17 Июль 2014

Трудовая судьба

Во время войны мы работали, и после войны так само работали в три смены, потому что нужно было всё подымать. Женщины работали – а кто же ещё? Мужики поверталися калеками. Двоюродный брат у меня прошёл всю войну – от своего села, его там организовали, и он командиром был, у него было в роте три дядька, и тут село Лиманы есть у нас, и они погибли два. Папу ранило, и он пошёл дальше, дошёл до Германии, под Германией его ранило, он сильно долго лежал в болоте, пока его нашли, пришёл из Германии – туберкулёз лёгких, и он умер…

А мы работали в колхозе за трудодень: выполол семь соток картошки – получил один трудодень, палочку записали – и всё. Норму – хоть ты её выполни за час, хоть за весь день, – это был трудодень. Винограда надо было выполоть 15 соток, садов 25 на трудодень, гектар надо четырём выполоть, чтобы заработать по трудодню. А потом в конце года эти трудодни подсчитывают. Я закончила три класса, умела считать, а считать на чём было? Ни тетради, ни ручки – на песке. Вот виноград зимой закапывали, а весной надо было откопать. Ты откопал 50 кустов, а та откопала 70 кустов, кто 100 кустов. Я села, посчитала кому сколько – кому трудодень, кому полтора. Я пишу сводку, подаю бригадиру, бригадир уже в бухгалтерию, там пересчитывают. В конце года картошку давали на трудодни, морковку давали, сушку давали, в колхозе денег не было, ни карточек не было, но попробуй взять… Нет.

Уборка кончится – всё поделим, но чтоб так тянули, как сейчас тянут – по сумкам, – этого не было, воровства не было. Там было так, что кушай весь день сколько хочешь во время работы – хочешь виноград, хочешь абрикосу, хоть помидоры, хоть что хочешь, и огурцы… У нас колхоз всё сеял. У нас песок, у нас хлеб не растёт, у нас одни овощи. Всё под конец года делили и вот с этого жили. А мясо каждый себе держал – курицу, поросёнка, но поросенка зарезали или теленка – шкуру надо сдать государству. Сколько у нас кожаного всего было! А сейчас нет ничего у нас, всё за границей покупаем, а тогда у нас кожевенные заводы были, цеха были… Мы были как одна семья. Сейчас посмотришь – дико. Вот мне сейчас дико, как живёт молодёжь, как соседи, а мы жили как одна семья, особенно когда у нас сбор сена шёл. Овцы были в колхозе, лошади были позже – сразу после войны не было, потому что немцы пожирали всё. А потом наши пришли, всего три месяца стоял фронт, им тоже надо было что-то кушать, и то, что осталось – поедали всё вокруг, не было чем огород посадить. Где что было – всё поели… В город попала я из нашего села в 1951 году.

Было так, что у одной девочки Гали из нашего села и её сестры родители поумирали, была голодовка в 1943 и 1947 годах, и дядька взял их, через Днепр перевёз и в Киндийку бросил, и они между людьми пережили, подросли и пошли в Херсон работать. И Галя вышла замуж за еврея, у которого в войну расстреляли двух дочек и жену, он капитан был сам, он объехал все города, доехал до Херсона, остановился сначала в гостинице Ленина, устроился в Госбанк инкассатором работать, а потом искал квартиру, где есть это. А у Гали была двухкомнатная квартира и сын – после войны, можно так сказать, было кто что захватил, кто вернулся – кто не вернулся. Бабы говорят: «Галя, возьми его, у тебя две комнаты, будет в одной комнате». Она и согласилась, он перёшел к ней из гостиницы.

Она такая хозяйновитая была, стала ему готовить кушать, и так он прожил полгода и попросил её руки, он на 16 лет старше её был. Прошло время, и какой-то праздник был, Гале захотелось приехать в село до дядьки (может, захотелось показать, что она замуж вышла). Приехала с мужем, а мой папа как инвалид – скамеечка, и сидит с палочкой. Она шла, остановилась, поздоровалась: «Здравствуйте, дядя Гриша!» И тут бегу я с колхоза, сапа в руках, корзина, вот такие кудри на голове – как ветер была, крученая была, страшна, надо было мальчиком родиться… Я поздоровалась и пошла, и както я ему бросилась в глаза – показалось, что я еврейка и сильно похожа на его дочку, и вот он как начал: «Это не дяди Гришина дочка, это кто-то ему подкинул!» И как уцепился! А из колхоза никого не выпускали, боже сохрани, а он говорит: «Отдайте мне её!

Не надо ни документы, ни паспорт!» И в чём я стояла, в том он меня забрал в Херсон в 1951 году. Меня весь город знал, что я Наума Моисеевича племянница, никто не говорил, что меня из села какого-то привезли. Я попала в город – как в рай. Какая я была в колхозе? Звали меня там Муська Каланча, такая я была высокая и худая. А в Херсоне уже стала – посмотрите какая мордяка на фото… Устроил он меня в индпошив. А у меня было всего 4 класса, и я в индпошиве работала. В индпошиве у нас были свои ткани, но больше приходили со своими тканями. Тогда ничего не привозили из-за рубежа – тогда было строго, боже сохрани! Был Лёня Цитирин – популярный мастер по верхнему пальто, и Сметана был популярный. Закройщики были все мужчины, только одна армянка Сусанна была по детской одежде. И он мне нашёл мужа и отдал меня замуж.

Прожила я 52 года как у бога за пазухой. Муж не пил, не курил, никогда меня пальцем не тронул, такой был башковитый, у него было пять медалей и шестой орден, в Одессе по телевизору его показывали – вот такой у меня муж был. Муж работал на аэродроме в служебной части. До этого он служил в Житомире, там был подземный аэродром, он четыре года там служил – «слепая посадка» называлось: он управлял самолётом этим. Там были только москвичи, тульские и орловские, больше не было никого. Сейчас и турки, и татары, и евреи, и хохлы, и кто хочешь, а там было только Москва, Тула и Орёл. Сталин сколько раз приезжал! В отпуск никого ни на один день не отпускали, это был засекреченный аэродром, и вот он там 4 года служил, учился, и вышел в люди. Потом нашёл квартиру за городом, в Былехивке. И я ходила на работу целый день, я зимой к нему ездила – ночь туда и ночь назад, не боялась ничего.

Катанова (Филипова) Мария Григорьевна, 1930 г.р.

Другие новости и статьи

« Карибский кризис

Детей военных и полицейских уравняли в правах »

Запись создана: Четверг, 17 Июль 2014 в 0:53 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика