18 Август 2019

Первая мировая война: развертывание сухопутных сил

oboznik.ru - Первая мировая война: развертывание сухопутных сил
#война#СВ#перваямироваявойна

Западноевропейский театр

Этот театр охватывал территорию Бельгии, герцогства Люксембург, Эльзас, Лотарингию, Рейнские провинции Германии и северо-восточные департаменты Франции. На востоке он ограничивался Рейном, с севера — Голландией, с запада — морским побережьем от устья р. Шельды до устья р. Сены и с юга — условной линией — р. Сена, Париж, швейцарская граница. Протяженность театра по фронту от устья Шельды до швейцарской границы 480 км и в глубину от р. Рейна до Кале — 500 км. Западная часть представляет собою равнину с разветвленной дорожной сетью, удобную для действий крупных войсковых объединений; восточная часть по преимуществу горная (Арденны, Аргонны, Вогезы) и ограничивает свободу маневра войск. Известное препятствие при наступлении крупных масс войск создают водные рубежи рек Мозель, Маас, Эна, Марна. Особенность театра — его промышленное значение (угольные копи, железная руда, развитая обрабатывающая промышленность).

Западноевропейский театр имел очень развитую сеть железных дорог, позволяющих обеим сторонам быстро и почти одновременно сосредоточивать войска в районах развертывания. Из внутренних департаментов Франции к германской границе вело 10 сквозных железнодорожных путей. Железные дороги Франции имели своим центром парижский железнодорожный узел. С германской стороны к границе шло 15 колей, связанных с железными дорогами Бельгии, Люксембурга и Франции. Для перехода через р. Рейн от Везеля до Страсбурга Германия имела 15 железнодорожных мостов, могущих пропустить в сутки до 550 эшелонов. Обе стороны были обеспечены достаточным количеством рокадных линий, позволявших осуществлять маневр войсками вдоль фронта. Западную и восточную границы Германии соединяли 13 сквозных совершенно независимых железнодорожных [239] линий (в том числе четыре двухколейных сквозных маршрута), что позволяло германскому командованию перебрасывать войска с запада на восток на расстояние 1200 км за одни сутки. В центре Германии, в Берлине, находился очень развитый центральный железнодорожный узел с пропускной способностью 150 пар поездов в сутки. Имелась также густая сеть шоссейных дорог, которая давала большие удобства для передвижения войск и грузов во всякое время года. Все дороги постоянно поддерживались в полной исправности.

На протяжении 250 км вдоль франко-германской границы и в двух переходах от нее находилась система французских крепостей, имевшая большое оперативное и стратегическое значение{204}. Главными опорными пунктами этой системы являлись мощные крепости Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор. Промежутки между ними были заполнены отдельными фортами и батареями (до 20 более или менее значительных укреплений), связывавшими всю систему в непрерывный пояс.
Западнее этой линии крепостей имелась вторая полоса укреплений у Дижона и Лангра, в районах Реймса, Лаона, Ла-Фера. В центре страны находился укрепленный лагерь Парижа. Имелись еще крепости на путях от бельгийской границы к Парижу, но они были устаревшими и не могли играть важную оперативную роль.
Насколько серьезное оперативное значение имели французские укрепления, можно судить по тому, что Шлиффен в своем меморандуме о войне против Франции (декабрь 1905 г.) писал: «Францию следует рассматривать как большую крепость. Во внешнем поясе укреплений участок Бельфор — Верден почти неприступен. ..»
Большое оперативное значение имели бельгийские крепости Льеж, Намюр и Гюи, прикрывавшие переправы через Маас, в том числе и железнодорожные, на путях, которые вели в обход восточной системы французских крепостей. Обширную крепость-лагерь представлял собой Антверпен.
На территории германской части западноевропейского театра большой крепостью, имеющей важное значение, являлся Мец{206}. Имелись еще форт Диденгофен (по-французски — Тионвиль) и сильно устаревшие крепости на Рейне — Страсбург, Кельн, Гермерсгейм, Майнц, Кобленц, Везель, а также укрепления у Саарлуи и укрепленный лагерь Мальмеди. Оборонного значения эти крепости не имели, так как германцы с первых же дней войны предполагали осуществить вторжение в пределы противника.

В военно-хозяйственном отношении западноевропейский театр [240] мог представить для массовых армий лишь ограниченные возможности в смысле использования местных средств, особенно продовольствия, а потому большую часть предметов военно-хозяйственного обеспечения приходилось подвозить.
Сразу же с началом мобилизации начались перевозки войск в районы развертывания, намеченные планами, разработанными еще в мирное время. Германские силы против Франции развернулись в составе семи армий и четырех кавалерийских корпусов вдоль бельгийской и французской границ на фронте от Крефельда на севере до Мюльгаузена (Мюлуз) на юге, протяжением по прямой около 380 км (табл. 12). Кроме этих войск, предназначенных для действий в первой линии, в тылу было сосредоточено к 20 августа 6,5 эрзац-резервных дивизий и некоторое число других частей из ландвера. Всего на французской и бельгийской границе германское командование развернуло 22 армейских, 12 резервных корпусов (68 пехотных дивизий), 4 кавалерийских корпуса (10 дивизий), 3 резервные дивизии в гарнизонах крепостей, 6,5 эрзац-резервных дивизий и 17,5 ландверных бригад, или около 1600 тыс. человек, и до 5000 орудий (в том числе более 500 тяжелых).

Главная группировка этих войск располагалась севернее Меца, где на фронте до 200 км было сосредоточено около 1100 тыс. человек, или 2/3 всех сил. К югу от Меца до швейцарской границы были развернуты остальные силы. Таким образом, основная стратегическая идея германского командования — сокрушительный удар огромной массы германских сил по Франции через территорию Бельгии — получила свое первое осуществление в развертывании.
Для обороны северного побережья Германии и островов на Балтийском море на случай высадки вражеского десанта предназначался 9-й резервный корпус и четыре бригады ландвера, составляющие Северную армию.
На германские силы, расположенные к югу от Меца, также возлагались активные наступательные задачи. Учитывая возросшее экономическое значение Эльзас-Лотарингии, главное командование германскими вооруженными силами принимало меры к тому, чтобы оградить этот район от всяких попыток вторжения в него, хотя бы и временного, французских войск.
Верховное командование вооруженными силами Германии принял на себя кайзер Вильгельм. Начальником генерального штаба и фактическим главнокомандующим был генерал Мольтке. 17 августа главная квартира германских вооруженных сил переехала из Берлина в г. Кобленц{209} на Рейне, примерно в 100 км от границы.

Таблица 12. Развертывание германских армий на западноевропейском театре в 1914 г.*

№ армии

Командующий

Состав армии

Район развертывания

1-я

Генерал Клук

2-й, 3-й, 4-й армейские, 3-й, 4-й резервные корпуса, три ландверные бригады**, 210 тыс. человек, 796 орудий

Крефельд, Эркеленц, Юлих, Бергхейм

2-я

Генерал Бюлов

Гвардейский, 7-й, 9-й, 10-й армейские, гвардейский резервный, 7-й, 10-й резервные корпуса, две ландверные бригады, 260 тыс. человек, 848 орудий

Ахен, Эйпен, Мальмеди, Эйскирхен, Бланкенгейм

 

В подчинении главного командования

2-й кавалерийский корпус (2-я, 4-я, 9-я дивизии) около 12500 человек, 36 орудий

В полосе 2-й армии

3-я

Генерал Гаузен

11-й, 12-й, 19-й армейские, 12-й резервный корпуса, одна ландверная бригада, 160 тыс. человек, 602 орудия

С.-Вит, Нейербург, Витлих

 

В подчинении главного командования

1-й кавалерийский корпус (гвардейская, 5-я дивизии) около 8500 человек, 24 орудия

В полосе 3-й армии

4-я

Герцог вюртембергский Альбрехт

6-й, 8-й, 18-й армейские, 8-й, 18-й резервные корпуса, одна ландверная бригада, 180 тыс. человек, 646 орудий

Дикирх, Люксембург, Трир, Вадерн

5-я

Кронпринц германский Вильгельм

5-й, 13-й, 16-й армейские, 5-й, 6-й резервные корпуса, пять ландверных бригад, две резервные дивизии, 230 тыс. человек, 698 орудий

Бетенбург, Диденгофен, Мец, Лебах, Саарбрюккен

 

В подчинении главного командования

4-й кавалерийский корпус (3-я, 6-я дивизии) около 8500 человек, 24 орудия

В полосе 5-й армии

6-я

Кронпринц баварский Руппрехт

1-й, 2-й, 3-й баварские, 21-й армейский, 1-й баварский резервный корпуса, одна ландверная бригада, 200 тыс. человек, 746 орудий

Курсель, Шато-Сален, Сааргемюнде, Саарбург

 

В подчинении главного командования

3-й кавалерийский корпус (7-я, 8-я, баварская дивизии) около 12500 человек, 36 орудий

В полосе 6-й армии

7-я

Генерал Гееринген

14-й, 15-й армейские, 14-й резервный корпуса, одна резервная дивизия, одна ландверная бригада, 140 тыс. человек, 468 орудий

Цаберн, Ширмек, Мюльгейм, Страсбург, Фрейбург

 

В подчинении командующего 7-й армией

Эльзасский отряд (три ландверные бригады и один ландверный полк) 20 тыс. человек, 58 орудий

Верхний Рейн от Шлетштадта до швейцарской границы

* «Der Weltkrieg 1914 bis 1918», Bd. 1, S. 69 — 70, 664-687; В. Ф. Новицкий. Мировая война 1914-1918 гг., т. 1, стр. 89 — 90, А. Коленковский. Маневренный период первой мировой империалистической войны, 1914 г., стр. 28.
** Ландверные бригады в каждой армии предназначались для охраны дорог и тыла.
[242]

Германским силам противостояли армии Франции и Бельгии, а также английский экспедиционный корпус.
Французские войска в составе пяти армий и одного кавалерийского корпуса были развернуты вдоль границы Франции с Германией, Люксембургом и Бельгией на фронте до 345 км от Бельфора на юге до Ирсона на севере (табл. 13).
Эти силы к 5 августа 1914 г. имели в своем составе 21 армейский корпус (один корпус не имел номера и назывался «колониальный»), или 43 пехотные кадровые дивизии (один корпус имел три дивизии), три отдельные пехотные кадровые дивизии, 26 пехотных резервных{210}, 4 пехотные территориальные{211} и 10 кавалерийских дивизий. Численность развернутых пяти армий составляла свыше 1300 тыс. человек. В распоряжении военного министра и главнокомандующего оставалось почти 336 тыс. человек. Всего вместе с четырьмя территориальными дивизиями группы д’Амада французы имели в боевых частях 1727,6 тыс. человек и 4080 орудий (в том числе до 270 тяжелых){212}. К началу Пограничного сражения были использованы почти все эти силы.

Под влиянием непрерывно поступавших сведений о развитии наступления германских войск через Бельгию французское командование во время развертывания производило некоторую перегруппировку своих сил и частичное перераспределение отдельных корпусов и дивизий между армиями. Были образованы также две новые армии — Эльзасская и Лотарингская, вскоре, однако, расформированные. Кроме того, на южном крыле франко-германского фронта уже с 7 августа проводились операции довольно значительными силами, приведшие к изменению районов расположения войск. В результате всех этих событий окончательные районы расположения французских армий и их состав в двадцатых числах августа значительно отличались от намеченных мобилизационным планом № 17, разработанным перед войной. Левый фланг французских сил был протянут на север до Намюра. Главная группировка французских войск в составе до 887 500 человек оказалась развернутой северо-западнее Вердена (3-я, 4-я и 5-я армии). Против Эльзаса и Лотарингии, где французы первоначально рассчитывали нанести главный удар, действовали две армии (1-я и 2-я) силами в 616 тыс. человек{213}. [243]

Таблица 13. Развертывание французских армий по плану войны в 1914 г.*

№ армии

Командующий

Состав армии

Район развертывания

1-я

Генерал Дюбайль

7-й 8-й, 13-й, 14-й, 21-й армейские корпуса, 6-я, 8-я кавалерийские дивизии, 266,5 тыс. человек, 684 орудия

Бельфор, Эпиналь

2-я

Генерал Кастельно

9-й, 15-й, 16-й, 18-й, 20-й армейские корпуса, 59-я, 68-я, 70-я резервные дивизии, 2-я, 10-я кавалерийские дивизии, 323,5 тыс. человек, 800 орудий

Туль

3-я

Генерал Рюфе

4-й, 5-й, 6-й армейские корпуса, 54-я, 55-я, 56-я резервные дивизии, 7-я кавалерийская дивизия, 237,3 тыс. человек, 588 орудий

Верден

4-я

Генерал Лангль де Кари

12-й, 17-й армейские и колониальный корпуса, 9-я кавалерийская дивизия, 159,6 тыс. человек, 384 орудия

Сен-Дизье, Бар-ле-Дюк

5-я

Генерал Ланрезак

1-й, 2-й, 3-й, 10-й, 11-й армейские корпуса, 52-я, 60-я резервные, 4-я кавалерийская дивизии, 299,4 тыс. человек, 780 орудий

Монмеди, Мезьер

 

 

Кавалерийский корпус (1-я, 3-я, 5-я дивизии) 15,7 тыс. человек, 36 орудий

Мобеж, Дюнкерк

 

 

Группа генерала д’Амада — 4 территориальные дивизии, 60 тыс. человек, 96 орудий

 

 

В распоряжении главкома

Три пехотные дивизии

Бельфор

Три резервные дивизии

Везуль

Три резервные дивизии

Верден, Суассон

Четыре резервные дивизии

На границе с Италией

 

Главный резерв крепостей

Четыре резервные дивизии

Бельфор, Эпиналь, Туль, Верден

 

В распоряжении военного министра

Две резервные дивизии

Париж

Одна резервная дивизия

Майн

 

 

Всего в распоряжении главкома и военного министра 366 тыс. человек, 712 орудий

 

* «Les armées françaises dans la Grande guerre», t. 1, vol. 1, p. 540, 547, 554, 555, 560, 561, 563, 567, 574, 575, 576 — 584.
[244]

Верховное командование французскими армиями было возложено на генерала Жоффра, начальником штаба был генерал Бэлен{214}. Главная квартира размещалась в Витри ле Франсуа.
Развертывание бельгийской армии было закончено ранее других. К 6 августа четыре бельгийские дивизии уже занимали намеченный район Первец, Тирлемон, Лувен, Вавр. У Варема находилась кавалерийская дивизия. По одной дивизии было выдвинуто к крепостям Льежу и Намюру. Общая численность полевой бельгийской армии составляла 117 тыс. человек и 312 орудий, а вместе с резервными войсками и гарнизонами крепостей — 175 тыс. человек. Для тыловой службы и охраны сообщений имелось около 200 тыс. недостаточно обученного ополчения.
Во главе бельгийской армии стоял король Бельгии Альберт, начальником генерального штаба был генерал Селльер де Моранвиль{215}. Главная квартира бельгийской армии располагалась в Брюсселе.
Первые эшелоны английского экспедиционного корпуса начали перебрасываться во Францию с 9 августа{217}. Английские войска высаживались во французских портах Гавр, Руан и Булонь в составе двух корпусов и 1,5 кавалерийской дивизии. Техническая неподготовленность морских перевозок не позволила английскому командованию своевременно сосредоточить свои войска в заданном районе. К 20 августа английские силы численностью свыше 87 тыс. человек и 328 орудий сосредоточились в районе Мобеж, Ле-Като. Главнокомандующим английским экспедиционным корпусом был назначен фельдмаршал Френч, начальником его штаба — генерал Мэрей. С 17 августа главная квартира английских войск находилась в Ле-Като{218}.
Соотношение сил сторон на западноевропейском театре после развертывания видно из табл. 14.
Необходимо сказать о своеобразных взаимоотношениях между французским и английским командованием. Фельдмаршал Френч не был подчинен французскому командованию{219}. Френчу было предписано английским правительством сохранять в своих действиях полную самостоятельность, сообразуясь с обстановкой, благоприятной для английских войск. Такие взаимоотношения между высшим командованием отрицательно сказывались на действиях союзных войск на франко-германском фронте в течение всей кампании 1914 г.

Таблица 14. Соотношение сил сторон к началу операций на западноевропейском театре войны

Армия

Дивизии

Количество орудий

пехотные

кавалерийские

Германская

77,5 (из них 33,5 резервных)

10

5000 (в том числе более 500 тяжелых)

Французская

78 (из них 32 резервных)

10

4080 (в том числе до 270 тяжелых)

Бельгийская

6

1

312

Английская

4

1,5

328

Антанта

88

12,5

4720

Если сравнить силы развернувшихся на западноевропейском театре войны друг против друга противников, то нам представится следующая картина. Против 1600 тыс. германских войск союзники развернули свыше 1562 тыс. Таким образом, противники на этом театре имели равенство сил. На направлении своего главного удара севернее Меца германцы в пяти армиях имели 1100 тыс. человек. Союзники же в составе трех французских армий, бельгийской армии и английского экспедиционного корпуса насчитывали на этом направлении также более одного миллиона человек. Таким образом, противники имели и на этом направлении почти равенство в силах.
Однако, если внимательно рассмотреть группировку сил обеих сторон, то окажется, что это равенство в силах было лишь арифметическое и не оказало ожидаемого влияния на дальнейший ход событий. Дело в том, что германские армии располагались на одной линии с севера на юг, с небольшими интервалами и таким образом представляли почти сомкнутую сосредоточенную силу. Войска же союзников имели менее удачное расположение. Линия фронта французских войск загибалась от Вердена на северо-запад вдоль французско-бельгийской границы и обрывалась у Ирсона. Далее, в районе Мобежа, мы видим английские войска. Бельгийская же армия имела свой самостоятельный район развертывания.
В силу необходимости соблюдения нейтралитета Бельгии французские армии не могли сосредоточиваться на бельгийской территории. Это привело к тому, что фланги французской и бельгийской армий не соприкасались. Вследствие этого между бельгийской армией и левым флангом французских войск образовалось почти совершенно не занятое войсками пространство в 110 км. Таким образом, германскому командованию предоставлялась хорошая возможность разгромить своих противников по частям и расправиться первоначально с бельгийской армией, чем оно и не преминуло воспользоваться. Это было легко сделать, так как против пяти бельгийских дивизий (шестая дивизия находилась [246] в крепости Намюр) численностью всего около 100 тыс. человек двигались массы войск 1-й и 2-й германских армий численностью почти в 470 тыс. человек, превосходя бельгийцев в 4,7 раза, с многочисленной и мощной артиллерией. Все это оказало решающее влияние на ход дальнейших событий и привело германские войска на Марну.

Лишь после того, как германские войска 4 августа начали военные действия против Льежа, бельгийское правительство дало указание всем своим военным и морским начальникам не рассматривать больше как враждебные действия переход границы французскими и английскими войсками. Об этом около 18 часов 30 минут 4 августа сообщил своему министерству иностранных дел французский посол в Бельгии.
Однако даже после разрешения бельгийского правительства использовать территорию Бельгии для организации отпора общему врагу, что можно расценивать как скрытую просьбу о помощи, французское командование продолжительное время колебалось и не решалось перегруппировать свои войска на север, не располагая достоверными сведениями о группировке германских сил и ошибочно предполагая, что главные группировки германских армий находились в районе Меца, Диденгофена и в Люксембурге.

К тому же оно опасалось, что в случае неудачи под Льежем (на что французы имели большую надежду, полагаясь на стойкость этой крепости) германцы повернут на юг и будут наступать между Намюром и Мецем{222} восточнее Мааса. Поэтому лишь 8 августа в общей инструкции № 1 делается робкая попытка несколько продвинуть к бельгийской группе войска 5-и армии{223}, что все же не сближало их с бельгийской армией, поскольку левый фланг французов оставался у Мезьера. Такая осторожность действий вызывалась желанием не подвергать риску поражения свои войска до полного их сосредоточения.

Восточноевропейский театр

Восточноевропейский театр военных действий составляли: западная пограничная область России, Восточная Пруссия, восточная часть провинций Познани и Силезии, а также Галиция. С запада театр ограничивался р. Вислой, крепостями Данциг, Торн, Познань, Бреславль и Краков; с юга — Карпатскими горами и северной частью румынской границы; с востока — линией Петербург, Великие Луки, Смоленск, Гомель, Киев и р. Днепр; с севера — Балтийским морем. Протяженность театра по фронту от Балтийского [247] моря до русско-румынской границы составляла около 850-900 км (по линии Кенигсберг — Черновицы), глубина — 750 км (от линии Барановичи — Ровно до Бреславля).
Своеобразием театра являлась конфигурация русско-германской границы в его центральной части, где русская территория театра представляла огромный выступ по линии Осовец, Торн, Калиш, Краков, Владимир-Волынский, приближавший русских к Берлину, Вене, Будапешту (Гнезно — Берлин — 320-340 км, Краков — Вена — 340 км, Краков — Будапешт — 300 км.). Однако этот выступ и сам был подвержен фланговым ударам со стороны Восточной Пруссии и Галиции.

Рельеф театра в основном равнинный и пригоден для развертывания и действий больших масс войск. Могли сковать маневр болотистый район Полесья, а также водные рубежи Мазурских озер и реки Неман, Нарев, Висла.
Лесисто-озерный характер территории Восточной Пруссии более способствовал ведению оборонительных действий, нежели наступательных. Местные препятствия в виде озерных групп, рек, болот, лесных пространств и гористых районов хотя и являлись преградами, но при соответствующей подготовке могли преодолеваться. Территория Галиции была удобна для действий войск и позволяла обойти Карпатские горы на Краков, Вену и Будапешт.
Дорожная сеть в пределах восточноевропейского театра предоставляла значительные преимущества для Германии и Австро-Венгрии. К русской границе со стороны Германии подходила 31 колея, по которой можно было пропустить из внутренней Германии не менее 550 эшелонов в сутки. Русские на этом направлении могли перевезти только 223 эшелона.

Австро-Венгрия в отношении железных дорог была лучше подготовлена, чем Россия. К русской границе подходили 15 — 16 колей, по которым австрийцы могли подавать в районы сосредоточения до 247 эшелонов в сутки против 180-200 эшелонов русских{224}. Необходимо также отметить, что железнодорожная сеть Австро-Венгрии входила в состав Германского железнодорожного союза и соединялась с Германией 39 колеями. Благодаря этому германское командование могло перебрасывать свои войска к юго-западным границам России, используя железнодорожную сеть Австро-Венгрии, что оно и делало неоднократно в ходе первой мировой войны. Через крупные реки Одер и Вислу имелись железнодорожные мосты (6 мостов на Одере на 11 колей и 4 моста через Вислу — тоже на 11 колей). Россия же к своим районам сосредоточения имела только 24 колеи, по которым в сутки можно было подвезти лишь 400-420 эшелонов. Перевозка и развертывание германо-австрийских основных сил против России могли быть закончены на 13-15-й [248] день мобилизации, а русские не могли это полностью сделать и к 28-му дню.
В отношении шоссейных дорог в приграничной полосе царская Россия также сильно отставала от Германии и Австро-Венгрии. Плотность шоссейных дорог на 1 кв. км территории составляла в Виленском военном округе 0,72 км, в Варшавском — 4 км и в Киевском — 0,56 км. На стороне же противника плотность шоссейных дорог на 1 кв. км была: в Восточной Пруссии — 7,88 км, в Галиции — 6,9 км{225}. Через Карпаты, например, проходило 18 шоссейных дорог и 22 грунтовые колесные дороги (преимущественно в Западную Галицию).

В военно-инженерном отношении оперативный район России накануне войны не представлял собой серьезной системы, на которую русские армии могли бы опереться при наступлении и остановить противника при обороне. В связи с отнесением с 1910 г. линии развертывания назад были упразднены крепости Варшава, Ивангород, Зегрж и укрепления Остроленки, Рожан и Пултуска. Сохранились и усиливались крепости Ковно, Осовец, Новогеоргиевск, Брест-Литовск и строилась новая крепость Гродно. При этом упразднение крепостей сопровождалось и частичным их разрушением, между тем как новые постройки и усиление оставшихся крепостей не были осуществлены и к началу войны.
Германцы же в последнее перед войной десятилетие приняли ряд мер по военно-инженерной подготовке Восточной Пруссии с целью создать здесь не только оборону, но и базу для наступления в пределы России. Имелись крепости Кенигсберг, Данциг, Торн и ряд укреплений на Висле: Мариенбург, Грауденц, Кульм, Фордон и укрепление Летцен в системе Мазурских озер. С объявлением войны германским командованием предусматривалось строительство дополнительных мостов, блокгаузов в лесных районах и было намечено оборудование позиций на восточном берегу Вислы для активной обороны этой реки.
На австро-венгерской стороне первоклассными крепостями были Краков, Перемышль и укреплённый лагерь у Львова. Кроме того, австрийцы еще в мирное время значительно укрепили рубежи по берегам рек, имевшие оперативное значение, позволявшие развивать операции по обоим берегам этих рек. Такими укреплениями являлись на р. Днестре — Галич, Миколаев и малые укрепления у Самбора, Конюшки, Жидачева, Журавно, Мартынова и Залещики; на р. Сане — Ярослав и укрепления у Сенявы и Радымно.

В военно-хозяйственном отношении лучше была подготовлена Восточная Пруссия. Благодаря развитому сельскому хозяйству она могла полностью снабдить продовольствием действующие здесь армии. У населения Галиции лишь в урожайные годы оставались некоторые излишки. В русской части района, к северу от Полесья, население не покрывало своих продовольственных потребностей, и развернувшимся здесь русским армиям пришлось почти целиком жить на подвозе. Южнее Полесья войска могли в некоторых районах найти ресурсы в подспорье к подвозу.
На территории противников имелись заранее оборудованные склады. В Восточной Пруссии находилось 16 продовольственных магазинов, 11 артиллерийских депо, 51 склад оружия для ландштурмистов, склады полевых железных дорог и переправочного имущества. В Кенигсберге, Грауденце, Торне, Познани и Бреславле (Бреслау) были оборудованы радиостанции. В Галиции имелось 33 продовольственных магазина, 7 артиллерийских складов, 3 инженерных склада. Имелись крупные склады полевых железных дорог, мостовых материалов, телеграфного имущества и пр.

Русская часть района в военно-хозяйственном отношении была подготовлена несколько хуже. В приграничной полосе хранились только запасы, нужные войскам исключительно при мобилизации. Все склады располагались в далеком тылу: Бологое, Смоленск, Гомель, Киев, Кременчуг, Екатеринослав.
Германия, намереваясь вести оборонительные действия на востоке до разгрома своих противников на западе, развернула к 10 августа на наиболее угрожаемом направлении своей восточной границы — в Восточной Пруссии — 8-ю армию под командованием генерал-полковника Притвица в составе четырех корпусов (1-й, 17-й, 20-й армейские и 1-й резервный), одной кавалерийской дивизии, одной резервной и одной ландверной дивизий, нескольких ландверных бригад. Германские войска в Восточной Пруссии, используя особенности местности, не занимали сплошного фронта, а располагались отдельными очагами (по корпусу) в укрепленных районах на главнейших направлениях и в межозерных дефиле. Войска занимали следующие позиции: 17-й армейский корпус — в районе южнее Дейч-Эйлау. Район Ортельсбурга на ломжинском направлении занимал 20-й армейский корпус. Линию Мазурских озер между Николайкеном и Летценом занимали 3-я резервная дивизия и 6-я ландверная бригада. 1-й резервный корпус располагался в районе Ангербург, Норденбург. На линии Гольдап, Гумбиннен занимал позиции 1-й армейский корпус, имея выдвинутые на границу передовые отряды. Севернее 1-го корпуса в районе Пилькален располагалась 1-я кавалерийская дивизия. Гарнизоны крепостей Познань, Кенигсберг, Торн, Грауденц, Бреслау, Данциг общим числом до четырех пехотных дивизий выдвигались в приграничные районы и могли быть использованы в полевом бою{226}. Всего 8-я германская армия развернула в Восточной Пруссии до пятнадцати пехотных дивизий, одну кавалерийскую дивизию, 1044 орудия (в том числе [250] 156 тяжелых). В армии насчитывалось около 200 тыс. человек. Германские войска имели задачу оборонять Восточную Пруссию и быть готовыми к наступлению на Наревском направлении для оказания в случае необходимости помощи австрийским войскам, действующим из Галиции.

Так как было ясно, что медленно сосредоточиваемая русская армия не начнет вскоре действий крупными силами, остальной участок русско-германской границы от Торна до Бендзина (260 км по прямой) не был занят германскими войсками, лишь на бреславльском направлении располагался ландверный корпус Войрша (две ландверные дивизии и 72 орудия), оперативно подчиненный 8-й армии{227}. На этом пространстве действовали отдельные кавалерийские части обеих сторон. Они вели разведку и несли дозорную службу.
Австро-венгерские войска, предназначенные для действий против России, были сосредоточены юго-восточнее Сандомира до Черновиц (расстояние по прямой 390-400 км) в четырех армиях — с 1-й по 4-ю{228}.
На правом фланге австрийских войск в районе Тарнополь, Буек, Стрый и южнее развернулась группа генерала Кевеса в составе двух корпусов (12-й и 3-й), трех кавалерийских дивизий (1-я, 5-я, 8-я), одной пехотной, одной ландверной и одной гонведной (венгерской) дивизий. Всего в группе Кевеса было девять пехотных и три кавалерийских дивизии, 448 орудий.
3-я армия генерала Брудермана развертывалась в районе Львов, Самбор в составе двух корпусов (11-й и 14-й), одной пехотной и трех кавалерийских (2-я, 4-я, 11-я) дивизий, всего шесть пехотных и три кавалерийские дивизии, 288 орудий.
4-я армия генерала Ауффенберга в составе четырех корпусов (2-й, 6-й, 9-й, 17-й) и двух кавалерийских дивизий (6-я и 10-я — последняя полностью прибыла лишь к 25 августа) занимала район развертывания Радымно, Ярослав, Перемышль. Всего армия имела девять пехотных и две кавалерийские дивизии, 436 орудий.
1-я армия генерала Данкля в составе трех корпусов (4-й, 5-й, 10-й) и двух кавалерийских дивизий (3-я и 9-я) развернулась на реке Сан в районе Сенява, Ниско. Кавалерия была собрана на левом фланге армии; всего девять пехотных и две кавалерийские дивизии, 450 орудий.
Участок русско-австрийской границы от Сандомира до Бендзина (200 км по прямой) не был занят войсками. В районе города [251] Кракова была сосредоточена армейская группа под командованием генерала Куммера, состоящая из двух с половиной пехотных и одной кавалерийской дивизии при 106 орудиях. На группу возлагалась задача обеспечивать левый фланг ударной группы австрийских войск (2-я и 4-я армии) Развертывание австро-венгерских сил в Галиции обеспечивалось командами ландштурмистов и кавалерийскими дивизиями от 1-й, 4-й, 3-й австрийских армий и групп Кевеса и Куммера.
К началу боевых действий австро-венгерское командование развернуло на русском фронте 12 корпусов, несколько отдельных пехотных дивизий (всего 35,5 дивизии, или почти 18 корпусов) и 11 кавалерийских дивизий Общее число австро-венгерских войск насчитывало до 850 тыс. человек и 1728 орудий{229}.
Основная стратегическая идея австрийской группировки заключалась в том, чтобы быстрым и решительным наступлением 1-й и 4-й армий в междуречье Вислы и Западного Буга и при содействии немецких сил с наревского направления разгромить русские войска в Западной Польше. На 2-ю и 3-ю австрийские армии возлагалась задача разбить русские армии, действовавшие со стороны Кременец, Дубно, Луцк.
Сосредоточение и развертывание русских армий осуществлялось по мобилизационному плану № 19, варианту «А», предусматривавшему направление большей части сил против Австро-Венгрии.
Стратегический замысел русских определялся как «переход в наступление против вооруженных сил Германии и Австро-Венгрии с целью перенесения войны в их пределы»{230}.
Русские силы сосредоточивались на двух отдельных направлениях — северо-западном и юго-западном. Войска прикрытия против Германии располагались по южному побережью Рижского залива, затем вдоль Балтийского побережья и далее по границе на Вержболово, Августов, Млаву, Калиш. Им были поставлены задачи по разведке, наблюдению за берегом Балтийского моря и обороне всей пограничной полосы против германцев со стороны Пруссии и Западной Польши.
На Северо-Западном фронте (командующий генерал Жилинский) развертывались две армии: 1-я армия (командующий генерал Ренненкампф) в составе трех корпусов (3-й, 4-й, 20-й), одной стрелковой и одной кавалерийской бригад, пяти кавалерийских дивизий (6,5 пехотных, 5,5 кавалерийских дивизий) при 402 орудиях развертывалась по реке Неману на фронте Ковно, Олита, Меречь. Развертывание 1-й армии прикрывал с севера 1-й конный корпус генерала Хана Нахичеванского, сосредоточившийся на правом фланге армии в районе Вильковишки, Мариамполь. [252] В районе Сувалки для прикрытия южного фланга армии находились одна кавалерийская дивизия и стрелковая бригада.
2-я армия (командующий генерал Самсонов) в составе шести корпусов (1-й, 2-й, 6-й, 13-й, 15-й, 23-й — 11 пехотных дивизий) и трех кавалерийских дивизий при 702 орудиях развертывалась на фронте Гродно, Осовец, Остроленка. На фланге армии и вперед были выдвинуты для прикрытия кавалерийские части и отдельные отряды. Всего Северо-Западный фронт к началу операции имел 17,5 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий при 1104 орудиях. Бойцов в двух русских армиях насчитывалось около 250 тыс.
Следует отметить, что сосредоточение и развертывание армий Северо-Западного фронта, в особенности их тылов, к началу наступления полностью завершено не было. Между армиями образовался открытый промежуток в 45 км против Летценского укрепленного района немцев. Фронт 2-й армии был слишком велик — свыше 200 км, в то время как 1-я армия была сосредоточена на фронте около 85 км.
В ходе сосредоточения и развертывания и начавшейся затем Восточно-Прусской операции отдельные корпуса и дивизии по разным причинам передавались из одной армии в другую. Сила и состав армий вследствие этого менялись и не соответствовали тому, что намечалось первоначальными планами. Так, 1-й армейский корпус, по плану развертывания предназначенный в состав 1-й армии, 10 августа был направлен к Варшаве для создаваемой здесь 9-й армии. В дальнейшем этот корпус был передан 2-й армии, которая взамен передала в 1-ю армию свой 2-й корпус. Части второочередных дивизий и тылы продолжали прибывать в прифронтовые районы уже в ходе боев.
На Юго-Западном фронте (командующий фронтом генерал Иванов) протяжением по дуге свыше 400 км развертывались четыре армии (4-я, 5-я, 3-я, 8-я) в трех отдельных группах: от среднего течения Вислы на Люблин, Холм, Ковель — Западная группа (в составе 4-й и 5-й армий), далее на Луцк, Дубно, Кременец — Ровенская группа (3-я армия) и на фронте Проскуров, Каменец-Подольский — Проскуровская группа (8-я армия).
4-я армия (командующий генерал Зальц, затем генерал Эверт) состояла из трех корпусов (гренадерский, 16-й, 14-й — 6,5 пехотных дивизий) и трех с половиной кавалерийских дивизий. 5-я армия (командующий генерал Плеве) имела четыре корпуса (25-й, 19-й, 5-й, 17-й — 8 пехотных дивизий) и три кавалерийские дивизии. 3-я армия (командующий генерал Рузский) имела четыре корпуса (21-й, 11-й, 9-й, 10-й — 12 пехотных дивизий и три кавалерийские дивизии). 8-я армия (командующий генерал Брусилов) состояла из трех корпусов (7-й, 8-й, 12-й — 8 пехотных дивизий) и трех кавалерийских дивизий. Всего Юго-Западный фронт к началу операций имел 34,5 пехотных и 12,5 кавалерийских дивизий, или свыше 600 тыс. бойцов и 2099 орудий. Но были [253] развернуты не все войска. Некоторые дивизии, главным образом второочередные, продолжали прибывать к своим армиям уже в ходе боев. Общее количество сил русских Юго-Западного фронта составляло не более 75% от предусмотренных планом{231}.
Районы сосредоточения и развертывания армий Юго-Западного фронта прикрывались войсками, дислоцированными здесь еще в мирное время. Непосредственно на границе стояли части пограничной стражи, соединенные в бригады. Наиболее крупные гарнизоны полевых войск находились в Лодзи, Ченстохове, Кельцах. На линию Радом, Люблин, Холм, Владимир-Волынский, Дубно, Кременец выдвигались отдельные части от 14-го, 19-го, 11-го и 12-го армейских корпусов, входивших соответственно в 4-ю, 5-ю, 3-ю и 8-ю армии. Шесть кавалерийских дивизий (14-я, 1-я Донская, 7-я, 2-я сводная казачья, 11-я, 12-я) были выдвинуты южнее линии Ченстохов, Красник, Владимир-Волынский, Проскуров.
Ближайшие фланги фронтов разделялись пространством до 200 км, в котором уже в ходе развертывания русское командование решило сформировать в районе Варшавы новую — 9-ю армию для осуществления наступления на Берлин, как того требовали военные обязательства России в соответствии с франко-русской военной конвенцией.
Общее соотношение сил сторон на восточноевропейском театре к началу военных действий видно из табл. 15.
На восточноевропейском театре, где от Балтийского до Черного моря развертывались вооруженные силы трех государств, военные действия начались несколько позже, нежели на западе. Многочисленные германские силы в Восточной Пруссии имели оборонительные цели и не спешили переходить к наступательным действиям. Русская армия не могла начать наступление сразу же после объявления войны, так как войска сосредоточивались медленно из-за недостатка шоссейных и железных дорог. Австро-венгерская армия хотя и имела наступательную задачу, но вследствие начавшейся перегруппировки войск 2-й армии с сербского фронта на русский тоже нуждалась в более продолжительном времени для окончательного развертывания.

Таблица 15. Соотношение сил сторон на восточноевропейском театре к началу военных действий

Северо-Западный фронт

1-я

6,5

5,5

402

2-я

11

3

702

Итого

17,5

8,5

1104

 

Юго-Западный фронт

4-я

6,5

3,5

426

5-я

8

3

516

3-я

12

3

685

8-я

8

3

472

Итого

34,5

12,5

2099

Всего на восточноевропейском театре

52

21

3203

Германия и Австро-Венгрия

8-я герм.

15

1

1044

Корпус Войрша

2

72

Группа Куммера

2.5

1

106

1-я австр.

9

2

450

4-я австр.

9

2

436

3-я австр.

6

3

288

Группа Кевеса

9

3

448

Всего на восточноевропейском театре

52,5

12

2844

Все же крупные операции на этом театре были предприняты до полного завершения развертывания, и начала их русская армия, так как в силу своих обязательств по франко-русской военной конвенции она должна была направить войска против Германии после 15-го дня мобилизации. К тому же она понуждалась многочисленными и настойчивыми требованиями французского командования перейти поскорее в наступление, чтобы отвлечь на себя крупные силы германцев с французского фронта и тем самым обеспечить успех действий французской армии, хотя русское [254] правительство было заинтересовано направить главные силы в первую очередь против Австро-Венгрии. Пытаясь решить обе эти задачи, русское командование почти поровну распределило силы на обоих стратегических направлениях, не создав подавляющего превосходства над противником ни на одном из них, и почти одновременно начало наступательные действия и против Германии в Восточной Пруссии и против Австро-Венгрии в Галиции. Первыми начали наступление армии Северо-Западного фронта, имея задачу вторгнуться в Восточную Пруссию, и, охватывая фланги противника, отрезать его главные силы от Кенигсберга (Калининград) и от Вислы.
Одновременно должны были начать наступление и войска Юго-Западного фронта с общей целью нанести поражение австро-венгерским армиям и воспрепятствовать отходу основных сил противника за реку Днестр.
Развернувшиеся для боевых действий русские армии как Северо-Западного, так и Юго-Западного фронтов имели возможность для охвата противника на каждом направлении, что могло привести к окружению и разгрому его главных сил. Поставленные перед русскими армиями цели полностью выполнены не были.

Балканский театр

Территория Сербии, на которой проходили военные действия, представляет собой горную страну с небольшими участками равнинного характера, преимущественно вдоль речных долин{232}. Горные хребты в западной части Сербии идут в экваториальном направлении, что разобщало действия австрийских войск при их наступлении из Боснии и Герцеговины. На севере крупным препятствием для наступления австрийцев на протяжении 400 км являлись реки Дунай (ширина 1500-1900 м, глубина до 14 м) и Сава (ширина около 800 м, глубина до 10 м). Сербский берег этих рек занимал командное положение, что благоприятствовало их обороне. Дорожная сеть Сербии была развита слабо. Из железных дорог наиболее развитой была дорога Белград, Ниш, Ускюб, Велес, Салоники. От нее отходили ветки на Крушевац, Ужице и Ускюб, Митровица. Из колесных путей главными являлись две дороги от Белграда на Ниш и далее на юг к Салоникам (одна дорога была шоссирована). Имелось несколько вспомогательных, трудных для движения дорог. По путям от Салоник Сербия могла иметь связь с Францией, а по реке Дунаю с Россией.

На Балканском театре войны Австро-Венгрия первоначально сосредоточила три армии (2-ю, 5-ю и 6-ю) по варианту «Б» своего плана в предположении, что Россия под воздействием Германии не решится вступить в войну. Впоследствии, когда оказалось, что Россия все же мобилизовала свои силы и намерена также воевать, австро-венгерскому командованию пришлось 2-ю армию срочно перевозить в Галицию. На этом усиленно настаивал также и германский генеральный штаб. Для действий против Сербии оставались лишь 5-я и 6-я армии{233}. 5-я армия развернулась в составе двух корпусов (6 — 7 пехотных дивизий), всего 80 тыс. человек, в нижнем течении реки Дрины от ее устья до Зворника, а 6-я армия, тоже в составе двух корпусов (6,5 пехотной дивизии), всего 60 тыс. человек, — у Сараева и Мостара{234}. Часть сил 6-й армии была развернута фронтом на юго-восток против черногорских сил. Правда, части 2-й армии и отдельный 7-й армейский корпус также некоторое время в ожидании погрузки находились на границах Сербии по рекам Саве и Дунаю, но главное командование австро-венгерской армии уже 4 августа отдало строжайший приказ, что даже при частичном использовании сил 2-й армии против Сербии ее переправа через Саву и Дунай не предусматривается. Следовательно, 2-я армия могла оказывать лишь пассивное влияние на ход боевых действий 5-й армии. На этом фронте имелись еще и другие соединения и части, не входившие в состав 5-й и 6-й армий. Всего против Сербии после [256] переброски в Галицию 2-й армии оставалось австро-венгерских 239,5 батальонов, 37 эскадронов, 516 орудий и 392 пулемета{235}. Главнокомандующим австро-венгерскими силами на Балканах был назначен фельдцейхмейстер О. Потиорек, начальником штаба — генерал-майор Э. Бельц. Австрийские армии имели задачу наступать против сербских сил с глубоким охватом флангов.

Сербия развернула свои вооруженные силы в четырех армиях, в составе 12 пехотных и 1 кавалерийской дивизии. Всего в полевых войсках Сербия имела 247 тыс. человек и 610 орудий (из них до 40 тяжелых, а 180 орудий старых образцов). Всего с тыловыми частями в Сербии было мобилизовано 380 тыс. человек. Общее командование сербскими вооруженными силами взял на себя принц-регент Александр. Начальником штаба был воевода Путник.
Сербы могли ожидать нападения на свою северную границу со стороны рек Дуная и Савы и на западную — со стороны р. Дрины. Поэтому они, прикрыв силами четырех дивизий обе границы, сосредоточили главные силы своих войск (восемь дивизий) в гористой местности к востоку от Вальево, почти на одинаковом расстоянии от обоих возможных районов операций.

Сосредоточение и развертывание сербских сил было произведено в соответствии с планом в северных и западных приграничных районах страны. 4 пехотные и 1 кавалерийская дивизии 1-й армии генерала Бойовича, заняв позиции на фронте 100 км по Дунаю, имели строго оборонительные задачи. Главные силы армии были развернуты в районе Паланка, Топола. Войска 2-й, 3-й и 4-й армий образовали маневренные группы и расположились: 4 дивизии 2-й армии под командованием генерала Стефановича в районе Белграда; две пехотные дивизии 3-й армии (генерал Юришич-Штурм) в районе Вальева; две дивизии 4-й армии (командующий генерал Боянович) прикрывали долину Верхней Моравы с запада, примыкая левым своим флангом к черногорской армии{236}.
Маневренные группы прикрывались резервными частями, расположенными на рубежах рек Дуная, Савы и Дравы.

Со стороны Болгарии сербские войска обеспечивались реками Моравой и Тимоком и горными хребтами.
Необходимо отметить, что сербское командование, несмотря на ограниченные возможности своей армии, стремилось при благоприятных условиях использовать ее и для активных наступательных действий.
Как только сербам стало известно о переброске 2-й австрийской армии в Галицию против России и о предстоящей борьбе Австро-Венгрии на два фронта, командованию 2-й сербской армии [257] на участке между устьем реки Колубары и Шабацом{237} была поставлена задача подготовиться к форсированию р. Савы.

Черногорская армия численностью 45 — 60 тыс. человек, 100 полевых и 100 горных орудий в составе 6 дивизий, по три четырехбатальонных бригады каждая, в начале войны развернулась следующим образом: в Новобазарском санджаке — около 6 000, на западной границе против Герцеговины и австрийской военно-морской базы в Каттаро — 29 тыс. человек (главные силы){238}. Остальные силы были оставлены внутри страны на труднодоступном горном плоскогорье Каре и частично на границе с Албанией{239} .
Мужественные сербский и черногорский народы, прекрасно знающие местные условия и сочетавшие борьбу полевых войск с партизанскими методами борьбы отрядами комитов, организованных еще в мирное время, могли по условиям театра вести долгую войну, что и подтвердили последующие события. В течение года с лишним, до осени 1915 г., изолированные от своих союзников небольшие силы Сербии и Черногории защищали свои страны от австро-венгерских войск, несмотря на острый недостаток в вооружении и боеприпасах.
Развертывание вооруженных сил Турции и других государств, впоследствии принявших участие в войне, будет рассмотрено в соответствующих местах данного труда в зависимости от времени их вступления в войну.
Стратегическое развертывание вооруженных сил сторон проходило по планам, разработанным еще в мирное время и отражавшим предвоенные оперативно-стратегические взгляды государств.

Характерной особенностью развертывания германских войск на западноевропейском театре по плану Шлиффена — Мольтке являлось ярко выраженное стремление к широкому охвату французских армий через территорию Бельгии в обход французских приграничных укреплений. Некоторые изменения в распределении сил на правом и левом крыльях германского фронта, внесенные Мольтке-младшим, не меняли главную идею развертывания — решительное наступление заходящим правым крылом германских армий в глубь французской территории.
Основным недостатком германского плана являлась переоценка возможностей своих войск и неполный учет возможностей противника.
Как показали уже первые боевые действия, Германия не обладала необходимыми силами и средствами для осуществления своих завоевательных планов. А на полях сражений — и в Бельгии, [258] и во Франции — германские армии неожиданно встретили упорное сопротивление противостоящих войск, решительно отстаивающих свою территорию. Это нарушило планы германского командования, серьезно рассчитывавшего закончить войну в 6 — 8 недель.
Вместе с тем в развертывании французских сил, осуществленном по плану № 17, несмотря на то, что этот план, как казалось, был проникнут наступательным духом, явно сквозили пассивно-выжидательные тенденции.
Это видно, в частности, из задач для 4-й и 5-й армий, действия которых всецело ставились в зависимость от действий противника, и из приказа французским войскам, прибывающим в пункты сосредоточения, чтобы они ни в коем случае не приближались к границе ближе, чем на 10 км, во избежание возможных провокаций со стороны противника.

Инициатива, таким образом, с самого начала передавалась в руки германцев, и действия французских войск подчинялись поведению противника.
При первоначальном развертывании французских войск, имея в виду наступление в Эльзас-Лотарингию, недостаточно учитывали возможности обходного маневра германских войск на севере. И лишь события первых дней войны, отчетливо показавшие цели и масштабы германского наступления, заставили Жоффра осуществить перегруппировку французских армий и развернуть их с учетом быстро нарастающего маневра германских войск.
В развертывании русских сил на восточноевропейском театре характерно стремление высшего командования решить одновременно две задачи, а именно — разгромить германские войска в Восточной Пруссии, перенести военные действия на территорию Германии и в то же время начать решительное наступление в Галиции с целью разгрома противостоящих австро-венгерских сил, не допуская их отхода на юг за реку Днестр и на запад к Кракову.
В соответствии с этими целями русские войска были развернуты на двух направлениях — на северо-западном и на юго-западном, примерно в равном количестве сил, что не выделяло из двух направлений одного главного. Некоторое превосходство в силах имелось для России на северо-западном стратегическом направлении.

На юго-западном направлении, где вполне обоснованно намечалось провести решающую операцию, преимущество в живой силе было на стороне австро-венгров. Кроме того, при развертывании русских сил на этом направлении высшее командование исходило из неверных сведений о линии фронта австрийских армий, в результате чего главный удар русских был нацелен не в обход флангов, а по фронту расположения австрийских сил. При начале наступления это обстоятельство создало дополнительные трудности для командования русской армии.

Сосредоточение и развертывание австро-венгерских армий против России было произведено неудачно. Австрийское командование, собирая силы в Галиции и имея в виду наступление на север между реками Западным Бутом и Вислой, не обеспечило прочно эти действия со стороны Проскурова, Дубно. Направив вначале против Сербии 2-ю, 5-ю, 6-ю армии, австрийское командование вынуждено было уже в ходе начавшихся боевых действий перебрасывать 2-ю армию на русский фронт, что привело к потере времени и в конечном счете к поражению австро-венгерских армий в Галицийском сражении.

Д. В. Вержховский

Другие новости и статьи

« Общежития квартирного типа для военнослужащих российской базы в Душанбе

Почему убили царя-освободителя? »

Запись создана: Воскресенье, 18 Август 2019 в 0:01 и находится в рубриках Новости, Первая мировая война.

метки:

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика