27 Июнь 2019

Романтика шага чеканного

oboznik.ru - Романтика шага чеканного
#парад#шаг#строй

Какая может быть у шага романтика? А между тем, одной лишь достойной строевой выучкой армия может завоевать авторитет и вызвать восхищение. Невозможно взгляд оторвать от шага чеканного подтянутых, статных молодцев в военной форме.

Многим ли лично доводилось видеть, как парадной поступью проходит солдатский строй? Думаю, не каждому. В особенности, если шаг этот ещё и доподлинно парадный. Большинству простых смертных закрыт доступ на трибуны почётных гостей по большим государственным торжествам. А если вам ещё и посчастливится услышать, как, чеканя шаг, строй этот дружно грянет песней строевой, сначала звонкими запевалами, затем строем подхваченной - мир замирает, дух захватывает!

Простите за нескромность, я это к тому, что и мне когда-то, при срочной службе, довелось побыть одним из участников первомайского военного парада на главной площади города Чкалова, ныне Оренбурга… "Парадник", назовём его так, втайне чувствует, и небезосновательно, что это и есть единственный триумфальный момент, выпавший ему в жизни.

При чеканке шага строевого под взором тысяч, а теперь, с ТВ, и миллионов глаз, грудь марширующих наполняется гордостью и восторгом. Как это объединяет окружающих, порой даже совершенно случайно оказавшихся рядом, как завораживает, особенно девушек! А речь я веду про свою былую четвёртую роту первого батальона 273-го механизированного полка, дивизии "в.ч. 29416". В этой роте посчастливилось мне проходить "срочную" в Советской Армии в 50-х годах прошедшего столетия. Время действия - 1 мая 1954 года. "Коробка" только нашей роты, четвёртой, нашей воинской части - единственная из всех, участвовавших в параде, была отмечена высоким представительством трибуны, принимающей парад. И только в нашей роте каждый участник того парада получил тогда в личное дело от командующего округом благодарность. И это за один лишь чеканный шаг! И сегодня, спустя многие десятилетия, сослуживцы мои из этой самой роты при случае не преминут зайти в местный военкомат и попросить сотрудника РВК показать ему заветную запись в своём личном деле. А "конкуренты" на том параде на лучший чеканный шаг у нас были нешуточные. Достаточно вспомнить: в Чкалове в то время располагались два высших лётных училища, зенитно-артиллерийское, другие военные учебные заведения и воинские части. Даже было там известное суворовское училище.

Я не великий знаток строевой науки, но всё же поделюсь некоторыми её "секретами". В армейской строевой муштре имеется такое понятие, как учебно-строевой шаг. Это когда на тренировочной площадке отдельный шаг каждого участника предстоящего парада разделяется на четыре или даже на восемь отсчётов. И в таком замедленном темпе на полигоне строевики часами отрабатывают свой предстоящий парадный проход. Причём это делается по добровольному согласию будущих участников парада. Естественно, добровольность в армии дело относительное. Но будущие вымуштрованники всегда идут на это с желанием. Велико у всех служивых стремление самому побыть бравым молодцем на параде и хоть раз в жизни лично блеснуть в строю пред глазом всенародным. Служивые всегда идут на это, даже жертвуя ежедневной потерей одного часа своего личного свободного времени. А его у солдата, как известно, не в избытке.

У службистов всех времён попасть в список "парадников" считалось большой честью. Лишиться же этого права - тяжёлое огорчение. Так было в бытность моей службы. Думается, так было и в суворовские времена. Надеюсь, так и в нынешней жизни армейской. При подготовке "парадников" за месяц до торжества на полигонах ежедневно отрабатывается всё: от собственно "шага" до "взгляда глаз" и изгиба колен, от внешней выправки до кончика носка каждого сапога солдатского. И это никого не изнуряло. Наоборот, увлекало. На тренировках у нас бывало даже так, что каждой восьмёркой (восьмёрка - шеренга из восьми человек) упомянутый "спецчас" занимался один из офицеров роты. Занятия с "парадниками" проводили только до начала солдатского "рабочего дня", до общего утреннего подъёма всей воинской части. И этот трудовой час другим отдыхом солдату, естественно, не компенсировался. Вознаграждением за нелёгкий труд участнику парада была лишь только его личная гордость за отлично выполненный воинский долг. О предстоящем триумфальном эффекте и о компенсации "славой" мы, естественно, не думали. Но это прекрасно знали опытные наши офицеры.

Подчеркну, они же были для нас и воспитателями и заботливыми наставниками. Многих до сих пор помню пофамильно. Почти все они только что с боями прошли Великую Отечественную. Это комбаты Салов и Бережной, комроты Вашкин, ротный замполит, былой комиссар на фронте капитан Щедринский. Было тогда от прошедшей Великой Отечественной время недалёкое. Нам, молодым солдатам, всегда казалось, что в амуниции этих офицеров ещё витает запах пороха, дух боёв недавних. Командиров своих мы безгранично уважали и любили. Каждый из нас старался быть похожим на них во всём. Размышления наши сводились к твёрдому выводу: с такими военачальниками  войны мы не могли проиграть. Кстати, о пресловутой дедовщине в армии никто в те годы понятия не имел. Её просто не было. Но вернёмся к параду.

Чеканя шаг в тот день под высокой трибуной, всё же мы уловили необычные взгляды высоких персон, что сошлись на нашей роте, на нашем вышколенном шаге. На обратном пути с парада, возвращаясь по улицам большого города в расположение своей части, мы поминутно сталкивались с  аплодисментами. И рукоплескания эти шли от праздничных толп блистающего нарядом города. Вначале удивлялись, оглядывались, кому же принадлежат такие щедрые аплодисменты? И вдруг обнаружили - нам! Только нам! Можете представить наши чувства. Ведь мы не "шоумены". Только ради таких вот мгновений стоит жить на свете и доблестно служить Родине, великой России, тогда - великому Советскому Союзу - СССР!

И заключительный штрих. Им наградил нас тот необыкновенный праздничный день. Помнится, привёл нас с парада в свой военный городок наш строгий комбат, всегда немногословный и предельно подтянутый  майор  Бережной.  Развернув строй, он вдруг неожиданно, чего с ним никогда не бывало, ударился в лирику. Растрогавшись, заговорил о своём былом боевом пути. Затем, преобразившись, подавив волнение, сурово и громко произнёс: "Я в армии больше двадцати лет. Многое видел. Прошёл войну с боями, участвовал и в парадах, в том числе столичных. Но, на мой взгляд, этого никто лучше вас не делал!" Далее лицо его стало каменно-строгим и прозвучало громкое, знакомое: "Рота, смирно! От лица службы объявляю благодарность!" В ответ грянуло: "Служу Советскому Союзу!"

Прошёл год, но память о нашем постижении тонкостей науки строевой не оставляла нас. Как видите, не оставила меня эта память и сегодня. Второй год службы. Мы уже "большие командиры" - младшие сержанты, командиры отделений. Мы рассредоточены по ротам нового призыва. Однако сердцем мы по-прежнему птенцы своей прежней четвёртой. В лесной лагерной жизни встречаемся теперь только в большой гарнизонной столовой. Мы уже в других полках и подразделениях. И вдруг однажды, узрев, что из нашей прежней четвёртой, из той самой знаковой парадной "коробки", в лесу этом, за обеденными столами солдатскими, добрых три четверти её набирается, взыграла в нас привитая нам на том памятном параде тяга к "романтике шага". К удаче, здесь же оказался и наш любимец, прежний наш ротный замполит Щедринский. Далее, как по сценарию. "Полковой" Богдан: "Даю добро, покажи, четвёртая, класс! Щедринский: "Четвёртая, становись!"

Из бескрайней перекуривающей массы солдатской вмиг стеклись ветераны "четвёрки". Оказалось - почти "коробка" - шестьдесят из шестидесяти четырёх. Оглядев построение, капитан зычно гикнул: "Рота, смирно! Прямо ша-а-а-гом марш!" С шумом встрепенулась стая грачиная. Звонким эхом лес отозвался на резкий отзвук шага нашего былого чеканного. Грянула и прежняя строевая: "…И для тебя, родная, есть почта полевая. Солдаты, в поход…"

Слава богу, сослуживцы, земляки мои из той роты четвёртой, ныне и в Магнитогорске имеются. Надеюсь, вспомнят они со мной счастливую пору нашей военной юности. К счастью, как и до призыва, сегодня рядом со мной, в родной Магнитке, и былой звонкий наш строевой запевала Борис Фалкон. "На ходу" и чеканившие со мной тот памятный шаг Юрий Солопаев и Виктор Титов. Привет вам, друзья, здоровья вам! А остальные! Остальные…? "Где же вы теперь, друзья-однополчане…" На службе, более 60 лет назад, было нам едва по двадцать…

magnitogorsk.bezformata.ru

Другие новости и статьи

« Третья мировая неизбежна?

Тайна «Красного барона» Манфреда Фон Рихтгофена »

Запись создана: Четверг, 27 Июнь 2019 в 0:19 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика