15 Май 2020

Парад сорок первого года

oboznik.ru - Парад сорок первого года
#1941#парад#война

Я хорошо знал Семена Михаиловича еще в довоенные годы, но особенно часто мне приходилось встречаться с ним осенью памятного тысяча девятьсот сорок первого года, в дни подготовки и проведения традиционного парада войск Московского гарнизона, посвященного 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

Мне как командующему войсками Московского военного округа было приказано командовать этим необычным парадом, принимать парад было поручено Семену Михайловичу Буденному. В моей памяти отчетливо запечатлелись все, даже и не очень существенные, моменты из того теперь уже далекого времени и тот исторический, поистине легендарный парад.

В последних числах октября, выслушав очередной доклад об укреплении Московской зоны обороны, И. В. Сталин поинтересовался, собираемся ли мы проводить парад войск Московского гарнизона в ознаменование 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Сославшись на обстановку, я высказал сомнение в целесообразности проведения этого парада. Кроме того, участвовать в параде могла только пехота, так как артиллерийские части стояли на огневых позициях, а танков вообще не было в гарнизоне.

Подчеркнув политическую значимость проведения парада именно сейчас, И. В. Сталин приказал: парад 7 ноября провести, артиллерию с помощью начальника Главного артиллерийского управления генерал-полковника Н. Д. Яковлева найти, танки найти тоже. Было решено: подготовку к параду вести в строжайшей тайне. Мне было объявлено, что парад будет принимать Маршал Советского Союза С. М. Буденный.

На следующий день после этого разговора в Ставке мы с первым секретарем МК и МГК ВКП(б) А. С. Щербаковым стали поодиночке вызывать командиров частей, которые должны были участвовать в параде. В их число входили: батальоны курсантов училищ имени Верховного Совета РСФСР, Окружного военно-политического и артиллерийского, полки 2-й Московской стрелковой дивизии, 332-й Ивановской имени М. В. Фрунзе дивизии, стрелковый полк дивизии особого назначения имени Ф. Э. Дзержинского, Московский флотский экипаж, Особый батальон Военного совета Московского военного округа и Московской зоны обороны, батальон бывших красногвардейцев-ветера-нов, два батальона Всевобуча, моторизованные части, артиллерийские полки Московской зоны обороны, сводный зенитный полк ПВО, танковые батальоны резерва Ставки.

Мы сообщили командирам, что москвичам хочется посмотреть на военные части, отправляющиеся на фронт. Поэтому Военный совет зоны предполагает примерно в середине ноября в районе Крымского моста провести небольшой военный парад. Так как времени остается очень мало, надо обратить особое внимание на строевую подготовку.

— Уж вы постарайтесь, товарищи, — говорил им А. С. Щербаков.

Нелегко было организовать этот парад из вновь сформированных частей без обычной тщательнрй подготовки. Артиллерийские части прибудут прямо с огневых позиций. Танковые батальоны, только что разгрузившиеся с платформ, должны были точно знать свое место в построении, порядок прохождения. Кроме того, если раньше части выходили на парад без боеприпасов, то на этот раз в полном вооружении, чтобы в случае надобности вступить в бой без промедления. Очень тщательно и всесторонне продумывались меры воздушного прикрытия Москвы, парада. 550 самолетов стояло на аэродромах в готовности номер один.

Еще во время беседы в Ставке я спрооил: «Как действовать, если утром 7 ноября враг совершит налет на Москву?» Ответ был короток: «Надо принять все меры, чтобы ни один фашистский самолет не проник в московское небо. Но если все же это случится, парад ни в коем случае не отменять».

Короче говоря, времени на подготовку такого грандиозного мероприятия было мало, к тому же вся эта работа проводилась, как я уже отмечал, в строжайшей тайпе. День парада приближался.

И вот однажды вызывает меня к себе Семен Михайлович и как бы в шутку говорит:

— Что же это вы, товарищ командующий парадом, секретничаете? Не докладываете, как идет подготовка столь ответственного задания Центрального Комитета партии и Советского правительства…

Из дальнейшей беседы мне стало ясно, что Семен Михайлович уже многое продумал и сделал для наиболее тщательной подготовки к параду, наметил и меры безопасности.

Он рассказал, что как-то в конце октября, когда он был на Западном фронте, его вызвала к телефону Москва. У аппарата был И. В. Сталин, он предложил Буденному срочно приехать в Москву для выполнения важного поручения.

«На другой день,— рассказывал маршал,— я был в Ставке. Поздоровавшись, Сталин сказал:

— Мы собираемся провести 7 ноября в Москве военный парад. Что вы на это скажете? Парад мы проведем обязательно,— как бы рассуждая сам с собой, повторил Сталин.— Мы с вами, Семен Михайлович, разделим обязанности принимающего парад: вы объедете и поздравите войска, а я скажу небольшую речь. Согласны?

— Буду рад выполнить это поручение,— быстро ответил я.

— Хорошо. Подумайте с Артемьевым, какие нужно принять меры предосторожности против вражеских провокаций, особенно с воздуха, и сделайте все, чтобы это был настоящий большой парад войск Московского гарнизона».

И такие меры были приняты. Семен Михайлович поехал на аэродромы к летчикам-истребителям, которые в те дни охраняли воздушные рубежи столицы. Сказать им о параде прямо он не мог. И он обратился к собравшимся летчикам с просьбой: 7 ноября — наш великий народный революционный праздник, нельзя допустить, чтобы в этот день фашистские самолеты сбросили на Москву бомбы.

— Не пропустим к Москве! Если нужно, будем таранить,— заявили С. М. Буденному летчики.

Потом Семен Михайлович назначил мне, как командующему парадом, время для инструктажа. Все это происходило ночью, в сопровождении трлько наших адъютантов. Он сам все показал: где, когда и как он будет въезжать на Красную площадь, где и как будет отдаваться рапорт, обсудили и другие практические вопросы. Указания его были исчерпывающие и предельно ясные.

Мы строго выполняли приказ Ставки, и вплоть до позднего вечера 6 ноября командиры и личный состав частей, отобранных для парада, так и не знали, что они будут участвовать в параде на Красной площади, пройдут церемониальным маршем перед Мавзолеем В. И. Ленина. Только после торжественного собрания на станции метро «Маяковская» мне было разрешено сообщить командирам частей об истинной их задаче. Помню, как засветились лица людей, когда я сообщил эту весть, какая радость заплескалась в глазах, с какой готовностью слушали они указания.

Итак, подготовительный этап завершился, все до мелочей продумано, войска отобраны. Завтра — парад. Провести его надо на высшем уровне, чтобы парад стал вдохновляющим для всех защитников Москвы. Именно в эти дни здесь, на полях Подмосковья, должен был решиться вопрос кто кого. Уже не только Москва, но вся страна сошлась к древним стенам Кремля: казахи и украинцы, русские и латыши — братья одной семьи. И традиционный праздничный парад 7 ноября должен был показать всему миру, что, несмотря на временные неудачи, врагне нарушил основы жизни нашего государства, что страна, как обычно, торжественно отмечает свой праздник — 24-ю годовщину Великого Октября.

Семен Михайлович Буденный не скрывал от нас, что утром 7 ноября он переживал светлые и радостные минуты. И все мы, кто находился рядом с ним, тоже гордились выпавшим на нашу долю счастьем. Ведь нам было известно, что в Берлине уже составлялась программа победного парада в Москве, печатались приглашения для встречи в Москве нового, 1942 года, но…

7 ноября 1941 года, как всегда, несмотря ни на что, на Красной площади состоялся НАШ парад. Суровый, строгий, поистине военный парад, не расцвеченный цветами и флагами,— парад в осажденной столице.

За несколько минут до 8.00 в эфире прозвучал знакомый голос Ю.. Левитана: «Внимание! Работают все радиостанции Советского Союза! Центральная радиостанция Москвы начинает передачу с Красной площади парада частей Красной Армии, посвященного 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции».

По-особому торжественна в это историческое утро Красная площадь. Выпавший ночью обильный снег запорошил древние стены Кремля и гранитные трибуны, протянувшиеся по обе стороны Мавзолея В. И. Ленина, тронул сединой здания, окаймляющие площадь. Дул резкий холодный ветер. Но собравшиеся на гранитных трибунах гости не ощущали холода…

По всей площади от Москворецкого моста до здания Исторического музея стоят войска. Недвижны прямоугольники рот и батальонов. Свирепый ветер поднимает в воздух морозную пыль. На примкнутых штыках оседают белые иглы инея. Геометрически ровна цепочка охранения. Войска ждут.

Часы Спасской башни гулко бросили на площадь восемь ударов.

— • Парад, смирно! — тотчас подаю команду.

Сразу же из ворот Спасской башни на добром, красивом и резвом коне выезжает заместитель Народного комиссара обороны СССР Маршал Советского Союза С. М. Буденный. Трибуны встретили его аплодисментами. Я отрапортовал маршалу:

— Товарищ заместитель Народного комиссара обороны! Войска Московского гарнизона для парада в честь двадцать четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции построены! Командующий парадом генерал-лейтенант Артемьев…

Буденный скачет вдоль фронта, останавливается, и слышится:

— Здравствуйте, товарищи! Поздравляю вас с праздником Великой Октябрьской социалистической революции…

Громовым «ура!» войска отвечают па его приветствие.

Много лет спустя С. М. Буденный вспоминал об этих минутах: «В колоннах стояли рядовые воины. Но в те минуты они мне казались чудо-богатырями. Красноармейцы дружно отвечали на приветствия. «Ура» катилось по Красной площади, громкое, воинственное, клятвенное. Объехав войска, я поднялся на Мавзолей. Сталин подошел к микрофону и как всегда негромко, но с какой-то необычайной даже для него твердостью произнес речь, последние слова которой звучали напутствием партии воинам, прямо с Красной площади идущим на боевые позиции» *.

И в шеренгах войск, и на трибунах — на лицах всех, кому посчастливилось быть в этот день на Красной площади, было глубокое волнение, восторг. Громовое «ура!» покрывает заключительные слова И: В. Сталина. Могучее красноармейское приветствие гремит и перекатывается по огромной площади от края ее и до края. Грохочут выстрелы орудийного салюта, сводный оркестр торжественно и сильно играет «Интернационал».

Начинается торжественный марш частей, и Семен Михайлович Буденный с трибуны ленинского Мавзолея радостно и одобрительно смотрит на четко шагающие шеренги. Дробь барабанов сменяется походными мелодиями, военными песнями, рожденными еще в годы гражданской войны. Стройные колонны красноармейцев… Суровые и подтянутые, они и в самом деле напоминают русских богатырей, достойных своих великих предков.

Кончился марш пехоты. Оркестр меняет ритм и такт мелодий. Горнисты трубят кавалерийский сигнал. На площадь вступает кавалерия. На свежем снегу гарцуют эскадроны. Подобранные по мастям, резвые, упитанные кони. Ладно сидят в седлах кавалеристы, плывут по воздуху штандарты частей. За эскадронами с грохотом несутся пулеметные тачанки, запряженные белыми четверками, вызывая бурные рукоплескания трибун. Степенно и строго, равняясь по флангу, проходит моторизованная пехота, неслышно катят автомобили с зенитными установками…

Кремлевские куранты мелодичным звоном отметили девять часов утра, а по площади все еще идет артиллерия — зенитная, противотанковая, тяжелая… Завершая марш советской военной техники, площадь заняли танки — их было 200!

Для участия в воздушном параде было подготовлено 300 самолетов разных типов. Однако из-за крайне неблагоприятной погоды его пришлось отложить.

Прохождением танков парад был закончен. Руководители партии и правительства покидали трибуны. С. М. Буденный подозвал меня к себе и передал приглашение И. В. Сталина прибыть к нему на квартиру в Кремль. Так я оказался участником небольшого неофициального приема, который устроил Председатель Государственного Комитета Обороны И. В. Сталин, и был свидетелем оживленного обмена мнениями по поводу только что закончившегося величественного исторического парада. За обедом И. В. Сталин и С. М. Буденный вспоминали годы гражданской войны, предвоенные годы, много шутили.

Мне было приятно сознавать, что под непосредственным руководством С. М. Буденного я справился с ответственным поручением ЦК партии и Советского правительства. Не скрывал законного чувства гордости и Семен Михайлович Буденный.

За свою долгую службу в армии,— вспоминал впоследствии С. М. Буденный о параде 7 ноября 1941 года,— я много раз участвовал в воинских парадах. Приходилось и командовать и принимать торжественные марши войск. Каждый из них оставил в моей памяти свои незабываемые черты. Но парад, о котором мне хочется поделиться своими воспоминаниями сегодня, был парад особый, парад легендарный. Он хранится в сердцах тех, кто шел тогда по Красной площади перед Ленинским Мавзолеем, с боевым оружием в руках,— он сохранится в сердцах грядущих поколений… Мне, старому солдату, выпало великое счастье — по поручению ЦК партии и Советского правительства принимать этот исторический парад…

П. А. АРТЕМЬЕВ, генерал-полковник в отставке

Другие новости и статьи

« Из бумаги больше вычитаешь, или о превосходстве традиционных книг над электронными

23 сентября 1943 года »

Запись создана: Пятница, 15 Май 2020 в 0:20 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

гидра
hydraweburl.com

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика