Кампания 1916 г. Первой мировой войны: операции на фронтах



Кампания 1916 г. Первой мировой войны: операции на фронтах

oboznik.ru - Кампания 1916 г. Первой мировой войны: операции на фронтах
#война#перваямироваявойна#история

Итальянский фронт

К началу 1916 г. противники на итальянском фронте удерживали свои прежние позиции. Планы итальянского командования на 1916 г. разрабатывались в соответствии с решениями межсоюзнической конференции в Шантильи в декабре 1915 г. Австрийское же командование решило осуществить давно задуманное наступление в Трентино.

Понесшая в 1915 г. крупные потери итальянская армия нуждалась в пополнении. Имея ограниченные резервы живой силы, Италия уже в конце ноября 1915 г. была вынуждена призвать на военную службу лиц рождения 1896 г. В начале 1916 г. начался призыв старших возрастов территориальной милиции для формирования рабочих батальонов и этапных частей. Дополнительные мобилизации позволили к апрелю 1916 г. сформировать четыре новых корпуса (восемь дивизий) и большое число вспомогательных подразделений (территориальной милиции, местных рот и рабочих отрядов).

Пополнилось также и вооружение армии. Увеличилось число пулеметов и артиллерии. Так, если в мае 1915 г. в итальянской армии имелось 350 пулеметных взводов, то к апрелю 1916 г. их численность была доведена до 1000 с лишним, не считая 11 конно-пулеметных эскадронов и 6 автомобильных пулеметных взводов. Количество артиллерии, помимо пополнения убыли, возросло более чем на 100 полевых и горных батарей и большое число осадных орудий. Были сформированы первые 38 зенитных батарей. Увеличилось производство боеприпасов, расширилось военное производство вообще.

Австрийское командование также принимало меры к усилению своих войск на итальянском фронте, стягивая в Тироль и Трентино все свободные войска и артиллерию.

Установившееся на итальянском фронте с конца 1915 г. затишье нарушалось лишь артиллерийской перестрелкой и действиями мелких подразделений. Более существенные бои начались в январе 1916 г. на фронте Изонцо, когда австрийцы 14 января атаковали значительными силами и захватили итальянские позиции на небольшом участке севернее Горицы.

Крупная операция итальянцев силами их 2-й и 3-й армий (семь корпусов) была предпринята на р. Изонцо в марте 1916 г. («Пятое сражение на Изонцо») в разгар Верденской операции. Это итальянское наступление имело целью не допустить переброски неприятельских сил на другие театры военных действий и ослабить германский нажим на Верден. Операция началась 11 марта артиллерийской подготовкой на всем фронте от Плеццо до моря. Однако вследствие густого снегопада и дождя огонь артиллерии оказался малодейственным. Наступление 2-й армии задержалось. В нескольких пунктах австрийцы сами атаковали и потеснили итальянцев. Это наступление, продолжавшееся до 29 марта, несмотря на тяжелые потери с обеих сторон, не принесло итальянцам ощутимых результатов.

На других участках австро-итальянского фронта (Кадорские Альпы, район оз. Гарда) велись бои местного значения по улучшению позиций.
Следующим значительным событием на итальянском фронте явилось австрийское наступление в Трентино. Эта операция, как отмечает Фалькенгайн, была очень заманчива для австро-венгерского командования. Успешное ее осуществление грозило итальянской армии полной катастрофой, так как выход австрийцев на Венецианскую равнину отрезал бы главные итальянские силы, сосредоточенные на Изонцо, от их баз и этим войскам пришлось бы капитулировать. Однако немецкое командование, от согласия которого в значительной степени зависело осуществление австро-венгерских планов, не одобряло намерений Конрада в Трентино, так как не верило в их успех вследствие низкой боеспособности австро-венгерской армии, особенно после поражения ее в Галиции и Сербии. Все же Конрад не посчитался с требованием германского командования, поскольку он надеялся, что наступление в Трентино принесет большие успехи и чуть ли не выведет Италию из войны. Для осуществления задуманного наступления австрийское командование сосредоточило в этом районе около 200 батальонов и 2000 орудий ( в том числе около 280 тяжелых). Войска были объединены в две армии (11-я генерала Данкля и 3-я генерала Кевеса фон Кевесхаза) под командованием эрцгерцога Евгения.

Итальянское командование имело сведения о подготовке австрийского наступления. Однако в итальянском штабе мало верили в его возможность, поскольку австрийцы находились под угрозой русского удара в Галиции, предрешенного совещанием союзников в Шантильи. Кроме того, Кадорна готовил новое наступление на Изонцо, вследствие чего фронт Трентино не привлекал в достаточной степени его внимание. Командование занимавшей здесь оборону 1-й итальянской армии (генерал Брузати, а с 8 мая генерал Пекори Джиральди) в предвидении своего перехода в наступление не приняло должных мер к подготовке сильных оборонительных позиций. Намеченные оборонительные рубежи в тылу не были оборудованы. Силы итальянцев, противостоящие здесь австрийской группировке, включали до 160 батальонов и 623 орудия (из которых только 36 орудий крупных калибров).

Наступление австрийцев началось на рассвете 15 мая. Сильная артиллерийская подготовка уничтожила итальянские оборонительные сооружения и нанесла обороняющимся тяжелые потери. Вследствие этого австрийцам удалось во многих местах захватить итальянские окопы первой линии. В последующие дни итальянцы были отброшены с занимаемых ими позиций на 3-12 км на флангах участка наступления и до 20 км в центре, в направлении на Азьяго.
Австрийское наступление постепенно затухало. Уже 27 мая австрийские войска настолько выдохлись, что Конраду пришлось привлекать новые силы, в том числе и с русского фронта. Фалькенгайн в своих воспоминаниях отмечает тяжелое положение австрийцев в Трентино. Австрийское наступление («Несчастное наступление из Тироля», — как назвал его Фалькенгайн) остановилось 30 мая.

Дальнейшие попытки австрийского командования добиться новых успехов на отдельных направлениях до 15 июня не привели к решающим результатам. Австрийские войска уже устали и сила их натиска заметно ослабевала. Начавшееся наступление русской армии (Брусиловский прорыв) ускорило окончание Трентинской операции. Австрийское командование начало переброску своих войск в Галицию. 16 июня оно отдало приказ приостановить наступательные действия в районе Трентино.

Во время сражения в Трентино шли бои и на Изонцо, где для введения итальянцев в заблуждение намечались широкие демонстративные действия — сильный артиллерийский огонь, атаки на ряде направлений, бомбардировка с воздуха важных железнодорожных сооружений и крупных командных пунктов{198}. На одном из участков австрийцы атаковали уже 14 мая, а затем 28 — 29 июня, когда была впервые на итальянском фронте применена химическая атака, нанесшая итальянцам потери в 6300 человек.

В ходе Трентинской операции Кадорна направил в 1-ю армию подкрепления и образовал стратегический резерв, сформировав новую 5-ю армию (пять корпусов). Это позволило итальянцам перейти 16 июня в контрнаступление, которое принесло им некоторые успехи. Наступление русского Юго-Западного фронта оказало благоприятное влияние на положение итальянцев, так как оно заставило австрийцев начать переброску сил из Трентино в Галицию и таким образом облегчило итальянское контрнаступление. С 25 июня австрийцы начали общее отступление по всему фронту на новые рубежи. Итальянцам все же не удалось достичь своих прежних позиций, которые они занимали до начала операции, и фронт к концу июня остановился на промежуточном рубеже, между линией наибольшего продвижения австрийцев и их исходными позициями.

На этом итальянское контрнаступление в Трентино окончилось. В ходе Трентинской операции обе стороны понесли значительные потери. Итальянцы потеряли 15 тыс. убитыми, 76 тыс. ранеными, 56 тыс. пленными и 294 орудия. Потери австрийцев составили 10 тыс. убитыми, 45 тыс. ранеными и 26 тыс. пленными, не считая большого числа больных.

Поражение итальянцев в Трентинской операции произвело большое впечатление в стране. До этого итальянская армия хотя и не имела решительных успехов, но все же почти все время вела наступательные действия на территории противника. Теперь же итальянцев постигла неудача, бои переносились на итальянскую территорию. Потрясающее впечатление, которое произвело на общественное мнение страны поражение, привело 12 июня к падению кабинета Саландры{200}. Было сформировано новое правительство Паоло Бозелли.

Несмотря на то что австрийское наступление в Трентино нарушило оперативные планы Кадорны, он не оставлял мысли о новом наступлении на Изонцо, так как рассматривал этот район наиболее важным на итальянском фронте. Уже 2 июня, как только ослабел нажим австрийцев в Трентино, Кадорна приказывает командующему 3-й армией возобновить подготовку к операции. Правда, вследствие того, что значительные силы и средства были израсходованы в Трентино, пришлось сократить размах операции и ограничиться сосредоточением всех сил против Горицы с целью овладения горицким плацдармом.
9 июля итальянское контрнаступление в Трентино было прекращено. Войска, артиллерия, боеприпасы из 1-й армии снова были переброшены на Изонцо в 3-ю армию, которая получила на усиление кроме имевшихся у нее восьми дивизий еще восемь пехотных и одну спешенную кавалерийскую дивизии, а в дальнейшем, уже в ходе операции, еще две пехотные и одну кавалерийскую дивизии. 3-я армия была усилена также и артиллерией — она получила 41 тяжелое орудие, 151 орудие средних калибров и 44 легких орудия. Всего же 3-я армия к 4 августа имела 56 тяжелых орудий, 467 орудий среднего калибра, 728 легких и 774 миномета, из которых 138 минометов было тяжелых 249-мм. Минометы на итальянском фронте нашли широкое применение для разрушения укреплений и проделывания проходов в проволочных заграждениях.

Австрийская 5-я армия, оборонявшая укрепленный район Горицы, имела в начале августа в своем составе 8 дивизий (106 батальонов) — всего 102 400 штыков, 440 легких, 144 средних и тяжелых орудия, 220 легких, 113 средних и тяжелых минометов (не считая береговой и зенитной артиллерии). Из этого числа на участке итальянского наступления находилось только 78 батальонов и 384 орудия.

Наступление итальянцев на горицком направлении началось силами 3-й итальянской армии 6 августа в полосе шириной свыше 23 км от горы Саботино севернее Горицы до моря. В 7 часов началась сильная артиллерийская подготовка, в ходе которой были разрушены австрийские укрепления, подавлены многие батареи противника, а войска деморализованы. В 16 часов артиллерийский огонь был перенесен в глубину и итальянская пехота двинулась в атаку. Первый натиск в ряде мест увенчался успехом, был захвачен ряд господствующих высот, взяты первые пленные. Итальянцы захватили весь массив Саботино в излучине реки (севернее Горицы 4-5 км).

Так же успешно развивалось наступление 7 и 8 августа. 8-го итальянцы вышли на берег Изонцо западнее Горицы. Часть сил переправилась через реку, двинулась вверх по склонам к Горице и захватила ее. Но восточнее Изонцо австрийцы успели образовать новый прочный фронт по господствующим высотам, и атаки итальянцев уже 10 августа имели весьма ограниченный успех. В последующие дни продолжались ожесточенные бои, но никакого заметного успеха достигнуто не было, и 17 августа операция была завершена{204}. Итальянцы потеряли убитыми и ранеными 74 тыс. человек, а австрийцы 61 тыс. и 20 тыс. пленными.

Горицкая операция итальянцев («Шестое сражение на Изонцо») имела для них важное значение. В ходе операции в трудных горных условиях был захвачен ряд населенных пунктов, в том числе крупный населенный пункт Горица, улучшилось расположение итальянских позиций, которые теперь проходили на этом участке восточнее Изонцо. Но для итальянской армии важнее всего был моральный эффект этой успешной для нее операции.
Успехи союзников на русском и французском фронтах вызвали у Кадорны желание как можно скорее возобновить наступление на Изонцо. Однако вследствие истощения сил и недостатка материальных средств было решено предпринять наступление лишь на ограниченном участке восточнее и южнее Горицы. До конца 1916 г. итальянцами было осуществлено три наступления на Изонцо: седьмое — 14-16 сентября, восьмое — 10-12 октября и девятое — 1-4 ноября. Проходившие уже в условиях осенних туманов и дождей эти наступления принесли итальянцам лишь ограниченные тактические успехи местного значения, не оправданные понесенными потерями (до 70 тыс. человек, австрийские потери исчисляются 9 тыс. убитыми, 43 тыс. ранеными и 23,5 тыс. пленными и пропавшими без вести).

Одновременно с операциями на Изонцо в сентябре — октябре велись отдельные бои и на трентинском фронте, главным образом по улучшению позиций. Австрийцы в свою очередь предпринимали неоднократные контратаки. Отдельные важные в тактическом отношении пункты (главным образом господствующие вершины и перевалы) по нескольку раз переходили из рук в руки. Бои велись в сложных горных условиях в основном силами специальных альпийских частей. С наступлением зимы с ее глубокими снегами происходили лишь отдельные мелкие стычки.
Операции на итальянском театре в 1916 г. показали важное значение искусного маневра силами по внутренним операционным линиям (переброска итальянских войск с фронта Изонцо на фронт Трентино и обратно).

В тактическом отношении характерным для сражений было их ведение в сложных горных условиях. В целом военные действия на итальянском фронте в 1916 г. не принесли решительных результатов ни одной из сторон, лишь [216] истощив обоих противников. Как утверждает Лиддел Гарт, итальянцы в течение 1916 г. потеряли около 483 тыс. человек, а потери австрийцев на этом фронте составили 260 тыс. человек{207}. Как видно, противники здесь оказались достойными друг друга. Фалькенгайн, например, называл австро-венгерские войска непригодными и недостаточно подготовленными для «трудной борьбы». Наряду с этим он отмечал и слабую наступательную силу итальянцев. О низких боевых качествах австро-венгерской армии писал также и Людендорф. Он даже считал, что положение австрийских дел на итальянском фронте изменилось к худшему: «Военная мысль, — отмечал он, — и воля к победе австрийской армии потерпели крах и здесь». Фалькенгайн же состояние австро-венгерского фронта в Италии называл «больным местом» в общем военном положении германского блока.
Военные действия на итальянском театре не оказали какого-либо заметного влияния на ход войны.

Салоникский фронт

На Балканском полуострове после разгрома австро-болгарскими силами сербской армии в 1915 г. и эвакуации ее на о. Корфу единственной активной силой Антанты оставались войска, располагавшиеся в районе Салоник. Высадка войск Антанты в Салониках была задумана как мера помощи Сербии. С согласия греческого правительства высадка началась 5 октября 1915 г. В течение двух месяцев было высажено восемь пехотных дивизий (три французские и пять английских) общей численностью в 150 тыс. человек, которые и образовали Салоникский фронт. С 14 октября 1915 г. экспедиционный корпус выдвинул свои части на правом фланге к оз. Дойран и далее на северо-запад по левому берегу реки Вардар до Криволак, а от него на юго-запад по реке Черна (Карасу), прикрывая участок железной дороги Салоники — Белград.

Однако, не оказав никакой помощи истекавшей кровью сербской армии, экспедиционный корпус под давлением четырех болгарских дивизий начал с 6 декабря отход и к 11 декабря отошел на укрепленную позицию в районе Салоник, потеряв 6000 человек. Болгарские войска, согласно пожеланиям германского командования, остановились на сербско-греческой границе, не переходя ее, чтобы не дать повод Греции окончательно примкнуть к Антанте. От оз. Охрида и на восток фронт занимала 1-я болгарская армия в составе двух пехотных дивизий, одной кавалерийской бригады и германского отряда. 11-я германская армия (2 германские и 1,5 болгарские дивизии) располагалась от Нотьи до Белаш-Планины (севернее оз. Дойран). 2-я болгарская армия (три дивизии) выдвинулась на линию Струмица, Еникиой, Петрич, Неврекоп. В районе Велеса и Иштиба (Стип) в резерве находился германский альпийский корпус.

Таким образом, высадка экспедиционного корпуса союзников в Салониках не оказала влияния на судьбу Сербии в 1915 г. Сербская армия под давлением превосходящих сил противника покинула свою землю. Территория Сербии и Черногории была оккупирована войсками противника. Но подавляющее большинство сербского и черногорского народов не примирилось с оккупацией и встретило вражеские войска как захватчиков{213}. Население не выполняло распоряжений и приказов оккупационных властей. Крестьяне прятали зерно и скот от реквизиционных отрядов. Неповиновение все чаще переходило в открытые столкновения с оккупационными войсками. Стали появляться вооруженные отряды (в Сербии они назывались «четы», в Черногории «комиты»). Четническое движение играло важную роль в борьбе против оккупантов. Вооруженные отряды частью создавались самим населением, частью же засылались на оккупированную территорию через линию фронта командованием сербской армии.

После военного поражения Сербии союзники потеряли к ней интерес и некоторые руководители Антанты склонялись к тому, чтобы вывести союзные войска из Салоник. Все же было решено сохранить за собой Салоники как базу для дальнейших операций на Балканах. Перед Салоникским фронтом на кампанию 1916 г. ставились весьма неопределенные задачи. В решении очередной межсоюзнической конференции в Шантильи 12 марта 1916 г. весьма туманно указывалось, что Восточная армия Саррайля и итальянские войска в Албании (две дивизии, высадившиеся в ноябре 1915 г. в Валоне и Дурресе) должны были держать противника под угрозой наступления. Эта задача была детализирована Жоффром. Из его указаний следовало, что войска союзников на Салоникском фронте должны были быть готовы перейти в наступление с целью отвлечь на себя силы противника с французского фронта, а при благоприятной для союзников обстановке на Балканах — разбить противника и преследовать его в направлении на Софию.

Командование противника также не ставило перед своими войсками активных задач. Германское командование, которому принадлежало решающее слово в области военных планов блока Центральных держав, считало «малоцелесообразным» наступление на Салоники вследствие недостатка сил, трудностей снабжения в условиях балканского театра. Фалькенгайн считал более целесообразным сковать на Балканах 200-300 тыс. войск Антанты, «чем прогнать их с Балканского полуострова и тем толкнуть их на французский театр войны».

По требованию Саррайля, которого пугало «повторение Дарданелл», войска союзников на Балканах получили подкрепления и к марту 1916 г. включали четыре французские и пять английских пехотных дивизий, были усилены артиллерией, в том числе тяжелой, и кавалерийским полком. В апреле-мае на Халкидонский полуостров прибыла сербская армия в составе шести пехотных и одной кавалерийской дивизий общей численностью в 130 тыс. человек. Однако сербская армия еще не была готова к активным действиям. Она не получила необходимого отдыха и не была перевооружена современным оружием, не была обеспечена достаточным количеством артиллерии, боеприпасов, техники. Вместе с сербами силы союзников на Балканах достигли 300 тыс. человек. Итальянцы также довели свой экспедиционный корпус до четырех пехотных дивизий (около 100 тыс. человек).

В связи с тем, что германские войска из Сербии направлялись на французский фронт, от Салоникского фронта потребовалось проявление активных действий. С этой целью четыре французские и две английские пехотные дивизии 12 марта 1916 г. выступили из салоникского укрепленного лагеря на север к греко-сербской границе, где болгарские войска занимали оборонительные позиции. К концу марта войска Антанты достигли границы и перешли к обороне. Эти действия союзников не достигли своей цели, и германцы продолжали перебрасывать свои части из Сербии на другие фронты. Болгары же продолжали оставаться пассивными.

Более активные действия на Балканах развернулись в конце августа. В предвидении вступления в войну Румынии союзники намечали на 20 августа наступление, чтобы совместно с румынскими войсками нейтрализовать Болгарию. Но болгары [219] предупредили союзников и начали активные действия 17 августа. Они потеснили войска Антанты на флангах Салоникского фронта и заняли ряд пунктов восточнее р. Струмы и в районе Флорины. Этими действиями болгары сорвали готовившееся наступление союзников. Однако позже Саррайль все же предпринял наступление в направлении Флорины, Монастир с целью содействия румынскому фронту. К 3 октября союзники оттеснили болгар до рубежа, с которого они начали наступление 17 августа. К этому времени армия Саррайля растянулась на широком фронте в 250 км от устья реки Струмы, через район оз. Дойран до оз. Пресба, всюду находясь в соприкосновении с болгаро-германскими войсками. Численность войск Салоникского фронта к 15 октября составляла 413 тыс. человек, из них 313 тыс. боевого состава, и 1106 орудий.
Медленное продвижение союзников не повлияло на положение на румынском фронте.

В ноябре 1916 г. войска союзников на Балканах продолжали наступление в направлении на Монастир. Их усилия увенчались успехом и 19 ноября 1-я сербская армия при поддержке русских и французских войск овладела Монастиром, важным узлом путей в горной местности Сербской Македонии. Но начавшаяся зима и потери замедлили темп наступления союзников. Тем не менее их действия вызвали перегруппировку болгарских войск, а также усиление их в районе Монастира германскими частями с румынского фронта и целым турецким корпусом, прибившим в район реки Струмы. Силы Антанты на Салоникском фронте в ноябре включали 18 пехотных дивизий (5 французских, 5 английских, 6 сербских, 1 русскую и 1 итальянскую). Им противостояли 11 пехотных дивизий противника (8 болгарских, 2 германских и 1 турецкая). Итальянцы в Албании имели три пехотные дивизии против двух пехотных дивизий Австро-Венгрии. Болгарские части были усилены германским командным составом, вооружением и снаряжением.

Вследствие незначительных успехов Салоникского фронта его наступление с 11 декабря было Жоффром приостановлено. Войска фронта, растянувшегося на 350 км, потеряли с августа 47 тыс. человек убитыми и ранеными, в том числе 13 786 французов, 27 337 сербов, 4580 англичан и несколько сот итальянцев. Русские потеряли ранеными 1116 человек, кроме того, имелось 863 больных. До 80 тыс. человек из войск Салоникского фронта умерло или эвакуировано по болезни. Всего же убыль войск Антанты на [220] Балканах составила 130 тыс. человек, или до 30% всего боевого состава.

К концу 1916 г. Салоникский фррнт стал непрерывным и простирался от устья реки Струмы, по западному берегу оз. Тахино на Демир-Хисар, Петрич, Дойран, Гевгели, Монастир, оз. Охрида, до границы Албании. Обе стороны закреплялись на занятых позициях, приостановили свои операций.
В итоге кампании 1916 г. на Салоникском фронте Антанта не достигла поставленных целей — вывода Болгарии из войны. Содействие Салоникского фронта румынам и русским ограничилось отвлечением на греческую границу нескольких германских батальонов и удержанием на этом фронте больше половины болгарских дивизий. Причиной столь малой эффективности Салоникского фронта явились гласным образом внутренние противоречия союзников и их борьба между собой за влияние на Балканах. Англия и Франция не желали, чтобы на Балканах усилилось влияние России.

В связи с действиями на Салоникском фронте державы Антанты предприняли ряд акций против Греции, включавших и нарушение ее суверенитета. 6 июля 1916 г. Антанта объявила блокаду Греции и потребовала окончательной демобилизации греческой армии, в которой имели большое влияние прогерманские элементы. Греческая армия могла угрожать тылу и сообщениям Салоникского фронта. 2 сентября 1916 г. Англия и Франция, не доверяя греческому правительству, предъявили ему новые требования, подкрепленные прибытием в Саламис союзной эскадры и высадкой десанта. Эти требования были целиком приняты греческим правительством. Однако это все еще не удовлетворяло Антанту, и в Салониках было образовано «временное правительство» из сторонников Венизелоса. Наряду с этим в Афинах по настоянию французов был сформирован новый греческий кабинет, находившийся под влиянием Антанты. Положение в Греции с середины сентября 1916 г., где фактически оказалось два правительства, становилось хаотическим. Два раза, в октябре и в декабре, державы Антанты потребовали от греческого правительства в Афинах сдачи греческого флота, подчинения контролю Антанты важнейших государственных учреждений. Эти требования также были приняты. Антанта сделалась фактическим хозяином положения в Греции. Так еще раз была продемонстрирована призрачная самостоятельность малых нейтральных государств и попрание всяких норм международного права со стороны великих (и сильных) держав во имя интересов империалистов.

Кавказский фронт

Турецкое командование не имело четкого оперативного плана на кампанию 1916 г. По убеждению Энвера, задачи войны решались не на турецких фронтах, а в Европе, и он даже предложил Фалькенгайну направить на Изонцо или в Галицию турецкие войска, освободившиеся после прекращения Дарданелльской операции. Действия русской Кавказской армии в 1916 г. вылились в три операции: Эрзерумскую, Трапезундскую и Огнотскую.
Провал Дарданелльской операции и переброска союзных сил на Салоникский фронт высвобождали турецкие силы, сконцентрированные на Галлиполийском полуострове. Русское командование могло ожидать, что эти силы в значительной своей части будут переброшены на Кавказ на усиление 3-й турецкой армии. Это крайне осложнило бы обстановку на фронте Кавказской армии. Поэтому решено было упредить турок и разбить их 3-ю армию до подхода к ней подкреплений, которые могли появиться на Кавказском фронте не ранее марта 1916 г.

Главные силы 3-й турецкой армии, прикрывавшие Эрзерум, оборонялись на 100-километровом приграничном горном укрепленном рубеже. Фланги ее опирались на труднодоступные зимой хребты, обеспечивавшие от обходов. В ее составе насчитывалось 121,5 батальона, [222] 78 эскадронов и курдские части, всего — 80 226 человек, из них 56 195 штыков и 2087 сабель; 150 орудий и 77 пулеметов.

Кавказская армия имела 118 батальонов, 23 ополченческие дружины, 104,5 эскадрона и сотни, 338 орудий, 10 самолетов и 150 грузовых автомобилей{228}. Для осуществления задуманного плана была создана ударная армейская группа в составе 24 батальонов, 14 сотен и 68 орудий. Она наносила удар в направлении Маслагат, Кепри-кей, где по условиям труднопроходимой местности турки не ожидали появления большого числа русских. Вспомогательные удары наносили 2-й Туркестанский корпус на ольтынском направлении и 1-й Кавказский корпус на эрзерумском направлении.

Операция началась 28 декабря 1915 г. (10 января 1916 г.) действиями частей 2-го Туркестанского корпуса. 1-й Кавказский корпус и ударная армейская группа перешли в наступление 30 декабря (12 января). Русское наступление явилось неожиданным для турок. Внезапность русского наступления была обеспечена различными мерами оперативной маскировки и дезинформации.

Выход части сил ударной армейской группы в тыл турецких войск северо-восточнее Кепри-кея решил исход борьбы. Турецким частям 3 (16) января был дан приказ отступать, и они в ночь на 4 (17) января 1916 г. начали поспешный отход к Эрзеруму, бросая или сжигая свои склады. Наступление ударной армейской группы, преодолевавшей горные высоты, проходило в тяжелейших условиях. Снежный буран дул наступающим войскам в лицо, солдаты прокладывали себе путь в глубоком снегу, пробивая траншеи, местами вытаскивая на руках артиллерию. Несмотря на такие сложные и тяжелые условия наступления, русские авангарды уже 7 (20) января подошли к горному хребту Деве-бойну, прикрывавшему Эрзерум с востока. Обстановка благоприятствовала дальнейшему развитию операции, и командующий Кавказской армией вел. кн. Николай Николаевич принял решение немедленно штурмовать Эрзерум, чтобы не дать 3-й турецкой армии закрепиться. Эрзерум прикрывали 11 фортов и несколько укреплений. На вооружении крепости имелось 265 устаревших орудий, из которых только 36 было 150-мм, остальные же 80-90-мм. Турецкая крепостная артиллерия вследствие малой дальности стрельбы не могла вести борьбу с русской артиллерией. Вся укрепленная позиция имела протяженность 40 км. Восточнее Эрзерума линия фортов проходила по хребту Деве-бойну в 12-13 км от города. Эрзерум обороняла 3-я турецкая армия, в рядах которой после понесенных потерь оставалось не более 29 500 штыков (при общей численности 39 000 человек), 112 старых пушек и 39 ручных пулеметов.

Русские начали штурм Эрзерума в 20 часов 29 января (11 февраля){230}. С севера наступал 2-й Туркестанский корпус, а с востока 4-я Кавказская стрелковая дивизия и 1-й Кавказский корпус. Всего для штурма предназначалось 78 батальонов, 54,5 сотни, 4 роты саперов и 180 орудий, из которых 16 было тяжелых, доставленных из Карса на автомобилях. Русское наступление осуществлялось успешно. Уже 30 января (12 февраля) русские овладели двумя фортами на важных направлениях, что позволило им с севера выйти в тыл турецких позиций. 3 (16) февраля русские войска ворвались в Эрзерум, а турки были отброшены на 70-100 км к западу. По достижении рубежа Мемахатун 29 февраля (13 марта), Хибонси 12 (25) марта, русские войска прекратили преследование и остановились вследствие трудности подвоза зимой по неподготовленным горным дорогам. В ходе боев было захвачено 8000 пленных, 9 турецких знамен, 315 орудий, большие запасы боеприпасов и продовольствия. Русские потери с начала операции составили 2300 убитыми, 14 700 ранеными и обмороженными, всего 17 тыс. человек, что составило 10% состава. Турецкая же 3-я армия потеряла более половины своего состава и почти всю артиллерию.

Успех операции был обеспечен правильным выбором направления наступления, самоотверженностью войск и надежной материальной подготовкой. Солдаты были снабжены теплой и маскировочной одеждой, зимней обувью, специальными темными очками для защиты глаз от ослепляющего блеска снега в горах. Каждый солдат нес с собой два полена дров для обогревания. Были приняты профилактические меры для предохранения войск от обмораживания. Исключительное внимание уделялось подготовке тыловых учреждений, содержанию в исправности дорог, регулярной расчистке их от снега. Была создана сеть метеорологических станций, сообщавших данные об изменении погоды.

Потеря крепости Эрзерум, являвшейся основной базой турок для действий против Закавказья, потребовала от турецкого командования направить сильные подкрепления и массу пополнений для восстановления 3-й армии. Это облегчило борьбу англичан у Суэца и в Ираке{233}.
Успех русской армии в Эрзерумской операции принес победу и русской дипломатии: Англия и Франция поспешили заключить с Россией соглашение с тем, чтобы ограничить возможные захваты ее в Турции.
Действия русских на других участках Кавказского фронта также были успешными. На батумском направлении войска русского Приморского отряда при поддержке Черноморского флота заняли г. Ризе и вышли к м. Оф на подступах к Трапезунду. Части 4-го Кавказского корпуса имели успех у Битлиса. В Персии кавалерийский экспедиционный корпус генерала Баратова (7,5 батальона, 2 дружины, 39 сотен и 20 орудий), имевший задачей сковать германо-турецкие части, с боем занял район Керманшаха и находился всего в 80 км от персидско-турецкой границы, угрожая перенести военные действия во фланг и тыл 6-й турецкой армии, окружавшей с декабря 1915 г. значительные силы англичан в Кут-эль-Амара.

Несмотря на победоносное осуществление Эрзерумской операции, русские все-таки не выполнили полностью поставленной задачи — 3-я турецкая армия не была уничтожена, хотя и понесла тяжелые потери. Она могла закрепиться, получить подкрепления и вновь начать активные действия. По расчетам русского командования, для полного сосредоточения турецких подкреплений могло потребоваться 2-4 месяца. Поэтому командование Кавказской армии решило уничтожать подходившие турецкие подкрепления по частям. Однако начавшаяся в середине марта весенняя распутица и полное бездорожье приостановили наступательные действия на эрзерумско-эрзинджанском направлении. Но на побережье Черного моря, где весна наступает раньше, распутица уже кончилась. Здесь с 23 января (5 февраля) весьма успешно наступал во взаимодействии с флотом Приморский отряд. К 12 (25) марта этот отряд [225] находился в 50 км от Трапезунда — промежуточной базы турок. Овладев Трапезундом, русские прервали бы кратчайшую (по морю) связь 3-й турецкой армии с Константинополем и сами приобрели бы значительные оперативные преимущества, нависая с фланга над центром 3-й турецкой армии. Эти соображения определили решение русского командования ограничить свое наступление приморской зоной.

Приморский отряд в составе 11 батальонов, 9 дружин государственного ополчения, 3 сотен, 4 инженерных рот и 38 орудий{235}, имея против себя до 14 батальонов турок, начал 19 марта (1 апреля) наступление вдоль прибрежной полосы. На направлении его наступления имелась лишь одна колесная дорога вдоль берега моря. Другими путями сообщения являлись лесные тропы в горах. В таких условиях отряд при поддержке Черноморского флота за две недели наступления, до 1 (14) апреля, продвинулся на 27 км и вышел к укрепленной позиции турок на реке Кара-дере. К этому времени на усиление Приморского отряда прибыли две кубанские пластунские бригады (18 тыс. человек, 12 орудий). Усилившийся до 32 500 человек Приморский отряд форсировал с боем Кара-дере и 5 (18) апреля овладел Трапезундом{236}, захватив большие трофеи. В последующие дни до 25 мая (7 июня) русские еще продвинулись вперед по побережью и в сторону своего левого фланга для надежного обеспечения и удержания Трапезунда.

Турецкое командование, обеспокоенное успехами русского Приморского отряда, сосредоточило против него значительные силы (до 41 батальона). Со своей стороны и русские усилили отряд двумя пехотными дивизиями, с прибытием которых Приморский отряд был преобразован в 5-й Кавказский корпус. Вследствие установившегося равновесия сил дальнейшие операции на этом направлении не получили развития.

На других направлениях (байбуртском, ванском, мосульском) действия русских также были активными и сковали значительные турецкие силы. Русские заняли Ревандуз в 100 км от Мосула. Действия левого крыла Кавказской армии оказали содействие англичанам, притянув на себя значительные силы турок.
Поражение 3-й турецкой армии в период Эрзерумской операции и успешное наступление русских на трапезундском направлении принудили турецкое командование принять меры к усилению 3-й и 6-й турецких армий с целью перехода в контрнаступление. 10 дивизий из района проливов было переброшено на Кавказ. Против 4-го Кавказского корпуса на фронте Киги, Огнот, Битлис, Сакиз (в Персии, к югу от оз. Урмия) сосредоточивались части перебрасываемой на восток 2-й турецкой армии. В районе Мараш, Малатиа, Урфа, Айнтаб спешно формировалась Особая турецкая армия.

Турки имели намерение перейти в наступление, чтобы вернуть Эрзерум. Главная роль отводилась 2-й турецкой армии, которая получила задачу ударом в направлении Огнот, Кепри-кей обойти русских с юго-востока и овладеть Эрзерумом. 3-я армия должна была своими активными действиями сковать русских на эрзинджанском направлении.

В плане летней кампании русского командования предусматривалась возможность наступления турок, но оно своей основной задачей считало удержать занимаемые районы и сохранить базу для последующего наступления на Анатолию. Так как турки не стали дожидаться полного сосредоточения своих сил и бросали их в наступление по мере подхода, то русское командование получило возможность бить противника по частям.
К началу наступления турок силы Кавказской армии составляли 183 1/4 батальона, 49 дружин, 6 армянских добровольческих дружин, 175 сотен, 657 пулеметов, 470 орудий, 28 инженерных рот, 4 авиационных и воздухоплавательных отряда и роты, 6 автомобильных и мотоциклетных рот и команд, 9 броневых автомобилей (всего 207 293 штыка, 23 220 сабель). Силы турок насчитывали 206 батальонов, 45 эскадронов и 7000-10 000 человек в отрядах курдов.
Чтобы отвлечь внимание русского командования от направления главного удара, который намечался турками восточнее Трапезунда, турки 17 (30) мая внезапно перешли в наступление в районе Мемахатун и потеснили части 1-го Кавказского корпуса русских к Эрзеруму. Но 24 мая (6 июня) наступление турецких войск здесь было остановлено контрударом русских На главном направлении турки начали операцию 9 (22) июня. Сосредоточив в полосе прорыва до 27 батальонов против 12 батальонов русских, они нанесли удар по левому флангу 5-го Кавказского корпуса в направлении на Сурмала{238}, имея целью отрезать русские силы в районе Трапезунда. Прорвав русский фронт, турки потеснили на этом участке русских и оказались всего в 20 км от моря. Но к 21 июня (4 июля) турки понесли большие потери, их натиск ослабел и левое крыло 5-го Кавказского корпуса в свою очередь перешло в наступление. Еще раньше, 19 июня (2 июля), воспользовавшись ослаблением турецких сил перед своим фронтом, перешел в наступление 2-й Туркестанский корпус. Искусно маневрируя, туркестанцы 3 (16) июля заняли важный узел дорог Бай-бурт. Это вызвало поспешный отход турок с фронта 5-го Кавказского корпуса. В ночь на 23 июня (6 июля) перешел в наступление и 1-й Кавказский корпус на эрзинджанском направлении и за несколько дней наступления восстановил положение. Таким образом, русские своим наступлением на трех участках фронта нанесли новое поражение 3-й турецкой армии.

Успешное продвижение русских на значительное расстояние создало благоприятные условия для дальнейшего развития операции. Предоставилась возможность овладеть шоссе Трапезунд — Эрзерум, что в значительной степени улучшило бы снабжение выдвинувшихся далеко на запад от Эрзерума русских войск. Действия войск для решения этой задачи происходили с 6 (19) июля по 20 июля (2 августа). Успешные согласованные действия русских корпусов принудили турок к 12 (25) июля очистить Эрзинджан. Шоссе Эрзинджан — Трапезунд полностью было в руках русских.
Неоднократный разгром 3-й турецкой армии, потеря Эрзерума, Трапезунда, Эрзинджана не лишили турецкое командование надежд на успех и не изменили его планов использования 2-й турецкой армии. Русские имели сведения о силах и намерениях турок. План турецкого командования заключался в том, чтобы сковать русских на фронте 3-й турецкой армии, а силами 2-й армии нанести удар в направлении от Харпут на Кепри-кей в обход Эрзерума с юго-востока{240}. В случае успеха турки могли прижать к Черному морю силы русских 2-го Туркестанского, 5-го и 1-го Кавказских корпусов. Для парирования готовящегося удара русское командование перебрасывало силы на участок фронта Киги, Муш.

Наступление 2-й турецкой армии на огнотском направлении началось 23 июля (5 августа). С трудом сдерживая натиск турок, русские отошли. Русское командование выдвинуло на правый фланг 4-го Кавказского корпуса значительные силы, которые наступательными действиями с 4 (17) по 11 (24) августа восстановили положение. В дальнейшем русские и турки попеременно предпринимали наступательные действия, и успех склонялся то в ту, то в другую сторону. На некоторых участках удалось продвинуться русским, но на других им пришлось оставить позиции. Без особенно крупных успехов с обеих сторон бои шли до 29 августа (11 сентября), когда в горах выпал снег и ударил мороз, заставивший противников прекратить боевые действия и спешно готовиться к зимовке{241}. С началом зимних холодов обе стороны до весны перешли к обороне.

В Персии русскому 1-му кавалерийскому корпусу Баратова под давлением турок пришлось отойти на 300 км и остановиться восточнее Хамадана.
Итоги кампании 1915 г. на Кавказском фронте превзошли ожидании русского командования. Задаваясь первоначально целью ослабить 3-ю турецкую армию, русские войска в ходе ряда следовавших одна за другой операций трижды ее разгромили, так что некоторые корпуса пришлось свести в дивизии, а дивизии — в полки. Было нанесено большое поражение и 2-й турецкой армии. Русские войска продвинулись по территории Турции на 250 км, овладев рядом важных пунктов, в том числе крепостью Эрзерум, портом на Черном море Трапезунд и городом Эрзинджан. Сильные удары русских войск привлекли на Кавказский фронт турецкие резервы. К началу 1917 г. против Кавказского фронта находилось до 29 турецких пехотных дивизий, что составляло 54% всего количества войск, имевшихся в то время в Турции.

На Кавказском фронте турки израсходовали до 33% пополнении, ослабив этим остальные фронты, где против них действовали англичане. Это, конечно, значительно облегчало положение последних. Кавказская армия выполнила свою основную задачу — обеспечение Закавказья от вторжения турок на огромном фронте, протяженность которого к концу 1916 г. превышала 1000 км.

Месопотамский фронт

Обстановка в Месопотамии, сложившаяся в конце 1915 г., была не в пользу англичан. Русское командование предложило им план совместных действий, которые улучшили бы их положение. [229] Однако английское командование не приняло русское предложение, требуя в то же время, чтобы наступление русского экспедиционного корпуса Баратова в направлении Ханекида в тыл 6-й турецкой армии было ускорено{243}. Это облегчило бы положение окруженного в Кут-эль-Амара английского отряда Таунсенда.

Выполняя приказ командования, 1-й Кавказский отдельный кавалерийский корпус Баратова (11 батальонов, 2 дружины, 64 эскадрона и сотни, 44 пулемета, 24 орудия, 1,5 инженерной роты, 3 бронированных автомобиля — 9851 штык и 7857 сабель) наступал основными силами через Керманшах. В конце апреля Баратов вступил в Месопотамию и занял Ханекин (150 км северо-восточнее Багдада). Однако помощь Баратова англичанам запоздала, так как Кут-эль-Амара 29 апреля 1916 г. был сдан. В плен попало вместе с Таунсендом 12 тыс. английских войск. Это событие вызвало большой резонанс на всем Ближнем Востоке и нанесло существенный ущерб английскому престижу. Русскому кавалерийскому корпусу пришлось прекратить дальнейшее продвижение вследствие недостатка сил, так как ему приходилось действовать на фронте до 650 км, ведя борьбу с местными сторонниками турок. К тому же наступило тропическое лето и в частях распространилась холера.

Сами же англичане в Месопотамии действовали пассивно. Они даже не пытались воспользоваться результатами успешного наступления русских, отвлекших от них большие силы турецких войск. Они отказались выслать хотя бы какое-нибудь подразделение навстречу русской разведывательной казачьей сотне, направленной Баратовым для установления тесной связи с англичанами. Русская сотня, несмотря на трудности пути, 9 (22) мая 1916 г. прибыла, к изумлению англичан, в ставку командующего их экспедиционной армией в Месопотамии. Это свидетельствует о том, что английское командование не стремилось к тесному взаимодействию с русскими войсками, оно было решительно против того, чтобы русские войска появились в Месопотамии. Англичане считали ее своей долей при будущем разделе турецких владений. Четырехкратные попытки англичан освободить отряд Таунсенда, окруженного турками в Кут-эль-Амара, не увенчались успехом. Турки отбивали все атаки деблокадной армии англичан при поддержке германской авиации и флотилии на реке Тигр, последней в большинстве случаев командовали германские офицеры-моряки. Английские неудачи в Месопотамии объясняются в значительной степени их слабыми силами, к тому же не обеспеченными снаряжением и продовольствием, соответствующими условиям климата, санитарными материалами и транспортными средствами.

Успехи Баратова серьезно обеспокоили германского фельдмаршала фон дер Гольца (Гольц-паша), командовавшего 6-й турецкой армией, которая в составе 20 тыс. человек находилась в 150 км южнее Багдада у Кут-эль-Амара{253}, и он задумал нанести поражение русским. Пленение англичан в Кут-эль-Амара позволило туркам предпринять наступление против Баратова большей частью своих сил (15 тыс. штыков 13-го корпуса), оставив южнее Кут-эль-Амара лишь 8000 штыков против англичан, силы которых составляли до 25 тыс. человек. 13-му корпусу были приданы германская артиллерия, пулеметы и средства радиосвязи.

Наступление турок против Баратова началось 19 июня (2 июля) 1916 г. Хотя корпус Баратова к этому времени был усилен и насчитывал в своем составе до 13 батальонов и дружин, 65 эскадронов и сотен (10 016 штыков и 7392 сабли), 35 орудий, ему уже в середине июня пришлось оставить Ханекин. 2 (15) июля турки заняли Керманшах и 28 июля (10 августа) — Хамадан, восточнее которого русские остановили дальнейшее продвижение противника.
Выдвижение русского кавалерийского корпуса к Ханекину оказало огромную помощь англичанам. Он оттянул на себя главные силы 6-й турецкой армии и увлек их к Хамадану (800 км от Кут-эль-Амара). Англичанам при их последующем наступлении противостояла ослабленная турецкая армия. В то же время, когда Баратов просил английское командование в Месопотамии оказать ему содействие, он получил отказ.

После падения Кут-эль-Амара англичане боевых действий не вели. Вплоть до начала зимы 1916 г. они занимались реорганизацией своих сил в Месопотамии и их обеспечением. Новое наступление они предприняли лишь 10 декабря 1916 г.

Вследствие пассивности англичан и их нежелания взаимодействовать с русским корпусом Баратова стратегическое положение союзников в Месопотамии ухудшилось. Их силы оказались разъединенными. 6-я турецкая армия получила возможность действовать по внутренним операционным линиям против корпуса Баратова и против англичан.

Сирийско-палестинский фронт

Продолжительное затишье в районе Суэцкого канала было использовано англичанами для усиления обороны. Турки в этот период ограничивались отдельными налетами небольших диверсионных партий на Суэцкий канал. Но после окончания Дарданелльской операции Фалькенгайн уговорил Энвера подготовить наступление на Египет в 1916 г.{256} с целью сковать здесь побольше английских сил. Для проведения операции турецкое командование подготовило экспедиционный корпус под командованием германского подполковника Кресса (3-я и 14-я турецкие дивизии, австро-германский техническо-артиллерийский отряд). Силы англичан в районе канала составляли три пехотные дивизии (42-я, 52-я и 53-я), кавалерийская дивизия Анзака, английская кавалерийская бригада, девять больших военных кораблей и несколько миноносцев{257}. Англичане вынесли свои оборонительные позиции на 15 — 30 км восточнее канала, укрепив их.

Сложность перехода через Синайскую пустыню задержала подготовку операции до июля. Продвигаясь отдельными эшелонами по старой караванной дороге вблизи побережья, передовые части экспедиционного корпуса Кресса лишь в начале августа подошли к английским позициям в районе Романи, Катия{258}. 4 августа войска Кресса нанесли удар по английским позициям, но не выдержали английских контратак и вынуждены были отойти, потеряв до 1/3 состава (до 5 тыс. человек){259}. Экспедиция турок к Суэцкому каналу по своей организации и выполнению была проведена крайне неудовлетворительно. Все же, несмотря на неудачный исход, турки надежно приковали значительные силы англичан к Суэцкому каналу, не позволяя перебросить их на французский фронт.
Англичане, отразив наступление турок, сами перешли в наступление. Однако продвижение англичан шло чрезвычайно медленно. Лишь 28 декабря 1916 г. они заняли Эль-Ариш (130-140 км восточнее канала), после того как турки его сами очистили.

Действия Антанты в Месопотамии и Палестине диктовались не столько военными, сколько политическими соображениями. Предложения русских о согласовании действий против Турции неизменно отклонялись Англией и Францией под разными предлогами. Русские в феврале 1916 г. предлагали союзникам организовать десантную операцию на Александретту. Но французское командование отклонило это предложение, так как считало Сирию районом своих интересов и не желало появления там англичан. Однако после успешных русских Эрзерумской и Трапезундской операций, сильно опасаясь нажима на Турцию со стороны России, англичане и французы поспешили заключить между собой договор о разделе сфер влияния в Сирии и Месопотамии (договор Сайкс — Пико). Лишь после этого, 25 апреля 1916 г., французское командование согласилось на наступление английских войск от Суэцкого канала на Палестину. Ревнивое отношение со стороны англичан к успехам русских на Кавказе было причиной их отказа взаимодействовать с русскими в Месопотамии, что усугубило трудности ведения операций Кавказской армией.

Д. В. Вержховский



Другие новости и статьи

« Боевые действия 1915-1917 гг. продемонстрировали перевес Антанты

Кто развязал Первую мировую? Ищи, кому выгодно… »

Запись создана: Суббота, 17 Август 2019 в 0:08 и находится в рубриках Первая мировая война.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы