3 Июнь 2014

Ожесточённые бои южнее Прохоровки

oboznik.ru - Ожесточённые бои южнее Прохоровки

К вечеру 15 июля на всём фронте нашей армии наступило затишье. Противник прекратил атаки и даже не вёл по нашему расположению беспокоящего артиллерийского огня.

Вот когда мы почувствовали, что перелом наступил. Враг выдохся и, видимо, окончательно осознал бесплодность своих попыток прорваться на Курск. Из распоряжения командующего Воронежским фронтом прекратить наступательные действия, повсеместно перейти к жёсткой обороне я понял, что обстановка коренным образом изменилась.

Ночью меня вызвали на КП генерала армии Н.Ф. Ватутина. К моему приезду А.М. Василевский уже улетел в штаб Юго-Западного фронта, а Г.К. Жуков отдыхал.

Командующий фронтом информировал меня о положении на Воронежском, Центральном, Западном и Брянском фронтах.

- По имеющимся у нас данным, - говорил Н.Ф. Ватутин, -успехи советских войск под Орлом поставили немецкое командование перед необходимостью принять решение об отводе четвёртой танковой армии и оперативной группы «Кемпф» на рубежи, с которых они начинали наступление. - В комнате было душно, и распахнутые настежь окна не приносили прохлады. Ватутин расстегнул воротник гимнастёрки и продолжал: - Так вот, нам надо не упустить момент, когда противник начнёт отводить свои войска, наседать на него, бить, как говорится, в хвост и в гриву. А это лучше всего могут сделать наши подвижные соединения - танковые и механизированные корпуса.

- Всё правильно, - согласился я. - Но у нас, товарищ командующий, ещё много разбитых машин, хотя к восстановлению повреждённой боевой техники наши ремонтники приступили уже тринадцатого июля.

- Понимаю, Павел Алексеевич, - мягко притронулся к моему плечу Николай Фёдорович. - Я сам внёс предложение вскоре после перехода в контрнаступление вывести вашу армию в резерв для пополнения личным составом и боевой техникой. А пока танкистам следует ещё раз надавить на фашистов.

Решено было перегруппировки армии не производить, её соединениям надлежало наступать в тех же направлениях, на которых они действовали.

Вернувшись на свой КП, я созвал Военный совет армии и изложил своё решение на наступление. Для разработки задач корпусам и подготовки к наступлению оставалось немногим меньше суток.

Большое значение придавалось политическому обеспечению предстоящего контрнаступления. Во всех частях и подразделениях был зачитан мой приказ, в котором я объявлял благодарность войскам армии за успешные действия в сложной боевой обстановке встречного сражения, ставшие возможными благодаря боевому мастерству, высокому моральному духу всех бойцов и командиров, их беспримерному мужеству и непреклонной вере в победу над врагом, сколочённости штабов и жизнестойкости служб.

В приказе особо отмечались боевые заслуги войск под командованием генералов И.Ф. Кириченко, Б.М. Скворцова, Б.С. Баха-рова, полковников А.А. Линёва, Г.Я. Борисенко, Н.К. Володина, С.Ф. Моисеева, подполковников В.Д. Тарасова, В.А. Докудов-ского, В.А. Пузырёва и майора Н.А. Курносова. Отмечена была также чёткая и плодотворная работа оперативного и политического отделов армии [ЦАМО, ф. 332, оп. 4980, Д. 4. Л. 298. - Прим. П. Ротмистрова].

…Утром 17 июля после короткой, но мощной артиллерийской подготовки 5-я гвардейская танковая армия перешла в наступление. Однако темпы продвижения были невысокими. Противник сдерживал наши соединения сильными арьергардами, в составе которых действовали гренадерские полки, танки, артиллерия, миномёты, сапёры. Они минировали подступы к высотам и населённым пунктам, опушки леса, перекрёстки дорог и оказывали упорное огневое сопротивление.

Наступавший вдоль железной дороги 29-й танковый корпус только к исходу дня овладел совхозом «Комсомолец», а части 18-го танкового корпуса, действовавшие правее, с трудом захватили несколько высот. 2-й и 2-й гвардейский Тацинский танковые корпуса продвинулись за день всего от 3 до 4 километров.

Анализируя ход боевых действий армии, я пришёл к выводу о необходимости перегруппировать её главные силы к правому флангу и в тесном взаимодействии с 5-й гвардейской общевойсковой армией нанести удар в направлении Малые Маячки, Яковлево, далее на Томаровку. Выбор направления главного удара оказался удачным. Армия прорвала вражескую оборону и за двое суток продвинулась с боями на правом фланге до 25 - 30, на левом - до 15 - 20 километров.

Однако на рубеже Яковлево, Быковка разгорелись ожесточённые бои с основными силами 4-й немецкой танковой армии. Особенно жаркие, похожие на прохоровские, схватки завязались в районе высот восточнее Яковлево. В этих боях опять прозвучало уже упомянутое мною имя лейтенанта Л.М. Татаринова. 21 июля он, атакуя противника, занимавшего высоту 243,2, уничтожил два танка и два броневика, вывел с поля боя свою повреждённую машину, а на следующий день расправился ещё с двумя вражескими танками, раздавил два орудия и истребил до ста гитлеровцев. Но этот бой стал для него последним. Отважный офицер скончался от смертельных ран.

Позднее Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии лейтенанту Леониду Михайловичу Татаринову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза [Именем Леонида Татаринова названа улица в его родном городе Клинцы Брянской области, а на здании школы, где он учился, установлена мемориальная доска. Имя героя с гордостью носит пионерская дружина. Л.М. Татаринов навечно зачислен в списке части. - Прим. П. Ротмистрова].

С упорными боями пробивались вперёд товарищи по оружию Леонида Татаринова. Враг не выдержал и под всё нарастающим нажимом войск Воронежского фронта откатывался на рубежи, с которых он в первых числах месяца начинал операцию «Цитадель».

…Уже сгущались сумерки, когда на моём КП неожиданно появился командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Н.Ф. Ватутин. Усталый, но, как всегда, приветливый, он крепко пожал мне руку и, улыбаясь, сказал:

- Выполняю обещание. С разрешения Ставки ваша армия выводится в резерв фронта.

Николай Фёдорович подошёл к разложенной на столе карте и очертил карандашом район Яковлево, Большие Маячки, Грязное.

- Передавайте занимаемый участок Алексею Семёновичу Жадову вместе со вторым и вторым гвардейским танковыми корпусами. И как только сосредоточитесь здесь, приводите армию в порядок.

В ночь на 24 июля 5-я гвардейская танковая армия без 2-го гвардейского Тацинского и 2-го танковых корпусов, переданных S-й гвардейской армии генерала А.С. Жадова, отошла в район сосредоточения, указанный командующим фронтом. Командиры и штабы немедленно приступили к приведению своих частей и соединений в порядок. Штабу армии и прежде всего мне надлежало знать состояние всего армейского организма, как доктору пациента, заботиться о его «здоровье», восстанавливать силы, обеспечивать всеми видами боевого довольствия.

Минувшие бои значительно ослабили армию. Правда, потери в личном составе у нас были сравнительно небольшие, а вот положение с состоянием бронетанковой техники внушало тревогу. Уже за первые два дня встречного сражения под Про-хоровкой, не считая безвозвратных потерь, количество повреждённых танков превышало 400. И это только тех, которые эвакуировались с поля боя армейскими, корпусными и бригадными сборными пунктами аварийных машин. Можно представить, что было бы с армией, не соверши солдаты и офицеры ремонтных подразделений поистине героический подвиг. Работая днём и ночью, в условиях налётов вражеской авиации, они за короткое время отремонтировали и вернули в строй 112 боевых машин. Не хватало запасных частей и агрегатов. Их снимали с совершенно разбитых или требующих капитального ремонта танков. Но недостаток механического и термического оборудования, приспособлений и кранов для подъёма тяжёлых танковых башен и моторов при всей изобретательности ремонтников всё же тормозил восстановление боевой техники. На 19 июля у нас ещё насчитывалось до 180 танков, требующих среднего и текущего ремонта. Большинство машин, оставшихся в строю, имели изношенные моторы и нуждались в замене ходовой части.

Перед штабом армии, командованием соединений и частей, партийными и комсомольскими организациями мною была поставлена задача в предельно сжатые сроки завершить ремонт всей боевой техники.

Имея на руках все данные о потребностях армии, я выехал на КП командующего войсками фронта.

Н.Ф. Ватутин с большим вниманием отнёсся к нашим нуждам, тут же дал указание о доставке в армию танковых моторов и запасных частей из фронтовых баз бронетанкового снабжения.

- Для вас затребованы новые танки и маршевые пополнения, - обрадовал Николай Фёдорович, - сделаем всё, чтобы армия восстановила свою боевую мощь. Некоторое время у нас для этого имеется.

Командующий фронтом сказал, что Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая усталость и потери войск Воронежского и Степного фронтов в период оборонительного сражения, решила временно прекратить наступление на белгородско-харьковском направлении для того, чтобы привести войска в порядок, пополнить их людьми, подвезти технику и вооружение, боеприпасы, горючее и другие виды материального обеспечения. Требовалось также доразведать оборону противника, уточнить план операции и произвести необходимые перегруппировки.

На этот раз у Н.Ф. Ватутина, видимо, было свободное время и желание поделиться своими мыслями. Он пригласил меня пообедать с ним в тихом, уютном домике, окружённом пышно разросшимся фруктовым садом.

За столом у нас состоялся продолжительный разговор, главным образом о действиях танковых войск в минувших оборонительных боях на Курской дуге. Командующий критически разбирал эти действия, отмечал допущенные ошибки и был самокритичен. По его мнению, большинство промахов произошло вследствие недостаточного опыта в применении танковых соединений и объединений в оборонительных боях. Некоторые командующие общевойсковыми армиями вместо того, чтобы приданными танковыми бригадами цементировать оборону - использовать на танкоопасных направлениях совместно с противотанковой артиллерией, стали бросать их в контратаки против сильных танковых группировок врага, имевших в своём составе тяжёлые танки «тигр» и штурмовые орудия «фердинанд».

Не обошлось без упущений и в использовании танковых армий, в частности 1-й танковой армии генерал-лейтенанта танковых войск М.Е. Катукова.

В первый же день наступления гитлеровцев против Воронежского фронта для его войск создалась очень сложная обстановка. Противник обрушил на 6-ю гвардейскую армию генерала И.М. Чистякова удар огромной силы и, прорвав её оборону, начал развивать наступление. Для восстановления положения в полосе обороны 6-й гвардейской командование фронта решило уже на второй день ввести в сражение 1-ю танковую армию, поставив ей задачу нанести контрудар по наступавшей танковой группировке фашистов.

- Нам, и прежде всего мне, надо было думать не о контрударе, а об отражении удара превосходящих танковых сил противника. - Николай Фёдорович глубоко вздохнул и продолжал: -Русская пословица говорит: семь раз отмерь, один раз отрежь. Но беда в том, что долго отмерять у нас не было времени. События развивались с головокружительной быстротой. Враг ставил под угрозу вторую полосу нашей обороны и мог с ходу прорвать её.

Из дальнейшего рассказа Ватутина я узнал, что положение усугубилось неудачным оперативным построением 1-й танковой армии. Вместо обоих (6-го и 31-го) танковых корпусов командарм поставил в первый эшелон 6-й танковый и 3-й механизированный корпуса.

- Конечно, - признался Ватутин, - здесь мой промах. Ведь я утвердил решение генерала Катукова. Однако Михаилу Ефимовичу как специалисту-танкисту и командарму лучше были известны боевые возможности подчинённых ему корпусов и их предназначение.

Я согласился с командующим фронтом в том, что командарму 1-й танковой не следовало использовать мехкорпус в первом эшелоне. Полностью укомплектованный с хорошо подготовленным личным составом и боевой техникой, он всё же уступал танковому корпусу по количеству боевых машин, а также в манёвренности и силе удара. Вместе с тем, имея пять бригад, в том числе одну танковую, оснащённый мощной противотанковой артиллерией 3-й механизированный корпус, наступая во втором эшелоне, мог бы под прикрытием танковых корпусов развернуться на выгодном рубеже и успешно отражать танковые атаки противника, а с подходом резервных соединений фронта - окончательно остановить врага.

Но, к сожалению, так не получилось. Гитлеровцы нанесли удар в стык между 3-м механизированным и 6-м танковым корпусами. В образовавшийся разрыв между ними противник бросил под прикрытием средних танков группу тяжёлых штурмовых орудий типа «фердинанд», которые начали поражать фланговым огнём наши танки с дальних расстояний. Не успевшие занять оборону механизированные бригады 3-го мехкорпуса вынуждены были с боем отходить. 6-й танковый корпус вначале удерживал занимаемые позиции, но в связи с отходом мехкорпуса под угрозой флангового удара противника тоже отошёл. Не спас положения ввод в сражение 31-го танкового корпуса и ещё трёх танковых корпусов из резерва фронта. Левый фланг 1-й танковой армии под напором крупной массы вражеских танков стал постепенно загибаться на северо-запад.

С восхищением говорил Н.Ф. Ватутин о величайшем героизме советских воинов. Танкисты, личный состав противотанковой артиллерии, мотострелки, сапёры стояли насмерть. Враг нёс огромные потери. Только за один день боя гитлеровцы потеряли 11 тысяч солдат и офицеров, 230 танков и самоходных орудий [ЦАМО, ф. 203, on. 51354, д. 18, л. 8. - Прим. П. Ротмистрова].

- Это благодаря беспримерному мужеству и невиданной стойкости солдат, сержантов, офицеров и генералов первой танковой, шестой и седьмой гвардейских армий танковая лавина гитлеровцев не смогла пробиться через Обоянь на Курск ещё до подхода в район Прохоровки вашей армии, -сказал командующий фронтом. - Ну а нам, командованию фронта и армий, - посмотрел на меня Николай Фёдорович, -нужно сделать соответствующие выводы, чтобы впредь не допускать таких ошибок, которые на войне обходятся очень дорого.

Получив предварительные указания о подготовке к наступлению, я вернулся на свой КП, расположенный на хуторе Береговой.

Началась подготовка ко второму этапу Курской битвы - к контрнаступлению на белгородско-харьковском направлении, или операции «Румянцев», названной так в честь выдающегося русского полководца П.А. Румянцева.
Ротмистров П.А. Стальная гвардия. С. 199 - 206.

Другие новости и статьи

« Поставленную задачу выполнили

Успех автосервиса зависит от его оснащения: выбор оборудования для СТО »

Запись создана: Вторник, 3 Июнь 2014 в 20:07 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика