Меры, принимаемые властями Российской Империи, по решению проблем продовольственного обеспечения армии и флота в 1914-1916 годах



Меры, принимаемые властями Российской Империи, по решению проблем продовольственного обеспечения армии и флота в 1914-1916 годах

oboznik.ru - Меры, принимаемые властями Российской Империи, по решению проблем продовольственного обеспечения армии и флота в 1914-1916 годах

oboznik.ru - Меры, принимаемые властями Российской Империи, по решению проблем продовольственного обеспечения армии и флота в 1914-1916 годах

Первый год Первой мировой войны 1914-1918 гг. проходил под знаком необдуманной расточительности запасов страны. Осознание размеров потребностей армии и страны происходит лишь к осени 1915 г. В этот период были учреждены Особые совещания по продовольствию, по топливу и по транспорту.

Председателем Особого совещания по продовольственному делу был назначен министр земледелия А.Н. Наумов, а вся исполнительная работа по общеимперскому продовольствию возлагалась на подведомственные этому министру учреждения.

Вот как оценивает эту попытку упорядочения работы сам министр земледелия [1]:

«Самая мысль создателя упомянутого Совещания — привлечь для обсуждения желательной постановки продовольственного дела в армии и стране всеобъемлющее представительство существовавшей в то время активной официальной русской общественности наряду с участием многочисленной агентуры всевозможных центральных правительственных учреждений и немалого также количества всяких местных уполномоченных по продовольствию лиц, одно это намерение предрешало исключительный по многолюдству и разнообразию своему состав того Особого совещания, которое по своему положению призвано было играть в стране роль руководящего центра в деле установления продовольственной политики и общего фронтового и тылового снабжения.

Члены обеих законодательных палат (Государственного совета и Государственной думы), представители Всероссийских земского и городского союзов, просто земств и городов, военно-промышленных и биржевых комитетов, всевозможных профессиональных союзов (мукомолов, сахарозаводчиков и др.), губернаторы, председатели управ, чины Министерства земледелия в качестве уполномоченных на местах, ведомственные представители разных центральных управлений и пр. и пр. — все это почти ежедневно заседало до поздних часов, обсуждало, спорило, голосовало, протестовало — некоторые вопросы (например, о твердых ценах) вызывали бесконечно долгие и страстные прения.

Ко всему этому надо добавить, что состав Совещания силой вещей часто менялся, каковое обстоятельство, само собой, неблагоприятно отзывалось на преемственности и последовательности известных решений принципиального характера, — в общем, получалась сложная затяжная обстановка, во всяком случае, мало способствовавшая скорейшей выработке того плана продовольственного снабжения, без наличия коего немыслимы были ни исполнительно ответственная работа самого министра земледелия как председателя Особого совещания, ни таковая же его сотрудников в центре и на местах, ни самый успех дела по существу».

Существенным недостатком Особых совещаний была их многолюдность, затруднявшая их творческую работу. Но, несмотря на это, Совещание по продовольствию сыграло спасительную роль, так как его учреждение облегчило участие общественных сил страны в деле снабжения армии. Несмотря на все свои недостатки, оно связывало центральную власть с местными силами.

Главные затруднения, которые встречало в своей работе Министерство земледелия, заключались в неподготовленности руководства Российской Империи к сложным формам современной жизни. Поэтому большинство решений носило примитивный характер.

В тех случаях, когда характер снабжения мог сохранять примитивные формы организации, снабжение шло благополучно. Так было с выпечкой хлеба: войскам выдавалась мука, и они сами выпекали хлеб в своих полевых хлебопекарнях. Так было и в деле снабжения сушеными овощами. В основном заготовку сушеных овощей осуществляли у мелких предпринимателей. Весь вопрос заключался в простом арифметическом увеличении числа «кустарей», занимавшихся сушкой картофеля и овощей.

Но при снабжении продовольствием, производство которого требует сложных форм современной индустрии, возникают огромные трудности, особенно при проведении массовых заготовок. Так происходило в области заготовки сухарей и галет, в довольствии мясом, в консервном деле.

В годы Первой мировой войны организация продовольственного дела с трудом поднималась над уровнем кустарных форм производства. Она не смогла дойти до требований научной организации производства, удовлетворение которых было обязательным для всякой современной массовой работы.

Поиск примитивных решений привел к отсутствию согласования между деятельностью гражданского продовольственного аппарата с распоряжениями органов снабжения действующей армии. «Отсутствие связи тыла с фронтом, — пишет А.Н. Наумов[2], — сказывалось на каждом шагу продовольственной жизни в столь резкой форме, что всякое промедление с принятием мер в целях упорядочения этих взаимоотношений грозило катастрофой делу снабжения как армии, так и страны».

Приверженность руководства армии и флота и правительства Российской Империи к примитивным формам являлась весьма существенной помехой для совместной работы с общественными силами. Множество лиц отдавало себе отчет, что без помощи этих сил вести современную большую войну нельзя, но только немногие из них отдавали себе отчет, что участие этих сил требует гораздо более сложных форм управления. Не смотря на смену руководства центрального аппарата армии к весною 1916 г. беспорядок в области снабжения продовольствием сильно возрос.

В записках председателя Государственной думы М.В. Родзянко[3] приводятся рассуждения по вопросу снабжения фронтов продовольствием: «15/28 марта, был уволен без рескрипта военный министр генерал Поливанов… Отставка эта произвела удручающее впечатление. Газеты были полны восхвалениями ушедшего министра, оценивая результаты его работы сравнительно за короткий срок. В Думе и в обществе говорили о безответственном влиянии, о министерской чехарде… Беспорядки в тылу приняли угрожающий характер. В Петрограде уже чувствовался недостаток мясных продуктов. Между тем, проезжая по городу, можно было встретить вереницы подвод, нагруженных испорченными мясными тушами, которые везли на мыловаренный завод. Подводы попадались прохожим средь белого дня и приводили жителей столицы в негодование: на рынке нет мяса, а на глазах у всех везут чуть не на свалку испорченные туши.

Члены Особого совещания ездили осматривать городские холодильники за Балтийским вокзалом. Холодильники в полном порядке. Мясо в них не портилось, но зато кругом были навалены горы гниющих туш. Оказалось, что это мясо, предназначавшееся для отправки в армию. Его, видите ли, негде было хранить. Когда поставщики обращались за разрешением построить новые холодильники, им не давали ни средств, ни разрешения. По обыкновению, министерства не могли между собой сговориться: Интендантство заказывало, железные дороги привозили, а сохранять было негде, на рынок же выпускать не разрешалось. Это было так же нелепо, как и многое другое, точно сговорились все делать во вред России…

Члены Особого совещания доложили обо всем виденном на заседании; я написал письмо Алексееву, и только после этого заинтересовались мясным вопросом. Тысячи пудов мяса, конечно, погибло. То же самое происходило и с доставкой мяса из Сибири: от недостатка и неорганизованности транспорта гибло уже не тысячи, а сотни тысяч пудов. Виновников, конечно, не нашлось, так как один сваливал на другого, а все вместе — на общую бесхозяйственность».

Чтобы как-нибудь выйти из создавшегося хаоса, начальник Штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В. Алексеев подал 15/28 июня 1916 г. Докладную записку Императору Николаю II. В этой записке М.В. Алексеев предлагал возглавить все области Общеимперского управления особым лицом с диктаторскими полномочиями.

«Судьба его проекта известна, — пишет министр земледелия А.Н. Наумов[4], — не встретив сочувствия к такому решению в общественно-бюрократическом своем окружении, Государь не имел решимости провести его самолично и на заседании Совета министров, под личным своим председательством 28 июня (10 июля 1916 г.) лишь ограничился высказанными им пожеланиями, чтобы все руководившие в то время центральные ведомственные учреждения и лица в связи с условиями переживаемого страной исключительного момента проявили высшее напряжение своих сил на благо Родины и были объединены ради этого во имя общности служения единому патриотическому подвигу».

Противоречия в действиях Верховного управления страной очень характерно обрисовывается в словах приехавшего в начале мая 1916 г. в Россию в качестве представителя французского правительства министра снабжений г-на Тома. Беседуя с председателем Государственной думы М.В. Родзянко о недостатках в снабжении, на вопрос председателя Государственной думы: «Скажите, пожалуйста, вполне откровенно ваше мнение о том, что вам недостает в России», — г-н Тома ответил: «Нам недостает сильной центральной русской власти, так как, если можно так выразиться, господин председатель Думы, Россия должна быть морально очень крепкой, чтобы переносить в критические минуты, которые мы сейчас переживаем, то состояние тихой анархии, которое царит в вашей стране и прямо бросается в глаза»[5].

В итоге к концу 1916 г. продовольственное снабжение армии находится в очень тяжелом положении.

На совещании в Ставке главнокомандующих, происходившем в декабре 1916 г.[6], Главнокомандующий Западным фронтом генерал Эверт счел нужным сделать следующее заявление: «Где бы ни готовился удар, необходимо обеспечить войска продовольствием. Надо пополнить запасы базисных и продовольственных магазинов, которые теперь исчерпаны. Вместо того чтобы иметь месячный запас, мы живем ежедневным подвозом. У нас недовоз и недоед, что действует на дух и настроение. Местные средства также исчерпаны. Надо принять меры, чтобы пополнить базисные магазины. Раскладка сокращена так, что дальше идти нежелательно».

Главнокомандующий Северным фронтом генерал Рузский рисует не менее печальную картину: «…Северный фронт не получает даже битого (мяса). Общее мнение таково, что у нас все есть, только нельзя получить. В Петрограде, например, бедный стонет, а богатый все может иметь. У нас нет внутренней организации…»

Примечания:
[1] Сборник Финансового агентства США. С. 94.
[2] Записка А. Н. Наумова // Сборник Финансового агентства США. С. 100.
[3] Крушение империи // Архив Русской революции. Т. XVII.
[4] Записка А. Н. Наумова // Сборник Финансового агентства США. С. 100.
[5] М. В. Родзянко. Крушение империи // Архив Русской революции. Т. XVII. С. 125.
[6] Выдержки из протокола этого совещания напечатаны в книге «Разложение армии в 1917 году». С. 7.

См. также:
1. Трудности интендантского обеспечения русских войск в Первую Мировую войну
2. Продовольственное обеспечение русской армии в Первую Мировую войну: довольствие хлебом и мясом
3. Обеспечение русской армии продовольствием в Первую Мировую войну: поставки продуктов питания и фуража

См. далее:
5. Кризис продовольственного обеспечения русской армии в 1917 году

Литература:
1. Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне
2. Керсновский А.А. История русской армии
3. Русский военно-исторический словарь. В. Краснов, В. Дайнес
4. Материалы открытых Интернет-ресурсов

В. Головинский, Р. Дорофеев, oboznik.ru



Другие новости и статьи

« Конфликты и общество сети

Русские в Крыму: IX-XVIII века »

Запись создана: Воскресенье, 29 Июнь 2014 в 18:22 и находится в рубриках Первая мировая война, Продовольственное, Управление тылом.

Метки: , , , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы