Шуточные произведения А.П.Чехова для детей



Шуточные произведения А.П.Чехова для детей

oboznik.ru - Шуточные произведения А.П.Чехова для детей
#Чехов#история#чтение#письменность#книга#писатель

Известно, что А.П. Чехов не любил так называемой «детской литературы».

В письме к Г.И. Россолимо от 21 января 1900 года он признавался: «Писать для детей вообще не умею, пишу для них раз в 10 лет и так называемой детской литературы не люблю и не признаю. <…> Надо не писать для детей, а уметь выбирать из того, что уже написано для взрослых, т.е. из настоящих художественных произведений» (П. IX, 19). В 1900 году, когда составлялась образцовая детская библиотека, Чехов, откликаясь на просьбу Г.И. Россолимо, выбрал для детей «Каштанку» и «Белолобого» – «две сказки из собачьей жизни». Перевод этих рассказов в категорию детских выявил в них черты сказки, а то, что они «из собачьей жизни», должно быть, воспринималось Чеховым с долей иронии.

По свидетельству Н. Д. Телешова, Чехов очень серьезно говорил, что «никакой детской литературы не существует. – Везде только про Шариков да про Барбосов пишут. Какая же это «детская»? Это какая-то «собачья литература»» [Чехов в воспоминаниях современников 1960: 432].

Пишущий для детей неизбежно встречался с каноническими «детскими» жанрами, темами, сюжетами. Произведения Чехова, адресованные детям, традиционны в жанровом отношении: басня, рассказ с иллюстрациями, лирическая миниатюра, стихотворение к памятной дате, стихотворения в детский альбом. Написаны они были А.П. Чеховым для детей близких знакомых и для печати не предназначались, это образцы домашней, альбомной литературы. В то же время эти сочинения Чехова принадлежат шуточной, юмористической литературе, их автор – юморист и пародист. Комментаторы данных текстов отмечают, что стихотворения Чехова «носят юмористический характер, … тяготеют к абсурдной поэзии или фольклорным “нелепицам”», альбомные записи «легко вписываются в общий контекст чеховских пародий» (С. XVIII, 199–200).

Действительно, стихи Чехова для детей, «рассказ для детей с иллюстрациями» «Сапоги всмятку» являются пародийными стилизациями приемов, штампов, стиля детской литературы того времени. Вместе с тем произведения Чехова, адресованные детям, дают представление и о том, как можно писать для детей.

Хотя А.П. Чехов утверждал, что «отродясь не писал стихов» (письмо к Л.А. Авиловой от 29 апреля 1892 г.), и единственным своим стихотворением называл басню в альбоме одной девочки, стихи он начал писать еще гимназистом, это подписи-четверостишия к карикатурам, стихотворная сказка, задуманная в пятом классе гимназии.

Позднее А.П. Чехов сочинял шуточные признания, посвящения в альбомах, вполне серьезные поздравительные стихи. Сохранилось несколько стихотворений А.П. Чехова, адресованных Киселевым Александре (родилась в 1875 г.) и Сергею (родился в 1876 г.). Это стихотворения в альбоме Саши Киселевой «Милого Бабкина яркая звездочка…», «Битва», «Басня», «Элегия», «Пошел с визитом потолок…», а также иллюстрированный рассказ «Сапоги всмятку», посвященный Александре и Сергею Киселевым. Все тексты датируются 1886–1887 гг.

С 1884 по 1887 год Чеховы в летние месяцы жили в имении Бабкино под Воскресенском у Киселевых. Связь чеховской семьи с Бабкино и его обитателями зародилась, когда А.С. Киселев пригласил в качестве репетитора И.П.Чехова. Через брата Ивана познакомилась с М.В.Киселевой и сдружилась с ней Мария Чехова. Летом 1884 года Чеховы приезжали к Киселевым гостить, затем на летние <месяцы стали снимать у Киселевых флигель.

М.В.Киселева, в то время начинающая писательница, сотрудница «Детского отдыха», пробовала публиковаться в журналах, и А.П. Чехов советует ей как можно больше писать для «малой прессы», печататься в юмористических изданиях (письмо к Киселевой М.В. от 29 сентября 1886 года). С «Детским отдыхом» стал сотрудничать Михаил Чехов: в 1886 г. в № 8 был помещен его рассказ под псевдонимом М. Богемский. А.П. Чехов, иронизируя, называет журнал «Детский отдых», «Детско-Богемский отдых», «Детское утомление», подшучивает над его авторами: «…какое у Вас дурное общество! Политковская, Богемский… Я бы застрелился» (П. I, 262). М.П.Чехов, тогда студент, вспоминает атмосферу дома Киселевых: «Благодаря жизнерадостности милых обитателей мы все, и в том числе и брат Антон, были очень веселы»; «очаровательные дети бегали по расчищенному английскому парку, перекидывались с братом Антоном шутками и остротами и оживляли жизнь» [Вокруг Чехова 1990: 231, 227].

В чеховских стихах, альбомных посвящениях чувствуется тон бабкинской жизни, в них используются домашние реалии, язык обитателей Бабкино, семейные прозвища Киселевых и Чеховых.

Например, на языке дома Киселевых вики означало неудачники: «…Вика играл на виолончели» («Сапоги всмятку»). Более «прозрачные» слова – рылиндрон, мордемондия. В «Сапогах всмятку» тетя, почти обязательный для детской литературы персонаж, носит имя Мордемондия Васильевна, а в главе 4-й автору грозит его жена: « – Если ты, рылиндрон, не перестанешь писать, то я у тебя лампу отниму». В рассказе использованы детские имена Терентиша, Кикиша. Известно, что А.П. Чехов называл Мишей-Терентишей брата Михаила, например, в письме от 10 мая 1885 г., «Кикиша» есть в письме к Александру Чехову от 16 июля 1887 г. Сашу Киселеву А.П. Чехов прозвал Василисой (Василисой Пантелеевной), так, «Сапоги всмятку» посвящены Василисе и Сергею.

Имя Василиса часто встречается в письмах Чехова Киселевым даже тогда, когда Саша выросла. В свою очередь Саша именовала Чехова «Васенькой», это обращение, а также «Василий Макарыч» встречается в ее письмах. Сережу Киселева в более поздних письмах Чехов называет Гриппом, Коклюшем, Фиником, Котофеем Котофеичем.

Стихи для детей Чехов подписывал псевдонимами А. Чехонте, Индейкин и Петухов, Смирнова. «Сапоги всмятку» – сочинение Архипа Индейкина. Использование псевдонимов – штамп юмористической литературы. Однако среди псевдонимов – фамилия детской
писательницы, зооморфные фамилии, образованные от птиц, слывущих глупыми и надменными, причем «и Петухов» было приписано к первоначальной подписи «Индейкин» (С. XVIII, 218). К юмористической традиции относятся также комические имена и фамилии персонажей «Сапог всмятку»: папаша Мерлитон Пантелеич и мамаша Макрида Ивановна Брючкины, дедушка Пантелей Тараканович, кухарка Перепетуя, учитель Дормидонт Дифтеритович Дырочкин, тетя Мордемондия Васильевна и др.

Шуточные чеховские произведения для детей подчеркнуто «литературны», написаны с соблюдением формальных правил, норм. Так, Чехов в качестве заглавия дает обозначение жанра, причем строгого: «Элегия», «Басня». В общелитературной традиции приняты использование подзаголовков (рассказ старого солдата, рассказ для детей с иллюстрациями), посвящений, датировок, разбивка на главы, части, их нумерация римскими цифрами. Однако в шутливых «детских» мелочишках соблюдение всех взрослых литературных приемов воспринимается как элемент пародии.

По правилам большой, «взрослой» литературы указано, что сочинение Архипа Индейкина «Сапоги всмятку» одобрено Ученым Комитетом и дозволено цензурою, указывается цена. Но стандартная форма наполняется непривычным содержанием: цензор Пузиков дозволяет издание «с тем, чтобы дети сидели смирно за обедом и не кричали, когда старшие спят»; Ученый Комитет одобряет издание «не только для детей, но даже и для генералов, архимандритов, непременных членов и писательниц».

Чехов пародирует клише как детской, так и взрослой литературы, жанры деловой переписки, смешивает стили речи, соединяет разные семантические ряды, понятия взрослого и детского мышления. Соблюдая все литературные правила и редакционные обычаи, отправляя «Сапоги всмятку» из Москвы в Бабкино, Чехов–Архип Индейкин посылает сопроводительное письмо к своему сочинению и «просит немедленно выслать деньги за рассказ, иначе его жена и деточки поколеют с голоду.

Адрес автора: во втором этаже около кухни, направо от ватера, между шкафом и красным сундуком, в том самом месте, где в прошлом году собака и кошка в драке разбили горшочек. Автор: А. Индейкин» (C. XVIII, 225). Индейкин напомнил о себе в последующем письме:
«Сереже и Василисе кланяется бедный Индейкин. Он ждет от них собственноручной критики. Если они почтят его вниманием, то он не замедлит поднести им еще что-нибудь назидательное и иллюстри-рованное…» (С. XVIII, 225).

Игра, предложенная Чеховым, была подхвачена Киселевыми. Комический отзыв на «назидательный и иллюстрированный» рассказ, назвав его сказкой, дал Киселев-старший. Отвечая за детей и ссылаясь на их оценки, А.С. Киселев пишет: «Нюх у моих детей замечательный, они тотчас поняли, о ком идет речь и с кем они имеют дело.»

В «Сапогах всмятку» А.П. Чехов имитирует назидательный тон детских рассказов, правило иллюстрирования произведений для детей: «Самый лучший мальчик был Гриша, который слушался папу и маму, хорошо учился и помогал бедным. Бывало, стащит у мамы яблок или у папы копейку и сейчас же отдаст нищему. За это он не в пример прочим раскрашен здесь. Если, дети, и вы будете хорошо вести себя, то и вас будут раскрашивать красками!»

В качестве иллюстраций Чехов использовал фотографии, вырезки рисунков из журналов «Свет и тени», «Осколки», «Сверчок» и других. Грамматически неверно выстраивая фразы, Чехов, возможно, имел в виду не только детские речевые ошибки, но своеобразные лексико-синтаксические клише, характерные для стиля детских писательниц: «…одно очень прекрасное и благородное семейство, кото-рое всеми любимое»; «Кикиша был мальчик, который хороший…»; «лошадь, которая быстро бегающая»; «вечером дети читали журналы «Детское утомление» или сочинения Богемского и Политковской, которая отлично пишет».

Конечно, обыгрывается Чеховым нарочитая благопристойность, изящность и фальшь детских изданий. В «Сапогах всмятку» в жизни «очень прекрасного и благородного семейства» подмечено множество вульгарных, грубых подробностей. Благообразная форма и неблаговидное содержание не совпадают друг с другом, вызывают комическое несоответствие, алогизмы: «Он был очень хороший человек: носил плюшевую жилетку, сек детей и икал после обеда». Оценивает Чехов не только состояние современной массовой литературы, но и мир взрослых, в котором секут детей, экономят на них, дурно учат и воспитывают. Через абсурд изображенного мира семейства Брючкиных выражено неприятие распространенных стандартов взаимоотношений взрослых и детей. Парадоксальное название «Сапоги всмятку» долго не связывается с содержанием рассказа, лишь в Главе III выясняется: «Когда дедушка издох, то Брючкиным осталось наследство. Они купили себе новые сапоги и стали давать обеды». Сапоги всмятку есть «чепуха», «белиберда», «нелепость», «черт знает что!», как сказано у Гоголя. Но, в соответствии с жанровыми ожиданиями произведения для детей, сапоги в сказках – это волшебный предмет, в детских рассказах и повестях – нередко обувь для разутого, подарок, обновка. Значения странным образом соединяются в том варианте благополучной сказочной и одновременно обыденно-реальной концовки, который создал Чехов.

В шуточных произведениях для детей Чехов разрушает стереотипы мышления, языка, создает альтернативную, возможную реальность. В «Элегии» сам заявленный жанр непривычен для детской поэзии, ведь элегия выпадает из системы жанров детской литературы. Название не соответствует шуточному содержанию, строфы не связаны между собой по смыслу, единственное, что их объединяет – катастрофы, невзгоды, лишения, выпадающие на участь персонажей.

Произведения Чехова для детей являются не только пародиями на плохие нравоучительные стихи или фальшивые и безграмотные рассказы. Они остаются произведениями для детей, выражают отношение Чехова к читателям-детям, к содержанию и поэтике детского произведения. В то же время они и содержательно и стилистически входят в контекст всего чеховского творчества.

И.В. Алехина

Литература
1. Бунин И.А. О Чехове // Бунин И.А. Собрание сочинений в 6 т.
Т. 6. – М., 1987–1988.
2. Венцлова Т. О Чехове как представителе реального искусства
// Чеховиана. Чехов и «серебряный век». – М., 1996. – С.35–44.
3. Вокруг Чехова / Сост., вступит. ст. и примеч. Е.М. Сахаровой. –
М., 1990.
4. Маяковский В.В. Два Чехова // А.П. Чехов: pro et contra. – СПб,
2002. – С. 969–975.
5. Чехов в воспоминаниях современников. – М., 1960.



Другие новости и статьи

« Владимир Галактионович Короленко

Характеристика книжного дела в 1725-1750 гг. »

Запись создана: Воскресенье, 24 Март 2019 в 2:15 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы