4 Июль 2019

Пушкин и его герой на нижегородской ярмарке

oboznik.ru - Пушкин и его герой на нижегородской ярмарке
#Пушкин#история#поэзия

Тысяча верст отделяли Пушкина от милой Натали в сентябре 1833 года. Полный «светлой печали», поэт находит домашний образ даже для грандиозного торжища, завершавшего работу: «Я ходил по опустевшим лавкам. Они сделали на меня впечатление бального разъезда, когда карета Гончаровых уже уехала». Пушкин прибыл в Нижний Новгород 2 сентября и застал «козью ярмарку». Объяснение забавного названия очень простое. Неприхотливую домашнюю скотинку до сих пор можно встретить не только на окраинах города, но даже на музейной Рождественской. Что ж говорить о временах столь далеких! Во время ярмарки гордеевские крестьяне и жители Кунавинской слободы испытывали большие трудности с выпасом животных, традиционно искавших себе корм самостоятельно. Тучные куртины (газоны с травой и цветами), разбитые по всей территории, тщательно охранялись от «рогатой стихии». За потраву казенной красоты полагался существенный штраф или вовсе конфискация «нарушителя».

Но стоило спустить ярмарочные флаги, запретам приходил конец. Заканчивали сделки, паковали непроданный товар под победное блеяние десятков коз, уничтожавших газоны. Такой, совсем не парадный Макарьев увидел Пушкин своими глазами. Большинство павильонов уже закрылось. В поисках товаров, предлагавшихся со значительной скидкой, бродили немногочисленные покупатели. В то время пошел спрос и на образовательные услуги, такие как обучение языкам. «Суетно хлопочущий Макарьев» – таким он остался для поэта в устных и письменных рассказах современников. Известная строфа из «Путешествия Онегина», скорее всего, впечатление от прочтения путевых заметок П.П.Свиньина, издателя «Отечественных записок».

Во всяком случае, и жемчуг, и кони, и вина, и все остальное «рассыпано» в неторопливом пространном описании, увидевшем свет в 1820 году.

По степени популярности «Отечественные записки» тех лет сравнимы с нынешними интернет-форумами: «креативный класс» неукоснительно прочитывал очередной выпуск. А обширный круг пушкинского чтения общеизвестен: иначе не аттестовал бы Белинский «Евгения Онегина» как энциклопедию русской жизни. Вот только без малого двести лет, отделяющие нас от описываемых событий, поставили на повестку дня …снабжение справочным аппаратом самой энциклопедии

Ярмарка в Нижнем Новгороде

Пожар 1816 года, уничтоживший торг близ Макарьевского монастыря, поставил вопрос о переносе ярмарки в Нижний Новгород. Уже весной 1817 года началось возведение деревянных корпусов по берегу Оки. Вглубь, в направлении Мещерского озера, сначала не продвигались. Десятки гектаров земель междуречья Волги и Оки, уходивших весной под воду, казне не принадлежали. Когда встал вопрос о возможном выкупе владель-

цы заняли столь знакомую нам сегодня позицию, что строчке «и всюду меркантильный дух» хочется уделить особое внимание. Онегин, как известно, «…умел судить о том, как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет. Отец понять его не мог и земли отдавал в залог». Так какие же экономические воззрения транслирует самый известный герой русской литературы 19 века?

Мы так привыкли сочувствовать Пушкину, всю жизнь страдавшему от алчных заимодавцев, что почему-то и мысли не допускаем о его позитивном отношении к чему-либо «меркантильному». Тем более, что меркантилизм — не ругательство, а экономическая доктрина, которая в числе прочих была на вооружении правительства Александра I. Именно ей руководствовались в вопросе строительства ярмарки. Протекционизм, государственное руководство хозяйством, обеспечение изобилия денег в стране — все эти инструменты меркантилизма были востребованы при осуществлении нижегородского проекта.

Уже упоминавшиеся владельцы заливных угодий в районе Стрелки ничего не имели против «изобилия денег» — задача была не продешевить. Помещики окрестных сел, почувствовав выгоду, торговались не хуже купцов, да так, что чуть в буквальном смысле не погорели — Бетанкур, не выдержав, бросил в печь коммерческое предложение казны. «Благородное собрание», вмиг вспомнившее, что «с царями плохо вздорить», рухнуло на колени в лучших старомосковских традициях.

А уже через год гордеевские помещики начинают получать выгоду от кирпичных заводов. Вообще, в первые «нижегородские» годы существования ярмарки землевладельцы играли весьма заметную роль – для крупных сельхозпроизводителей появился удобный рынок сбыта. Немаловажным фактором для активности стала возможность вывозить в свет дочерей-невест. Нижний Новгород, занимавший 19 место в России по численности населения, считался глухой провинцией.

Удобного сообщения со столицами не было — все «настоящие парижские портные» обретались в торговых рядах на Рождественской. Вот и привозили помещичьи дочки «прошлогодни моды» на ярмарку, давая заезжим столичным острословам повод к зубоскальству. Число приезжих, принадлежавших к самым разным сословиям, превышало в дни ярмарки население города более чем в десять раз. Руководивший строительством Бетанкур на ярмарочный сезон приезжал с женой и детьми, составляя блестящий тандем с семьей губернатора Крюкова. В Нижнем высокий светский сезон с зимы переместился на лето. Дворянские семьи покидали родовые гнезда, устремляясь в жаркую толчею губернского города.

Надо ли удивляться, что хандрящий скептик Онегин остался недоволен? Говоря словами другого хрестоматийного героя, он почувствовал себя «чужим на этом празднике жизни». Здесь и ответ на извечный вопрос: много ли в Онегине самого Пушкина. Пушкин мог грустить и даже хандрить, прогуливаясь по опустевшей ярмарке, но великолепие торгового комплекса, построенного в стиле позднего классицизма, оборудованного по последнему слову инженерной техники, навевало мысли не о грядущем засилье торгашей, а о будущей России, в которой предстояло жить его детям. Пушкин 30-х годов — это философ, опережающий время. Окидывая будущее «сквозь магический кристалл», он напишет простые гениальные строчки, которым, сколько ни бейся, не припишешь иного смысла: «Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам ее Бог дал».

Екатерина НИКОЛИНА

Другие новости и статьи

« Организация вещевого снабжения иностранных военнопленных второй мировой войны в СССР

Они были первыми »

Запись создана: Четверг, 4 Июль 2019 в 0:05 и находится в рубриках Начало XIX века, Николаевская армия.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика