Культура чтения художественной литературы



Культура чтения художественной литературы

oboznik.ru - Культура чтения художественной литературы

oboznik.ru - Культура чтения художественной литературы

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

Достоевский Ф. М.

Понимать совершенное произведение искусства— значит, в общем, заново создавать ето в своем внутреннем мире. А. Франс

Уметь читать художественную и научную, специальную литературу не одно и то же. Восприятие художественного произведения требует от читателя особых знаний, навыков, умений. Сейчас трудно встретить человека, который не читал бы художественную литературу. Художественное произведение призвано оказывать огромное влияние на личность: расширять умственный кругозор, давать эмоциональный опыт, выходящий за рамки того, что мог бы приобрести человек, формировать художественный вкус, доставлять эстетическое наслаждение.

Но самое главное то, что, формируя у людей глубокие «теоретические» чувства, художественная литература побуждает их продумывать, направлять свое реальное поведение. Однако воздействие ее на личность зависит от глубины восприятия. Исследования последних лет показывают, что качество чтения художественной литературы пока невысоко. Недостатки в восприятии художественной литературы многочисленны и, в основном, типичны. Многие читатели относятся к художественной литературе как к развлечению, читают хотя и много, но бессистемно, хаотично. «что под руку попадет».

Такой читатель воспринимает книгу, как правило, поверхностно, только на уровне сюжета, фабулы, не давая себе труда вдуматься в рассуждения автора, пропуская описания природы, чувств героев и т. д Для него «Анна Каренина»—просто роман о неверной жене, бросившейся под колеса поезда. При таком восприятии художественной литературы часто наступает пресыщение, разочарование в ней, утрата интереса к чтению, так как сюжетных ситуаций не так много и кажется, что книги повторяют их. Часто читатели подходят к художественной литературе с неверными ожиданиями. Художественное произведение такой читатель считает, как и научную книгу, лишь средством информации о различных сторонах жизни. «В научной книге пишут об открытиях в области техники, медицины и т. д, — говорит он,— а художественная книга показывает жизнь народа в старое время и жизнь нашего современника». Такие читатели не понимают художественной природы произведения — отсюда ограниченные оценки литературных произведений: «Сказка „Маленький принц" Сснт-Экзюпери мне не понравилась — нет ничего нового»; «Роман И. Шамякина „Сердце на ладони" прочитал с интересом: впервые узнал как делается операция на сердце».

Исследования показывают, что многие читатели, как юные, так и взрослые, не умеют правильно воспринимать более или менее сложные обычные метафоры, характерные для многих художников слова — Ю. Олеши, Б. Пастернака и др. И это одна из причин того, что они отказываются читать подлинно художественные произведения или воспринимают в таких книгах лишь то, что позволяет им уловить развитие сюжета.

Такой читатель не любит и не понимает поэзии, по его мнению, обо веем можно сказать «нормально» — прозой; он не обращает внимания на художественные особенности произведения, на стиль, язык писателя, на него не производят впечатления яркие сравнения, метафоры, образные выражения. Отмечая наиболее характерные недостатки восприятия художественных произведений, мы хотели помочь читателям оценить собственное восприятие, увидеть свои недостатки. Как это сделать? Прежде всего необходимо понять, как происходит восприятие художественного произведения, от чего зависит его полнота, глубина, цельность.

Художественная литература воспроизводит действительность в образной форме. Литературный художественный образ выражает общее в индивидуальном, неповторимо конкретном. Автор художественного произведения имеет право на домысел и творческое воображение. Художественный образ воплощается в слове; образность, эмоциональность стиля создают богатства языка, литературные приемы и т. д Стиль тем оригинальнее, чем талантливее писатель. Стиль отражает личность писателя. Лескова не спутаешь с Чеховым, всегда узнаешь стиль Хемингуэя, Бабеля, Достоевского. Автор художественного произведения опирается на способность читателя воссоздать описываемое событие, сопереживать героям.

Художественное произведение обладает сильным эмоциональным воздействием и требует эмоциональной отдачи. Восприятие художественной литературы — очень тонкий, сложный процесс, еще не все в нем ясно ученым, но некоторые его закономерности уже выявлены. Как известно, познание развивается от живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него — к практике. В восприятии художественной литературы можно вьщелить 3 стадии. Первая — непосредственное восприятие произведения, т. е. воссоздание и переживание его образов. Как известно, уже В. Г. Белинский выделял эту стадию восприятия и назьвал ее «стадией восторга», считая, что сначала надо воспринимать произведение «сердцем», а затем уже — «умом». Первую стадию восприятия художественной литературы проходят практически все читатели. За первой стадией должна следовать вторая, более высокая — «от живого созерцания к абстрактному мышлению» (по Белинскому — «стадия истинного наслаждения»).

Абстрактное мышление не убавляет эмоциональности восприятия, а углубляет ее. Вторую фазу восприятия ху до жественного произведения проходят далеко не все. Многие читатели ограничиваются знакомством с сюжетом, «глотают» книги без какого-либо желания критически их осмыслить. Третья стадия — влияние художественного произведения на личность читателя. Конечно, деление процесса восприятия на стадии несколько условно. Но оно полезно для решения нашей задачи — научиться читать художественную литературу, повысить культуру чтения.

Исследования показывают, что постепенность восприятия произведения зависит, с одной стороны, от его художественных достоинств, а с другой — от перцептивных особенностей читателя. Значит, не только литературные произведения бывают подлинно художественными и малохудожественными, но и восприятие читателей бывает художественным и нехудожественным. Литературное произведение — многослойная система. Первый слой — язык произведения — требует от читателя понимания метафоричности, предполагает, что читатель обладает определенным языковым багажом, имеет языковое чутье. Следующий уровень — описываемая в произведении действительность: люди, природа, факты личной и общественной жизни. Понимание этого слоя требует от читателя определенного запаса жизненных впечатлений, понимания психологии людей, характеров. Третий слой — идейное содержание произведения. Для понимания его необходим определенный уровень развития личности в целом, умение обобщать, мыслить абстрактно, часто требуются и специальные знания, например, из истории, экономики и т. д.

Таким образом, творчество читателя в значительной мере зависит от творчества писателя. Чем талантливее, тоньше, глубже писатель, многослойнее произведение, тем больше простора для творчества читателя. Л. Н. Толстой говорил, что «художник для того, чтобы действовать на других, должен быть ищущим, чтоб его произведение было искание… Только если он ищет, зритель, слушатель, читатель сливаются с ним в поиске». К сожалению, выбор художественного произведения часто случаен. Уровень читаемого подчас невыок. Постоянное чтение малохудожественных, схематичных произведений делает восприятие схематичным. Но и читатель, как уже было сказано, должен обладать определенными свойствами. «Как талантливый слушатель музыки в чем-то похож по способностям на композитора, а тем более — на исполнителя, так и талантливый читатель должен обладать некоторыми качествами, необходимыми писателю, например, воображением, умением проникнуть в суть вещей, психологизмом».

Для восприятия художественного произведения нужны живость и сила воображения, эмоциональность и т. д Однако сами по себе эти способности не могут обеспечить полноценное восприятие, гармоничное и высокое литературное развитие. Даже очень большая эмоциональность не исключает низкого уровня культурного развития, если перцеггтивнье способности (т. е. способности к непосредственному восприятию органами чувств) не объединены с общими интеллектуальньми способностями, которые позволяют регулировать эмоциональнье, ассоциативные процессы, проанализировать, оценить произведение. При отставании интеллекта от перцептивных способностей читатель может легко поддаться влиянию малохудожественной, низкопробной литературы, если она даст пищу воображению.

Вместе с тем высокий уровень интеллекта, литературная эрудиция при слабом развитии способностей восприятия тоже дает вариант негармонического литературного развития, хотя и может до известной степени маскировать эстетическую неразвитость. Такой читатель обычно прямолинеен, судит о произведении упрощенно, грубо, эстетическое наслаждение для него недоступно. Очевидно, и в том и в другом случае литературная неразвитость снижает степень и качество воздействия произведения на читателя. Литературное развитие неразрывно связано с общим психическим развитием. На него влияют как возрастные, так и индивидуальные факторы. Специальное литературное развитие как бы наслаивается на общее психологическое развитие личности. При этом те возрастные и индивидуальные факторы, которые движут общее развитие, оказываются необходимыми и для развития литературного. Учитывая свою индивидуальную предрасположенность к тому или иному пути литературного развития, можно более целенаправленно формировать полноценное восприятие художественной литературы, культуру ее чтения.

Какие же средства могут помочь выйти на более высокий уровень литературного развития? Прежде всего, для глубокого понимания художественного произведения необходимо создать определенный настрой, такую установку, когда читатель не только ждет сопереживания, эстетического наслаждения, развлечения, но и не боится умственного напряжения, активности, когда читателю интересно и отражение жизни, и личность, и идеалы самого автора, и его художественное мастерство. Вместе с тем квалифицированный читатель ждет радости от восприятия мастерски «сделанной» вещи, от ощущения оригинальности и силы таланта автора. Кроме этой основной установки могут быть и другие: «развлекательная», «утешительная», «познавательная», «дидактическая», «самообразовательная» и т. д, но только как сопутствующие, второстепенные.

В целом же у читателя должно выработаться глубокое, уважительное отношение к художественной литературе, понимание ее роли в жизни и развитии общества. Этому способствует чтение литературоведческих статей, книг, особенно таких, где прослеживается судьба какого-либо произведсния. его влияние на умы и души поколений читателей (например, книга Е. Таратуты «По следам "Овода"»).

Яркий, эмоциональный рассказ людей науки, искусства, производства о влиянии литературы на их судьбы тоже поможет правильно оценить ее роль. Серьезное отношение к литературе в целом не позволит читателю впредь бездумно подходить и к конкретному выбору книги для чтения. Он будет искать информацию о новых, лучших книгах. Значимыми для него станут журнал «В мире книг», газета «Книжное обозрение».

Внимательнее он будет относиться к прикнижной и пристатейной библиографии, станет читать рецензии, критические статьи и обзоры в литературно-художественных журналах, поймет значение рекомендательной библиографии, библиографических справочников по творчеству писателя, «Литературной энциклопедии». Может быть, начнет читать и такие специальные издания, как «Вопросы литературы*. «Литературная учеба» и т. д Дальнейшая программа действий должна быть разработана в зависимости от характера недостатков восприятия. Как преодолеть излишнее пристрастие к остросюжетным произведениям? Почему вообще острый сюжет так привлекателен для многих? Видимо, потому, что произведения с ярко выраженным сюжетом и занимательной фабулой легче воспринимаются, предъявляют меньше требований к абстрактному мышлению читателя. Неразвитость абстрактного мышления, неумение за сюжетом увидеть мысль автора, пафос произведения мешает понять глубину таких «несюжетных» художественных (не только литературных) произведений, как «Обломов», «Старосветские помещики», рассказы К. Паустовского, Ю. Казакова и др., а также произведения живописи, особенно пейзаж, например, «Над вечным покоем» И. Левитана, картины Н. Рериха и т. д, кино — «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Сталкер» и др.

Чем более сложный, новаторский характер имеет художественное произведение, тем меньше оно доступно такому читателю. Научиться не только смотреть, но и видеть—вот задача, стоящая перед каждым зрителем, читателем. Не только прочесть рассказ В. Шукшина «Срезал», но и почувствовать его иронию и жалость по отношению к главному герою: не только увидеть картину Пластова «Март», но и почувствовать ту радость жизни, которую вложил в нее автор. Воспитание способности к абстрактному мышлению чрезвычайно сложно. Перечитывание произведения — один из способов формирования абстрактного мышления.

При перечитывании, уже зная сюжет, можно продумать книгу глубоко и серьезно, обратить внимание на детали, которью порой больше, чем прямые описания, раскрывают характер героя, отношение к нему автора и т. д. Такие детали, «мелочи» неизбежно ускользают от внимания при первом чтении, они обычно начинают «говорить» при чтении повторном. Большую пользу приносит перечитывание классических произведений. Наши классики не только великая школа искусства, это и великая школа мысли.

Писатели кслассики учат не только «живому созерцанию» конкретного, но и учат читателя двигаться все дальше для постижения глубин абстрактного мышления. Чем глубже, значительнее произведение, тем менее вероятно, что оно будет понято с первого чтения. «Если Пушкин приходит к нам с детства— говорит А. Т. Твардовский — то мы по-настоящему приходим к нему лишь с годами». Развитию абстрактного мышления помогают и попытки выйти за рамки сюжета при восприятии полотен художников; научиться не только смотреть, но и анализировать картины.

Рассмотреть за сюжетом картины Федотова «Сватовство майора» нравы и обычаи купеческой среды, характер героев, увидеть весь этот жалкий трагикомический мирок можно лишь в том случае, если руководствоваться не только тем, что непосредственно изображено на полотне, но и тем кругом образов, ассоциаций, которые возникают при создании картины Переход читателя от живого созерцания к абстрактному мышлению — важнейший этап, скачок в развитии интеллекта человека.

Часто читатель поверхностно, прямолинейно судит о художественном произведении. Поступки героев ему непонятны, кажутся нелогичными, «кто прав, кто виноват, кто положительный, кто отрицательный — не поймешь». Почему Анна мучилась сама и мучила Вронского? Почему страдает такой благополучный Игорь Саввович? (герой одноименного романа В. Липатова). Почему так неспокойно живут герои В. Шукшина?

Где здесь отрицательные и положительные образы? Высокохудожественное произведение отражает сложную, противоречивую жизнь человеческого общества. Поэтому и понять его (как и явления самой жизни) нельзя без знания психологии человека, ее индивидуальной направленности. Задача писателя отразить жизнь человека, развитие его души во всех ее изменениях, переходах из одного состояния в другое, а задача читателя — видеть это движение, понять его природу. Развитие человеческой души редко идет по прямой, чаще оно «спиралевидно» (по А. М. Левидову), т. е. одно и то же душевное переживание может проявлять себя по-разному. Спиралевидность образа хорошо видна при описании отношений героев романа, повести, особенно связанных чувством. В жизни такое сближение проходит стадии притяжения и отталкивания. Этот же процесс отражает и талантливый писатель (например,Вера и Марк в «Обрыве» Гончарова; Вронский и Анна в «Анне Карениной» Толстого; Григорий и Аксинья в «Тихом Доне» Шолохова).

Поступки человека, его поведение определяются не только внешними условиями его жизни, но и его характером. Поверхностный же читатель склонен многое упрощать, и прежде всего характер человека. Основная причина непонимания «высокой литературы» — непонимание сути выведенного писателем человеческого характера. Надо понять, что человеческий характер редко бывает однозначен, как правило, в одном характере можно обнаружить много сторон. В романе «Воскресение» Л. Толстой пишет: «Мы можем сказать про человека, что он чаще бывает добр, чем зол чаще умен, чем глуп, чаще энергичен, чем апатичен и наоборот; но будет неправда, если мы скажем про одного человека, что он добрый или умный, а про другого, что он злой или глупый.

Люди как реки, вода во всех одинаковая и везде одна и та же, но каждая река бывает то узкая, то широкая, то чистая, то холодная, то мутная, то теплая. Так и люди. Каждый человек носит в себе зачатки всех свойств людских и иногда проявляет одни, иногда — другие и бывает часто не совсем похож на себя, оставаясь все между тем одним и самим собою». Понять это — значит понять истоки душевных движений героев, понять, почему «злая машина» — Каренин— способен на сострадание, а Павел Корчагин — стойкий из стойких — на отчаяние. Значительные произведения искусства всегда требуют от читателя, зрителя напряжения внимания, готовности следить за развитием образа, что, в свою очередь, дает ему радость открытия, сопереживания, приобщения к большому искусству. «Литературе так же нужны талантливые читатели, как и талантливые писатели. Именно на них, на этих талантливых, чутких, обладающих творческим воображением читателей рассчитьюает автор, когда напрягает все свои душевные силы в поисках верного образа, верного поворота действия, верного слова» (С. Я. Маршак).

Сложность и глубина образа проявляется почти незаметно, в тончайших нюансах; образ дается большим мастером в развитии, движении. Важно, чтобы литературный персонаж и в представлении читателя был живым человеком. Поэтому делить персонажи (и людей) на «положительных» и «отрицательных» очень соблазнительно по простоте, но совершенно неграмотно в психологическом смысле. Характер человека, как уже говорилось, противоречив, сложен, глубок. Положителен ли Стива Облонский? Соня из «Войны и мира»? Где положительные герои «Ревизора»? «Мертвых душ»? «Утиной охоты» А. Вампилова? В этих произведениях, как и в жизни, люди отнюдь не делятся четко на положительных и отрицательных. Избавиться от прямолинейного взгляда на художественное произведение поможет также более пристальное и повторное чтение, более вдумчивое отношение к окружающей жизни и, конечно, чтение комментариев, литературоведческих материалов, а также статей и книг по вопросам психологии личности (например, Леви В. «Я» и «Мы»; «Охота за мылью»; Кон И. «Психология юношеского возраста», «Открьггие «Я» и др.).

Важную часть содержания произведения составляет «слой фактов». Неумение ориентироваться в них также затрудняет восприятие произведения. Эрудиция в любой специальной области, если она отражена в картине, нарисованной писателем, художником, обогащает, повышает степень идейного и эмоционального воздействия произведения. Знание эпохи, нравов необходимо при чтении Пушкина, Грибоедова, Толстого, Шекспира.

Получить необходимые знания можно, читая историческую литературу по искусству, этнографии и т. д В каждом художественном произведении так или иначе отражается личность автора. Поэтому глубокому пониманию художественного произведения будет способствовать знакомство читателя с личностью писателя, его образом мышления, жизни, особенностями восприятия действительности. Этому способствует чтение дневников писателя, воспоминаний о нем, книг, посвященных его творчеству (можно посоветовать прекрасную книгу о А. Блоке — В. Орлова «Гамаюн», о Достоевском — Б. Бурсова «Личность Достоевского» и др.). По мере дальнейшего изучения литературного творчества писателя его образ постепенно приобретает рельефность, полнокровность, особенно если знакомиться с его публицистическими произведениями (например, с репортажами Э. Хемингуэя из республиканской Испании, с выступлениями Э. Золя в защиту Дрейфуса и т. д), эпистолярным наследием. Понимание личности писателя поможет глубже понять его произведения. И еще одно. Есть целый ряд книг, авторы которых видят свою задачу в том, чтобы научить читателя понимать художественную литературу.

Это: «Книга про читателя» С. Рассадина, «Умеешь ли ты читать?» М. Ценципера, очень глубокая и интересная книга М. Левидова «Автор — образ — читатель». Полноценное восприятие художественной литературы очень важно, это не только эстетическая, но и нравственная проблема. Полноценное восприятие художественной литературы формирование высокого уровня литературного развития приводят к изменениям не только в познавательной сфере, особенно они существенны в сфере чувств: повышается чувствительность к эстетическим ценностям, формируется эстетический вкус, происходят сдвиги в системе мировоззренческих ценностей, возникают новые мотивы чтения и среди них такой важный, как желание общения с умным собеседником писателем. Ярче и глубже идет процесс влияния литературы на личность читателя. Исследование «Книга и чтение в жизни небольших городов» показало, что только 11 % читающих художественную литературу воспринимают ее полноценно. Эта цифра, конечно, не может удовлетворить ни читателей, ни писателей. Умеющих читать художественную литературу должно быть гораздо больше.

Смородинская М. Д., Маркова Ю. П. О культуре чтения: Что нужно знать каждому. М.: Книга, 1984. —88 с.

См. также:

1. Р.А. ДорофеевВ.В. ГоловинскийЧтение как источник патриотизма:

2. Р.А. ДорофеевВ.В. ГоловинскийКак прогресс усложняет жизнь

3. Р.А. ДорофеевВ.В. ГоловинскийЧтение истинное творчество и рецепт счастья

4. C. Янина. Классики педагогической мысли о роли чтения книг в духовно-нравственном воспитании

5. Р.А. ДорофеевВ.В. Головинский.Чтение это искусство и учитель жизни

6. Г.А. Омарова. Культура чтения как один из факторов духовного воспитания личности



Другие новости и статьи

« Нарушения при проведении медицинского освидетельствования (обследования) призывников

Финансово-экономический факультет Военного университета »

Запись создана: Воскресенье, 16 Сентябрь 2018 в 8:05 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы