10 Март 2020

Калашников. Память как духовное оружие

oboznik.ru - Калашников. Память как духовное оружие

#Калашников#автомат#СССР

1.    Никогда не снимут с вооружения

К оценкам солдат, оружейников России и мира я могу добавить немногое. Ведь всё подсчитано: около 105 миллионов экземпляров автомата Калашникова выпущено, он стоит на вооружении 55 стран, украшает гербы и флаги трёх стран. Два миллиарда долларов в год — “потери от несанкцио­нированного выпуска” автомата. Копии (в вариантах от “хуже” до “намного ху­же”) клепают в десятках стран от Китая и Румынии до самих… США (якобы по “лицензии” от болгарской фирмы “Арсенал”). На претензии СССР, а теперь и России отвечают, что даже если патенты, авторские свидетельства на авто­мат Калашникова и были бы оформлены правильно, сроки патентной защиты давно истекли. “Это как если бы китайцы потребовали выплат за то, что они изобрели порох 700 лет назад”, — подытожил эксперт профессор Аарон Карп. (То есть безнадёжно… Но хоть сопоставил удачно — невольно оценил мас­штаб изобретения.)

Но если вдуматься, есть ещё одно “оружие”, которое у нас точно никому не украсть. Это сам автор АК-47, Михаил Тимофеевич Калашников. Точнее, с 2014 года — его образ, его биография, память о нём.

Это “оружие” не снять с вооружения. О самом автомате, наверное, по­мните, года 2-3 назад в новостях часто мелькали сообщения, будто в Мини­стерстве обороны считают, что “Калашников” устарел, “должен быть снят с вооружения”. (Впрочем, о том руководстве МО сегодня пишут в основном в судебной хронике.)

Не подумайте, что упоминание о “мнениях в МО” — защита изделия 1947го­да, пусть и гениального. Под “Автоматом Калашникова” будет пониматься всё семейство автоматов, совершенствуемых почти до последних дней Михаила Тимофеевича. Автор этих строк ещё в 1975-1977 годах служил с АКМ (Автомат Калашникова модернизированный).

А тот “АК-47” теперь — брэнд, ставший именем музыкальных ансамблей.

Итак, Память о Конструкторе как духовное оружие. Да-да, те самые “поучительные примеры из жизни”. И первый же, навскидку, полезный для многих в наши расслабленные времена: ещё накануне своего 91-летия Михаил Тимо­феевич продолжал 4 дня в неделю трудиться в своем конструкторском бюро…

Дочь, Елена Михайловна, президент Фонда им. М. Т. Калашникова. Елена Михайловна занята просветительством, популяризацией не только творчества её отца, но и всех ижевских конструкторов-оружейников: Е. Ф. Драгунова, Г. Н. Никонова, поддержкой ветеранов ижевских оружейных заводов, развитием творческих связей с российскими и зарубежными специ­алистами стрелкового оружия. Помню, пару лет назад Елена Михайловна при­ехала в Москву победительницей: после обычных наших трудностей-препон её Фонд установил-таки мемориальную табличку Драгунову.

Елена Михайловна Калашникова:

—                      Мне, как дочери конструктора, с ранних лет было ясно, что “папина ра­бота” — это главное и в его жизни, и в жизни всей нашей семьи. Для нас, де­тей, было привычным, что отец уходил на завод ранним утром и возвращал­ся ближе к полуночи. Его командировки на испытательные полигоны длились иногда месяцами. А когда он бывал дома, то часто получал срочные теле­граммы с мест испытаний от своих соратников или же их телефонные звонки будили всех нас среди ночи. А потом вдруг всё прекращалось — наступало время ожидания результатов испытаний. Иногда это заканчивалось тем, что нам, детям, мама “по секрету” сообщала о том, что папу представили к на­граде. И вскоре в доме уже был праздник — приходили его коллеги с жёнами и детьми. Заканчивался этот праздник непонятными для нас разговорами на оружейные темы, а на столе появлялась бумага, карандаши и начиналось бурное обсуждение очередных технических проблем.

И только через много лет ко мне пришло понимание того, что я тогда бы­ла свидетелем очень важных событий не только в жизни моего отца и моей се­мьи. Это была часть истории развития советского стрелкового оружия, при­знанного самым лучшим, самым надёжным и простым.

—                      Елена, из трудов Вашего отца важны не только те, что “в металле”, но и его книги. “Я с вами шёл одной дорогой” — прекрасный рассказ о своём трудном веке. В 2005 году мы все следили за триумфальной поездкой Миха­ила Тимофеевича в Венесуэлу. Президент Уго Чавес говорил: “…как бывалый солдат утверждаю, АКМ — лучшее в мире и истории оружие, гордитесь, что держите его”. Михаил Тимофеевич был тогда удостоен ордена Боливариан- ской Республики Венесуэла “Звезда Карабобо”. Автомат Калашникова как оружие в борьбе с колониализмом увековечен в гербах нескольких госу­дарств. Расскажите ещё о международной миссии Калашникова.

—                      Впервые прикоснуться к мировой оружейной истории “вживую” мне довелось летом 1989 года в Москве, когда из США в нашу страну приехал экс­перт по стрелковому оружию доктор Эдвард Изелл. Он готовил материал о Михаиле Тимофеевиче Калашникове для видеоистории Смитсоновского ин­ститута в Вашингтоне.

В 1990-х годах мне посчастливилось участвовать в первых зарубежных по­ездках отца в США, я стала свидетелем “живой оружейной истории” — инте­реснейших встреч всемирно известных конструкторов, многие десятилетия заочно конкурировавших друг с другом.

Михаил Тимофеевич познакомился с создателем знаменитой американ­ской винтовки М16 Юджином Стоунером, с конструктором и производителем многих видов лёгкого стрелкового оружия Биллом Рюгером, с автором изве­стного израильского пистолета-пулемёта Узи Галом.

Эти поездки дали мне представление о том, насколько авторитетен и ува­жаем в оружейном мире русский конструктор Михаил Калашников и насколь­ко известен и почитаем его “первенец” — легендарный АК-47. Я узнала, что есть немало людей, интересующихся историей создания этого оружия и жиз­нью его конструктора. Поэтому я решила написать и издать книгу “АК-47 — оружие-легенда”. Теперь эта книга есть и в звуковом формате.

В рассказах Елены об отце даже мелкие, “непроизводственные” подроб­ности собираются, как детали АК-47: просто, надёжно, результативно. На­пример, запомнилось…

—                      Отец в принципе не представлял, что значит ездить отдыхать на курор­ты. Наши самые идеальные семейные отпуска — Подмосковье, служебное об­щежитие при воинской части, полигоне испытаний стрелкового оружия. Там новые разработки показывают генералам, промышленникам, руководителям страны. Самое долгожданное прекрасное время: он берёт нас с собой в ко­мандировку! Мы живём в общежитии при полигоне. Утром, когда начинается его работа — стрельбы, испытания, — мы электричкой уезжаем в Москву. Му­зеи, театры, выставки, прекрасный город — всё перед тобой!

Уверяю, в рассказе Елены не было и намёка на возможную “поучитель­ность”, она просто вспоминала картинки детского и отроческого семейного счастья. Это я сейчас пытаюсь “приспособить”, передать её воспоминания “в поучение соотечественникам”. Но согласитесь, трудно удержаться, не по­делиться таким примером, когда сегодня многие соотечественники совершенно убеждённо утверждают, что без отдыха на загранкурортах “просто физически не могут, не восстанавливаются, просто недееспособны!” Не надеюсь изме­нить сложившийся образ жизни, но эту убеждённость поколебать очень хочет­ся! Как-то очень быстро, со скоростью действия внутривенной инъекции, у нас сложился этот уклад, “стиль жизни”. И вот вам… Автор “изобретения века”, “выдающегося изобретения XX века” (эксперты французской “Либера- сьон”) и через десятилетия триумфов оставался скромным советским челове­ком. Работал, дожил до таких лет. Два слова самого Михаила Тимофеевича Калашникова о судьбе оружейника:

—                      К сожалению, люди, читая мои книги и рассуждая об оружии, думают, вот то, что я сделал, сразу принимают на вооружение. Ох, далеко это не так.

Я за свою жизнь создал большое количество разнотипных образцов, но вот тот первый образец, как сейчас говорят, по своему дизайну — непре­взойдённый! Он сам в руки просится! Когда в Санкт-Петербурге бываю в му­зее, мне всегда хочется взять его в руки, подержать. Вот так случилось — я стал конструктором стрелкового оружия сначала Советского Союза, а теперь нашей России.

Михаил Тимофеевич о воспитании, патриотизме:

—                      Что мы оставим после себя, какое мы оставим наследство — вот важ­но что! Надо воспитывать молодёжь в духе любви к своему Отечеству, в духе любви и уважения нашего прошлого. Не всё было плохо, как некоторые пре­подносят. Плохое надо отбрасывать, а хорошее преумножать. Настоящего не может быть без прошлого!

По счастью, автор этих строк драгоценного времени Михаила Тимофееви­ча отнял немного, разве что на чтение некоторых своих книжек, которые пере­давал через его дочь. Несколько раз мне доводилось помогать Елене дотащить до ижевского поезда сумку книг — её “московский улов”. Отец с дочерью — страстные книгочеи. Михаил Тимофеевич любил историю, поэзию и как чита­тель, и как автор.

2.            Сквозняк из-под двери (об авторстве)

О попытках приписать авторство АК-47 Хуго Шмайссеру, конструктору штурмовой винтовки 5Ю-44, лучше всего скажут специалисты с чертежами в руках. Что можно представить “мысленному взору” в статье?

Главная черта сходства, покоряющая дилетантов, конечно, “рожок” — ду­га магазина. Да, патроны сходят на конус, и если сложить их плотно один к одному — дуга образуется неизбежно.

Схожи очертания ствола, мушки газоотводной трубки, что обусловлено применением на обоих автоматах газоотводного двигателя, который принци­пиально не мог быть напрямую позаимствован Калашниковым у Шмайссера, поскольку был известен задолго до этого. В действительности главное, насто­ящее сходство АК-47 и 5Ю-44 — промежуточный патрон: больше пистолетного, но меньше винтовочно-пулемётного. Это да, 5Ю-44с таким патроном запом­нилась нашим военным и побудила к созданию аналога. Но для конструктора это всё же “вводная”, элемент ТЗ (техзадания).

Сама конструкция систем Шмайссера и Калашникова различается в уст­ройстве ключевых узлов: механизм запирания ствола, ударно-спусковой ме­ханизм, крепление магазина. “На пальцах”, как дилетант — дилетантам, я бы сказал так: главная, чудовищная разница видна при разборке и… в ходе са­мой разборки. Помню до сих пор два движения: ударяю ребром ладони по за­щёлке и снимаю крышку ствольной коробки. Всё. В 510-44 (здесь положусь на свидетелей) всё на винтах, шплинтах: вы достаёте отвёртку и начинаете развинчивать.

Рискну предположить (может, пригодится и свежий взгляд дилетанта?): исходная идея Калашникова мне напоминает русскую деревянную архитекту­ру: сколотить что-либо (или даже свинтить шурупами) — дело нехитрое, а вот сделать всё “на зарезах”, чтоб сама деталь держалась за деталь — в этом всё искусство! “Храмы и хоромы без единого гвоздя” на Руси строили не только от дефицита скобяных и вообще металлических изделий в отсталой стране. Хотя — может и от дефицита пошло, но когда-то очень давно, со временем ро­див вид искусства. Потом появился и металл, и науки, и конструкторские бю­ро, ракеты… но главная конструкционная идея Калашникова лично мне напо­минает о той “архитекутре на зарезах” — ведь именно так в ствольной коробке крепится затворная группа и крышка. Прост и гениален, как… теорема Пифа­гора. Дальше читайте у спецов, глядите схемы. Посмейтесь над гигантской пи­рамидой “разоблачений”, основанных на сходстве элементов внешнего конту­ра изделия Хуго Шмайссера!

3.   О“покаянии” требуемом

Кончина Калашникова дала всплеск и других размышлений — “о покая­нии”. Журналист Максим Кононенко: “Спи спокойно, старенький дедушка. Пусть тебе там не приснятся миллионы убитых твоим самым надёжным в ми­ре автоматом в мирное послевоенное время людей”.

Лидер партии “Гражданская сила” Владислав Иноземцев: “Скончался Ка­лашников. Конечно, талантливый человек. Но не оставляет мысль, что там, куда он отправился, — причём безотносительно, на небо или в преиспод­нюю, — он встретится с душами тех, кто погиб от его изобретения. И их боль­ше, чем жертв практически любого другого оружия в XX веке. Приятного об­щения, Михаил Тимофеевич…”.

Таких “реквиемов” найдёте немало в российских СМИ. И при жизни Кон­структора были напоминания “о жертвах его изобретения”.

Для ответа лучше оттолкнуться от реплики “с той стороны”, сдобренной американским юмором. “Господь создал людей, а полковник Кольт сделал их равными”, — гласит старая американская поговорка. А старший сержант Ка­лашников пошёл дальше: уравнял не только людей, но и целые государства”.

Задумаемся, ведь АК-47 и правда изображён на гербах и денежных зна­ках Мозамбика, Зимбабве, Буркина-Фасо. Стоит, как памятник самому зна­чительному изменению карты мира. То, что многие страны, освобождённые повстанцами с АК-47 в руках, нынче зашли в социальные тупики, стали аре­ной действия банд, вооружённых теми же неизносимыми автоматами, — дру­гой вопрос. Но… Рискнёт ли сегодня хоть один из самых ярых либералов и пацифистов сказать где-нибудь в ООН, что надо было бы сохранить те ко­лониальные империи?

Десять заповедей, включая “Не убий”, — заповеди личные, не отменяю­щие государственного устройства, наличия судов, армий, патриотизма. Как-то неловко публично повторять столь азбучные истины, но опыт преподавателя… Так часто слышу: “Ах, поп кропил святой водой атомную подлодку! Благо­словлял убийства!” Это ещё самые лучшие, искренние возмущения. Увлека­ющимся русским детям (“Карту звёздного неба переправят!” — говорил До­стоевский) хочется и нужно возражать. Не Кононенко же с Иноземцевым!

Студенты часто подходят с вопросами, держа закадровый готовый ответ, который я уж научился угадывать с полуслова: “Вот Далай-лама — у него са­мое настоящее “Не убий!” Не то, что у РПЦ!”

Некоторые подкрепляются и Соловьёвым. В 1881 году, накануне вынесе­ния приговора желябовским цареубийцам в публичной лекции философ Вла­димир Соловьёв вдруг сказал: “Царь должен простить. Если он христианин, он должен простить. Если он действительный вождь народа, он должен про­стить. Если государственная власть вступит на кровавый путь, мы отречёмся от неё”. Свидетели: “Невозможно передать, что творилось в зале. Какой-то массовый экстаз. Восторженная молодёжь вынесла оратора на руках…”

В недавней книге я старался разобраться с феноменом “истерического террора” (Засулич и её адвоката незадолго до этого тоже несли на руках), формула выходила примерно такая: Желябов + Соловьёв = Общественное мнение.

Начинать ответы приходится издалека. Да, сегодня последователи Далай- ламы — люди кроткие, образец гуманизма. Но когда на Далай-ламах лежала ответственность государственной церкви, им тоже доводилось благословлять тибетскую армию, которая, например, при царе Сонгцэн Гампо покорила пол-Китая. А царя Ландарму буддийский монах Лхалун Пэлги убил точным выст­релом из лука, и день убийства царя-гонителя сталПраздником тибетских буддистов. А ещё была известная дискуссия в тибетском монастыре между сторонниками разных версий буддизма, и победившим довелось казнить тех, кто неправильно “трактовал нирвану”… Нынешний Далай-лама XIV, действи­тельно, самый, пожалуй, достойный из лауреатов Нобелевской премии мира, от Далай-лам того периода не может отречься, как отрёкся Хрущев от Стали­на, по той простой, совершенно замечательной причине, что Он — и есть Они в новом воплощении (главный догмат буддистов)!

Вы, кроткие, умиротворённые судьи “убийцы-оружейника”, уж извините за экскурс в человеческую историю; в вашей, ангельской, наверное, всё по-иному.

5. О “покаянии” подлинном

Но подобный ответ Маккейну, Кононенко, Иноземцеву не должен засло­нить подлинной глубины души Калашникова. В прессе обсуждается письмо Михаила Тимофеевича, написанное Патриарху весной 2013 года:

“Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть, и я, Михайло Калашников, девяноста три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?” Комментариев из­вестного рода было достаточно.

Это и есть Покаяние подлинное, глубоко личное. НЕполитизированные раз­мышления христианина. Пример Михаила Калашникова — прекрасная картина сочетания патриотизма и живой, неуспокаивающейся, незагрубелой души.

Игорь Шумейко

Впервые опубликовано в журнале «Наш современник»

Другие новости и статьи

« Как вы жили до войны?

Лермонтов М.Ю. «Родина» »

Запись создана: Вторник, 10 Март 2020 в 0:30 и находится в рубриках 40 - 50-е годы XX века, Развитие в 60 - 80-е годы XX века.

метки: , , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика