19 Май 2020

Кампания 1916 г. Первой мировой войны: военно-политическое положение стран — участниц войны

oboznik.ru - Кампания 1916 г. Первой мировой войны: военно-политическое положение стран — участниц войны
#1916#война#история

Полтора года кровопролитной войны не принесли победы ни одной из коалиций держав, но существенно изменили соотношение сил воюющих сторон, внесли коррективы в военно-политическое и социально-экономическое положение государств — участников войны. Взаимные попытки противников развалить враждебные коалиции не увенчались успехом. Более того, состав коалиций расширился за счет присоединения новых государств (Италия примкнула к Антанте, Болгария выступила на стороне германского блока). В надежде на победу государства Антанты заключили между собой соглашение о разделе Азиатской Турции.

Внутриполитическое положение воюющих держав характеризовалось нарастанием социальных противоречий. Рабочие массы Франции, Германии, Англии освобождались от шовинистического угара. В воюющих странах вследствие перебоев в снабжении вспыхивали голодные бунты, росло количество стачек, забастовок, демонстраций. В Германии на почве роста самосознания рабочего класса оформилось марксистское крыло социал-демократии — «Союз Спартака», руководимый Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом.

Особенно бурно нарастало революционное движение в России. Стачки и демонстрации отличались большим, чем прежде, упорством и размахом, все чаще носили антивоенный характер. Только в январе 1916 г. в России было отмечено 169 стачек, в которых приняло активное участие 135 529 человек.

Антивоенные вспышки захватили армию и флот. В октябре 1915 г. возникли волнения матросов на линкоре «Гангут», крейсере «Рюрик» и других военных кораблях. Самодержавие жестоко подавляло эти выступления, но движение против войны ширилось.
Оппозиционные настроения охватывали и «верхи». Среди либеральной буржуазии оформился оппозиционный блок, требовавший в рамках самодержавия некоторых реформ.

«Поражение армий царской монархии, — писал В. И. Ленин о России на рубеже 1915 — 1916 гг., — рост стачечного и революционного движения в пролетариате — брожение в широких массах — либерально-октябристский блок для соглашения с царем… Все видят теперь, что революционный кризис в России налицо…».
Партия большевиков использовала все формы подпольной работы, чтобы обеспечить переход армии на сторону народа и решить с ее помощью задачу свержения самодержавия.

В условиях назревания революционного кризиса в стране большевики усилили агитацию за превращение империалистической войны в гражданскую, за подготовку масс к революции. Циммервальдская (август 1915), а затем Кинтальская (апрель 1916 г.) конференции социалистов Европы включили в манифесты ряд важных положений революционного марксизма. Несмотря на непоследовательность и недоговоренность, которыми страдали принятые документы, конференции явились крупным шагом на пути разоблачения социал-шовинистского лозунга «защиты отечества»{4} и консолидации социалистов-интернационалистов разных стран против войны.

Стратегическое положение стран центрального блока благодаря успехам германо-австрийских армий улучшилось. Опасный для Берлина и Вены русский фронт был отодвинут от германских границ на 200-300 км на восток, Сербия разгромлена, а действия англо-французских войск на салоникском плацдарме локализованы. С присоединением Болгарии к блоку Центральных держав и оккупацией Сербии, Польши, районов Прибалтики и Белоруссии материально-техническая и сырьевая база блока расширилась. Германия получила возможность выкачивать продовольствие и сырье не только из Бельгии и северо-восточных департаментов Франции, но и из вновь оккупированных районов России, из Болгарии и Турции и направлять их для укрепления своего военно-экономического потенциала. Размеры же промышленных и сельскохозяйственных ресурсов оккупированных районов были значительны. Только в департаментах, захваченных у Франции, до войны добывалось около 75% каменного угля, производилось 84% чугуна и 63% стали и размещалось 60% металлообрабатывающей промышленности.

За полтора годы войны Германия и в значительной мере Австро-Венгрия развернули мощную военную промышленность и в 1,5 — 2 раза подняли производство средств борьбы. К началу 1916 г. производство винтовок, самолетов и снарядов увеличилось в Германии в 1,5, а пулеметов и орудий — в 3,5 раза{6}. В добыче угля, производстве чугуна и стали Германия по-прежнему превосходила Францию и Россию, вместе взятые. И все же социально-экономическое положение Германии и Австро-Венгрии было тяжелым. Начиная с середины 1915 г. эти страны стали сильнее ощущать курс Антанты на ведение войны «на истощение». Собственные материальные и людские ресурсы иссякали. Не хватало рабочих рук, некоторых видов сырья и продовольствия. Из-за морской блокады Англии связь Германии с внешним рынком сильно сократилась.

Англия закрыла доступ дефицитных видов сырья в Германию из Швеции. Торговля с Румынией давала Германии нефть и продовольствие, но и этот канал мог в любую минуту закрыться, так как Англия и Франция предпринимали энергичные усилия к тому, чтобы заставить Румынию отказаться от выжидательного нейтралитета и выступить на стороне Антанты. Румыния соглашалась на это при условии, что ей будут даны гарантии о присоединении после войны Бессарабии и Трансильвании, чему настойчиво противилась Россия.

К началу новой кампании Германия по-прежнему стояла перед необходимостью продолжения борьбы на два фронта. Это требовало дальнейшего напряжения экономических и людских ресурсов страны и усиленной эксплуатации оккупированных районов. Германии предстояло обеспечить вооружением, боеприпасами и резервами войск не только свои армии, но и армии партнеров по коалиции. Германские правящие круги стали осознавать зависимость прочности блока Центральных держав от уровня подкреплений партнеров по коалиции германскими войсками, вооружением, займами.

Германия вынуждена была идти на ущемление собственных интересов, чтобы удержать союзников, не допустить дипломатии Антанты склонить кого-либо из них на свою сторону.
Жестокая экономическая блокада, необходимость борьбы на два фронта и оказания помощи союзникам по коалиции заставили правящие круги Германии и Австро-Венгрии перейти в начале 1916 г. на жесткое нормирование снабжения, ввести карточную систему на продукты питания и некоторые виды промышленных товаров. Однако перспектива голода оставалась. Она грозила нарушить «гражданский мир» между рабочим классом и буржуазией, установленный с помощью социал-предателей. Призрак революции беспокоил военно-политические круги Германии.

Военный министр Германии генерал Фалькенгайн не без основания считал, что если морская блокада не будет прорвана, а Румыния прекратит поставки нефти и продовольствия, то страны центрального блока окажутся перед продовольственным и сырьевым кризисом, а последний повлечет за собой социально-политический кризис. Чтобы не допустить развития событий в таком направлении, Германия и Австро-Венгрия должны были иметь хотя бы небольшие военные успехи.

Стратегическое положение стран Антанты, несмотря на военные неудачи в кампании 1915 г., было довольно прочным. Англия и Франция, пользуясь предоставленной им передышкой, продвинулись далеко вперед в производстве военно-технических средств борьбы и мобилизации людских ресурсов. За счет мобилизации внутренних резервов и ресурсов доминионов и колоний (Индии, Канады и др.) им удалось поднять свой военно-экономический потенциал настолько, чтобы ликвидировать отставание от Германии в производстве вооружения и боеприпасов, в особенности тяжелой артиллерии и пулеметов. За один год (январь 1915 — январь 1916} производство винтовок во Франции выросло в 1,5, орудий — в 5,8, а патронов — более чем в 50 раз.

За этот же период производство пулеметов в Англии увеличилось более чем в 5, а самолетов — более чем в 10 раз. Англия и Франция развернули новые отрасли военной промышленности — производство химических отравляющих веществ и средств противохимической защиты. Во второй половине 1915 г. заводы Франции выпускали до 6000 химических снарядов в сутки и столько противогазов, сколько было необходимо, чтобы обеспечить всю армию{12}. И Англия и Франция приступили к серийному производству качественно нового средства борьбы — танков. Опора на людские и материальные ресурсы доминионов и колоний, поставка военных материалов из США позволили Англии и Франции создавать такие запасы в средствах ведения войны, которые полностью обеспечивали их потребности, а частично и нужды России, Италии, Сербии,
Выходила из кризиса со снабжением армии и Россия. Военные неудачи в 1915 г., всколыхнув общественное мнение, вынудили русскую буржуазию и царское самодержавие предпринять радикальные меры к тому, чтобы ускорить перестройку экономики в интересах войны. Правящие круги России наконец взяли курс на развитие отечественной военной промышленности, на создание сети новых заводов по производству винтовок, орудий, пороха и взрывчатых веществ и широкое привлечение к изготовлению военной продукции частнокапиталистических предприятий.

В конце 1915 г. главное артиллерийское управление разработало чрезвычайную программу строительства 37 новых военных заводов с таким расчетом, чтобы 2/3 из них ввести в строй в 1916 г.{13} Хотя выполнить эту программу полностью не удалось, но вступившие в строй в 1916 г. новые заводы уже давали военную продукцию{14}. Так, ценой перенапряжения экономики, а также жестокой эксплуатации рабочего класса Россия выходила из кризиса в снабжении армии винтовками, пулеметами, орудиями, боеприпасами. По данным военного министерства, с января 1915 г. по январь 1916 г. производство винтовок в России выросло в 3, орудий — в 4-8, а боеприпасов различных видов — от 2,5 до 5 раз. И все же Россия по-прежнему отставала от Германии в производстве всех технических средств борьбы, прежде всего тяжелой артиллерии и авиации.
В целом материально-техническая база войны стран Антанты к началу 1916 г. превосходила базу стран центрального блока.

Таблица 2. Производство вооружения за 1915 год *

Страна

Винтовки

Пулеметы

Орудийные стволы

Самолеты

Германия

1 155 000

8 000

4 000

4 500

Австро-Венгрия

900 000

2 500

1 585

338

Итого

2 055 000

10 500

5 585

4 838

Франция

800 000

6 000

1 200

4 489

Англия

613 000

6 064

3 400

4 598

Россия

740 000

4 250

2 106

870

Итого

2 153 000

16 314

6 706

9 957

* «Мировая война в цифрах» стр. 39 — 41; А. А. Маниковский. Боевое снабжение русской армии в войну 1914-1918 гг., изд. 3-е, стр. 404.

К началу 1916 г. Антанта продолжала иметь превосходство над блоком Центральных держав не только в материальных средствах борьбы, но и в живой силе. За 1915 г., несмотря на потери, Россия увеличила численность своей армии на 1,4 млн., Франция — на 1,1 млн., а Англия — на 1,2 млн. человек{16}. Английский [143] парламент в мае 1916 г. принял закон о всеобщей воинской повинности и путем призыва контингентов доминионов, колоний и метрополии довел численность своих вооруженных сил до 3 млн. В начале 1916 г. Антанта имела 365, а страны центрального блока — 286 дивизий; общая же численность армий Антанты достигала 18 млн., а стран центрального блока — 9 млн. человек{17}.

Страны Антанты

Число дивизий

Страны центрального блока

Число дивизий

Франция

99

Германия

159

Англия

80

Австро-Венгрия

63

Россия

136

Болгария

12

Италия

38

Турция

52

Бельгия

6

 

 

Сербия

6

 

 

Всего

365

 

286

Германия и Франция поставили под ружье все взрослое мужское население. Изменилось лицо армий воюющих сторон. На смену кадровому составу, выбитому на полях войны, пришли солдаты из запаса и молодежь, не испытавшая казарменной муштры. Новые пополнения не имели достаточно высокой строевой и военно-технической подготовки. Солдатские массы острее ощущали тяготы войны. В армиях начали вспыхивать волнения и шире стало распространяться братание солдат.

Резко возросла техническая оснащенность дивизий. В германской дивизии имелось 54 станковых и 108 ручных пулеметов, 36 орудий, во французской — 72 станковых и 216 ручных пулеметов и 36 орудий{18}. Удельный вес артиллерии в армиях увеличился с 18,1 до 22,3%, а авиации — с 0,4 до 1,2%{19}. Особенно быстро росла тяжелая артиллерия, привлекаемая в качестве средства прорыва позиционной обороны, и авиация, выполнявшая функции дальней разведки и огневого воздействия по объектам оперативного тыла противника. Общее количество самолетов за полтора года войны увеличилось во Франции со 156 до 783, а в Англии — с 30 до 522. В отличие от других армий, русская армия все еще слабо была оснащена пулеметами, тяжелыми орудиями и самолетами. Россия имела всего 360 боевых самолетов различных типов. Для ведения ближнего боя все шире внедрялась траншейная артиллерия, росло в дивизиях количество средств связи и инженерных средств.
Мобилизация материальных и людских ресурсов для продолжения войны сопровождалась во всех странах усилением роли государственного регулирования в основных отраслях народного хозяйства, дальнейшим сращиванием государственного аппарата с монополиями, установлением военной диктатуры. В Англии, Франции, Германии государством фактически управляли «военные кабинеты». «Военный кабинет» Англии включал председателя совета министров, военного и морского министров, министра вооружения и финансов.

Отмечая эту тенденцию в государственном управлении, В. И. Ленин впоследствии писал, что Англия, порвав с парламентаризмом, скатилась в «общеевропейское грязное, кровавое болото бюрократически-военных учреждений, все себе подчиняющих, все собой подавляющих»{22}.
В целом к началу кампании 1916 г. положение сторон и соотношение сил значительно изменилось в пользу Антанты. Завершив мобилизацию сил и средств ведения войны, Антанта была полна решимости взять реванш за поражение в 1915 г. Державы центрального блока начали испытывать недостаток в силах и средствах, но были еще достаточно сильны, чтобы нападать, а не только защищаться. Буржуазным правительствам и генеральным штабам воюющих стран надлежало разработать такие планы новой кампании, в которых учитывались бы происшедшие изменения в обстановке.

Планы Центральных держав

Военное и экономическое усиление Антанты, перспектива продолжения борьбы на два фронта ставили германский генеральный штаб при разработке плана предстоящей кампании в затруднительное положение. Предстояло сделать выбор, в каком направлении нанести главный удар — против русских или англо-французов, при этом надо было учитывать, что в распоряжении генерального штаба имелось всего 25 — 26 резервных дивизий{23}. Оценивая обстановку и принимая стратегические решения на 1916 г., военный министр и начальник генерального штаба генерал Фалькенгайн исключал наступательные действия против России. По его мнению, при ограниченных силах и средствах наступление на Петроград не сулило решительных результатов, движение на Москву «вело в область безбрежного», а вторжение на Украину — заманчивое по тем ресурсам, которые можно было приобрести при ее захвате, — было опасно, так как не обеспечивалось развитой сетью железных дорог. При слабом развитии этих дорог Германия [145] лишалась своего оперативного преимущества — быстроты межфронтовых перебросок войск между Востоком и Западом. Она могла увязнуть на Востоке и не иметь сил, чтобы парировать вероятное наступление англо-французов на Западе. О подготовке такого наступления в штаб поступали достаточно определенные разведывательные данные. Не сбрасывал со счетов Фалькенгайн и то, что наступательная сила русской армии «надломлена» неудачами 1915 г., что России будет трудно быстро восстановить свою военную мощь. Более того, усиливающиеся в стране «внутренние неурядицы», по мнению Фалькенгайна, могли со временем вынудить царское правительство пойти на уступки и запросить мира. Разгромленные итальянская и сербская армии и 100-тысячная армия англо-французов, закрепившаяся на Салоникском плацдарме, не представляли серьезной угрозы для центрального блока.

Из всех фронтов наиболее реальную опасность для Германии таил в себе французский фронт. Англо-французы быстро восполнили потери, понесенные ими в операциях 1915 г., и к январю 1916 г. довели свои силы на этом фронте до 167 дивизий. 50 из них, т. е. в два раза больше того, что имели германцы, находились в резерве и готовились к наступательным боям.

В Германии отдавали отчет в том, что главным противником остается Англия. Англия с ее огромными ресурсами навязала Германии войну «на истощение» и установила морскую блокаду. Силы Англии непрерывно росли. К февралю 1916 г. она развернула 80 дивизий, из которых 40 пехотных дивизий находилось во Франции. К апрелю 1916 г. намечалось увеличить общее число английских дивизий на французском фронте до 46{26}. Все это свидетельствовало о решимости Антанты поставить Германию на колени. Наряду с французской армией английская армия представляла собой значительную силу, с которой необходимо было считаться германским военным руководителям.

С точки зрения Фалькенгайна, наиболее желательным было бы нанести поражение англичанам сначала во Франции, а затем на островах. Но весной болотистые районы Западной Франции (севернее Соммы), где оборонялись английские армии, исключали широкие наступательные операции, а ждать лета значило отдавать инициативу англо-французам. Рискованно было предпринимать и десантную операцию на Британские острова без тщательной подготовки, при отсутствии необходимых десантных средств и наличии в тылу германцев сильной французской армии. Нереальными признавались возможные операции против Англии и в Египте, Малой Азии, в Салониках. Возможный разгром ограниченных контингентов английских войск в этих районах силами центрального блока не снимал угрозы наступления англо-французов на западном театре и не приближал исхода борьбы в пользу Германии. Поэтому в ходе выработки решения было признано необходимым вредить Англии политическими мерами, а удар нанести в 1916 г. по французской армии. Францию Фалькенгайн считал «лучшим мечом» Англии, который в напряжении своих сил дошел, однако, до предела.

По его мнению, достаточно нанести по Франции сильный удар в каком-либо одном пункте, и ее можно вывести из войны. Фалькенгайн добивался, чтобы против Англии была развернута беспощадная подводная война. Но германские политические круги на время отклонили эту заманчивую для них идею, опасаясь вступления США в войну. Перенося удар на Западный фронт против Франции, Германия рассчитывала добиться поражения французской армии путем «перемалывания и истощения ее резервов» в одном пункте Западного фронта. Для наступления на всем французском фронте не хватало сил. Объектом для удара после некоторого колебания (Бельфор или Верден) был избран Верден.

Верденский укрепленный район имел важное политическое и оперативно-стратегическое значение для Франции. Он был опорой восточного крыла французского фронта и плацдармом для возможного наступления французов с целью ликвидировать германский выступ, нависший над Парижем. Потеря Вердена не только приводила к нарушению системы французской обороны, но и открывала германцам ворота в тыл центральной группы французских армий и путь к Парижу. Верден являлся символом стойкости и мужества французов, т. е., как полагал Фалькенгайн, был таким объектом, «для защиты которого французское командование будет вынуждено пожертвовать последним человеком». А это могло бы привести к тому, что Франция истечет кровью, откажется от наступления, а возможно, и запросит мира.

Фалькенгайн отверг предложения Конрада о совместном наступлении австро-германских войск в Италии. По его расчетам, для такой операции необходимо было не 9, как предлагал Конрад, а 25 германских дивизий, оснащенных достаточным количеством тяжелой артиллерии, т. е. все то, что имела Германия в резерве. Пойти на это Германия не могла даже при максимальных результатах операции — выводе Италии из войны. Операция улучшила бы позицию Австро-Венгрии, но ни на шаг не приблизила цель войны на русском и французском фронтах и не сняла бы угрозу наступления англо-французов в 1916 г. Фалькенгайн недвусмысленно дал понять Конраду, что наиболее весомый вклад в предстоящую кампанию союзница Германии могла внести, надежно обеспечив удержание оборонительных рубежей на Восточном фронте.

Австрийский генеральный штаб вынужден был на 1916 г. готовить самостоятельную наступательную операцию против Италии, рассчитывая ударом из Трентино разгромить итальянскую армию и попытаться овладеть Ломбардией.

Планы Антанты

Державы Антанты стремились (учтя опыт прошедших кампаний) противопоставить стратегическим планам стран центрального блока единый согласованный план кампании 1916 г. и общее руководство военными действиями в кампании. Некоторый прогресс в этом отношении все-таки был достигнут к началу третьей военной кампании. Проведенная с 6 по 9 декабря 1915 г. вторая межсоюзническая военная конференция в Шантильи обсудила единый план кампании, предложенный от имени Франции Жоффром, вопросы о положении союзных армий и о выработке предложений своим правительствам по экономическим и политическим мероприятиям, связанным с ведением коалиционной войны, наконец, предложение Франции о создании при французской ставке межсоюзнического органа по руководству военными действиями. Последний вопрос не получил положительного решения. Было решено, как и прежде, согласовывать действия союзных армий на межсоюзнических конференциях. План Антанты на предстоящую кампанию конференцией был принят, хотя еще страдал общими положениями.

План исходил из того, что цели войны следует добиваться только на трех главных театрах: русском, французском и итальянском; решение необходимо искать прежде всего в согласованных действиях союзных армий в близкие между собой сроки, а затем в локальных действиях сторон, направленных на сковывание резервов и истощение живой силы противника. Предусматривалась также готовность своими силами остановить противника и оказать помощь другим державам, если они будут атакованы противником.

В плане рекомендовалось штабам союзных армий при подготовке военных действий исходить из необходимости оказывать друг другу поддержку в пределах возможного, не позволяя противнику перебрасывать резервы с одного фронта на другой.
Глава русской делегации генерал Жилинский по поручению Ставки представил конференции другой, более конкретный план единых действий союзников на 1916 г. Суть русского плана сводилась к тому, чтобы главный удар по коалиции Центральных держав нанести не во Франции, а на Балканах — по наиболее слабому ее звену — Болгарии и Австро-Венгрии — тремя союзными армиями — русской со стороны Юго-Западного фронта, англо-французской с Салоникского плацдарма и итальянской из района Изонцо в общем направлении на Будапешт. Предполагалось, что такой совместный удар ускорит переход колеблющихся нейтральных держав (Греции и Румынии) на сторону Антанты и обеспечит более тесное согласование военных усилий стран Антанты «для постепенного сжимания и окружения Германии» на европейском театре. В отличие от французского, русский план предусматривал также совместные действия Кавказской армии и английских войск против Турции в виде концентрического удара на Мосул с целью быстрого разгрома ее армии и надежного обеспечения Суэца и Индии от диверсий турецких войск.

Несмотря на бесспорное достоинство русского плана, он был отклонен. Англия и Франция усматривали в этом плане стремление России упрочить свои позиции на Балканах и проникнуть в Персию и Ирак, что не входило в расчеты Англии и Франции. Кроме того, исходя из первостепенной важности французского театра, Франция не соглашалась пойти на какое-либо даже временное его ослабление. Пугали англо-французов также трудности, связанные с ведением боевых действий в условиях горного театра, и перспектива снабжения войск по морским коммуникациям.

В окончательном виде план кампании 1916 г. был рассмотрен и одобрен на третьей межсоюзнической конференции в Шантильи, проводившейся в марте. В промежутке между 2-й и 3-й конференциями французский генеральный штаб конкретизировал положение плана союзников по срокам и изложил свои предложения в двух меморандумах от 15 (2) февраля и во введении к совещанию от 12 марта (28 февраля) 1916 г., разосланном в союзные штабы в начале марта. По меморандуму от 15 (2) февраля наступательные операции союзников намечалось начать до 1 июля, неодновременно: сначала русской и итальянской армиями, чтобы оттянуть возможно больше германских резервов с французского фронта, а затем армиями англо-французов, чтобы разгромить германскую группировку на этом фронте.
Оттяжка сроков наступления на лето 1916 г. и неодновременность начала операций представляли собой два крупных недостатка предложенного плана. Германии вновь предоставлялась инициатива действий и простор для маневра резервами с одного фронта на другой. На эти недостатки плана указало русское командование через своего представителя генерала Жилинского.

Начальник русского генерального штаба Алексеев, выдвигая предложения о перенесении сроков наступления на весну 1916 г., до завершения полной подготовки армий к операциям, писал Жилинскому: «Полагаю, план наступления в июле останется навсегда неосуществимым, ибо противник разрушит его, упредив атакою». Ставил Алексеев под сомнение и обещание союзников поддержать Россию общим наступлением на французском фронте немедленно, в случае если Германия вновь нанесет главный удар на Востоке.

Французская ставка не приняла предложения русского командования. По плану кампании, принятому на совещании в Шантильи 12 марта, русская армия должна была предпринять наступление на Юго-Западном фронте и итальянская армия в Ломбардии с 15 июня, а англо-французская армия наступать в районе Соммы с 1 июля 1916 г., предварительно измотав и обескровив германские резервы в районе Вердена. Стратегические решения союзников на 1916 г. впервые согласовывались в их основных положениях.

Координация наступательных операций по целям и срокам и оказание помощи одной из союзных армий в случае ее атаки противником, предусмотренные в плане кампании, имели положительное значение для будущих операций. Однако противоречия в стане союзников помешали им принять вариант плана русской Ставки, который более отвечая обстановке и обеспечивал более тесную координацию действий союзных армий, а также перехват ими стратегической инициативы у коалиции Центральных держав.

А. М. Агеев

Другие новости и статьи

« Кампания 1916 г. Первой мировой войны: операции на Западном фронте

Танк КВ-1: гигант в броне »

Запись создана: Вторник, 19 Май 2020 в 12:30 и находится в рубриках Первая мировая война, После Русско-японской войны.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика