24 Март 2019

Чтение как национальная проблема (Об искусстве вычитывания и о вреде «вчитывания»)

#книжноедело#история#чтение#письменность#книга#проблема
oboznik.ru - Чтение как национальная проблема (Об искусстве вычитывания и о вреде «вчитывания»)

В годы советской власти наша страна считалась самой читающей в мире. Тиражи отдельных изданий имели запредельный с современной точки зрения характер. (Так, книга «Эмигранты» А. Толстого, подготовленная нами для издательства «Правда», 1982 г., вышла тиражом 3 млн экз.). В одном из выступлений по всесоюзному радио мы обнародовали идею издания газеты «Читатель». Главным разделом в ней должны были стать «Беседы об искусстве чтения». Идею с энтузиазмом подхватили буквально все, откликнувшиеся на передачу… Прошло более полутора десятилетий. Чтение в современном мире повсеместно вытеснено на задний план телевидением и интернетом.

В разных странах картина выглядит по-разному. Согласно исследованию международной организации Pisa, по количеству прочитанного 15-летними подростками из 41 страны лидируют Финляндия, Республика Корея, Австралия, Лихтенштейн и др. Все великие державы оказались далеко позади, а среди них дальше всех – Россия (32-е место). Но дело не только в показателях количественных. На первый план вышли детектив, любовный роман, приключения; охлаждение к классике – повсеместное. Между тем совершенно очевидно: природа восприятия телевизионной картинки и художественного текста в принципе различна. Внимательный читатель по ходу восприятия текста может сколько угодно раз возвращаться назад, к тем фрагментам, которые лучше помогают понять только что прочитанное.

То есть чтение приучает обдумывать варианты, развивает мышление. На 58-й Международной книжной ярмарке во Франкфурте (2006) проблема образования стала приоритетной: «Ключом к новому пространству знания является прежде всего способность читать, анализировать и усваивать прочитанный текст». При рассуждениях о классике в школе и об охлаждении к ней неизбежно вырастает проблема фактора времени. Целый ряд издательств выпускает не тексты классиков, а вольный пересказ содержания произведений крупных жанров. Индивидуальная неповторимость писателя исчезает начисто. Выпуск таких эрзац-изданий наносит невосполнимый ущерб умственному развитию учащихся. Между тем главный вопрос – именно своеобразие восприятия эстетической природы художественного текста.

Основное внимание в школе уделяется «Войне и миру». В этом произведении происходит вытекающее из индивидуальных особенностей мироощущения писателя парадоксальное перемещение полюсов: в сценах боевых действий, грозящих гибелью, доминирует сугубо мирный эпитет «весело»; в светских салонах, напротив, идет непрестанная холодная война за кресты, чины и рубли («Анна Михайловна, утвердившись в завоеванной позиции…», Пьеру все люди кажутся солдатами и т.д. – без конца). Граф Л. Н. Толстой последовательно демилитаризирует военные сцены, сводит к нулю значение штабов, разрабатываемых ими диспозиций. Побеждает дубина народной войны, дух войска.

Все это делается с упорным постоянством, и остается только удивляться, что кратко обозначенные нами здесь черты поэтики Толстого как результат внимательного вчитывания в текст не нашли отражения ни в научной, ни в учебной литературе. Более того, в самое последнее время обозначилась тенденция прямо противоположная. Она выражается во «вчитывании» в текст романа тех идей, которые совершенно чужды его реальной поэтике и отражают новации, навеянные, в частности, активизацией религиозноцерковных факторов в жизни общества. Например, Е. Ю. Полтавец в своей книге «“Война и мир” Л. Н. Толстого на уроках литературы» (2005) с первых строк утверждает, что «Война и мир» «ближе всего к Библии». Но если, по мысли автора, «Война и мир» – священный текст, то и каждая его деталь (?!) должна рассматриваться как часть «символического (мифологического, магического) шифра».

Андрей и Пьер (а также Петя Ростов) – апостолы, титул «князь» применительно к Андрею Болконскому «может указывать на ассоциацию с его именем (т. е. «альда» означает начало новой религии, а его фамилия – «волхвование»)». Образ дуба – «мировое древо», Голгофа и т.д. и т.п. Такие результаты – проявление явно насильственного «вчитывания» в текст того, чего в нем нет и что явно противоречит природе реального творческого замысла художника, индивидуальной неповторимости его мировидения

В. Баранов

Другие новости и статьи

« Чтение детей как национальная ценность

«Женские лики» в творчестве А. А. Блока »

Запись создана: Воскресенье, 24 Март 2019 в 0:21 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика