Принципы исследования чтения и его социально-коммуникативных функций



Принципы исследования чтения и его социально-коммуникативных функций

oboznik.ru - Принципы исследования чтения и его социально-коммуникативных функций

Постановка проблемы. Мы уже констатировали, что разветвленность наук, объектом которых рано или поздно становилось чтение, порождала разные подходы к его определению, а также к принципам его исследования. Так, чтение рассматривалось: как составная часть системы социальных коммуникаций; как механизм невербального общения двух или больше акторов коммуникаций; как средство передачи культурного наследия от общества к человеку, от общества к обществу; как «совокупность практик, методик и процедур работы с текстом» [1]. и др.

Степень разработанности проблемы. Изучение социологических и социально-психологических аспектов чтения занимает в библиотековедческой литературе [3; 4; 5; 6 и др.]..

Но в большинстве случаев в этих публикациях рассматриваются типологии, связанные с обоснованием принципов руководства чтением, (которые, кстати, отличаются в массовых и специализированных библиотеках), или практические вопросы, которые касаются дифференцированного обслуживания читателей. Однако такой подход к изучению все же следует считать односторонним, поскольку самое тщательное изучение психологических особенностей читателей не гарантирует всех возможных ситуаций чтения, которые могут сложиться в процессе библиотечно-библиографического обслуживания и, тем более, в плоскости учебно-воспитательного процесса.

По нашему мнению, все эти попытки имели один общий изъян - каждая из них, имея полное право на существование, акцентировала внимание на каком-то одном из аспектов феномена чтения, базировалась на той или иной теории социального познания и, таким образом, ограничивалась отдельными аспектами коммуникации. Так, бихевиоризм выделял чтение как реакцию на стимул-реакцию; символический интеракционизм рассматривал чтение как атрибут символической роли социальных норм коммуникации; феноменализм трактовал чтение как интерпретационную деятельность людей в духе «взаимного понимания»; структурный функционализм рассматривал его как элемент функциональности социальных коммуникаций, которая объективировалась их структурой; наконец технический детерминизм подчеркивал информационный аспект чтения, обусловленный познавательной необходимостью.

Следовательно, различия подходов к проблеме в социологии коммуникации, которая объясняется отсутствием общей базы для изучения взаимодействия социальных и сугубо коммуникативных факторов, привела к определенным перекосам в выработке цельной концепции чтения как социально-обусловленного явления и, одновременно, как средства, имманентно присущего большинству социальных коммуникаций.

Целью статьи, таким образом, является попытка дать определение принципов исследования чтения, где мы попытаемся если не объединить, то определенно учесть существующие подходы и точки зрения.

Изложение основного материала.

Анализ механизма взаимодействия субъектов коммуникаций в процессе специального чтения показал, что это сложный процесс, в котором не всегда учитываются даже все участники этого взаимодействия. В библиотековедении центральной является проблема взаимодействия читателя и книги. Вне поля зрения остается консультативно- посредническая деятельность преподавателей, которые на своих лекциях должны грамотно порекомендовать те или иные литературные источники, причем, по нашему убеждению, не только и не столько учебники, сколько научные работы - монографии, статьи, выступления на конференциях.

Чтение, по нашему мнению, следует понимать как одну из основных форм опосредствованной коммуникации в общей системе социальных коммуникаций. Именно с помощью чтения общество, его социальные сообщества и институты, наконец, социальные акторы разного уровня получают возможность обмениваться информацией. Понятие «чтение» неразрывно связано с понятиями «письмо» и «текст» и выполняет важные социально-коммуникативные функции, среди которых самыми распространенными являются мировоззренческая, социализационная, профессиональная, культурологическая.

Но логично допустить, что каждая из этих функций предусматривает наличие разновидностей чтения и специфических отношений коммуникантов, которые при этом создаются. Поэтому к отмеченным выше базовым функциям чтения добавляются другие, которые тоже имеют социально-коммуникативную природу, но являются более суженными, в соответствии со сферой социальных практик, в поле которых они применяются. Так, любая печатная продукция в виде текстов - книг, статей, слоганов, афоризмов, инструкций, наставлений, нормообразующих документов является предпосылкой взаимодействия социальных акторов - коммуникатора и реципиента.

В роли коммуникатора может выступать государство, социальный институт, отдельная личность. Взаимодействуя на поле социальных практик с помощью текстов, которые содержатся в разных по содержанию, объему и характером документах, коммуникатор и реципиент достигают своих целей и решают свои, порой, предельно разные задания. Но процессы взаимодействия коммуникатора и объединяет общая модель, которая в крайне упрощенном виде сводится к двучлену «текст ↔ чтение». Использование такой модели на основе системного анализа дает возможность вычленить, кроме указанных выше, и другие функции текста и личностные функции чтения.

Под функциями текстов понимается, в первую очередь, их социальное назначение, которое заключается в усвоении и выполнении наставлений, нормативов, экономических, политических, этических и эстетических требований, которые выдвигаются обществом. Под функциями чтения, в свою очередь, рассматриваемого в этом контексте, принято понимать интересы, потребности, цели, установки, наконец, диспозиции, которые реализуются реципиентом в процессе читательской деятельности.

В соответствии с этим определением [2], функции текстов можно разделить на два класса: социальные, которые выражают деятельность, и социально- психологические, личностные, которые отражают направленность реципиента. К функциям текста, таким образом, можно отнести: организационные, ценностно-ориентирующие, социализирующие, моделирующие, гедонистские, коммуникативные и кумулятивные. Система же личностных функций человека, которые реализуются в читательской деятельности, в значительной степени опирается на систему его социальных установок.

Последние могут быть разделены на три нетождественных между собой группы: 1) познавательные, 2) регулятивные, 3) оценочно-ценностные. В соответствии с этим можно выделить следующие личностные функции чтения: познавательные, эмоционально-коммуникативные, ориентировочные, ценностные. Напомним, что все эти названные преимущественно психологические функции чтения обусловлены базовыми социально- коммуникативными функциями. К тому же, мы уже отмечали выше, что субъектами письменной (печатной) коммуникации, могут выступать (кроме индивидов) группы, те или другие общности. Все эти субъекты имеют сложную внутреннюю структуру и, как свидетельствует история, изменяются в процессе своего развития.

Понятно, что с изменением структуры, функций, в конечном итоге, внутренней мотивации и внешних условий функционирования субъектов коммуникации изменяются и сами составные системы социальных коммуникаций, в частности, чтение. Напомним, что чтение возникает одновременно с появлением письменности, как социально обусловленной формы фиксации содержания, которое раньше передавалось только в живом языке – «здесь и сейчас». : Письменность (письмо) и чтение дают возможность отделить коммуникантов и коммуникаторов от этой ситуации во времени и в пространстве, приобретая, таким образом, статус специфичных социально-коммуникативных практик.

На первых этапах становления чтение выступало в качестве особенной деятельности, которая должна была одновременно транслировать и толковать определенные сообщения «высшего» характера. Одновременно, чтение перерастало в сугубо инструментальный, деятельностный компонент более широких языковых практик, а также начало выполнять культуроформирующую функцию. Следует признать, что все, без исключения, науки связаны с интерпретацией исходных понятий объекта и предмета, функций и механизмов, элементов структуры, факторов внешнего и внутреннего характера. А это, в свою очередь, вводит каждую из них в плоскость герменевтической рефлексии. Безусловно, научная проработка феномена чтения не является исключением из общих правил. Поэтому принципиальным моментом в принципах подхода к анализу чтения и его социально-коммуникативных функций является использование требований, заложенных в герменевтику еще Фридрихом Шлеймахером [7].

Пытаясь обобщить эти требования на основании рассмотрения литературных источников, автор пришла к заключению, что относительно чтения и его функций интерпретативные требования можно свести к следующему: - работа начинается не с фиксации сложностей в нахождении смысла, а с поиска методов, с помощью которых этот смысл может быть понятным (своеобразная операционализация понятий - Н. Ч.); - искусство понимания заключается в способности реконструировать чью-то мысль, заложенную в читаный текст; - реципиент должен понять автора так хорошо, как автор понимает самого себя; - смысл целого понимается исходя из смысла единичного и наоборот; - интерпретация может быть грамматической или психологической (мы же считаем, что, безусловно, интерпретация, во-первых, кроме отмеченных герменевтикой требований, должна быть и социально востребованной, а, во-вторых, что грамматические, психологические и социальные требования к интерпретации читаемого текста не могут существовать отдельно). Продолжая исследование принципов проработки чтения и его социально- коммуникативных функций, мы не можем не констатировать, что большой импульс исследованию данной проблематики прибавила культур-социология, которая и предложила трактовку чтения как специфической формы языкового общения людей, опосредствованного текстами, как особенной социокультурной практики.

При этом если философия сосредоточилась, прежде всего, на исследовании языка и письма системы (с возникновением семиотики), то социология возвела в фокус внимания именно специфически интерпретированную проблематику чтения. Здесь речь шла об условиях адекватности замысла адресанта относительно восприятия смысла сообщения. Основная идея коммуникации виделась при этом не в обращении адресата к самому сообщению как таковому, а в тех реакциях, которые оно было вызывать в поведении читателя.

Тогда основные задания организации определялись как техническое обеспечение «шумов», которые могут исказить необходимое действие данного сообщения на поведение, если его интерпретации выходят за допустимые адресантом пределы. Другой подход в понимании чтения и его социально-коммуникативных функций был предложен в социологии литературы, где чтение трактуется как один из основных видов культурной активности, связанный, прежде всего, с чтением художественной литературы. Кроме внешне-количественного социологического описания чтения, здесь была разработана модель традиционного понимания чтения как взаимодействия между целостно-замкнутым произведением, за которым проступает фигура читателя.

При этом имена авторов несут в себе институционно-зафиксированную знаково- символическую нагрузку, указывают на определенные художественные направления, методы, стили Следует признать, что в собственно социологическом анализе интерпретационно-смысловая сторона чтения часто подменяется заимствуемыми из других культурных практик оценок и системами образцов-эталонов, которые упорядочивают определенные рамки для интерпретации того или иного читательского поведения. В фокусе же изучения оказываются культурное пространство индивидов как читателей, чтение как деятельность, необходимая для формирования статуса, престижа, стиля того или иного социального агента и чтение как собственно культурная практика, направленная на выявление смыслов. Поэтому как в научном, так и в практическом плане актуальным является задача формирования новых стратегий чтения, исходя из постепенного разветвления его социально-коммуникативных функций в направлении их изменяемости, многоуровневости и полинаправленности.

С учетом этого незаурядную роль в формировании системы принципов исследования чтения и его функций приобретают те отрасли социологии и социальной психологии, которые имеют своей целью изучение субъектов чтения, поскольку оно представляет собой не одностороннее действие произведений на читателя, которое выражается в восприятии, усвоении текста, а активное взаимодействие между коммуникаторами (творцами текста) и реципиентами (читателями). Даже в процессе учебы во время чтения происходит «сотворчество» автора и читателя.

В этом плане чтение существенно отличается от других видов коммуникации, часть которых, по нашему мнению, достаточно смело, и не всегда обоснованно отделяется от чтения в его классическом понимании. Речь идет, в первую очередь, о разном роде электронных каналов и носителей текстов и подобных текстам символов. Имея сугубо инструментальные особенности, эти новые формы в действительности являются разновидностями носителей чтения, которое с электронизацией системы коммуникаций, приобретая разветвленный вид, тем не менее, сохраняет свою качественную определенность, а также свои имманентно свойственные ему функции. Это связано со спецификой знаковой системы, элементы которой существуют в пространственной форме, которая предусматривает их дальнейшее использование, с дальнейшей возможностью хранения информации.

Эта особенность превращает чтение в рациональный способ передачи и усвоения знаний и ценностей, выработанных человечеством. В соответствии со своими потребностями и интересами читатель выбирает печатные или компьютерные тексты, условия, скорость, технику, стратегию и тактику чтения, адекватную содержанию произведения, а также цели и заданиям чтения. Чтение является процессом творческим и индивидуализирующим, что многократно его разностороннее действие на личность. Читатель при этом выступает как социальный субъект чтения, которое воспринимается в качестве регулярной деятельности, которая отвечает его духовным потребностям.

Безусловно, читатель характеризуется специфической читательской психологией, но он является контрагентом определенных практик со стороны автора, печатной продукции, и иных их каналов. Следовательно, следует констатировать, что каждое из названных нами социологических направлений изучения чтения и его функций внесло свой вклад в разработку теории и методологии этого процесса, прежде всего, в плане реализации некоторых общенаучных принципов исследования

К ним, в частности, принадлежат: диалектический, исторический, деятельностный (функциональный), структурно-системный, познавательный принципы, а также, как мыуже удостоверились, принцип целостности. Так, диалектика не отрицает использования частных научных методов, связанных со спецификой исследуемой области чтения, спецификой контингента читателей и т. д. Диалектика реализуется через них согласно требованиям преемственности и непротиворечивости в методологии.

Исторический принцип лежит в основе теории познания общества как целостной социальной системы, которая развивается в конкретных исторических условиях. Поэтому понятно, что вместе с развитием общества идет процесс развития и видоизменения коммуникативных форм и средств, обслуживающих данное общество, в том числе и чтения. Для исторического развития социальных явлений и коммуникативных систем характерна определенная цикличность, которая предусматривает прохождение незамкнутых витков «общественной спирали». Знание этих циклов имеет объяснительную силу при обосновании и прогнозировании новых тенденций.

Функциональный (деятельностный - по терминологии Т. И. Заславской) принцип используется во многих социологических концепциях, которые рассматривают общество как системное образование. Расширительное понимание функции как целеустремленной деятельности человека - члена социума - хорошо согласуется с теорией языковой деятельности. Именно этот принцип позволил объяснить проблемы социальной обусловленности коммуникаций с учетом индивидуального и социального. Важность деятельностного принципа заключается в том, что он непосредственно связан с прикладным аспектом чтения и его базовыми социально- коммуникативными функциями. Реализация принципа системности при исследовании чтения и его функций предусматривает обоснование типов системных отношений в процессе чтения на базе общих или соотносимых признаков.

В плоскости социологии с помощью типологического метода выделяется определенные типы чтения и их социально- коммуникативные функции. Изучение взаимодействия социальных и коммуникативных факторов в содержательном и формальном планах позволяет выделить так называемые социологические доминанты коммуникации - социально значимые коммуникативные категории, представленные четырьмя типами: стратификационным, ситуативным, оценочным и функциональным. Эти доминанты могут служить базой для углубленного изучения социальной коммуникации и непосредственно чтения, которое рассматривается в системном плане.

Что же касается принципа целостности, то объект исследуется на онтологическом уровне в целостном виде, в дальнейшем объект исследования раскладывается на части для понимания его структуры и функций и, наконец, с учетом полученных знаний объект снова представляется в целостном виде на гносеологическом уровне. Понятно, что приведенными выше научными принципами методология изучения и научного анализа чтения и его социально-коммуникативных функций не исчерпывается.

Достаточно тесно с предложенными выше принципами исследования чтения и его функций взаимодействуют конкретные (специализированные) методы исследования, которые, с одной стороны, предопределены этими принципами, а с другой - наполняют их фактуальную основу. Опыт организации и проведения исследований в плоскости изучения чтения и его функций дает основание считать, что дополнят вышеприведенные принципы анализа и такие методы конкретно-социологических исследований, как корреляционный анализ, который помогает найти соотношение между социальной и коммуникативной переменными; факторный анализ, на базе которого выводятся разнопорядковые факторы отношения к чтению представителей разных поселенческих, возрастных, профессиональных групп исследуемой совокупности; дисперсионный анализ, который позволяет дать оценку влияния ряда независимых качественных переменных (факторов) на количественную переменную (признак).

Например, определить, как влияют демографические факторы на выбор варианта побудительных высказываний типа «Чтение для Вас это…». При анализе стенограмм фокус-групп целесообразно (и это доказано на собственном опыте автора) использовать предложенный П. Лазарсфельдом латентно-структурный анализ, предназначенный для анализа качественных переменных. Так, нами предлагалось выразить свои мнения относительно того, что лучше - иметь дома свою библиотеку (в печатном или электронном виде) или мощный музыкальный центр с записями популярных исполнителей. При расшифровке стенограмм мы пытались выявить реально действующие скрытые (латентные) признаки, например, поселенческую принадлежность, семейные традиции относительно чтения и все такое. Близки по содержанию и употреблявшиеся нами методы контент-анализа, который рассчитан главным образом на исследование социологических и психологических аспектов восприятия во время чтения определенных ключевых слов, реализующихся в учебных текстах с разной частотой и разными степенями артикуляции.

Такие слова и словосочетания, типа «запомнить», «обратить внимание», «повторить» и тому подобное, обычно часто встречаются в учебной литературе, но частота их использования авторами по-разному воспринимается читателями. Все эти методы, которые используются на комплексной основе, дополняя друг друга и нивелируя недостатки каждого метода, изолированного от других, дополняют, по нашему мнению, общую картину научного анализа чтения и его социально-коммуникативных функций в плоскости специальных и отраслевых социологических теорий.

Выводы.

Итак, чтение, которое, исходя из многогранности его функций, присуще только человеческому обществу и его составляющим - социальным группам, социальным институтам, социальным сообществам, отдельным личностям (личностям). Чтение является частью культуры общества, причем, такой ее частью, которая развивается и изменяется вместе с развитием самой культуры. Чтение представляет собой элемент исторического процесса, превращаясь из орудия и обязательного атрибута немногих избранных, из сакрального механизма управления меньшинством большинства в особенный универсальный механизм «соучастия» отдельных людей вжизни общества, государства, мира.

Чтение является обязательным условием существования и функционирования разветвленной системы социальных коммуникаций. Ведь именно при помощи чтения человечество, в конце концов, преодолело первобытную ограниченность коммуникаций ситуацией «здесь и сейчас». Чтение реально делает возможным опосредствованное общение акторов социальных коммуникаций, независимо от временных и пространственных ограничений, которые накладывают на нас другие их механизмы.

Чтение является условием и механизмом создания нового знания и его передачи целевым группам и/или отдельным личностям, которые через чтение подключаются к процессу познания. Наконец, само чтение предусматривает превращение реципиента в «сокоммуникатора», поскольку в отличие от других зрительных каналов оно не вкладывает, за небольшими исключениями, в читателя таких максим, которые не подлежат саморефлексии, дискурсу и т. п. Следовательно, чтение является одним из важных объектов познания, поскольку реально существует как в материальном, так и в нематериальном мире, независимо от нашей воли и желаний.

Благодаря своим универсальным свойствам - стратифицированности, ситуативности, оценности и функциональности - чтение, одновременно, превращается в предмет рефлексии ряда наук, каждая из которых формирует его путем абстрактного мышления, исходя из плоскости, в которой рассматривается чтение, а также присущей данной науке методологии исследования.

Список литературы

1. Социология энциклопедия / сост. А. А. Грицанов [и др.]. – Минск : Книжный дом, 2003. – 1312 с.

2. Новейший философский словарь / сост. А. А. Грицанов. – Минск : Изд-во В. М. Скакун, 1998. – 896 с.

3. Бейліс Л. Бібліотека як складова соціально-комунікативної системи / Л. Бейліс // Бібліотечна планета. – 2008. – № 2. – С. 6-8.

4. Бирюков Б. Предпочтения в ходе чтения / Б. Бирюков, П. Бирюков // Библиотека. – 2002. – № 2. – С. 66.

5. Дрешер Ю. Н. Некоторые аспекты социальной роли литературы и механизмы психологического воздействия текста на личность: современный взгляд на культуру чтения / Ю. Н. Дрешер // Научные и технические библиотеки. – 2007. – № 8. – С. 31-35.

6. Рокицкая Э. Е. Профессиональное чтение как коммуникативный процесс / Э. Е. Рокицкая // Психология чтения и проблемы типологии читателей : сб. науч. трудов / ЛГИК; науч. ред. Г. В. Гедримович, В. А. Бородина. – Л., 1984. – С. 91-97.

7. Шлеймахер Ф. Речи о религии : монологи / Ф. Шлеймахер. – М. : Алетейя, 1994. – 432 с.

Чигрина Н.В.



Другие новости и статьи

« Халхин-Гол (1939 г.)

Война на море 1914-1918 гг. »

Запись создана: Понедельник, 8 Октябрь 2018 в 3:21 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы