16 Май 2019

«Cлавный год сей минул, но не пройдут содеянные в нем подвиги…»

oboznik.ru - «Cлавный год сей минул, но не пройдут содеянные в нем подвиги…»
#война#1812#история

Вторжение Великой армии Наполеона Бонапарта в Россию началось в 6 часов утра 12 июня 1812 года (все даты в статье даны по старому стилю. – Прим. авт.). Русские вооруженные силы, состоявшие из 1-й (командующий – Михаил Богданович Барклай-деТолли), 2-й (командующий – Петр Иванович Багратион) и 3-й (командующий – Александр Петрович Тормасов) армий, не были сведены в единый «кулак» и потому не могли сразу отразить мощное нашествие. Единственным выходом было отступление с целью соединения. Сначала планировалось, что 1-я армия отступит к городу Дрисса (ныне Верхнедвинск), где был заранее построен большой военный лагерь, а 2-я армия двинется через Вилейку и Минск к Борисову, но французы под руководством маршала Даву опередили русских.

Поэтому армия Багратиона вынуждена была форсированным маршем направиться к Несвижу, откуда после трехдневного отдыха двинулась на Бобруйск. Пока армия отдыхала, казачий корпус под командованием генерала Матвея Ивановича Платова атаковал под Миром польскую дивизию улан генерала Рожнецкого, входившую в Великую армию, и в двухдневном бою 9–10 июля разгромил 6 уланских полков.

Это была первая убедительная победа русских в только что начавшейся войне. Находясь в Бобруйске, 6 июля П.И. Багратион получил приказ двигаться на соединение с 1-й армией через Могилев и Оршу. Но Могилев уже был занят силами Даву, и Багратион 11 июля предпринял попытку прорыва. Тогда и произошел бой на позиции под Салтановкой – бой, не имевший решающего успеха, но ставший легендой. Согласно преданию, командир корпуса генерал Николай Николаевич Раевский, видя, что солдаты дрогнули, взял за руки своих детей, 11-летнего Николая и 16-летнего Александра, и лично бросился с ними в атаку… Сам Раевский затем опровергал эту легенду, но она уже прочно вошла в историю Отечественной войны, была воспета в стихах и картинах. …

Убедившись в том, что прорваться сквозь боевые порядки французов не удастся, П.И. Багратион 12 июля скрытно от французов форсировал Днепр у Быхова и быстрым маршем двинулся к Смоленску. Отступление совершалось в полном порядке – войска не оставляли ни обозов, ни раненых. О том, какая дисциплина царила в отходящих русских войсках, красноречиво свидетельствует такой факт: в 40-градусную июльскую жару офицерам и солдатам было разрешено всего лишь расстегнуть воротники мундиров… Армия же М.Б. Барклая-де-Толли по приказу Александра I была переведена от Дрисского лагеря к Витебску, где 13 и 14 июля дала несколько арьергардных боев.

В сражении при Островно особенно отличился корпус графа Александра Ивановича Остермана-Толстого, отдавшего своим войскам лаконичный приказ: «Стоять и умирать». Генеральное сражение под Витебском казалось неизбежным, но весть о том, что Багратион идет на Смоленск, изменила планы Барклая-де-Толли, и 16 июля 1-я армия оставила Витебск. Кстати, преследовать ее сразу Наполеон не стал – на это у его войск просто не было сил. Из 380 тыс. воинов Великой армии, форсировавших Неман, через месяц войны оставалось уже 185 тыс. человек, а состояние конницы красноречиво характеризовал один из французских генералов: «Еще 6 дней таких маршей, и кавалерия перестанет существовать».

15 июля русскими войсками была одержана вторая крупная победа в этой войне. 3-я армия генерала А.П. Тормасова в Кобрине атаковала союзников французов – саксонский отряд генерала Кленгеля. Первым в город ворвался с востока 13-й егерский полк, одновременно два кавалерийских полка заняли дорогу на Пружаны, чтобы отрезать противнику путь к отступлению. Русская артиллерия открыла плотный огонь по городу, и через несколько часов боя от 630 деревянных домов Кобрина осталось только 79.

Командир 15-й пехотной дивизии генерал-майор князь Василий Васильевич Вяземский так описывал в своем дневнике освобождение города: «Все в пламени, жены, девушки в одних рубашках, дети, все бегут и ищут спасения; сражение в пожаре, быстрое движение войск, раскиданные неприятелем обозы, ревущий и бегущий скот по полю, пыль затмила солнце, ужас повсюду». Потери русских составили 259 человек, саксонцев – 1500 убитыми и 2500 пленными. 31 июля австрийский корпус генерала Шварценберга атаковал войска Тормасова у Городечно (ныне деревня Городечно Пружанского района Брестской области). Русские стойко держались весь день и отошли к Луцку, не оставив врагам никаких трофеев. Преследовать Тормасова Шварценберг не рискнул, и боевые действия на юге Беларуси прекратились до октября. Победа под Кобрином принесла А.П. Тормасову одну из высших полководческих наград России – орден Св. Георгия 2-й степени. На севере корпус французского маршала Удино 14 июля форсировал Западную Двину у Полоцка и двинулся к Себежу с целью отрезать корпус генерала Петра Христиановича Витгенштейна от Пскова и Петербурга. Русское командование разгадало этот замысел, и в трехдневном сражении у деревни Клястицы (18–20 июля) противник был разгромлен. Особенно отличился в Клястицком сражении генерал Яков Петрович Кульнев, о котором Наполеон отзывался как об «одном из лучших генералов русской кавалерии». 13 июля Кульнев атаковал одну из частей корпуса Удино и захватил 430 пленных.

В боях 18 и 19 июля части Кульнева отбили атаки противника и контратаковали сами. К сожалению, 20 июля 1812 года недалеко от Люцина Витебской губернии (ныне город Лудза, Латвия) Я.П. Кульнев погиб в бою: ядром ему оторвало обе ноги выше колен. За бой при Клястицах П.Х. Витгенштейн, осуществлявший общее руководство русскими войсками, был удостоен ордена Св. Георгия 2-й степени. После неудачи у Клястиц Удино отступил к Полоцку, и войска П.Х. Витгенштейна, уступавшие французам по численности почти вдвое, 5–6 августа предприняли безуспешную попытку освободить город. Однако, несмотря на это, первое Полоцкое сражение сыграло важную роль в истории войны. Убедившись в том, что боевой дух русской армии на этом участке высок, французы впредь ограничивались здесь только наблюдением за противником. Предпринять наступление на столицу империи Петербург они так и не рискнули… 1-я и 2-я русские армии соединились 22 июля в Смоленске. Фронт смещался к Москве, но война с белорусских земель не ушла – силы под командованием Удино стояли в Полоцке, австрийский корпус Шварценберга – под Дрогичином. Русские продолжали контролировать районы Бреста и Мозыря. Героической страницей войны стала оборона 10-тысячным гарнизоном крепости Бобруйск, которую французам так и не удалось покорить за пять месяцев. В тылу французской армии велись активные партизанские действия, особенно крупные партизанские отряды были созданы в

селе Тростянка Игуменского уезда, деревнях Есьманы, Можаны, Староселье и Клевки Борисовского уезда, Воронки Дрисского уезда. Широко известными стали имена командира партизанского отряда деревни Жарцы Полоцкого уезда Максима Маркова и разведчицы из деревни Погурщина Полоцкого уезда Федоры Мироновой. 12-тысячный оккупационный гарнизон Витебска был практически взят партизанами в кольцо.Всего на борьбу с партизанами в Беларуси французы были вынуждены бросить 100-тысячную (!) группировку войск. От ПОлОцка дО БерезиНы После переломного Бородинского сражения началось отступление Великой армии из России, и осенью 1812 года боевые действия на территории Беларуси возобновились. 6 октября, одновременно с эвакуацией Наполеона из Москвы и сражением при Тарутине, начался ожесточенный бой за Полоцк. Русские силы под командованием П.Х. Витгенштейна насчитывали 40 тыс. бойцов, французские – 27 тыс. Второе Полоцкое сражение оказалось очень тяжелым для обеих сторон (до сих пор в Полоцке сохранился Красный мост через реку Полоту, названный так по цвету пролитой на нем крови), но закончилось, тем не менее, освобождением города 7 октября. Развивая успех, П.Х. Витгенштейн двинул свой корпус на Ушачи и Лепель и 19 октября нанес сильное поражение войскам маршалов Удино и Виктора у деревни Чашники.

2 ноября французы попытались взять реванш, по приказу Наполеона атаковав русских у деревни Смоляны, но потерпели неудачу. Пять дней спустя после недолгого сопротивления сдался русским оккупационный гарнизон Витебска. На другом фланге 3-я армия А.П. Тормасова освободила Брест и, оставив там 27-тысячный отряд, двинулась к Борисову, Несвижу и Игумену (ныне г. Червень). 10 ноября 1812 года отряд, возглавляемый русским адмиралом Петром Васильевичем Чичаговым, занял Борисов. Узнав об этом, Наполеон, предполагавший форсировать Березину у этого города, приказал маршалу Удино отбросить отряд Чичагова за реку и захватить Борисовский мост. Часть этого плана удалась: передовой русский отряд, занимавший деревню Лошница, был разгром

лен, из Борисова русским удалось вырваться с большим трудом, но мост отступающие части успели сжечь. Новым пунктом переправы была назначена деревня Студенка в 12 верстах выше по течению Березины, а войскам Удино было приказано удерживать Борисов, создавая тем самым впечатление, что переправа будет налажена там. К 14 ноября французы успели навести два моста, и часть Великой армии перешла на правый берег Березины, но большую часть вражеских формирований войска П.Х. Витгенштейна смогли настичь на левом. 16 ноября, в день освобождения Минска, русские атаковали противника на обоих берегах Березины, однако, несмотря на превосходство сил, решающего успеха не добились: французы сумели оставить за собой дорогу на Вильно. Урон французской армии во время переправы составил 15 тыс. человек убитыми, замерзшими и утонувшими и 23 тыс. пленными, русской армии – свыше 4 тыс. человек. Неудачное руководство адмирала П.В. Чичагова войсками вызвало негодование в русском обществе. Знаменитый баснописец И.А. Крылов в басне «Щука и Кот» сравнил Чичагова с пирожником, взявшимся тачать сапоги, а поэт князь П.А. Вяземский иронично назвал его в своем «Ноэле» «березинским героем». 21 ноября, находясь в Сморгони, Наполеон впервые издал бюллетень, в котором извещал Францию о провале русской кампании, и два дня спустя, передав командование Мюрату, выехал из Сморгони в Париж.

После отъезда императора поспешное отступление захватчиков превратилось в паническое бегство. Одним из последних актов войны на территории Беларуси стал бой под Плещеницами 1 декабря. Из тех 380 тыс. воинов Великой армии, которые в июне пересекли границы России, назад вернулось 21 тыс. человек, из них с оружием – не более 1 тыс. человек. Из 1400 своих артиллерийских орудий французы сумели вывезти через границу… всего 9. Более жестокой военной катастрофы история не знала. Кампания 1812 года принесла на белорусскую землю страшное горе и страдания. Общее число жертв оценивается историками в миллион человек (погиб или умер от голода и эпидемий каждый четвертый житель). Были сожжены и разграблены многие города и села Беларуси, население Минска сократилось с 11200 человек до 3480. Наполовину уменьшилось поголовье скота и посевные площади. Память и Наследие Память о героях Отечественной войны 1812 года свято сберегалась на территории Беларуси на протяжении многих лет.

В 1835 году император Николай I распорядился воздвигнуть в местах самых ожесточенных сражений войны 15 однотипных чугунных монументов. Семь из них должны были быть возведены в Витебске, Кобрине, Студенке, Клястицах, Полоцке, Чашниках и Салтановке. К сожалению, в 1848 году выяснилось, что средств на осуществление этого проекта не хватает, и в результате были воздвигнуты только монументы в Клястицах (1849, уничтожен в 1939 году) и Полоцке (1850, уничтожен в 1932 году, восстановлен в 2010 году). В 1912 году, к 100-летнему юбилею войны, были воздвигнуты монументы в Витебске и деревне Ляды (ныне Дубровенский район Витебской области). На гранитном обелиске памятника в Лядах сделана надпись: «В 1812 году войска императора Наполеона перешли здесь границу России 2 августа, наступая победоносно на Москву, 6 ноября отступая после тяжелого поражения». Именами некоторых ярко проявивших себя полководцев в Беларуси были названы населенные пункты. Например, нынешняя железнодорожная станция Смолевичи до 1930 года носила название Витгенштейнская, а в Россонском районе Витебской области появилась деревня Кульнево – в честь погибшего генерала Я.П. Кульнева. А самой красноречивой памятью стали наименования полков русской армии, названных в честь сражений 1812 года на белорусской земле: 171-й пехотный Кобринский, 294-й пехотный Березинский, 694-й пехотный Мирский, 730-й пехотный Городеченский, 6-й гусарский Клястицкий генерала Кульнева…. Чтили память предков и в последующие времена. Так, в 1962 году в честь 150-летия Отечественной войны были открыты памятники на местах сражений под Островно и Клястицами, в 1974-м – памятный знак на Красном мосту в Полоцке. А в 2002 году близ деревни Студенка возвели монумент всем погибшим во время переправы через Березину. Там же, на Брилевском поле, ежегодно 20–28 ноября проходит костюмированная реконструкция переправы с участием военно-исторических клубов Беларуси, России, Польши, Германии, Франции…

Кстати, в реке до сих пор продолжаются поиски так называемого «клада Наполеона» – свыше 5 т серебра и 300 кг золота, вывезенного императором из Москвы. Известно, что обоз с награбленными ценностями добрался до Березины, но в Париж так и не попал. По мнению многих историков, сокровища были затоплены в реке, которая с тех пор не раз меняла свое русло… К сожалению, нами – потомками героев, защищавших Отечество в 1812-м, – сделано далеко не все для увековечивания их памяти. Пожалуй, было бы уместным в населенных пунктах, прославивших свое имя во время войны 1812 года, назвать улицы в честь русских полководцев, одержавших победы в этой местности.

Так, для Полоцка и Чашников таким человеком является П.Х. Витгенштейн, для Клястиц – Я.П. Кульнев, для Мира – М.И. Платов, для Кобрина и Городечно – А.П. Тормасов, для Могилева – П.И. Багратион. А белорусские воинские части по праву могли бы гордиться почетными наименованиями в честь обороны крепости Бобруйск, исторических побед под Миром, Островно, Салтановкой, Клястицами, Полоцком, Чашниками, Смолянами, Кобрином… 2010 год в Беларуси ознаменовался важными событиями, связанными с памятью о далекой войне. В центре Полоцка был восстановлен величественный памятник героям 1812 года, который стал одним из символов древнего города на Двине. А 2 июля в минском храме-памятнике в честь Всех Святых и в память убиенных во Отечестве нашем прошло торжественное перезахоронение останков неизвестных солдат Отечественной войны 1812 года, Первой мировой и Великой Отечественной войн. В траурной церемонии принял участие Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко. …«Славный год сей минул, но не пройдут и не умолкнут содеянные в нем громкие дела и подвиги ваши. Вы кровию своею спасли Отечество» – говорилось в обращении императора Александра I к офицерам и солдатам русской армии в феврале 1813 года. Память о тех, кто не жалел жизни за родную землю, свята для жителей Беларуси и сегодня

В.В. Бондаренко

Другие новости и статьи

« Два этапа военного противостояния во Второй мировой войне: официальный взгляд с двух сторон

Дивизионные обозы армий Германии, Австро-Венгрии и Франции в начале XX века »

Запись создана: Четверг, 16 Май 2019 в 1:02 и находится в рубриках Начало XIX века.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика