19 Май 2020

Кампания 1916 г. Первой мировой войны: операции на Западном фронте

oboznik.ru - Кампания 1916 г. Первой мировой войны: операции на Западном фронте
#1916#перваямироваявойна#история

Верденская операция

Быстрое падение крупных крепостей в кампании 1914-1915 гг. на французском и русском фронтах подорвало у военных деятелей веру в силу долговременных фортификационных сооружений. Было признано невозможным вести оборону крепостей изолированно от полевых войск. Вследствие этого, а также потому, что крепостная артиллерия нужна была для наступательных операций, декретом правительства Франции от 5 августа 1915 г. Верден, Бельфор и другие французские крепости были упразднены. Разрешалось крепости разоружать, а их гарнизоны использовать для усиления полевых войск.
В развитие декрета инструкцией командующим групп французских армий от 9 августа 1915 г. на базе крепостей создавались укрепленные районы как неотъемлемая составная часть обороны полевых армий. Согласно инструкции гарнизонные войска должны были быть «организованы в полевые соединения и полностью ассимилированы с прочими войсковыми соединениями фронта».

Верденский укрепленный район к началу февраля 1916 г. входил в состав центральной группы армий. Работы по созданию в нем качественно новой системы обороны, в которой долговременные фортификационные сооружения крепости сочетались бы с укреплениями полевого типа, не были завершены. Всего в укрепленном районе было четыре оборонительные позиции. Три из них (полевые) готовились начиная с 1914 г. Первая позиция проходила в 6 — 7 км от внешнего пояса укреплений крепости по покрытой лесами местности. Вторая проходила на удалении 2-3 км от первой, а третья — на таком же расстоянии от второй, обе — по северным и северо-восточным отрогам Маасских высот.

Наиболее подготовленной в инженерном отношении и плотно занятой войсками была первая позиция. Она состояла из отдельных центров сопротивления, рассчитанных на батальон, и имела три линии обороны: передовую, линию поддержек и линию редюитов. Все линии обороны оборудовались траншеями, окопами, ходами сообщения и укрытиями, часть из которых была сделана из бетона. Передовая линия позиции прикрывалась проволочными заграждениями шириной до 10, а иногда и до 40 м.

Вторая позиция была оборудована не полностью. Лишь отдельные ее участки и населенные пункты с каменными постройками были превращены в сильные опорные пункты и оборонялись войсками. Третья оборонительная позиция была только обозначена. Ее оборудование проводилось уже в ходе отражения германского наступления.

Четвертая позиция представляла собой два пояса фортов и промежуточных долговременных укреплений крепости Верден, удаленных друг от друга на 2-3 км. Наиболее сильным из фортов внешнего пояса был форт Дуомон. Важнейшее значение среди фортов второй линии имел форт Сувиль. Всего в четвертой позиции было 12 фортов и 30 промежуточных долговременных укреплений, прикрытых рвами, эскарпами, проволочными заграждениями. Все сооружения четвертой позиции располагались на командных высотах и хорошо наблюдались со стороны противника.

С августа по январь 1915 г. основная масса артиллерии (до 1000 орудий, из них 350 тяжелых) и большая часть пулеметов фортов и укреплений была снята и передана полевым войскам других участков фронта, вывезено из крепости и до 100 тыс. снарядов. В фортах и укреплениях, часть из которых была подготовлена к взрыву, оставались лишь подразделения охраны. Охранная команда форта Дуомон, доминирующего над всей местностью, насчитывала 30 человек{40}. Команде вменялось в обязанность также обслуживать две броневые башни форта с 75-мм и 155-мм орудиями. Разоружение основной массы долговременных сооружений крепости сужало значение четвертой позиции в системе укрепленного района. И все же эта позиция имела все данные для того, чтобы стать главной оборонительной позицией укрепленного района.

Внешний обвод крепости Верден был равен 45 км. Фронт обороны всего укрепленного района (Верденского выступа) достигал 112 км. Укрепленный район рекой Маас делился на два участка — восточный (правобережный) и западный (левобережный). Все четыре позиции района удачно применялись к лесистой, сильно пересеченной местности, изобилующей глубокими оврагами и возвышенностями. Сочетание долговременных фортификационных сооружений с полевыми укреплениями и эшелонирование их на всю глубину района (до 15 км), перенесение центра тяжести обороны на полевые войска и тесная их связь с тылом — все это создавало такую новую форму обороны, которая была труднопреодолимой для наступающих войск, оснащенных самыми совершенными средствами прорыва.

Накануне операции в Верденском укрепленном районе оборонялось три армейских корпуса французов. На правом берегу — 2-й и 30-й (шесть дивизий) при 338 орудиях (в их числе 152 тяжелых) и на левом берегу — 7-й (две дивизии) при 294 орудиях (из них 92 тяжелых). Это обеспечивало плотность восточного участка в среднем 1,5 батальона и 15 орудий (в том числе 8 тяжелых), а западного — 2 батальона и 21 орудие (из них 6 тяжелых) на 1 км фронта обороны{42}. Южнее Вердена в общем резерве начальника укрепрайона генерала Эрра находились три [153] пехотные дивизии. Всего, таким образом, французы могли привлечь к обороне Вердена одиннадцать дивизий и 632 орудия (388 легких и 244 тяжелых). В интересах обороны района могли быть использованы также резервы верховного командования — 1-й, 3-й и 20-й армейские корпуса, выдвинутые в начале февраля в районы Бар-ле-Дюк и Сен-Мен.

Германское верховное командование рассчитывало взять Верден ускоренной атакой, разрушив полевые и долговременные укрепления французов мощной артиллерией. В проекте плана операции указывалось: «Решение взять крепость Верден ускоренной атакой основано на испытанном действии тяжелой и самой тяжелой артиллерии»{43}. Прорыв намечалось осуществить в одном пункте, на правом берегу р. Маас (от Консенвуа до Орн), наращивая удар из глубины.
Ведение операции возлагалось на 5-ю германскую армию под командованием кронпринца Вильгельма. Армия усиливалась свежими корпусами и артиллерией резерва верховного командования. Из 25 — 26 резервных дивизий Фалькенгайн выделял для операции 17 — 18. Остальные 7 — 9 считал необходимым держать в кулаке, в готовности отразить возможные наступательные операции англо-французов. Командование 5-й армии выдвигало идею прорыва обороны в двух пунктах — на правом и левом берегу р. Маас. Но Фалькенгайн отклонил эту заслуживающую внимания идею.

Решением командования армии, утвержденным начальником генерального штаба, для ведения прорыва на участке Консенвуа — Орн развертывалась ударная группа из трех корпусов в первой и трех корпусов во второй линиях. Эшелонирование группы должно было обеспечить наращивание удара «с необычайной силой»{45}. Группа первого эшелона (7-й резервный и 18-й и 3-й армейские корпуса — шесть дивизий) должна была сменить части 5-го резервного корпуса и развернуться: 7-й резервный корпус (две дивизии) — на 8-километровом, 18-й корпус (две дивизии) — на 2-километровом и 3-й корпус (две дивизии) — на 4-километровом фронте. Ближайшая задача группы — захват первых двух полевых позиций и наступление в направлении фортов Дуомон и Во. Вспомогательный удар наносился силами 15-го армейского корпуса (две дивизии) на фронте в 6 км. Сковывающие действия должны были вести на левом берегу Мааса — 6-й резервный корпус и между главным и вспомогательным ударами — 5-й резервный корпус, развернутый на 9-километровом фронте.
К операции для содействия 5-й армии на завершающем этапе борьбы за крепость Верден привлекалась армейская группа Штранца. Группа усиливалась одним резервным корпусом, который с рубежа юго-восточнее Этена должен был совместно с 15-м армейским корпусом 5-й армии и 15-м и 3-м резервными корпусами группы Штранца содействовать 5-й армии в овладении Верденским выступом и крепостью с востока.

Для достижения внезапности операция готовилась весьма тщательно и скрытно. Всячески маскировалось сосредоточение и развертывание войск и артиллерии, инженерные работы по оборудованию исходного района, подготовка баз снабжения и узлов связи, накопление артиллерийских запасов и т. д. Предметом особой заботы было развертывание артиллерии. Для удара по Вердену на фронте от Маланкура до Этена германцы развернули всего 1204 орудия и 202 миномета. Основная масса орудий и все минометы (из них тяжелых — 32, средних — 88 и легких — 82){46} развертывались на направлении главного удара. На участках корпусов ударной группы было сосредоточено: в 7-м резервном корпусе — 264, в 18-м корпусе — 266, в 3-м корпусе — 320, а всего 850 орудий, из них 493 тяжелых и 357 легких.

Кроме того, здесь должны были действовать 29 сверхтяжелых 380-мм и 420-мм орудий{48}. В среднем на километр фронта прорыва это составило 62 орудия и 15 минометов. В полосе 18-го корпуса плотность артиллерии доходила до 140 орудий на километр фронта прорыва. На направлении вспомогательного удара, в 15-м армейском корпусе, развертывалось 136 полевых и 60 тяжелых орудий; 6-й резервный корпус имел 101 тяжелое и 80 полевых орудий{49}. Артиллерия ударной группы сводилась по корпусам в три группы (А, B и С). Каждой группе придавалось по 2-3 воздухоплавательных отряда и одному отряду самолетов корректировочной авиации. Всего к операции привлекалось 168 боевых и корректировочных самолетов и 14 аэростатов{50}. В целом германцы создали превосходство над французами на направлении главного удара по числу дивизий в четыре и в артиллерии более чем в четыре раза.
С учетом минометов превосходство в артиллерии увеличивалось до 5,5 раза. Сосредоточение такого количества артиллерии и минометов в наступлении производилось в войне впервые. Впервые под Верденом применялись и огнеметы. Широко использовались инженерные подразделения. Каждый батальон был усилен одной саперной, а пехотная бригада — огнеметной ротой. Всего корпусам ударной группы было придано 39 инженерных и 8 [155] огнеметных рот{51}. Дивизии были снабжены в изобилии подрывным имуществом и ручными гранатами.

Германское командование отказалось от подготовки инженерного плацдарма для наступления в непосредственной близости (в 100-150 м) от противника, как это в 1915 г. делали французы. Было решено готовить такой плацдарм на том же рубеже, на котором находились до этого оборонявшиеся подразделения 5-го резервного корпуса. Считалось, что расстояние в 1-1,5 км от исходного положения до объектов атаки наступающие войска смогут успешно преодолеть под прикрытием мощного огня своей артиллерии. В исходном положении для атакующих эшелонов готовились траншеи, ходы сообщений, укрытия (штольни), строились огневые позиции, развивались старые и создавались новые подъездные пути. Дороги строились из расчета одна на дивизию. Кроме полевых оборудовались узкоколейные железнодорожные пути. Для подготовки дорожной сети привлекалось 26 военно-рабочих и 20 железнодорожных рот общей численностью до 20 тыс. человек.

По этим дорогам к началу наступлений было подвезено 213 полных поездов артиллерийских снарядов. Исходя из расчета 3000 выстрелов на полевые пушечные, 2100 — на полевые гаубичные и 1200 выстрелов — на тяжелые гаубичные батареи, эти запасы должны были обеспечить артиллерию наступающих в первые шесть дней боя. В последующем предусматривалось подвозить 33 3/4 поезда боеприпасов в сутки.

Операция готовилась с конца декабря 1915 г. Из районов сосредоточения (в 15 — 20 км от линии фронта) в исходное положение войска выводились за двое суток до начала наступления. Подготовительные работы, сосредоточение и развертывание войск прикрывались авиацией. Чтобы отвлечь внимание французов, на ряде участков франко-германского фронта (Аррас, Шампань и др.) проводились демонстрации значительными силами.

Атака Вердена была назначена на 12 февраля. Но из-за плохой погоды (дождь, снег, туман) откладывалась со дня на день вплоть до 21 февраля. Вследствие этого исключить полностью утечку сведений о подготовке наступления германцам не удалось. Такие сведения попадали к французам через перебежчиков и военнопленных{55}, добывались агентурной разведкой не только Франции, но и России{56}. К середине февраля французы располагали не только данными о районе наступления, но и о группировке германских корпусов первой линии и расположении их батарей тяжелой артиллерии{57}. На основе этих данных французы [156] только в период с 11 по 16 февраля усилили войска Верденского укрепленного района на шесть пехотных дивизий и шесть артиллерийских полков{58}. Артиллерия 7-го армейского корпуса (на левом берегу) была подчинена генералу Эрру.

И все же вплоть до 21 февраля Жоффр считал, что не Верден, а Шампань явится участком нового большого германского наступления, в районе Вердена последуют лишь атаки второстепенного значения.
Артиллерийскую подготовку наступления германцы начали 21 февраля в 8 час. 12 мин. и продолжали ее около 9 часов{59}. Чтобы скрыть направление главного удара, подготовка проводилась на фронте в 40 км, от Авокура до Этена. Мощному огневому воздействию более 1500 орудий и минометов подвергалась оборона французов на всю глубину укрепленного района. Огонь невиданной силы по отдельным целям и группам целей (участкам окопов, траншей и укрытий) первой и второй позиций сочетался с последовательным обстрелом площадей в глубине обороны французов, участков дорог, селений, командных пунктов, батарей, фортов и строений города Верден. Для разрушения траншей и окопов привлекались в основном минометы. Батареи поражались главным образом химическими снарядами, а командные пункты, форты и другие укрепления — огнем сверхтяжелых орудий — 210-мм мортир и 420-мм гаубиц. Железнодорожные станции бомбардировали самолеты. За час до атаки огонь был перенесен по первой позиции и обнаруженным батареям и доведен до максимального напряжения. «Немцы, — указывал Петэн, — пытались создать такую «зону смерти», в которой ни одна часть не смогла бы удержаться. Тучи стали, чугуна, шрапнелей и ядовитых газов разверзлись над нашими лесами, оврагами, траншеями и убежищами, уничтожая буквально все… На узкий треугольник, заключенный между Брабан, Орн и Верденом, был сосредоточен опустошающий огонь больше чем 2 млн. снарядов».
За время артиллерийской подготовки система обороны первой, а на отдельных участках и второй позиций была нарушена, а управление войсками парализовано. В 16 час. 45 мин. пехота германцев поднялась в атаку.

Дивизии наступали, обычно, имея два полка впереди, а третий в резерве; полки первой линии — два батальона в первом и [158] один — во втором эшелонах, пехотные батальоны — тремя волнами на фронте в 400-500 м, имея впереди штурмовые группы в составе 1-3 отделений стрелков и саперов, усиленных пулеметными и огнеметными командами и минометами{62}. Первую и вторую волны составляли пехотные роты, а третью — пулеметная рота. Штурмовые группы должны были разрушить заграждения, разведать результаты артиллерийской подготовки и обеспечить наступление своей пехоты. По опыту англо-французов в Шампани и Артуа и Горлицкого прорыва в таком боевом порядке намечалось осуществить прорыв французской обороны, последовательно захватывая один рубеж за другим.

На первый день наступления германское командование поставило войскам ограниченную задачу — овладеть первой линией траншей и разведать степень разрушения второй линии — линии поддержек. Эта задача была быстро выполнена, но войска остановились, сила первого удара была утрачена, а безостановочность движения нарушена, натиск наступающих волн снизился. С 22 февраля корпуса наступали без ограничений, но за первые два дня добились незначительных успехов. 7-й резервный корпус занял Омон и Самонье, а 3-й армейский корпус — лес Эрбэбуа; продвинувшись на 1,5 — 2 км, они захватили первую позицию обороны 30-го французского корпуса. 18-й армейский корпус застрял в лесу Кор, натолкнувшись на не подавленные артиллерией сильные очаги сопротивления французов.

30-й французский корпус вел активную оборону, но его попытки контратаками резервов вернуть утраченные позиции не имели успеха. К исходу 23 февраля 18-й армейский корпус овладел первой позицией. К этому времени германское командование вынуждено было переподчинить часть артиллерии дивизиям, а отдельные батареи и орудия придать стрелковым батальонам первого эшелона, чтобы усилить их непосредственную поддержку артиллерийским огнем и обеспечить уничтожение французских пулеметных огневых точек в блокгаузах, бронеколпаках, в системе опорных пунктов, мешающих продвижению наступающих войск германских корпусов. 24 февраля натиск германцев усилился. После новой мощной артиллерийской подготовки и ввода в бой третьих эшелонов полков они захватывают вторую позицию. Французы цепляются за каждый участок местности, но несут большие потери. Связь полевых войск с артиллерией и укреплениями фортов нарушается. Резервы французов иссякают. Воспользовавшись этим, германцы с ходу, 25 февраля, овладевают фортом Дуомон и таким образом добиваются крупного тактического успеха. Генерал Лангль де Кари — командующий центральной группой французских армий — был вынужден отдать приказ об отводе дивизий 2-го корпуса из Веврской долины на Маасские [159] высоты. 25-го переходят в наступление 5-й резервный и 15-й армейский корпуса 5-й армии и правый фланг армейской группы Штранца. Следуя за отходящими французскими дивизиями, они к исходу 27 февраля захватывают Веврскую долину.

Крупные успехи германцев вынудили французское командование пересмотреть свои взгляды на значение обороны Вердена. Через своего представителя генерала Кастельно, направленного 24 февраля в Верден, Жоффр отдал категорический приказ «задержать противника любой ценой» на правом берегу р. Маас. На помощь Вердену в спешном порядке перебрасываются резервы верховного командования. 24 февраля с ходу вводится в бой 20-й резервный корпус. 25 февраля в Верден прибывает генерал Петэн со штабом 2-й армии и с задачей оборонять крепость во что бы то ни стало, а 26 февраля — 1-й армейский корпус французов и новые подкрепления в артиллерии. Спешно подвозятся к Вердену 13-й и 21-й корпуса.

Генерал Петэн и его штаб установили войскам «единую позицию сопротивления» по внешней линии фортов и обязали ее защищать всеми имеющимися средствами. Форты были превращены в опорные пункты позиции, обеспечены гарнизонами и снабжены продовольствием и боеприпасами. Гарнизону разрешалось эвакуировать форт лишь при его полном окружении противником. Полевые войска после перегруппировки и пополнения резервами были разделены на четыре группы: генерала Дюшена (4,5 дивизий), генерала Бальфурье (4,5 дивизий) и генерала Гильома (2 дивизии) — на правом берегу и генерала Базелера (2,5 дивизии) — на левом берегу. Артиллерия группы генерала Базелера (7-й корпус) переключалась на оборону правого берега. 2-я армия переходила в непосредственное подчинение верховному командованию. Оперативно генералу Петэну была подчинена и оборонявшаяся слева (в районе Аргонн) 3-я французская армия.

Большой заслугой французского командования явилась организация умелой переброски резервов. Так как железная дорога на Верден через Обервиль находилась под обстрелом германской артиллерии, а дорога через Сен-Миель еще в 1914 г. была перерезана германцами, переброска всех войск была организована на автомашинах по шоссе Бар-ле-Дюк — Верден. 65-километровую трассу шоссе разделили на шесть участков, а весь автомобильный парк — на 200 отделений по 20 автомашин. К концу февраля автослужба трассы, впоследствии названной французами «священный путь», насчитывала 300 офицеров, 8500 солдат, 3900 автомобилей, сведенных в 175 автомобильных взводов. Пропускная способность шоссе была доведена до 6000 машин в сутки, или 4 машины в минуту, что соответствовало ежесуточному обороту транспортных средств в 15 пар железнодорожных эшелонов. За период с 27 февраля по 6 марта к Вердену было подвезено до 23 тыс. т боевых припасов и 2500 т различных материалов и переброшено 190 тыс. бойцов.
В результате проведенных мероприятий французские войска значительно усилились Ко 2 марта они выросли в 2 раза, силы германцев — только на 0,1 часть.

В то время как французские части повышали силу сопротивления, германские ударные корпуса, утомленные пятидневными боями, утрачивали необходимую для дальнейшего наступления боеспособность. Продвинувшись за это время на 5 — 8 км, они втягивались в тяжелые изнурительные бои, сопровождавшиеся большими потерями.

Начиная с 5 марта германское командование решает расширить фронт наступления, перенеся фронт атаки на левый берег Мааса. Германцы стремятся овладеть важнейшими высотами Морт-Омм и 304,0, перехватить коммуникации Вердена и исключить фланговое воздействие французской артиллерии по германским ударным корпусам. Но 7-й корпус французов ждал этого наступления. В кровопролитных мартовских боях 6-й, а с 11 марта и 22-й резервные корпуса германцев овладели лишь подступами к высотам 304,0 и Морт-Омм. Безрезультатны были атаки французского форта Во на правом берегу, проводившиеся 3-м армейским, 5-м резервным и новым 10-м резервным корпусами германцев. На правом и левом берегу Мааса французская пехота упорно отстаивала свои позиции.

Одновременный и сильный натиск германцев на левом и правом берегу р. Маас с целью захвата Вердена мог быть ослаблен решительными действиями англо-французов на других участках фронта, в частности на р. Сомме, где велась подготовка к наступлению. Французы готовы были пойти на это. Но англичане отказались начинать наступательные действия раньше намеченного срока (1 июля), мотивируя это неготовностью войск. Попытку оказать помощь французам сделало русское верховное командование. Предпринятая по настойчивой просьбе Жоффра наступательная операция русских войск у озера Нарочь 18 марта заставила Фалькенгайна на время (с 22 по 30 марта) приостановить атаки в районе Вердена и обратить внимание на положение своих войск на Востоке{67}. Оперативную паузу под Верденом французы использовали для наращивания усилий своих войск в обороне и подтягивания новых резервов. Под Верден были стянуты четыре корпуса 10-й французской армии (11-й, 15-й, 21-й и 23-й), которую в районе Арраса сменили англичане. Вводится система частой (через 10-15 дней боев) замены французских корпусов и дивизий, не допускающая потери ими полной боеспособности. Германцы с их ограниченными резервами вынуждены были сменять свои войска через месяц — полтора после того, как они утрачивали боеспособность.

Уже в начале марта было очевидно, что план захвата Вердена ускоренной атакой провалился. Но Фалькенгайн решил продолжать Верденскую операцию, ведя ее методической атакой, применяемой при осаде крепостей. «Верден должен быть взят во имя престижа», — указывал Фалькенгайн генералу Гальвицу, начальнику западной группы германских войск, действовавших на левом берегу р. Маас. Преследовал Фалькенгайн и другую цель — истощить возможно большее количество французских сил и средств и таким образом сорвать наступление англо-французов на Сомме.
В апреле и мае германцы сосредоточили главные усилия своих атак на левом берегу р. Маас, против высот 304,0 и Морт-Омм. Группа Гальвица была усилена значительным числом тяжелых и сверхтяжелых батарей. Каждой ее новой атаке предшествовала мощная артиллерийская подготовка. Для подготовки атаки на высоту Морт-Омм 9 апреля, например, было израсходовано 17 эшелонов боеприпасов.

В подготовке атаки на высоту 304,0 4 мая участвовало до 100 тяжелых батарей. Французы уступали германцам в тяжелой артиллерии, но стянули к Вердену также большое число батарей. Они широко применяли артиллерию для проведения контрподготовки и поддержки контратак своих войск. Контратаку 20 апреля, в результате которой германцы были сброшены с вершины Морт-Омм, поддерживал огонь 80 французских [162] батарей{71}. Контратаку 22 мая для отвоевания форта Дуомон французы вели при поддержке 51 тяжелой батареи. Форт Дуомон был взят, но удерживался всего два дня. 24 мая германцы вновь его захватили.

7 мая, применив новые химические снаряды с быстродействующим удушающим газом («зеленый крест»), группа Гальвица заняла высоту 304,0. 20 мая, наконец, перешла в ее руки и высота Морт-Омм. Так германцам потребовалось около трех месяцев, чтобы в жестоких и кровопролитных боях овладеть этими двумя важными в системе французской обороны высотами.

В июне — начале июля бои под Верденом развернулись с новой силой.
Германское командование спешило покончить с Верденом до начала наступления англо-французов на Сомме. Войскам был зачитан приказ кайзера взять Верден к 15 июня. Новые яростные атаки были направлены против форта Во и последней оборонительной линии французов, проходившей через селение Флери, форт Сувиль и укрепления Тиомон и Фруад де терр. Ценою крупных потерь и большого расхода снарядов 10-й резервный корпус 2 июня блокировал форт Во, a 7 июня, действуя специально созданными штурмовыми группами, заставил капитулировать его гарнизон. 24 июня восточная группа генерала Лохова захватила селение Флери и укрепление Тиомон. Атаку на фронте в 4 км вели шесть германских дивизий при поддержке 79 тяжелых батарей и нескольких отрядов авиации. По французским позициям было выпущено до 110 тыс. снарядов с удушающими и слезоточивыми газами{74}. Последующие атаки форта Сувиль были, однако, отбиты. Группа генерала Лохова ни к середине июня, ни к началу июля не смогла сломить французскую оборону и выполнить приказ кайзера.

Начиная с конца июня — начала июля натиск германцев под Верденом стал ослабевать. 22 мая (4 июня) началась крупная операция русских войск на Юго-Западном фронте.
С 1 июля развернулась операция англо-французов на Сомме. Наметившиеся согласованные действия Антанты вынуждали германское командование снимать из-под Вердена силы и перебрасывать их частично на русский фронт, а частично в район Соммы. Только за 10 дней (со 2 по 12 июля) из-под Вердена на Сомму было направлено две пехотные дивизии, 52 тяжелые и 9 легких батарей.
В этих условиях, а также в связи с вступлением Румынии 27 августа в войну на стороне Антанты германское наступление [163] под Верденом теряло стратегический смысл. 2 сентября оно было прекращено приказом нового начальника генерального штаба Гинденбурга. За провал операции под Верденом Фалькенгайн поплатился тем, что 29 августа был снят со своего поста.

Руководство войной в Германии перешло к Гинденбургу и Людендорфу. Последний был назначен первым генерал-квартирмейстером генерального штаба германской армии.
Начиная с августа инициатива под Верденом перешла к французам. В августовских боях они возвратили укрепления Тиомон, Флери и высоту 304,0. В октябре — декабре они нанесли на правом берегу р. Маас два коротких, но сильных последовательных удара. Первый — с 24 октября по 2 ноября, второй — с 13 по 16 декабря. Наступление 4 французских дивизий генерала Манжена поддерживало свыше 400 батарей, в их числе батареи новых 400-мм гаубиц. Упорными атаками при содействии химических и зажигательных снарядов, огня тяжелых и сверхтяжелых батарей 2 ноября были взяты форты Дуомон и Во, а к середине декабря — деревни Во, Безонво, Лувемон и Вашеровилль. К 18 декабря французы, выйдя к своей прежней третьей позиции, прекратили атаки.
Так завершилась Верденская операция, продолжавшаяся около 10 месяцев. Эта самая крупная и продолжительная операция первой мировой войны стоила обеим сторонам огромных жертв — до 1 млн. человек. На верденской «мясорубке», или «мельнице» Маасского района{76}, как ее называл Фалькенгайн, было перемолото до 120 дивизий, в том числе 69 французских и 50 германских. С обеих сторон борьба носила характер боев на истощение, в ходе которых дивизии теряли до 70% и более личного состава.

Борьба за Верден потребовала огромных материальных затрат. Она превратилась в материальное состязание воюющих сторон. Только французы с 25 февраля по 15 июня израсходовали до 14,5 млн. снарядов, из них до 2 млн. снарядов тяжелой и сверхтяжелой артиллерии.
Под Верденом потерпел крушение германский стратегический план кампании 1916 г. и доктрина Фалькенгайна ведения стратегического наступления недостаточными силами с решительной целью. Германская армия потерпела поражение. Она не смогла выполнить ни одной из поставленных задач: ни захватить Верден и обескровить французскую армию, ни предотвратить переход союзников в наступление на Сомме. Главной причиной поражения Германии явилось общее превосходство Антанты в силах и средствах. Германское командование переоценило возможности своих войск и недооценило возможности своих противников.

Политические последствия верденской бойни для Германии были чрезвычайно неблагоприятны. Резко понизился моральный дух германской армии и всего населения. Верден явился толчком к подъему движения протеста против войны в армии, на флоте, среди народных масс.
Германским командованием под Верденом были допущены и крупные ошибки оперативного характера. Прорыв велся на слишком узком участке (8,5 км) и вначале только на правом берегу Мааса. Между восточной и западной группами германских войск не было организовано тесного взаимодействия. Вслед за Артуа и Шампанью Верден доказал, что изолированный прорыв на узком участке при существовавших технических средствах прорыва не мог принести наступающему успеха, Обороняющийся успевал подводить к участку прорыва свои резервы и не только закрывать брешь, но и мощными контратаками не допускать перерастания тактического прорыва в оперативный.

Германцы не сумели провести в жизнь ускоренной атаки Вердена. Оказался несостоятельным и метод последовательного преодоления укрепленной полосы, курс Фалькенгайна на обескровливание французских резервов. Этот курс привел к истощению и без того ограниченные людские ресурсы германской армии. Франция же, несмотря на крупные потери, сохранила силы для ведения совместно с Англией большой стратегической операции на Сомме. Недостатки стратегического и оперативного порядка предопределяли то, что борьба германской армии под Верденом приобрела ограниченный размах. Она велась на сравнительно небольшом пространстве местности по фронту 15 км в начале и 30 км в конце операции, а в глубину — всего 7 — 10 км, необычайно низкими темпами: в период 21-25 февраля — 11,5 км, а в последующие дни — по нескольку метров в сутки. Метод последовательной атаки исключал полное использование возможностей наступления, приводил к ничтожным оперативным результатам и сопровождался огромными потерями. Фактически операция велась германцами на одном и том же рубеже, изрытом воронками, окопами, могилами, и имела характер боев на измор, на истощение.

Верден явился своеобразным испытательным полигоном новых средств и способов ведения войны. Германия применила в операции новое средство ближнего боя: огнеметы, отравляющие вещества, артиллерию большой мощности, штурмовые группы, метод подвижного заградительного огня для поддержки атаки, явившийся прообразом огневого вала. Франция испытала легкий пулемет, сверхтяжелые орудия (400 мм), применила артиллерийскую контрподготовку, систему укрепленных районов как сочетания полевых и долговременных фортификационных сооружений и новую групповую тактику оборонительных боев. Система сочетания полевых и долговременных укреплений показала особую живучесть. Форты являлись мощными очагами сопротивления, которые цементировали оборону укрепленного района по фронту и в глубину. Артиллерийский огонь, причиняя огромные разрушения в системе обороны, не был в состоянии вывести из строя основные (железобетонные и бронированные) сооружения фортов.

Так, хотя по форту Дуомон было выпущено более 100 тыс. снарядов, в основном сверхтяжелых и тяжелых калибров, его боевые пулеметные и артиллерийские башни остались невредимыми; уцелели также броневые наблюдательные пункты. Выдержали бомбардировку германской артиллерии большой мощности и сооружения из бетона и брони фортов Во и Сувиль. Система укрепленных позиций, прошедшая испытания под Верденом, явилась прообразом будущих укрепленных районов, построенных на новой, более высокой военно-технической основе.
Под Верденом вновь выявилось с большой силой возросшее значение в наступлении и обороне артиллерийско-минометных средств борьбы, инженерных войск, авиации, автомобильного транспорта. Авиация, как и артиллерия, сводилась в определенные тактические и оперативные группы. Авиационные группы все шире выполняли боевые функции — прикрывали свои войска с воздуха и наносили удары по войскам противника. С помощью автомобильного транспорта французы поддерживали бесперебойную работу тыловых учреждений укрепленного района, обеспечивая войска необходимыми резервами и материально-техническими средствами.

Оборона Вердена французами явилась выдающейся страницей военной истории Франции, олицетворяющей мужество, стойкость и самоотверженность французской нации. Успеху французской армии под Верденом во многом способствовали наступательные операции ее союзника — русской армии у оз. Нарочь и в Галиции.

Операция на р. Сомме

Операция англо-французов на р. Сомме явилась составной частью общего стратегического плана Антанты на 1916 г., согласованного на межсоюзнических конференциях в Шантильи с целью обеспечить стратегическое взаимодействие союзных армий на различных театрах войны.
Начало планированию операции положила конференция в Шантильи 6 декабря 1915 г. К февральской межсоюзнической конференции первоначальный план операции был разработан и 10 февраля одобрен ее участниками. Этот план предусматривал проведение большой операции силами трех французских и двух английских армий (64 дивизии), что составляло до 45% общей численности англо-французских сил на западноевропейском театре. Прорыв намечалось вести в одном пункте, на фронте от Лассиньи до Эбютерн, протяжением в 70 км, а к обеспечению операции привлечь около 50% тяжелой артиллерии и до 40% авиации союзников, находившейся на этом театре. Основные усилия в проведении [166] операции, исходя из того что боеспособность английских войск была еще недостаточно высокой, возлагались на французские армии. Они должны были осуществлять наступление 39 дивизиями при поддержке 1700 тяжелых орудий и свыше 200 боевых самолетов на фронте в 45 км.

Операцию планировалось вести с решительными целями, разгромить германские армии, оккупировавшие северные районы Франции. Французские армии должны были нанести удар на Перонн, Сен-Кантен, Лаон с задачей разгромить главную группировку германцев в «нуайонском выступе» и в районе р. Эна, английские — на Бапом, Камбре, Валансьен, чтобы нанести поражение северной группе германских армий в районе Арраса и р. Лис. Это означало, что план предусматривал крайне сложное для взаимодействия наступление по расходящимся направлениям: французов — на восток, а англичан — на север. В плане недооценивалось отрицательное влияние местности. Избранная для операции сильно пересеченная и всхолмленная местность, изобилующая населенными пунктами, лесами и оврагами, больше благоприятствовала обороне, нежели наступлению. Протекавшая в полосе наступления французов извилистая и болотистая р. Сомма затрудняла маневр и взаимодействие. Но французы исходили из того, что наступление на стыке с англичанами позволит им подталкивать своих партнеров действовать с желаемой энергией, а сосредоточение превосходящих сил и средств обеспечит преодоление отрицательного влияния географического фактора и успешное проведение операции.

Верденская операция германцев, перемолов резервы французов, вынудила Жоффра и Кастельно пойти на внесение в план существенных поправок как относительно сил и средств, привлекаемых для проведения операции, так и изменения роли в ней англичан и французов. В окончательном варианте плана операции, согласованном в мае, фронт прорыва сокращался с 70 до 40 км, а число дивизий — с 64 до 39. Численность сил французов уменьшалась в 2,6 раза, а участок их прорыва сужался до 15 км. Главная роль в операции отводилась англичанам, силы и средства которых оставались прежними.

По последнему варианту плана, к проведению операции привлекались: со стороны англичан 4-я и 3-я армии (25 пехотных дивизий), со стороны французов 6-я армия (14 пехотных дивизий). Главный удар наносила 4-я английская армия. Ее задача заключалась в том, чтобы прорвать оборону германцев на фронте Марикур — Эбютерн (25 км), нанести рассекающий удар на Бапом — Валансьен и, разгромив 4-ю и 6-ю германские армии, надежно обеспечить базирование сил англичан на порты Кале и Дюнкерк. Задача 6-й французской армии сводилась к прорыву обороны по обе стороны Соммы на фронте Фукокур — Марикур и наступлением на Перонн — Мобеж содействовать успеху 4-й армии англичан с востока. Обеспечение действий 4-й армии с запада возлагалось на 3-ю английскую армию.

С образованием брешей в германской обороне планом предусматривался ввод в сражение маневренных (кавалерийских) групп 4-й английской и 6-й французской армий для развития прорыва, а со стороны французов, кроме того, подключение к операции еще одной, 10-й армии (13 дивизий), находившейся в стадии переформирования после смены ее 4-й английской армией. 10-я армия должна была наступать южнее Перонна в направлении Сен-Кантен — Лаон, чтобы при содействии 6-й армии и армий центральной группы решить важную для французов задачу — разгромить нуайонскую группировку германцев, фронт которой особенно близко подходил к Парижу. Из краткого анализа последнего варианта плана следует, что, несмотря на почти двойное сокращение всех сил, предназначенных для операции, и значительное сужение фронта прорыва, конечные далеко идущие цели операции не претерпевали изменений. Не устранился полностью и такой существенный недостаток плана, как наступление по расходящимся направлениям. Этот недостаток свидетельствовал о наличии разногласий в оперативных взглядах союзников.

Характерно, что, исходя из опыта кампании 1915 г., операция на Сомме планировалась как «тяжелое и длительное сражение», в основе замысла которого лежал прямолинейный и методический прорыв германской обороны, осуществляемый путем последовательного захвата одного рубежа за другим до выхода наступающих войск на оперативный простор. В объяснительной записке командующий войсками Северной группы французских армий Фош указывал, что «предстоящее сражение — длительная операция, которую следует вести методически и продолжать до тех пор, пока не будет сломлено сопротивление противника». Только методический образ наступательных действий, подчеркивал он, «один позволяет разрушать укрепленные фронты», от него можно отказаться лишь тогда, «когда противник, исчерпав свои резервы, перестанет оказывать… сопротивление на непрерывных хорошо оборудованных оборонительных линиях».

Указания Фонта отражали официальные взгляды французского командования, изложенные в инструкциях, обобщавших опыт операций 1915 г., — от 8 ноября 1915 г. «Наступательный бой мелких частей»{83} и от 16 января 1916 г. «О цели и условиях объединенного наступательного действия». Эти официальные руководства требовали вести прорыв позиционной обороны рядом натисков, каждый; из которых тщательно подготовлен мощным артиллерийским огнем. Инструкции недооценивали роль пехоты и переоценивали роль артиллерии в наступлении, полагая, что пехота сама по себе не в состоянии атаковать укрепленные позиции, их предварительно должна разрушить артиллерия. «Наступление на современный укрепленный фронт, — отмечалось в инструкции, — состоит из известного числа фаз, каждая из этих фаз соответствует возможностям действий артиллерии».

Артиллерия должна вести за собой пехоту от рубежа к рубежу, а пехота — атаковать рубеж лишь на такую глубину, которая обстреливается артиллерией без смены огневых позиций, т. е. на глубину 2-4 км. «Артиллерия опустошает, а пехота наводняет». «Цель общей наступательной операции, — согласно инструкции от 16 января, — заключается в уничтожении всей пехоты и артиллерии, которые противник в состоянии… противопоставить на всех своих последовательных позициях в районе атаки». Артиллерия, подготовив атаку первой позиции и обеспечив ее занятие и закрепление, готовит атаку второй позиции и вновь ведет пехоту в атаку. Так продолжается до тех пор, пока не будет преодолена вся позиционная оборона противника. Маневр пехоты в ходе операции состоит в том, чтобы овладеть линиями окопов (траншей), разрушенных артиллерийским огнем, и удерживать их до новой атаки. Инструкция от 16 января подчеркивала необходимость одновременной атаки рубежей пехотными частями, не нарушая связи между ними и графика их продвижения. «Атака должна быть ведена методично, чтобы сохранить связь. Порядок важнее быстроты».
В полосе, намеченной англо-французами для прорыва, оборонялись соединения 2-й германской армии генерала Белова. Оборона армии, укрепляемая около двух лет, была хорошо развита, эшелонирована в глубину и тщательно приспособлена к местности.

Оборона армии состояла из трех позиций: первая глубиной до 1000 м, включавшая три линии сплошных траншей, систему опорных пунктов с круговой обороной, развитую сеть ходов сообщений и укрытий, в числе которых были убежища из бетона, вторая, проходившая в 3-4 км за первой, по линии Эрбекур, Морена, Безантен, оборудованная одной-двумя линиями траншей и системой опорных пунктов. Каждая позиция прикрывалась проволочными заграждениями, ширина которых местами доходила до 30-40 м. Между первой и второй проходила промежуточная позиция, а в 2-3 км за второй — третья позиция. Последняя была подготовлена лишь на отдельных наиболее важных направлениях. В систему обороны армии входили также отсечные позиции, которые тянулись по северному берегу Соммы и вдоль шоссе Альбер — Бапом. Общая глубина обороны достигала 7 — 8 км.

Против 6-й французской армии оборонялись три дивизии 17-го армейского корпуса, против 4-й английской армии — четыре дивизии 14-го резервного корпуса 2-й армии. Плотность войск армии на позициях была неравномерной. Южнее Соммы германские пехотные дивизии имели участок обороны в 9 км, а севернее Соммы — только 6 км. Сужение дивизионных участков последовало в мае, в предвидении наступления союзников, подготовка к которому велась, вопреки опыту германцев под Верденом, без надлежащих мер оперативной и тактической маскировки. Оборона дивизий и корпусов строилась на прочном удержании первой позиции с помощью огня, контратак и контрударов резервов из глубины. Корпусные резервы размещались в районе третьей позиции. Резерв армии в одну пехотную дивизию располагался в районе Бапом, резерв фронта в 5 — 7 дивизий — в районе Камбре, Сен-Кантен, Ипр.

Операцию на Сомме англо-французы готовили более 5 месяцев, с особой тщательностью и невиданным до этого размахом. Исходный плацдарм для наступления оборудовался траншеями, ходами сообщения, укрытиями и убежищами от артиллерийского огня, различными складами. В тылу армий улучшались шоссейные и строились новые железные дороги, мосты, аэродромы, развертывались армейские склады, проводились другие работы по накоплению материально-технических средств. О масштабе этих работ говорят следующие данные.

В полосе наступления от тыла к фронту было подведено до 250 км нормальных и 500 км узкоколейных железных дорог, оборудовано 6 аэродромов, сооружено 150 бетонированных площадок с убежищами для артиллерии особой мощности, вырыто 2000 колодцев, построена водопроводная сеть, развернуто 13 эвакогоспиталей на 45 тыс. раненых. Французы сосредоточили на свои армейские, корпусные и дивизионные склады до 6 млн. 75-мм снарядов и 3 млн. снарядов для тяжелой артиллерии, т. е. больше, чем было заготовлено к началу войны. На каждое 75-мм и 105-мм орудие было подвезено до 3000 снарядов, на 120-мм и 155-мм орудие — по 2630 снарядов, на другие тяжелые орудия калибром до 200 мм и выше — по 1700 снарядов. Общие запасы снарядов для траншейных мортир составили 400 тыс. Размах материально-технической подготовки к операции превосходил не только подготовку русских армий Брусилова, но и германских войск под Верденом. Масштаб подготовки был так велик, что ее уровень союзники смогли превзойти только спустя два года, т. е. в 1918 г. Однако отсутствие скрытности в подготовке снижало ее эффективность.

Широкой была и тактическая подготовка англо-французских армий к операции. Все дивизии, предназначенные для операции, пропускались через сеть специальных учебных лагерей. В течение двух недель на местности, инженерное оборудование которой копировало германскую оборону, отрабатывались приемы движения в атаку и приемы атаки укрепленных позиций, изложенные в инструкциях от 8 ноября 1915 г., 16 января 1916 г. и других, составленных в их развитие, в частности в инструкции Фоша от 30 апреля 1916 г.

Войска обучались действовать последовательно от рубежа к рубежу, так, чтобы каждый маневр имел «целью захват одной линии неприятельских позиций», а наступление велось «таким темпом, при котором старший командный персонал мог бы постоянно за ним следить как в отношении порядка, так и в отношении сохранения постоянной связи между пехотой и артиллерией». Пехота обучалась методической атаке укрепленных позиций при содействии нового способа артиллерийской поддержки атаки, который французы впервые применили под Верденом, — огневого вала; при этом способе пехота шла в атаку за продвигающейся впереди нее стеной заградительного огня своей артиллерии. Отрабатывался ближний бой пехоты с использованием ручных пулеметов, ружей-гранатометов и траншейных 37-мм орудий — нового вооружения, которое к этому времени поступило в полки, бригады и дивизии и которое повышало их тактическую и огневую самостоятельность; отрабатывалось также взаимодействие пехоты с артиллерией и авиацией.

В результате перегруппировок, проведенных в течение мая — июня, англо-французы следующим образом развернули свои войска в исходном положении для наступления. 4-я английская армия генерала Роулинсона — все пять корпусов (13-й, 15-й, 3-й, 10-й, 8-й) в линию. Резерв армии составили две пехотные и три кавалерийские дивизии. Оперативное построение 6-й французской армии генерала Файоля включало два эшелона: в первом — три корпуса (35-й, 1-й колониальный и 20-й, последний севернее Соммы), во втором — 7-й армейский корпус и 1-й кавалерийский корпус. Кавалерийские соединения армий должны были решать задачи маневренных групп. 3-я английская армия генерала Алленби выставляла для операции один (7-й) армейский корпус. В резерве главного командования англичане имели штаб резервной армии и армейский корпус, французы — 10-ю армию в составе четырех корпусов (10-го, 2-го, 30-го и 21-го).

Боевой порядок английских корпусов состоял из одного эшелона и резерва. В первый эшелон выделялись две-три, в корпусной резерв — одна пехотная дивизия. Боевой порядок французских корпусов — в два эшелона, в каждом по две дивизии. Исключение составляли 15-й английский корпус, все три дивизии которого находились в одном эшелоне, а также 35-й французский, в котором одна дивизия была в первом, а две — во втором эшелоне. Сильный второй эшелон корпуса должен был обеспечить прикрытие фланга 6-й армии Файоля и ввод в бой соединений 10-й армии Мишле. Корпусам для атаки назначались участки в 3-5 км, дивизиям — 1-2,5 км. В глубину боевой порядок корпуса простирался до 2 км. Всего на 20-километровом фронте 4-й английской армии развертывалось: в первой линии — 12, во второй — 4 дивизии, на 15-километровом фронте армии Файоля в первой линии — 5, а во второй — 6 дивизий, 7-й корпус 3-й английской армии, как имеющий обеспечивающие задачи, развертывал свои две дивизии на участке в 5 км.

Дивизии обычно строили боевой порядок в один эшелон, все полки в линию, полки — в два-три эшелона, батальоны — две-три роты в первом эшелоне и одна-две в поддержке. Полки, как того требовала инструкция от 16 января, составляли штурмующие части, которые формировали от 4 до 8 волн. При этом каждая рота давала две, а батальон — четыре волны. Волны рот первых боевых линий должны были идти в наступление цепями, волны рот поддержек (третья и четвертая волны) — в линиях отделений или полувзводов, в колонну по одному, вторые эшелоны и резервы штурмующих частей — следовать непосредственно за ротами поддержек во взводных или полувзводных колоннах.
Англо-французы привлекли к операции мощную артиллерию в количестве до 3500 орудий и авиацию в составе свыше 300 самолетов.

Англо-французы имели в среднем на километр фронта прорыва пехотных дивизий — одну; орудий: англичане — 75 (в их числе 44 полевых и 31 траншейное), французы — 101 (из них 77 полевых и 24 траншейных). Более высокая в сравнении с англичанами плотность французов в артиллерии (особенно в тяжелой) сыграла положительную роль в наступлении. Общее превосходство англо-французов над германцами в полосе предстоящего прорыва достигало: в пехоте — более чем в 4,6, в артиллерии — в 2,7 и в авиации — почти в 3 раза. Такое превосходство в силах и средствах, по мнению союзников, должно было обеспечить успешное решение задач прорыва позиционной обороны 2-й германской армии и всей операции в целом.

За полмесяца до начала наступления англо-французским войскам были поставлены задачи. Задачи строго регламентировались по трем фазам (натискам) наступления по числу рубежей, за которые предстояло вести борьбу. Устанавливалась и строгая система взаимодействия дивизий и корпусов по рубежам.
Германский генеральный штаб знал о подготовке операции, так как начиная с февраля располагал данными об инженерных работах англо-французов по созданию исходного плацдарма для наступления{97}, однако преуменьшал возможность союзников в размахе ее проведения. Фалькенгайн полагал, что англичане не способны одни вести большое наступление, а французы истощены под Верденом так сильно, что не смогут принять в нем активного участия{98}.
Артиллерийская подготовка операции началась 24 июня и продолжалась семь дней, вплоть до 1 июля. За это время 2-я армия была усилена севернее Соммы тремя пехотными дивизиями, тридцатью батареями тяжелой артиллерии и другой боевой техникой, что, однако, не смогло существенно изменить соотношение сил в ее пользу. Это соотношение в пехоте выражалось 3,8:1.

Артиллерийская подготовка была необычайно мощной и имела характер методического разрушения обороны германской армии на всю глубину воздействия артиллерийского огня. За семь дней подготовки только в полосе 6-й французской армии было выпущено 2,5 млн. снарядов, или до 0,9 т. металла на один погонный метр, это в два с лишним раза больше того, что могла выпустить французская артиллерия в период артиллерийской подготовки в Шампани в 1915 г.{99} Огонь артиллерии англичан и французов [174] корректировался авиацией, которая безраздельно господствовала в воздухе, и дополнялся бомбовыми ударами и пулеметным обстрелом германских позиций с самолетов. Периодически производился обстрел позиций химическими снарядами.

Результаты артиллерийской подготовки были значительными. Огнем орудий, минометов и бомбометов были полностью разрушены проволочные препятствия и большая часть окопов, траншей, ходов сообщений первой позиции, выведены из строя система наблюдения и связи 2-й армии и до 50% ее артиллерийских батарей. Оценивая результаты артиллерийской подготовки, Фалькенгайн отмечал, что в полосе армии «все препятствия впереди исчезли совершенно, окопы в большинстве случаев были сравнены с землей. Лишь отдельные особенно прочные постройки выдержали бешеный град снарядов»{101}. Моральное состояние германской пехоты было исключительно подавленным.

1 июля утром под прикрытием авиации и при сильной артиллерийской поддержке англо-французы перешли в атаку. Французская пехота шла за огневым валом, пехота англичан атаковала при содействии огня батарей по отдельным целям. На отдельных направлениях, по признанию Людендорфа, артиллерийский огонь англо-французов был такой силы, что под его прикрытием пехота доходила до германских укреплений раньше, чем их гарнизоны могли выбраться из своих неразрушенных убежищ. И все же успех атаки южнее и севернее Соммы был неодинаков.

Севернее Соммы, на главном направлении, 4-я английская армия только правофланговыми корпусами (13-м и 15-м) вклинилась в германскую оборону и заняла первую позицию с сильными опорными пунктами Мотобан и Маметц. Атаки остальных трех корпусов и 7-го корпуса 3-й армии были отражены с огромными потерями. Причиной этого являлись: отсутствие оперативной и тактической внезапности наступления и ведение атак в плотных боевых порядках. По свидетельству очевидцев, в районе Типваль англичане вели атаки густыми волнами и в безукоризненном порядке под руководством своих офицеров, которые в руках имели традиционные стеки. Таковы были результаты первого дня атаки. 2 июля Хейг лично внес коррективы в план атаки, ограничив фронт наступления 4-й армии тремя правофланговыми корпусами — 13-м, 15-м и 3-м. 10-й и 8-й корпуса были выведены из состава 4-й армии, переподчинены штабу резервной армии генерала Гафа и получили пассивно-оборонительные задачи. В течение 2 и 3 июля 4-я армия заняла Фрикур и завязала бои за промежуточную позицию.

В полосе 6-й французской армии, где германцы не ожидали атак, успех был более значительным. Южнее Соммы 35-й и 1-й колониальный корпуса за два дня боев взяли две сильно укрепленные позиции и овладели деревнями Эбютерн, Ассевиллер и Флокур, завязав бои за Эстре. Севернее Соммы, на стыке с английской армией, 20-й французский корпус за два часа 1 июля захватил первую позицию с опорным пунктом Кюрлю, но затем, связанный графиком атаки с армией Роулинсона, из-за ее неудач приостановил дальнейшее продвижение.

3 июля 17-й германский корпус, ошеломленный ударом 6-й армии, рядом контратак попытался вернуть потерянные позиции, но безуспешно. Чтобы сохранить остатки корпуса и сменить их резервами, которые германское верховное командование в срочном порядке перебрасывало во 2-ю армию, командир корпуса с разрешения командования армии отвел свои войска в район третьей позиции. В обороне армии образовались бреши и незанятые промежутки. Важные опорные пункты Барле, Мезонет, Биаш были оставлены германскими частями.

Условия для захвата третьей позиции с ходу и выхода 6-й армии на оперативный простор были весьма благоприятными. 4 июля передовые отряды 35-го корпуса без выстрела вошли в Барле, а отряды 1-го колониального корпуса выдвинулись к р. Сомме. Но решением генерала Файоля и командиров корпусов они были отведены назад. Стремительное продвижение не предусматривалось планом-графиком последовательного захвата рубежей. Следуя доктрине методизма, генералы Фош и Файоль решили брать третью позицию германцев лишь после закрепления армии на достигнутом рубеже, подтягивания артиллерии и ввода вторых эшелонов, обеспечив их ввод сильной артиллерийской подготовкой. На эти мероприятия отводилось двое суток, т. е. 4 и 5 июля. При их проведении исходили из указаний Фоша о перенесении главных усилий операции южнее Соммы, где обозначался успех. К такому выводу Фош пришел еще 3 июля.

Командование 2-й германской армии искусно воспользовалось предоставленной паузой в наступлении французов. За 4 и 5 июля, получив от Фалькенгайна за счет оголения пассивных участков пять свежих дивизий, оно большую часть из них выдвинуло на линию Барле — Биаш, сменило 17-й армейский корпус и организовало на этом рубеже прочную оборону. Вследствие принятых германцами мер бреши были закрыты, система сплошного огня и заграждений восстановлена, а предпринятая французами атака 5 июля отражена. В последующие месяцы французы потеряли несколько тысяч человек, но так и не могли взять Барле. Методизм наступления, мелочная регламентация атаки по рубежам, сдерживание инициативы войск явились причиной того, что наметившегося южнее Соммы развития тактического прорыва в оперативный на этом этапе не произошло. Вторая атака третьей позиции, предпринятая 8 июля, также не дала положительных результатов. 9 июля 1-й колониальный корпус занял Биаш, но 10 июля его оставил.

Безрезультатными были и атаки 4-й армии англичан. Из-за больших потерь, насчитывавших к 10 июля около 100 тыс.{105}, ее наступление было временно приостановлено.
К 8 — 9 июля произошло дальнейшее наращивание сил 2-й германской армии. Ее состав возрос на 11 пехотных дивизий, 27 тяжелых и 15 легких батарей и 30 самолетов. В армии действовали три корпуса: 14-й и 6-й резервные и 9-й армейский, каждый в 5 — 7 дивизий. Собственно, это были уже не корпуса, а оперативные объединения армейского типа. Последние два оборонялись против армии Файоля, насчитывая в своем составе 12 свежих дивизий, т. е. столько, сколько было в двух эшелонах французской армии перед наступлением.

Тем не менее французы продолжали атаковать, направляя главные усилия атак на Эстре и Хэм, чтобы расширить фронт наступления и устранить угрозу губительного огня германской артиллерии из этих районов, в особенности из района севернее Соммы, по выдвинувшимся вперед соединениям 1-го колониального корпуса. 20-му корпусу армии ставилась задача захватить вторую позицию и высоты с артиллерийскими наблюдательными пунктами, откуда корректировался огонь германских батарей. После паузы, использованной для перегруппировки войск 4-й армии, англичане 14 июля предприняли новую сильную атаку на участке Лонгеваль, Безантен, Контальмезон. Атака завершилась 17 июля продвижением на 3-4 км в глубь обороны 14-го германского, корпуса и вклинением во вторую оборонительную позицию. 20-й французский корпус занял к этому времени Ардекур и частично Хэм.

В целом с 9 по 17 июля наступление англо-французов шло медленно, так как сопротивление германцев нарастало. За семнадцать дней операции численность 2-й германской армии увеличилась с 8 до 21 дивизии, т. в. почти в три раза. Превосходство в силах англо-французов упало с 3,8 раза до 1,6. При суженном фронте атак и таком изменении соотношения сил операция принимала затяжной характер.
Нельзя не отметить, что на темпы наступления влияло кроме методизма отсутствие единства в руководстве операцией. Хейг, полагая, что армия Роулинсона решает главную задачу операции, требовал, чтобы своими действиями французы способствовали ее успеху, и перенесли центр усилий 6-й армии Файоля севернее Соммы. Фош, не видя успехов у англичан, продолжал реализовывать идею развития прорыва, южнее Соммы, хотя к середине июля эта идея уже не отвечала обстановке.

Он питал надежды на удар 10-й армии Мишле из района Эстре, Барле на юго-восток. Вследствие этого наступление велось в расходящихся направлениях, что было на руку германцам. Прорыва не произошло. За семнадцать дней операции союзники лишь вклинились в германскую оборону: англичане — на 2-5, а французы — на 5 — 7 км.

С середины июля до конца августа операция продолжалась с неослабевающим напряжением. Но это была борьба на истощение. Шло своеобразное соревнование сторон в наращивании сил и средств: англо-французов, чтобы довершить прорыв, германцев — чтобы не допустить его осуществления. Уже к концу июля англичане ввели четыре, а французы пять свежих дивизий. Германцы усилились на девять резервных дивизий и довели численность 2-й армии до 30 дивизий. 19 июля они реорганизовали управление этими силами, разделив 2-ю армию Белова на две армии: 1-ю генерала Белова, которая объединила действия дивизий севернее Соммы, и 2-ю генерала Гальвица с войсками, действовавшими южнее Соммы. В августе со стороны англо-французов в операции участвовала 51, со стороны германцев. — 31 дивизия. Авиация к середине августа возросла у англо-французов с 300 до 500, у германцев — со 104 до 299 самолетов. Превосходство в воздухе по-прежнему было в руках англо-французов.

В конце июля и в августе операция на Сомме развивалась англо-французами путем разрозненных атак с частными целями — улучшить положение армий, расширить прорыв в стороны флангов, [178] создать более выгодные условия для нового наступления. Каждую атаку готовил шквал артиллерийского огня и удары авиации, но так как атаки велись обособленно, они заканчивались ограниченными результатами. Германцы, усиливая сопротивление, применяли групповую тактику, группами солдат с пулеметами, занимавшими воронки и неразрушенные окопы, наносили атакующим цепям крупные потери. Мощными контратаками резервов из глубины либо ликвидировались, либо локализовались частные успехи англичан и французов.

Разрозненность атак являлась следствием того, что французскому командованию никак не удавалось, добиться единства действий английских и французских войск. Фош под нажимом Жоффра вынужден был ввести севернее Соммы второй эшелон армии Файоля — 7-й армейский корпус — и пятью дивизиями развернуть атаки на Морепа, Бушавен. Хейг принял указания Жоффра развивать атаки на Гюйемон, Женши, но не соглашался подчинить свои планы срокам и задачам французского командования, полагая, что это должны сделать французы, так как главная роль в операции возложена на англичан. Этими действиями Хейг стремился заставить Фоша окончательно отказаться от его плана наступления на Перонн и перенести центр тяжести атак французов севернее Соммы, на Бапом.

Вследствие несогласованных действий англо-французы к началу сентября не достигли сколько-нибудь значительных результатов в развитии операции. Французы заняли Суавекур и Морепа, а англичане — Позьер и некоторые другие пункты. Общее продвижение за два месяца наступательных боев не превышало 3-8 км, что ни в какое сравнение не шло с результатами, которых добились русские армии Юго-Западного фронта под командованием генерала Брусилова в Галиции. К концу августа англичане и французы выдвинулись севернее Соммы на линию западнее Клери, Морепа, Гюйемон, Флер, Типваль. Южнее Соммы фронт проходил западнее Вермандовиллер, Эстре, Барле, Биаш, т. е. по линии, которая была достигнута к 10 июля. Потери англичан достигли за два месяца боев около 200 тыс., французов — более 80 тыс., германцев — свыше 200 тыс.

Напряжение боев было столь значительным, что германцы окончательно отказались от наступления под Верденом. Для отражения атак за это время германская артиллерия израсходовала до 600 железнодорожных поездов боеприпасов{111}. Германское командование, чтобы спасти австрийцев от поражения в Галиции, в августе отправило на Восточный фронт четыре новые дивизии. Всего же за два месяца туда, по сведениям французов, было переброшено свыше десяти дивизий.

В сентябре — октябре операция на Сомме достигла еще более [179] широкого размаха. В борьбу были вовлечены новые мощные силы и средства: со стороны англичан — резервная (впоследствии 5-я) армия генерала Гафа (8 дивизий) и новое средство борьбы — танки, со стороны французов 10-я армия Мишле в составе шести (35-й, 10-й, 2-й, 30-й, 21-й и 2-й колониальный) корпусов (13 дивизий) и 1807 орудий. Фронт боевых действий превысил 50 км. Французское командование ввело севернее Соммы два свежих корпуса (1-й и 5-й) и, наконец, договорилось с Хейгом о ведении совместных атак.
Объединенная атака силами четырех армий была предпринята англю-французами 3 сентября, после мощной артподготовки, в которой приняло участие только одних тяжелых орудий свыше 1900; наступление 26 французских и 32 английских дивизий прикрывала с воздуха сильная авиация{113}. Главные усилия атак сосредоточились в полосе 4-й армии англичан с задачей взять господствовавшие высоты между Соммой и Анкром при активном содействии левофланговых корпусов (7-го, 1-го и 5-го) 6-й армии с юго-востока и армии генерала Гафа — с запада, 6-я армия французов направляла основные атаки на Бушавен, Ранкур, 10-я армия Мишле — на Шийи, Вермандовиллер, Кабональ.

К 3 сентября германцы нарастили оборону в глубину и довели группировку войск до 40 дивизий{114}. Группа армий была расширена включением 6-й германской армии. Новая оперативная группа из 6-й, 1-й и 2-й армий управлялась штабом группы армий (фронта) под командованием кронпринца Руппрехта.

В завязавшихся ожесточенных боях, которые но количеству войск и техники были самыми крупными с начала войны на этом театре, пункты и рубежи переходили из рук в руки, но завершились эти бои победой англо-французов. За шесть дней боев 4-я армия англичан овладела Гюйемоном, Женши, 6-я французская армия взяла Клери, 10-я — Шийи и Вермандовиллер. Продвигаясь в среднем по 150-200 м в сутки, англо-французы углубились в германскую оборону на 2-4 км и подошли на отдельных участках к третьей позиции. Левофланговые корпуса 6-й армии, развивая атаки на Бушавен и Ранкур, 12 сентября заняли Бушавен, расположенный на третьей позиции. В германской обороне образовалась брешь, свободная от войск. Ввод в нее свежих сил мог обеспечить французам развитие тактического прорыва в оперативный. Но этого опять не произошло. Французская пехота выдохлась, резервы и артиллерия отстали. Наступление приостановилось. К утру 13 сентября германцы закрыли брешь пехотой и большим количеством пулеметов.

Вторая блестящая возможность вырваться на оперативный простор не была использована французами.
15 сентября англичане провели большую атаку, впервые применив новое средство прорыва — танки. В наступлении, в полосе 14-го, 15-го и 3-го корпусов, предусматривалось использовать 50 танков как «вспомогательное средство пехотной атаки»{115}. Эти танки были еще несовершенны, громоздки. Длина их корпуса достигала 8,1 м{116}, ширина — 4,1 м, высота — 2,5 м, средняя скорость — 3,7 км в час, запас хода — 19 км, запас горючего — около 6 часов{117}. Танки имели плохой обзор, температура внутри машины повышалась до +70°. Экипажи слабо знали материальную часть танков, не были достаточно хорошо натренированы в их вождении. Между тем марш к фронту совершался ночью. В связи с этим из выступивших 49 машин на исходное положение для атаки вышло только 32, остальные либо застряли в грязи, либо остановились из-за поломки механизмов. В поддержке атаки пехоты приняло участие только 18 танков, т. е. 35% их общего числа. Но и это количество машин, наступавших на широком фронте разрозненно, оказало заметное влияние на ход атаки. С помощью танков на фронте в 10 км за пять часов английская пехота продвинулась вперед на 4-5 км и заняла деревни Флер, Мартенпюиш, Курселет{118}. Ранее на достижение такого результата затрачивались тысячи тонн снарядов и десятки тысяч человеческих жизней.

Танки произвели на германскую пехоту огромное психологическое воздействие. Стальные чудовища с ревом, лязгая гусеницами, утюжили окопы, рвали колючую проволоку, давили пулеметные гнезда, из пулеметов и пушек расстреливали противника. Германская пехота бросала оборонительные позиции и убегала, пряталась в укрытиях или сдавалась в плен. Английские войска, наступавшие за танками, без особых потерь захватывали оставленные окопы, брошенные пулеметы и орудия. Один из танков вынудил сдаться в плен до 300 германских солдат, при поддержке другого без выстрела была взята деревня Флер{119}. Но атака батареи у Гедекур закончилась для экипажа трагически. Раздавив одно орудие, танк был подбит другим и загорелся. Из восьми человек экипажа сумели выбраться и спастись только двое{120}. Всего за день боя было повреждено 10 танков.

Несмотря на эффект, произведенный танками, англичане не сумели решить задачу прорыва. Причиной этого явилось их ограниченное использование на весьма широком фронте. Введя всего 18 танков на 10-километровом участке, англичане добились тактического, но не оперативного результата, а возможность их оперативного применения в будущем исключили. Англичане повторили ошибку немцев с применением отравляющих веществ в 1915 г.

После 15 сентября германское командование в спешном порядке обобщало опыт борьбы с танками и доводило его до войск в секретных приказах и инструкциях, требуя поражать их всеми имеющимися у пехоты средствами: огнем из винтовок, пулеметов и орудий, используя инженерные средства.
25 — 27 сентября англо-французы провели новую общую атаку на 18-километровом фронте от Соммы до Мартенпюиш и заняли важные пункты: 6-я армия — окруженный ранее Комбль, заваленный трупами и разбитой техникой, резервная армия генерала Гафа — Типваль, борьба за который велась почти три месяца. В этой атаке англичане вновь применили танки.

Но из 13 машин, выделенных для атаки, до окопов дошло только 4. 9 застряло в воронках от снарядов. 4 танка помогли пехоте меньше чем за час боя занять полуторакилометровый участок первой линии германских окопов и взять 370 пленных, потеряв при этом всего 5 человек. В результате этих боев англо-французы наконец взяли гребень высот между реками Сомма и Анкр, который господствовал над впередилежащей местностью, 10-я французская армия незначительно развила свой успех, достигнутый 3 сентября. Так, в течение сентябрьских боев, применив различные формы операции (и последовательные удары в различных пунктах фронта и общую атаку), а также новые средства борьбы, союзники не добились заветной цели — прорыва германской обороны и перехода к маневренной войне. Германцы системой мощных контратак своих дивизий, численность которых выросла к концу сентября до 49, сдерживали их наступление и успевали наращивать систему обороны быстрее, чем ее преодолевали союзники.

В октябре, как и в августе, операция имела форму ограниченных атак с частными целями, которые сопровождались большими потерями и приносили ничтожные результаты. В ноябре англичане в третий раз использовали танки. В атаку на р. Анкр были брошены всего 3 машины, но они застряли в грязи и поддерживали атаку пехоты огнем с места{124}. В середине ноября из-за плохой погоды и истощения ресурсов бои на Сомме прекратились. Истощение с обеих сторон, особенно со стороны германцев, достигло предела. Людендорф признавал, что сентябрьско-октябрьские бои были самыми критическими, что германские войска «изнашивались». «Все висело на волоске. Нервное напряжение… было огромное». Впоследствии германский военный писатель Риттер, оценивая психологическое состояние германской армии после завершения операции на Сомме, писал: «Сильное численное превосходство неприятеля в отношении артиллерии, расход снарядов, насчитывавший миллионы выстрелов, рои неприятельских аэропланов, бесспорно владычествовавших на воздухе, выступления казавшихся неуязвимыми боевых слонов нового времени — танков — все это глубочайшим образом потрясло германскую пехоту как ядро германской армии», «ее доверие к руководству, вера в победу оказалась поколебленной».

Подводя итоги, следует отметить, что операция на Сомме, продолжавшаяся около 4 месяцев, была одной из крупнейших операций кампании 1916 г. и всей войны. Операция втянула в орбиту 150 дивизий, до 10 тыс. орудий, 1 тыс. самолетов и много другой техники. Англичане из 57 дивизий ввели в бой 54, французы из 100 дивизий — 32, германцы из 122 дивизий — 67. Операция не принесла победы англо-французам. Позиционный фронт преодолен не был. Произошло лишь вдавливание войск в германскую оборону на фронте в 35 км и в глубину до 10 км. Ценой огромных потерь была отвоевана территория в 240 кв. км. Французы потеряли в операции 341 тыс., англичане — 453 тыс., потери германцев достигли 538 тыс. человек, из них 105 тыс. человек пленными. Для Германии эти потери были столь значительными, что она впоследствии не могла восстановить прежнюю боеспособность и моральный дух войск.

Сомма показала полное военное и экономическое превосходство Антанты. Вместе с наступлением Юго-Западного фронта, с которым была тесно связана, она окончательно вырвала стратегическую инициативу из рук Германии. Ограниченные результаты операции — оттеснение германцев с сильно укрепленных позиций между реками Сомма и Анкр — явились, однако, как отмечал А. М. Зайончковский, «предвестником их будущего отступления на тыловые позиции» (линию Гинденбурга) спустя один год.
Операция на Сомме вскрыла несостоятельность теории прорыва позиционного фронта, основанной на ударе в одном пункте и методических атаках. Удар в одном пункте при несовершенных средствах и методах позволял противнику свободно снимать войска с других участков, перебрасывать их в район прорыва и закрывать образовавшиеся бреши. Наращивание сил и средств обороняющимися, инженерное усиление обороны на направлении наступления происходило быстрее, чем продвижение наступающих войск. Методизм наступления обрекал атаки на затухание, локализацию, расчленение общей атаки на ряд разрозненных и изолированных атак.

Атаки, проводившиеся густыми волнами стрелковых цепей, останавливались сильным пулеметным огнем. Контратаки и контрудары резервов окончательно локализовали успехи, достигнутые в ходе атак.
Для обеих сторон Сомма, как и Верден, была своеобразным полигоном, где испытывалась тактика прорыва позиционной обороны и тактика ведения этой обороны упорно и активно. Сомма еще выше подняла роль артиллерии как могучего средства преодоления обороны. Артиллерия не только осуществляла огневую подготовку атаки, подвергая разрушению все видимые цели, но и поддерживала ее огневым валом. Применение огневого вала в качестве непрерывного и эффективного средства поддержки атак пехоты явилось новым крупным шагом вперед в боевом использовании артиллерии. Но значение артиллерии в наступлении переоценивалось. Она рассматривалась до появления танков как единственное средство прорыва. Роль пехоты в ведении прорыва принижалась. Сомма показала, что решение задачи прорыва требует усилий всех родов войск и видов оружия, но решающая роль остается за пехотой, что успех пехоты — в смелых, быстрых и инициативных действиях, связанных единством цели и замысла.

Развитие тактики в обороне ознаменовалось отказом от сосредоточения основных усилий обороны на первой позиции и перенесением их с первой на вторую позицию. Инженерное оборудование позиций получило еще большее развитие в глубину. В наступлении и обороне перешли к разреженным боевым порядкам.
В операции англо-французские войска применили новое средство преодоления позиционной обороны — танки. Первое их применение оказалось неудачным. Из-за технического несовершенства и малого количества решить задачу прорыва они не смогли. Однако это перспективное средство было по достоинству оценено Антантой. Несмотря на то, что вокруг танков шла борьба мнений, в Англии и Франции приступили к их серийному производству и разработке более совершенных конструкций. Русское правительство, отказавшееся в свое время от производства танков, сделало заказ Англии на их поставку. Применение танков вызвало к жизни новый вид боевого обеспечения — противотанковую оборону.

В ходе операции на Сомме был сделан большой шаг в развитии авиации. Самолетный парк обогатился более совершенными типами самолетов (во Франции, например, «Ньюпор»). Самолеты стали использовать группами против наземных целей, чтобы оказать содействие своей пехоте. Авиация по способу действий разделилась на особые виды — истребительную, бомбардировочную, разведывательную, корректировочную, авиацию связи. Германцы окончательно отказались от дирижаблей как от средства дальнего воздушного налета, отдав предпочтение самолетам. По германским данным, общая численность самолетов к концу августа возросла в Германии до 1054, во Франции — до 1033, в Англии — свыше 500. Англо-французская авиация обеспечила себе полное господство в воздухе. Она смогла не только решать тактические задачи, но и производить налеты на глубокий оперативный и стратегический тыл Германии (район Силезии, Лотарингии и др.). Развивалась противовоздушная оборона. Она включала теперь противосамолетные артиллерийские и пулеметные средства и связанные с ними пункты наблюдения, оповещения и связи. Были сделаны первые шаги и по пути организации взаимодействия авиации с пехотой. Представители авиации направлялись в штабы армий для установления взаимодействия и связи с пехотой.
В управлении войсками получает признание радиосвязь по направлениям для артиллерии, авиации, аэростатов, тогда как раньше такая связь была только в пехоте. Для увеличения интенсивности железнодорожных перевозок вводится график перевозок, в тылу строятся новые железнодорожные ветки. Важным средством военного транспорта становится автомобильный транспорт.

А. М. Агеев

Другие новости и статьи

« Первая мировая война: военные действия на морских театрах

Кампания 1916 г. Первой мировой войны: военно-политическое положение стран — участниц войны »

Запись создана: Вторник, 19 Май 2020 в 12:15 и находится в рубриках Первая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика