13 Март 2020

Об армии

oboznik.ru - Об армии

#армия#служба#общество

Армейская служба, как и любые жизненные трудности, делает хорошего человека ещё лучше, а плохого ещё хуже.

См. также: Первые дни в армии: что нужно знать?

В марте 1974 я ушел из института. Причина была проста - я слишком ответственно подходил к выполнению всего того, что от нас требовали преподаватели по всем дисциплинам. Я тогда ещё не знал, что нагрузка, которой грузят студентов, никогда и никем не взвешивалась и комплексно не оценивалась, что эта нагрузка в десятки раз превышает реальные возможности обычного человека. Подсказать было некому, и я старался, как мог, эту нагрузку перелопатить. Наши с тобой посещения бассейна - это попытка как-то решить эту нерешаемую проблемму. Володя и Андрюха, которые жили в нашей комнате, к учебе относились без особого фанатизма, вспоминая о ней только в период сессии.

Наверное, именно по этой причине, им и удалось закончить МФТИ. Три последних года в школе я тоже работал как вол, решая огромное колличество математических и физических задач. Наверное, эта усталость наложилась друг на друга и, когда начался четвертый семестр в институте, на меня навалилась такая депресуха, что я подал заявление об отчислении. На курсе я был на хорошем счету и декан уговаривал меня взять академ, но мне всё так осточертело, что я ничего не хотел, кроме одного - пойти служить в армию.

Отец тоже предлагал мне перевестись в другой институт, но и его я не послушал. Просто устал от всего. В марте я приехал в Караганду, где жил до института. Там жила моя мать с отчимом и сводным братом. В армию можно было попасть в лучшем случае в мае, если придут документы из института, а до мая я решил поработать на заводе. Был тогда в Караганде завод горношахтного оборудования. Там в литейном цеху работала мать и отчим. Они оба литейщики. Я тоже пошел работать в этот цех слесарем по конвейерам.

Делать я ничего не умел, желаний у меня никаких не было, поэтому мне было всё равно, где работать. Под литейным цехом находятся несколько километров транспортировочных конвейеров. С их помощью по цеху перемещают формовочную землю (новую и отработанную). Штреки, в которых перемещаются эти конвейера, 170 см. высотой и 80 см. шириной. Сама лента занимает половину ширины, остальное проход. Формовочная земля горячая и парит. Она постоянно ссыпается на поворотах с конвейера.

Для того, чтобы не было завалов, глухонемые женщины в респираторах всю смену лопатами забрасывали эту землю обратно на конвейер. Можешь себе представить: литейка с плавильными печами сверху, в штреках земля горячая и парит какими-то веществами, и эти бедные глухонемые женщины целый день с лопатой, в респираторе в этом аду за зарплату в 140р. Вот где я понял, что счастье – вещь относительная. Поработав там всего 1,5 месяца, я очень многое понял и переоценил в жизни. Как не просто достаются большинству простых людей деньги. Я понял также, чем сложнее и труднее физически работа, тем реже можно найти в этих коллективах подлецов и пустобрёхов.

Каждый день я справлялся у нашего военкома, не пришли ли мои документы. Я так ему надоел, что он решил послать меня в сержантскую школу. Сержантская школа считалась наиболее тяжелой службой. Когда пришла повестка в армию я рассчитался с завода, получил зарплату 250 р., десять рублей взял себе на дорогу, остальные отдал матери на хозяйство. Сбор был назначен на 23 часа. Я взял рюкзачок, поцеловал мать, которой было не до меня (отчим опять запил и лежал пьяный, маленький ребенок в семье, в общем, забот полон рот) и пошел на сборный пункт. Провожать меня пришел только мой школьный друг, Герцен Александр Иванович. Я шел в армию не отбывать положенное по закону время. Армейская жизнь, это тоже жизнь, в ней можно многое понять и многому научиться. Армейская жизнь это КОНЦЕНТРАТ гражданской жизни. Человек там весь на виду, ситуации очень разные, поэтому быстро понимаешь, кто есть кто. Меня вполне устраивало, что думать там не надо, а надо исполнять.

На самом деле, наука подчинения - очень непростая наука. Сложно побороть себя и научиться беспрекословно подчиняться, без ехидства, без иронии, даже когда ты сам видишь более оптимальное решение задачи. Просто быстро и толково исполнить приказ. Значимость этого начинаешь понимать, когда сам становишься командиром. У командира орудия по штату в подчинении семь боевых номеров и водитель тягача.

Представь ситуацию: счет идет на секунды, командир должен отдать приказ каждому бойцу, да так, чтобы тот всё понял и выполнил так, как надо. Если каждый боец в этой обстановке будет переспрашивать, предлагать свой вариант решения, выяснять, почему он должен это сделать, а не другой, все могут погибнуть. Поэтому в армии придается такое значение БЕСПРЕКОСЛОВНОМУ подчинению.

Беспрекословное подчинение, как, впрочем, и всё в этой жизни, имеет и свои отрицательные последствия. И без того в жизни не много людей, готовых напрягать себя размышлениями, а когда думать ещё и не рекомендуется, большинство вообще перестаёт даже пытаться. Постепенно армейские начальники находят в этом положении массу преимуществ и, когда жизнь предъявляет к ним иные требования, уже не могут перестроиться на другой лад. Привычка – великая вещь. В учебке, помимо всего прочего, нас учили именно этому.

Есть множество анекдотов, прославляющих глупость армейских порядков и командиров. Я никогда не был поклонником этих анекдотов - ни до, ни тем более после армии. У меня есть совершенно логичное обоснование этой позиции. Я не разделяю мнения большинства гражданских УМНИКОВ об армии и армейской жизни. Если внимательно почитать армейские уставы (устав это кодекс правил, по которым организуется жизнь армии и в мирное и в военное время), то становится понятным разумность, ясность и простота организации этой жизни. Очень правильный уклад, я бы сказал - философски правильный уклад.

Приходящим с гражданки призывникам, как молодым петушкам, не нравится, что кто-то, чаще всего менее интеллектуальный, ими командует. Не нравится, что вся жизнь их расписана от подъема до отбоя. Они не привыкли к такому укладу. Отсюда и саркастические анекдоты, и желание ВЫПЕНДРИТЬСЯ. Так вот, я утверждаю, что в ЛЮБОМ КОЛЛЕКТИВЕ, военном или гражданском, как правило, руководит НЕ САМЫЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ его член и не самый способный. Иное положение вещей – исключение, подтверждающее правило.

Этому есть вполне разумное, обоснованное доказательство. Может быть, когда-нибудь, я его тебе приведу. Считать, что это не справедливо – тягчайшее заблуждение гражданских «умников». Служба в армии, без сомнения, не способствует совершенствованию интеллекта у большинства службистов. Она накладывает, конечно, на армейских начальников свой отпечаток; как впрочем, и любая среда, в которой действует человек. Но ведь Наполеон и Чингиз Хан тоже не были дюже интеллектуальны, однако были прекрасными полководцами. Наверное, это потому, что интеллект это одна из характеристик, составляющих полководческий талант; возможно, не главная.

В армию я шел с настроем научиться чему-либо новому, посмотреть на жизнь с иной точки, проверить себя на «вшивость». И мне это удалось. Армия – это сильно концентрированная «гражданка». Поэтому, кто есть кто, там очень быстро становится понятным. Вообще, у любого человека по жизни постоянно возникают разные СОБЛАЗНЫ. В основном суть их сводится к следующему: Разменять свою ДУШУ на некоторое облегчение бытия. Под словом "душа" я подразумеваю совесть, честь, верность другу и др. Когда условия жизни становятся жестче, больше становится и желающих совершить такой обмен. Война - это вершина испытаний. Поэтому кто-то становится предателем, а кто-то героем. Самое необычное, с чем сталкивается любой призывник, это то, что в армии любой служащий становится настоящим винтиком огромной военной машины. Личные интересы отходят на второй план, а на первое место выступает общественная необходимость. К этому сначала очень трудно привыкнуть. Когда нас распределили по подразделениям, помыли в бане, переодели и разрешили спать, было уже три часа ночи. Мы все заснули, как только легли. Вдруг в шесть часов какой-то чудак орёт во весь голос: ПОДЪЁМ!!!

Никто из нас не воспринял это всерьёз, мы же только легли. Очень тяжело до нас доходило, что права человека в армии имеют номер №16. Никого не интересует, выспался ты или вообще не спал, приказ надо выполнять. И ТОЧКА. Привезли нас в Белоруссию, в военный городок Печи, там находилась учебная дивизия, в которой готовили сержантов по многим специальностям для всех вооруженных сил страны.

Когда нас строем ввели в городок, я не понял, куда я попал. Такой красоты я в жизни не видел - все бордюры побелены, все дома покрашены, трава, и деревья ровно подстрижены, ни соринки, ни пылинки. Такой красоты и чистоты я не видел нигде. Меня распределили в артиллерию, чему я был несказанно рад. Начались монотонные армейские будни. Большинство молодёжи, приходящей по призыву в армию, относятся к ней как к потерянному в жизни времени. Монотонность и большая физическая нагрузка армейской жизни, отсутствие необходимости думать (особенно первое время), диктат командирского приказа, стремление армейских начальников к однообразию и по форме и по содержанию, это всё резко отличает армейский быт от жизни гражданской.

Но самое главное, что осложняет жизнь призывников, это два фактора. Первый – всё жизнеобеспечение своего существования ты должен делать сам: стирать, чистить обувь, штопать одежду, убирать, готовить себе еду на учениях и т. д. Некоторые ребята приходят в армию, понятия не имея, как за собой ухаживать, как чистить ботинки, как мыть полы, как чистить картошку. Даже призывники из сельских областей, привыкшие к физическому труду, не приучены были обслуживать себя самостоятельно от начала до конца.

Я тоже не был исключением в этом списке. Для тебя это, конечно, непонятное явление, так как ты привык с малых лет зарабатывать на жизнь, обслуживать себя, и самое главное ОТВЕЧАТЬ ЗА СВОИ ПОСТУПКИ самостоятельно, но это факт. То есть армия, в которой я служил в то время, учила молодого человека, прежде всего НЕ БЫТЬ ПАРАЗИТОМ В КОЛЛЕКТИВЕ, НЕ ЖИТЬ ЗА СЧЕТ ДРУГИХ. Но самое главное, чему учит любая армия это: ПРИОРИТЕТНОСТЬ ВЕКТОРА ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ ВЫШЕ ВЕКТОРА ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ.

Гражданская и армейская жизнь отличаются друг от друга в корне тем, что на гражданке каждый индивид сначала учитывает свой ЛИЧНЫЙ интерес или выгоду, а потом, МОЖЕТ БЫТЬ, и интересы того коллектива, к которому он принадлежит. В армии всё наоборот - твой интерес и выгода имеют №16, а главное, как твои действия способствуют достижению целей, поставленных перед коллективом. Вообще слово ВОСПИТАНИЕ имеет множество трактований. Меня интересует не просто воспитание, а воспитание ГРАЖДАНИНА. Что я имею в виду под словом ГРАЖДАНИН? Это человек, который, живя в обществе, не равнодушен к делам и трудностям этого общества, и ПО МЕРЕ СВОИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ конструктивно способствует улучшению дел в нём. Есть в этой жизни цепочка причинно-следственных связей, с которой ты вряд ли будешь спорить. Инстинкты каждого человека, свойственные любому человеку и называемые обычно ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА, порождают МОТИВАЦИЮ. МОТИВАЦИЯ ПОРОЖДАЕТ ДЕЙСТВИЕ. ДЕЙСТВИЕ ПОРОЖДАЕТ РЕЗУЛЬТАТ. РЕЗУЛЬТАТ ОЦЕНИВАЕТСЯ КОЛЛЕКТИВОМ на предмет, соответствует ли этот результат интересам коллектива. В конечном итоге коллектив либо ПООЩРЯЕТ, либо ОСУЖДАЕТ члена коллектива. На основе вышесказанного я даже готов дать свою формулировку, что есть воспитание ГРАЖДАНИНА

Воспитание ГРАЖДАНИНА, это ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЕ ПООЩРЕНИЕ МОТИВАЦИИ КОНСТРУКТИВНЫХ СОЗИДАТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ, УЧИТЫВАЮЩИХ НЕ ТОЛЬКО ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС ИНДИВИДА, НО И ИНТЕРЕСЫ ТОГО КОЛЛЕКТИВА, ЧЛЕНОМ КОТОРОГО ОН ЯВЛЯЕТСЯ. Та армия, в которой мне довелось служить, выполняла не только прямые функции, защита отечества, но и несла не менее важные СОЦИАЛЬНЫЕ функции, пыталась сформировать ГРАЖДАНСКУЮ ПОЗИЦИЮ в молодых людях. Как хорошо ей это удавалось, это другое дело. Возникает вопрос, а какими действиями можно воспитывать гражданина в армии, в школе, в институте, в жизни? То есть, как можно выработать в человеке НУЖНУЮ ОБЩЕСТВУ МОТИВАЦИЮ? Я знаю три таких способа.

В армии используется один из них, но очень эффективный. Каждый военнослужащий участвует в процессе обеспечении жизнедеятельности того подразделения, в котором он служит. Например, орудийный расчет. Каждый орудийный номер расчета имеет свои обязанности при стрельбе. Это его ЛИЧНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ, но, кроме того, в условиях учений или в боевых условиях, каждый несет и дополнительную нагрузку в пользу всего коллектива расчета.

Один выполняет охранные функции, другой подготовку боеприпасов к стрельбе, третий роет окоп для орудия и щели для личного состава, четвертый готовит еду для всех и т. д. То есть каждый, без исключения, солдат включен многократно в дело ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ И ПОДДЕРЖАНИЯ БОЕГОТОВНОСТИ всего подразделения. Личные "хочу" или "не хочу" имеют №16. В армии есть прекрасная мудрость: «Не умеешь – научим, не хочешь – заставим». Но, в свою очередь, каждый орудийный расчет в батарее, кроме работы на себя, несет еще и функции необходимые для всей батареи в целом.

Мой 5-й расчет выполнял химическую и бактериологическую разведку местности в пользу всей батареи. У моего расчета были соответствующие приборы, и мы кроме боевой работы выполняли еще и эти функции. Каждая батарея, в свою очередь трудится и на благо всего дивизиона, а тот на благо всего полка. То есть каждый нижестоящий коллектив выполняет функции во благо вышестоящего коллектива, в который он включён. Этот принцип пронизывает всю армейскую структуру сверху донизу. Как же происходит в армии подчинение личных интересов общественным целям?

Через КОЛЛЕКТИВ. Не какой-то командир, даже самый лучший и правильный навязывает свою волю солдату, а коллектив заставляет его делать нужные действия. Волю коллектива ощущает каждый его член быстро и недвусмысленно. Один за всех, а все за одного, это главное правило жизни в армии. Поясню на примерах. Утренняя пробежка 3 км. Батарея во главе со старшим сержантом бежит по дороге. Один молодой солдат, с животом больше чем у беременной женщины на 6-м месяце, сильно отстал. Сначала сержант, остановив всех бегущих, предупреждает его о недопустимости отставания. НЕ ДОХОДИТ. Сержант, совершенно без эмоций (ничего личного), останавливает строй, сажает батарею на корточки и все гусиным шагом идут навстречу отставшему нарушителю строя. Несколько таких остановок и этого солдата уже подгоняют пинками старослужащие. Через неделю этот солдат уже бегает наравне со всеми. Жестко? Да. Но эффективно. Второй пример. Дежурный по дивизиону сержант приказывает после отбоя своему подчиненному дневальному вымыть туалет. Объясняет ему, как это надо сделать. Молодой парень никогда не держал в руках половую тряпку. Он берет её брезгливо двумя пальчиками и бросает на пол. Ногами растирает по полу грязь и докладывает дежурному, что пол вымыт. Дежурный, посмотрев на результаты труда и не тратя времени на пререкания, поднимает весь остальной орудийный расчет во главе с сержантом, командиром орудия и дает приказ вымыть туалет.

Через полчаса туалет сверкает, а солдат, причина прерванного сна, потирает ушибленные бока. В следующий раз он уже выполнит приказ так, как необходимо. Это в школе учитель, может, пререкается с одним из 30 учеников, а остальные наблюдают и хихикают в кулачок - им то что, время урока-то идет. В армии такого не бывает. Обучение происходит БЫСТРО, ЖЕСТКО, ЭФФЕКТИВНО. В этом педагогическом процессе задействован ВЕСЬ КОЛЛЕКТИВ. Первого января у моего друга, тоже сержанта, было день рождения.

31 декабря он построил всю батарею и предупредил всех, чтобы не было никаких эксцессов, чтобы справить день рождения спокойно, без происшествий. Один из сержантов не внял этой просьбе и ушел в самоволку. Пришедший на проверку комбат не досчитался одного человека. Мы все смотрели в это время фильм «С легким паром». Комбат, недолго думая, вывел всю батарею на плац. Построил её и объявил: Пока этот беженец не вернется, будете ждать его здесь. На улице мороз и метель, мы стоим, как были в Х/Б без шинелей. Так и ждали этого сержанта, пока его не привезли. Конечно, теплый прием ему был после этого обеспечен.

Маленький Арутюнян, мой друг, потом долго жестами объяснял тому верзиле сержанту преимущество Советской власти перед любой другой, а я стоял рядом и следил за тем, чтобы он его не убил. У нас в полку служили представители многих национальностей. Вечером, когда появлялось свободное время, все собирались в разных местах по национальному признаку, курили, разговаривали на своих языках, делились новостями.

Только три национальности не собирались так ни разу, это РУССКИЕ, БЕЛОРУСЫ, УКРАИНЦЫ. Если кто-то несправедливо обижал какого либо солдата, то его земляки обязательно вступались за него. Этого не происходило только с этими тремя нациями. Я как-то раз вступился за одного белоруса, тоже сержанта, подрался за него со старослужащим, а виновник этой драки, этот белорус, стоял в сторонке и спокойно смотрел на нашу потасовку, хотя был вдвое крупнее меня.

Меня старики после этого зауважали и не трогали, не задирали. Вот и делай выводы. Ещё один интересный факт. Я был, наверное, первым и последним призывником, взявшим на армейскую службу два тома математического анализа Кудрявцева. Мне очень нравился этот учебник, и я планировал в свободное время изредка его изучать. Конечно, мои планы не сбылись, и я ни разу не открыл его. Но мой друг, Арутюнян, оценил его очень высоко. Когда я предложил ему почитать этот прекрасный труд, он сказал, что уже оценил его по достоинству. Ну и как тебе Кудрявцев, спросил я его, впечатляет, имея в виду содержание?

Да, ответил он, бумага очень мягкая, хорошая. Я полез в тумбочку и обнаружил там только половину первого тома. Остальные листы были вырваны и отсутствовали. Я был в шоке. Очень конкретно и недвусмысленно решен в армии вопрос персональной ответственности за порученное дело. Если кому-то вменяются какие-то обязанности, то ему же даются и соответствующие на это права. ГАРМОНИЧНЫЙ баланс ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ в любом современном обществе это один из ГЛАВНЫХ НЕРЕШЕННЫХ вопросов. Ну как понимать постоянные навязчивые разговоры о ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА без обсуждения его ОБЯЗАННОСТЕЙ В ОБЩЕСТВЕ как ГРАЖДАНИНА, члена общества. Это искусственное раздувание прав личности, без какого либо упоминания его обязанностей есть прямое разрушение страны, страшнее ядерной атаки. А ещё придумали наделить огромными правами детей (ювенальная система). Какие у детей могут быть права при полном ОТСУТСТВИИ ОБЯЗАННОСТЕЙ? ТОЛЬКО ИСПОЛНЕНИЕ СВОИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПОРОЖДАЕТ ПРАВА.

Вообще в армии юридический БАЛАНС прав и ОБЯЗАННОСТЕЙ почти ИДЕАЛЬНЫЙ. Любому обществу до такого ГАРМОНИЧНОГО баланса прав и обязанностей очень и очень далеко. Для гражданского общества этот баланс практически НЕДОСТИЖИМАЯ ЦЕЛЬ. Этот баланс в армии хорошо виден на примере прав и обязанностей часового в карауле, прописанных в уставе караульной службы. На него, часового, возложена вся ответственность за охраняемый им объект. Он головой за него отвечает. Но и права ему даны нешуточные. Он, часовой, единственное в армии мирного времени лицо, которое может убить человека совершенно ЗАКОННО, если этот человек не выполняет его, часового, уставных требований. У меня был случай, когда солдат, несущий службу на отдаленном посту уложил в снег пришедшего его проверять замполита, майора, и продержал его в таком положении до прихода разводящего со сменой.

Майор нарушил правила проверки часовых и пришел без разводящего. Часовой в армии подчиняется ТОЛЬКО СВОЕМУ РАЗВОДЯЩЕМУ и никому более. При невыполнении его, часового, приказов он может стрелять. Майор, лежа в снегу под дулом автомата, сильно матерился и обещал часовому будущую несладкую жизнь. Но парень не поддался страху и уговорам. Потом выяснилось, что майор был в подпитии. Дело разбирала военная прокуратура. Рядового не наказали, а объявили благодарность в приказе. Он всё делал по уставу. Майора перевели с понижением в другую часть. Другой пример. Как-то в карауле к одному старослужащему подошли двое гражданских лиц и предложили ему выпить.

Он согласился. Через 40 минут он еле живой приполз на КПП весь окрававленный, с пробитой головой и без автомата. Гражданских не нашли, автомат тоже, а парня, вместо дембеля, суд послал на два года служить в дисбат. Я тоже однажды попал "под раздачу". На одном из складов пропали три ящика противотанковых гранат. Весь полк, конечно, подняли по тревоге, искать эти гранаты. Выяснилось, что в этот день караульную службу нёс наш наряд и я в качестве разводящего.

Всё бы ничего, но в последнюю смену часовым был старослужащий. Они специально берут себе последнюю смену и, после заступления на пост, спокойно бросают его, сдают оружие и идут на ужин. Когда я пришел с принимающим разводящим и часовым проверять печати и сдавать пост, никого на посту уже небыло. Моя обязанность - написать рапорт начальству о случившемся ЧП. Часовой бросил пост, уголовная статья. Но поднимать шум, когда такое положение дел в порядке вещей, это тоже надо иметь смелость.

Я, молодой сержант, не стал ничего предпринимать. Всё бы сошло с рук, но пропали три ящика гранат. Это обнаружилось только через три дня после кражи. Приехали следователи и начали разбираться, кто виноват. Всех нас начали таскать на допросы, КАК ВЫ НЕСЛИ СЛУЖБУ, КАК МЕНЯЛИ ЧАСОВЫХ? Ну что тут скажешь? Я, конечно, стоял на том, что всё было по уставу, но сменявший нас караул рассказывал правду. И загремел бы я в дисбат, если бы не нашлись гранаты и те, кто их украл.

По справедливости меня надо было после этого разжаловать в рядовые, но и этого не было сделано. Самое главное отрицательное качество призывников, с точки зрения командиров, желание всегда высказать своё мнение по любому вопросу. Я говорю это без иронии, так как сам страдал этим недостатком первое время. Армия за два года научила меня БЕСПРЕКОСЛОВНО подчиняться и достаточно толково руководить людьми в непростых ситуациях. В этом заключается главный парадокс армейской службы. Каждое действие любого военнослужащего расписано подробно и однозначно в соответствующих уставах. Отличным солдатом или командиром считается в армии мирного времени тот военнослужащий, который свято выполняет требования устава. Каковы же критерии отбора ЛУЧШИХ в армии МИРНОГО ВРЕМЕНИ? Повышения и поощрения в армии МИРНОГО ВРЕМЕНИ заслуживает тот военнослужащий, который ни на шаг не отступает от требований устава. Поэтому вся армейская жизнь мирного периода формирует в военнослужащих разного уровня стойкую привычку не рассуждать, а выполнять, формирует у них закостенелость мысли. Уставы написаны очень неглупыми людьми, учитывают многовековой военный опыт, но, как и любой шаблон, устав не может описать ВСЕГО МНОГООБРАЗИЯ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ.

Поэтому, когда начинается война и предъявляет совершенно иные, реальные требования к военнослужащим различного уровня, многие ситуации, возникающие во время боевых действий и не предусмотренные уставами, ставят в тупик командиров разного уровня. Эти нестандартные ситуации не прописаны в уставе, а думать командиры давно разучились. Это одна из главных причин поражения наших войск в первый период второй мировой войны. Потребовалось много времени и огромные людские потери, чтобы командиры разного уровня научились (нет, не думать) действовать сообразно реальной обстановке, а не по писанному.

Вообще порядок отбора и формирования командирского корпуса в армии и государственных чиновников на гражданке это одна из серьёзнейших ПРОБЛЕМ. Так как речь у нас об армии, то будем говорить о ней. Я и раньше, служа в армии, понимал, что в этом вопросе что-то не так, как надо. Интуитивно я это чувствовал, но до конца осознал этот вопрос значительно позже, когда стал интересоваться вопросами управления. Статус офицера в СССР был достаточно высок. Зарплата, квартира, обеспечение одеждой, повышение по службе по выслуге лет - всё это делало армейскую службу достаточно привлекательной для посредственных личностей. ТАМ ГДЕ МЕД, ТАМ И МУХИ. Поэтому в командный состав армии шли люди, которые не жизнь свою решили положить за правое дело, а продвинуться по служебной лестнице повыше, получить некие блага от государства, понимая, что способностей для продвижения на гражданке у них нет никаких.

Поэтому, когда началась война, очень многие командиры растерялись и испугались за свою жизнь. Они же не для того шли в армию, чтобы жизнью рисковать, а для получения благ и чинов. Еще один важный аспект отбора командирского корпуса. Дело в том, что не каждый человек имеет лидерские качества. Если присмотреться к любой компании детей, то станет очевидно, что одни дети могут и ХОТЯТ быть лидерами, а других устраивает ПОДЧИНЕННОЕ положение. Я сам, по природе своей, не лидер.

Я просто одинокий независимый волк. Это жизнь заставила быть командиром. Но я быстро понял, что не получаю удовольствия от лидерства в коллективе, скорее тягощусь этим лидерством. Это, природой заложенное в людях качество, просто необходимо учитывать при формировании командного состава. Но, до сих пор, офицеры и сержанты в армии подбираются совершенно по другому принципу. Отбирают в сержантскую школу тех, кто имеет образование. То же и с офицерством, принимают в офицерские училища тех, кто лучше других сдал приемные экзамены.

Предполагается, что можно каждого человека научить командовать. Я долго считал этот принцип отбора командиров единственно возможным, пока не узнал, что у немцев действовал совершенно иной принцип отбора. У них не было никаких училищ для лейтенантов и сержантов. Любой призывник начинал службу рядовым солдатом. По мере прохождения службы он мог продемонстрировать какие-то лидерские качества. Если его командир замечал это, он мог предложить ему повысить свою квалификацию и стать командиром нижнего звена. Для этого у них существовали двухмесячные курсы.

Но не всех, присланных на эти курсы, выпускали унтер офицерами. Только тех, кто отлично сдал экзамены. Остальных отправляли дослуживать рядовыми. Любое повышение в чинах в немецкой армии того времени происходило именно так. У них не было АКАДЕМИИ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА. В основу повышения и отбора ставилось ДЕЛО. Дело, выполняемое любым из нас, и должно всегда лежать в основе продвижения по служебной лестнице. Неважно, речь идет об армии или о гражданке.

Очень характерный пример с трижды героем Советского Союза. Это либо Покрышкин, либо Кожедуб, точно не помню. Он в детстве имел 14 приводов в милицию, из летного состава его чуть не уволили за самовольное выполнение фигур высшего пилотажа. Но пришла война и предъявила другие критерии отбора. Его самостоятельность, способность к риску, непредсказуемость в бою из категории неприемлемых в мирное время перешли в категорию желательных качеств в военное время. Та же история с командиром подводной лодки Маринеско. Из этих рассуждений можно сделать выводы: критерии отбора и выдвижения, существующие в мирное время, совершенно не годятся в военное время. Те качества личности, которые приветствуются в одной ситуации, являются пагубными в другой обстановке

Те же рассуждения пригодны и для анализа любого гражданского общества. Правящей элите в мирное бескризисное время проще управлять и иметь дело с послушным не рассуждающим, а выполняющим народом. Но жизнь полна неожиданностей. Война, кризис - это всё нестандартные ситуации, требующие нестандартных решений и нестандартных исполнителей. А где их взять, если всё обучение и воспитание в стране было направленно на формирование послушных исполнителей чужих решений.

Для иллюстрации вышенаписанного приведу пример из моей службы. Через год после начала моей службы к нам прислали нового командира взвода. Это был лейтенант двухгодичник. Он окончил гражданский институт в Минске и его на два года определили отслужить лейтенантом в войсках. Это был очень интеллигентный, образованный, скромный, застенчивый человек, чуть старше нашего возраста.

Все приказы и распоряжения он отдавал так: будьте добры, сделайте, пожалуйста. Мы, сержанты, всячески помогали ему командовать. Он был женат и имел ребенка. Понятно было с первого взгляда, что командир из него, как из говна пуля. Человек-то он хороший, но не для армии. Солдаты, видя такое отношение, конечно, помаленьку стали наглеть и распускаться, а он не мог их поставить на место, воспитание не позволяло.

Закончилась эта история после моего увольнения в запас. Друг написал мне, что один из солдат в карауле перестрелял весь караул вместе с тем лейтенантом, а он сам в это время стоял на посту и, благодаря этому, остался жив. Так и закончилась жизнь хорошего парня и плохого командира. Жалко парня, не своим делом занимался, лучше бы шел солдатом служить. Всегда очень обидно по жизни получать зуботычины за то, за что должен был получить поощрение. А также за чужую провинность. В жизни это сплошь и рядом, это я уже потом понял. Был со мной один случай. В конце службы я получил увольнение в Минск. Вообще, увольнительные нам не давали.

Командир полка справедливо считал, чем меньше солдаты ходят в увольнение, тем меньше происходит эксцессов. Но здесь был особый случай, мой друг Арутюнян лежал в больнице после операции и я должен был его навестить. Возвращаясь из увольнения, я стоял на остановке в ожидании автобуса. Вдруг между колес стоящего автобуса падает солдатик. Я бросаюсь его вытаскивать из под автобуса. Когда я вытащил его, понял, что он в дым пьяный, стоять на ногах не может. Петлицы артиллерии, где-то я его лицо видел в дивизионе, явно молодой из недавнего призыва. Загрузил его в переполненный автобус, хорошо, что гражданские уступили место, и я его усадил.

В автобусе народ косит на него, а мне неудобно за всю армию. Доехали до нужной остановки, до КПП дивизии еще километр, а он на ногах не стоит. Март месяц, снегу по колено. Взвалил я его на спину и потащил на КПП, ну не бросать же замерзать. Я был зол на него, и так комполка не пускает в увольнения никого, а тут этот салага напился, и совсем перекроют краник с увольнениями. Одно утешало, что на КПП дивизии такого пьяного не пропустят никогда. Подхожу к КПП на 100м, ставлю его на ноги и пинками объясняю тактику наших действий в ближайшей обозримой перспективе. Он еле стоит, шатается, но послушно переставляет ходули.

Говорить он не может, идет с закрытыми глазами, ничего не соображая. Подходим к КПП и, о чудо, идет строй и заходит через ворота в дивизию. Мы пристраиваемся к строю и благополучно заходим на территорию части. Дальше через 500 м КПП полка, ну, думаю, там его точно накроют. Но везет дуракам и пьяницам. Подходим к КПП, идет строй из бани, мы к нему пристроились и прошли. Фантастика. Притащил я его в дивизион, кинул на кровать, сам пошел, доложился о прибытии. На следующий день вызывает меня замполит полка. Ну, думаю, поблагодарить хочет за своего писаря (этот салага писарем дивизиона оказался). Захожу в штаб, а замполит на меня чуть не с кулаками бросается. Он, оказывается, ехал в том же автобусе, только впереди и видел меня и какого-то пьяного рядом. Он понял, что мы оба пьяны в дым, но добраться до нас не смог. Он вопит, как поросёнок недорезанный, и требует признаться, что я был пьян и кто со мной был? Я молча стою, а этот гад, писарь, в метре от нас сопит и карту разрисовывает. В общем, влепил мне замполит взыскание, не помню какое и лишил увольнений до дембеля. Мораль: НИКАКОЕ ДОБРОЕ ДЕЛО НЕ ДОЛЖНО ОСТАТЬСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМ. Самый главный враг армии в мирное время это ПРАЗДНОСТЬ. Кстати, не только армии, но и любых других коллективов. Праздность очень быстро и эффективно уничтожает сначала дисциплину – цемент армии, а затем и саму армию. Это очень хорошо понимают командиры всех уровней. Солдат должен быть ЗАГРУЖЕН РАБОТОЙ от рассвета до заката. Это главное.

Смысловая нагрузка этой загрузки, это уже умственная характеристика командира. Конечно, в идеале любая работа, выполняемая солдатом, должна улучшать положение дел в подразделении, то есть должна быть КОНСТРУКТИВНА и ПОЛЕЗНА. Мы так привыкли на гражданке. Но реально это не всегда получается, ты не всегда можешь придумать каждому полезное поручение. Во время войны солдаты, не несущие службу, могут отдыхать. В мирное время отсутствие загрузки это самый разлагающий фактор.

В книге «Волоколамское шоссе» одна глава так и называется «Жалеть - это не жалеть». Если ты, как командир жалеешь солдат, то загружай их выше макушки работой. Меньше будет соблазнов. Если ты, как командир, радеешь за то, чтобы солдаты побольше отдыхали, то ты готовишь неприятности не только себе, но и им. Очень много для понимания катастрофы первой половины Великой Отечественной Войны нам с отцом дало прочтение книги А. Бека «Волоколамское шоссе». Сама по себе история, рассказанная участником битвы под Москвой, захватывает, но книга хороша не этим. В, казалось бы, частных ситуациях, описанных автором, при внимательном и вдумчивом размышлении перед читателем открываются глобальные проблемы и болезни нашей армии начального периода войны. Я считаю, что это УЧЕБНИК, по которому надо учить военных командиров. Начинать обучение надо с вопроса: кто, что в этом произведении увидел? Конечно, всё это я проанализировал много позже, вспоминая о службе. Когда находишься в гуще событий, тебе не до аналитических размышлений. Но всегда важно остановиться и проанализировать пройденный этап, для того, чтобы приобрести опыт.

Причем это логически объяснимо с позиций формальной логики. Когда человек находится в гуще событий и делает какое-то дело, перед ним открываются некоторые АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ пути. Он, на основании исходных данных, известных ему в данный момент, часть из которых являются истинными, часть из которых он ПРЕДПОЛАГАЕТ истинными, а часть исходных данных вообще ему не известна, совершает действие. Причём и приоритетность каждого фактора определяет сам человек. И так некоторое количество раз, пока не придет к какому-то результату.

Но осмыслить сделанное и увидеть свои ошибки и нереализованные возможности можно ТОЛЬКО значительно позже, когда время прояснит истинность или ложность тех исходных данных, на которые он опирался, делая свой выбор, и правильность определения ПРИОРИТЕТОВ различных факторов. Был человек в армии или нет, это не столь важно, важно ЧТО ВЫНЕС ИЗ ЭТОГО ПЕРИОДА ЧЕЛОВЕК, ЧТО ОН СМОГ ПОНЯТЬ. Некоторые молодые люди, побывав в армии, совершенно ничего для себя не почерпнули для жизни. Почитав мои воспоминания, ты можешь сделать ложный вывод, что я идеализирую ту армию, вижу в ней больше хорошего, чем на самом деле было. Это не так. В армии, как и везде, хорошее тесно переплетено с недостатками и густо сдобрено реальностью. Помятуя свой принцип, никогда не критиковать без конструктивных предложений, хочу вынести на твой суд два принципиальных предложения для сегодняшней нашей армии. Для чего общество требует от молодого человека отслужить некоторое время в армии? Ты сам тоже сформулируй для себя ответ на этот вопрос. Этот ответ может явиться стержнем дальнейших рассуждений. На мой взгляд, общество обязывает молодого человека отслужить в армии для того, чтобы он ОСВОИЛ ЗА ЭТО ВРЕМЯ ОДНУ ИЗ ВОЕННЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ. Тогда, в случае боевых действий, не потребуется долго обучать его этой специальности. Это ОДНА ИЗ ЦЕЛЕЙ. Другие я не рассматриваю, хотя и предполагаю, что они есть. Если брать за основу эту цель, то сегодня мне непонятно, что является МОТИВАЦИЕЙ ДЛЯ ПРИЗЫВНИКА осуществить эту нужную для общества задачу. Для него важно «ОТБЫТЬ ПОЛОЖЕННОЕ», причем с наименьшими трудностями. Недаром говорят: солдат спит, а служба идет.

Причем разговор о сроках службы в армии сегодня есть абстракция, ни к чему не привязанная. Если во главу угла поставить ДЕЛО, то демобилизацию призывника можно осуществлять только после того, как он подтвердит на практике отличное владение одной из военных специальностей. В этом случае срок службы может быть оговорен только МИНИМАЛЬНЫЙ. Если за этот период призывник не освоил в должной мере свою военную специальность, то ему продляют срок пребывания в армии. Это в корне меняет МОТИВАЦИЮ призывников. Второе предложение. Война, к которой готовят призывников в армии, гарантированно определяет смертность и выбытие по ранению личного состава. Это АКСИОМА. Но любое подразделение в армии, несмотря на это, должно функционировать нормально. Это тоже АКСИОМА. Из этого вывод. Любой выбывший служащий должен быть заменен другим. Но в армии нет сейчас механизма, МОТИВИРУЮЩЕГО призывников осваивать несколько военных специальностей, нет стимула готовить себе замену. Поэтому я предлагаю демобилизацию военнослужащих увязать не только с освоением им лично военной специальности, но и с подготовкой 2-3х молодых бойцов, освоивших на отлично его военную профессию. Это своеобразный вид наставничества.

Сафронов Д.В

Другие новости и статьи

« Героический подвиг русского унтер-офицера

Установление понятия боевого вылета для истребителей »

Запись создана: Пятница, 13 Март 2020 в 0:10 и находится в рубриках Развитие в 60 - 80-е годы XX века.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика