17 Июль 2014

Карибский кризис

Я служил, я был в Молдавии призван, а в этот момент Карибский кризис, и всех нас прямо с полком туда транспортировали… Это была первая наша миролюбивая… в 62-63-м, я был в 64-м… Это было первое миролюбивое наше участие в таком… Рядом с Америкой, поддержать коммунистические идеи, поэтому я там в некоторых стихах своих так и пишу что… Запомнилось и хорошее и плохое. Плохое то, что всётаки служба была тяжёлая, климатическая разница, всё время чешешься, постоянная потливость.

Там не просто жара, там влажность повышенная, ужас. Постоянно хочется пить, нужна была чистая вода, тут. И, как бы ни было, родные места – это родные места. И когда ты стоишь в оцеплении, а там кусты и потёмки, растительность, где-то что-то зашевелится – тебя сразу гнетёт, думаешь – какая-то зараза… Причём доходило иногда до абсурда, мы учили кубинцев… Мы больше 40 человек привезли, здесь захоронены. Были увечья, были ранения. Вы поймите, там войны как таковой не было. Были какие-то непонятные вылазки, наших ребят для оцепления приглашали… Были смерти миролюбивого характера, наши участвовали… Был тайфун, страшная была ситуация…

Я застал один из них – вы не представляете… Ветер который всё ломает ни с того ни с сего, ветер, который всё крушит. Прячешься за каменные строения, потому что невозможно, деревянные опрокидывает, туалеты опрокидывает, бараки опрокидывает, срывает шифер, и он летит на 6070 метров. И после какого-то часа вот этого – ни звука, тишина… И так тихо-тихо минут 10, а потом ливень шквальный, вода поднимается на глазах на полметра, и всё, что разрушено, уносит. И вот наши ребята на бронетранспортёрах помогали эвакуироваться народу с затопленных мест. И так получилось что бронетранспортёр накренился, и погибли как кубинцы, фото из архива семьи Кедровскихживая история 109 заграница так и наши.

Четыре человека были похоронены, кладбище было очень ухоженное. Вообще очень интересный народ: «Руссо компанеро! Руссо компанеро!» Интересно, что у нас говорят сигареты – у них сигары, у нас сигары – у них табак. В город нас вывозили как поощрение за хорошие показатели. Мы дежурили, а остальное время смотрели мультики постоянно Диснеевские – там же раньше был курорт американский, они всё это захватили, национализировали, и каждый день по многу раз насмотрелся я этих Диснеевских… И там у нас была военная подготовка, и за отличные показатели нас в награду в воскресенье вывозили на море, в специально отведённые места, где охранялось кубинцами, чтоб никаких не было эксцесов. Нас туда вывозили, и мы, по сути дела, купались. Зайти в воду без обуви было невозможно, там были акулы, но мы ограждены коралами, между кораловыми рифами и берегом где-то метров 200-300… Но все подходы были в морских ежах, и если станешь на ежа (а он ломкий) – если сломался, то беда, начинаешь выковыривать, а это не то что иголочкой высунул и идёшь дальше… Потом пришлось одевать наши сандалии, вьетнамские. Иногда и во вьетнамских рубашках, в китайских брюках.

Многие наши увлекались – ныряли и собирали ракушки, они очень редкие, водились только в Каррибском бассейне. И вот они их доставали, а потом эти ракушки кидали в муравейник, муравейник их чистил. Из ракушек делали всякое, они же очень большие. Нас иногда возили в музей. Я на Кубе был в музее Наполеона в Гаване – мы стояли возле Гаваны, нас специально вывозили… Там все вещи Наполеона. Этот музей остался ещё с тех времён, когда это было американское. Нас могли привезти к Капитолию на машине, предупредить и распустить – идите со старшим по пять человек в группе. Я заинтересовался «Бакардией», и мы с другом пошли, где-то бутылочку мы купили. Вечером заснуть невозможно, потому что там эти лягушки и мошки, и вот если ты лёг и не заснул в течение 5-10 минут, то всё, ты весь в поту. Ты встаешь, бежишь к воде, окунаешься, охлаждаешься водой, и бежишь (даже не высыхаешь) – бух, и засыпаешь, а когда заснул – тебе легче. И мы с другом решили, что никто не заметит, и перед сном взяли эту бутылку «Баккарди», влили в неё водку и как отпили… Она тёплая, противная, мы так её и вылили, и выбросили бутылку. Вот эта была ситуация.

Офицеры, конечно, выпивали… Предшественники наши хорошо пили. Они ходили более свободно, даже в нашей форме… Я привёз ракушки, привёз наклейки – тогда их было много, всё было обклеено – и чемоданы, и всё… Открытки, сигареты, вся табачная продукция пропитана этим сахарным тростником. Здесь я приехал, покупаю эти же сигареты, а уже не то. Я там страшно обожал кока-колу, такая вода прекрасная, а здесь совсем не то. Там были ларьки, и мы получали 3 рубля, и могли купить сгущённое молоко – так то было сгущенное молоко…

Левченко Николай Алексеевич, 1945 г.р.

Другие новости и статьи

« После войны

Трудовая судьба »

Запись создана: Четверг, 17 Июль 2014 в 0:38 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика