма была косвенным действием, помогающим осуществить план Монтгомери – прорыв в западной части плацдарма. В течение третьей недели, отрезав Шербур, американцы развернулись, двинулись вверх по полуострову и ворвались в порт с тыла. Шербур был взят 27 июня. Накапливание сил вторжения продолжалось исключительно быстрыми темпами. Этому способствовало также создание искусственных причалов, что уменьшало зависимость от погоды и обеспечивало внезапность, нарушившую расчеты противника. Темпы наступления союзников были довольно низкими. Только к 24 июля союзным войскам удалось продвинуться в глубину от 30 до 50 км на фронте шириной в 100 км. Однако после выхода войск с плацдарма в Нормандии на оперативный простор стало ясно, что союзники имеют подавляющее преимущество и в силах, и в средствах – полное доминирование в воздухе нивелировало искусность обороняющихся, и даже несопоставимые потери в танках (на один «тигр» 4–5 «шерманов» и «валентайнов») не мешали продвижению. Немцы откатывались на восток.

«Оверлорд» был грандиозной по размаху десантной операцией, которая, несмотря на многочисленные неточности и просчеты в планировании, была справедливо признана одним из шедевров военного искусства новейшего времени. Открытие Второго фронта облегчило положение советских войск на Восточном фронте, а положение гитлеровцев сделало практически безнадежным.

В. Карнацевич

Другие новости и статьи

« Берлин (1945 г.)

Киев (1943 г.) »

Запись создана: Четверг, 21 Ноябрь 2019 в 0:15 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика