21 Май 2020

О гендерном неравенстве военнослужащих вследствие состоявшегося повышения предельного возраста пребывания на военной службе

oboznik.ru - О гендерном неравенстве военнослужащих вследствие состоявшегося повышения предельного возраста пребывания на военной службе
#служба#женщина#военнаяслужба

Война - не женское дело. Женщинам на войне не место, как и на военной службе.
Даже в наше время, время запредельного феминизма, женской эмансипации и нормативного утверждения полного запрета дискриминации по половому признаку, приведенные выше постулаты не лишены смысла в силу объективной противоположности между социальным предназначением женщины и тем, что стоит за реалиями войны и опасностями военной службы.

Тем не менее общественные уклады принципиально изменились, а развитие военного дела достигло того уровня, при котором многие ниши военно-служебной деятельности могут быть успешно замещены женским персоналом, причем в отдельных случаях приоритет должен отдаваться именно им, а не мужчинам. Указанное может быть обосновано наличием в перечне воинских должностей таких, которые традиционно ориентированы на работников-женщин (так же как и в гражданской сфере). Помимо этого, в силу присущей им повышенной добросовестности, дисциплинированности, исполнительности, скрупулезности, стрессоустойчивости и иных положительных психологических и профессиональных качеств подавляющее большинство женщин, проходящих в настоящее время службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, в целом соответствуют требованиям военно-профессиональной деятельности, что открывает широкие возможности для их самореализации и позволяет им составлять нормальную конкуренцию мужчинам по многим военно-учетным специальностям <1>. Поэтому представить себе и современную войну, и тем более армию мирного времени без военнослужащих женского пола теперь уже невозможно, так же как невозможно представить все иные области общественной жизни без участия в них и мужчин, и женщин.
——————————–

<1> Кузовчикова О.М. Объективация сущностных сил женщины в армии как показатель феминизации общества: Дис. … канд. фил. наук. Тверь, 2006.

Как и в армиях других государств, в российской армии женщин на службе относительно немного, и их численность находится в пределах среднестатистических мировых показателей. Если в вооруженных силах Израиля на их долю приходится около 30 - 35% личного состава (за счет исполнения воинской обязанности по призыву, распространяемой и на женщин) <2>, то в странах с комплектованием армии на добровольной контрактной основе пропорция примерно одинаковая, в среднем 2 - 5% и, как правило, не выше 10% от общей численности военнослужащих <3>.
——————————–
<2> URL: http://www.mywebs.su/blog/283.html (дата обращения: 18.05.2014).
<3> URL: http://pentagonus.ru/publ/15-1-0-608 (дата обращения: 22.05.2014).

По данным годичной давности, на начало 2013 г. в Вооруженных Силах Российской Федерации военную службу по контракту проходили чуть более 11 тыс. военнослужащих женского пола, из которых 4,3 тыс. - на офицерских должностях <4>. Однако следует учесть и тот факт, что многие женщины проходят военную службу и в иных войсках, воинских формированиях, органах, в которых законом предусмотрено прохождение военной службы. Поэтому военнослужащие женского пола составляют довольно значимую часть военного социума, особую категорию граждан в погонах.
——————————–
<4> Число женщин-военнослужащих в Российской Федерации сократилось почти втрое за пять лет // Рос. газ. 2013. 5 марта.

С правовой точки зрения военнослужащие женского пола давно стали полноценными субъектами военно-профессиональной деятельности, что нормативно закреплено в военном законодательстве. Они наделены равными правами, обязанностями и ответственностью с военнослужащими мужского пола, за исключением тех вопросов, которые относятся к ограничению повышенного риска для жизни, посильности военно-профессионального труда с учетом особенностей женского организма и, наконец, обеспечению совмещения службы с исполнением материнских детородных и семейных функций.
Следовательно, вопросы прохождения военной службы по контракту военнослужащими женского пола должны регулироваться на равных началах с прохождением военной службы военнослужащими мужского пола, за исключением тех, которые отличают их профессиональную деятельность от мужчин в силу указанных выше объективно существующих гендерных различий, учитываемых при военно-правовом регулировании.
Именно к таким выводам пришли все военные правоведы и гражданские юристы, углубленно исследовавшие особенности прохождения службы (трудовой деятельности) и правового статуса военнослужащих женского пола, в частности Д.Е. Зайков <5>, Е.А. Стренина <6>, Е.В. Терешена <7>, И.С. Сабитова <8> и др.
——————————–
<5> Зайков Д.Е. Особенности реализации принципа равенства мужчин и женщин при прохождении военной службы: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.
<6> Стренина Е.А. Правовое регулирование прохождения военной службы военнослужащими женского пола: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.
<7> Терешина Е.В. Правовой статус военнослужащих-женщин и его реализация в пограничных органах федеральной службы безопасности (на примере органов пограничного контроля): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.
<8> Сабитова И.С. Конституционно-правовые основы обеспечения равенства прав и свобод мужчин и женщин в сфере труда: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2006.

Между тем все названные исследователи подчеркнули наличие ряда правовых аспектов, которые требуют развития в сторону возможного дальнейшего сглаживания сохраняющихся в законе различий, не полностью соответствующих принципу гендерного равноправия.
Например, Е.А. Стренина ратует за существенное расширение возможностей женщин проходить службу наравне с мужчинами - допустить их привлечение к несению караульной и внутренней службы (хотя и с некоторыми ограничениями), расширить перечень воинских должностей, которые могут замещать женщины <9>.
——————————–
<9> Стренина Е.А. Указ. соч.

Е.В. Терешина, напротив, отмечает элементы неравенства, установленные для военнослужащих мужского пола в части нераспространения на них предусмотренных военным и трудовым законодательством льгот, гарантий и компенсаций для лиц с семейными обязанностями. На основании этого автор предложила уравнять мужчин в таких правах с военнослужащими женского пола <10>. Наличие именно этой проблемы в вопросах равенства военнослужащих разного пола подтвердило и известное многим читателям дело К.А. Маркина <11>.
——————————–
<10> Терешина Е.В. Указ. соч.
<11> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2009 г. N 187-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", статей 10 и 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих", статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей"; "Константин Маркин против России" (Konstantin Markin v. Russia) (N 30078/06) // Бюл. Европейского суда по правам человека. Рос. издание. 2012. N 4.

А.П. Терешин, исследовавший конституционно-правовые основы статуса военнослужащих - курсантов военных вузов, отметил несовпадение правового положения курсантов женского пола в части правовых последствий заключения и прекращения контракта и на этом основании предложил внести соответствующие нормативные корректировки, устраняющие эти несоответствия <12>.
——————————–
<12> Терешин А.П. Конституционно-правовая основа статуса курсанта образовательного учреждения высшего профессионального образования ФСБ России: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.

Однако это все - частности. А в обобщенном виде весьма интересен вывод, сделанный Д.Е. Зайковым, о том, что правовое закрепление и законодательное развитие равноправия военнослужащих мужского и женского пола подчиняется устойчивой тенденции к сближению более "узкого" правового статуса военнослужащих-женщин с более "широким" правовым статусом военнослужащих-мужчин и в идеале к полному соответствию ему <13>.
——————————–
<13> Зайков Д.Е. Указ. соч.

Таким образом, сложившаяся два десятилетия назад система норм российского военного законодательства о военной службе и статусе военнослужащих вполне адекватно отражает конституционно-правовое предписание гарантий равенства прав, свобод и возможностей мужчин и женщин (ч. ч. 2, 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации), а имеющиеся проблемные вопросы немногочисленны и, что более важно, неоднозначны в силу допустимости именно такого подхода, который был положен законодателем по праву нормотворческого усмотрения.
Однако прежнее гендерно-правовое равновесие (корректен ли такой термин - полной уверенности нет, но он лучше всего отражает суть имевшейся ранее непротиворечивости в контексте рассматриваемой проблематики) было серьезно нарушено разработкой и принятием Федерального закона об изменении предельного возраста пребывания на военной службе <14>.
——————————–
<14> Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. N 64-ФЗ "О внесении изменений в статьи 49 и 53 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" // Рос. газ. 2014. 4 апр. (Далее - Закон 64-ФЗ.) Кстати, уместно подчеркнуть, что в части переходных положений, связанных с введением в действие, Закон 64-ФЗ следует отнести к числу немногих законодательных актов последних лет, которые можно принять за эталон корректного регулирования перехода от прежних правовых отношений к новым с соблюдением всех стандартов действия нормативных правовых актов во времени (ст. 2 Закона 64-ФЗ).

Суть законодательных новшеств, по-видимому, уже известна каждому читателю, особенно если он в погонах. Идея разработчиков была весьма проста и выглядела как некое юридико-техническое решение - подправить правовые нормы, направленные на увеличение предельного возраста пребывания на военной службе на пять лет с изменением сопутствующих этому возрасту иных временных правил (относительно максимального возраста прохождения службы по контракту и возрастных границ военнообязанных лиц в запасе).
Однако вопросов, относящихся к проблеме соблюдения принципа равенства по гендерному основанию, названный Закон вообще не содержит: о категории военнослужащих женского пола в Законе 64-ФЗ нет и упоминания. Но подобное умолчание - то же, что и правовое регулирование, только совершенное в форме бездействия законодателя. Допущенный "пропуск" правовых положений, относящихся к военнослужащим женского пола, - отнюдь не забывчивость, а взвешенное нормотворческое решение на уровне федерального закона, сохранившего для данной категории военнослужащих прежний предельный возраст пребывания на военной службе.
Суть свершившегося в виде усугубления именно гендерных различий хорошо видна при сравнении прежней и новой редакции ст. 49 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" <15>.
——————————–
<15> Далее - Закон о службе.

Если ранее для всех военнослужащих (и мужского, и женского пола), имеющих иное воинское звание, нежели полковник и генерал, предельный возраст пребывания на военной службе составлял 45 лет, то теперь он составляет 50 лет только для военнослужащих мужского пола, а для военнослужащих женского пола и в прежней, и в новой редакции указанной статьи предельный возраст пребывания на военной службе не изменился и по-прежнему составляет 45 лет.
И это не простое расхождение цифр, а правовые признаки существенного изменения нормативно установленных военно-служебных (трудоправовых) условий для одной категории военнослужащих (мужского пола) по сравнению с другой категорией (женского пола), влекущие за собой массу военно-правовых и социально-правовых последствий.
Предельный возраст пребывания на военной службе - один из самых значимых юридических фактов, с которым Закон о службе, Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" <16>, Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 "Вопросы прохождения военной службы" <17> связывают основания возникновения, изменения и прекращения военно-служебных отношений <18>.
——————————–
<16> Далее - Закон о статусе.
<17> Далее - Положение о службе.
<18> Военная администрация: Учеб. / Под. ред. В.М. Корякина. М., 2012. С. 127 - 131.

Правовую роль данного юридического факта трудно преувеличить.
Момент достижения предельного возраста пребывания на военной службе законодательно увязан с такими немаловажными основаниями прохождения военной службы, как заключение первого и нового контракта, прекращение военно-служебных отношений на особых (льготных) условиях, гарантирующих повышенную социально-правовую защиту для бывших военнослужащих.
Определяя в подп. "а" п. 5 ст. 9 Положения о службе виды и сроки действия контрактов о прохождении военной службы, законодатель производит классификацию контрактов о прохождении военной службы на срочные контракты, т.е. заключаемые на три года, пять лет, десять лет либо на меньший срок до наступления предельного возраста пребывания на военной службе, а также на неопределенный срок (до наступления предельного возраста пребывания на военной службе). Как видно из этих правовых норм, наступление предельного возраста пребывания на военной службе фигурирует в качестве главного временного предела прохождения военнослужащим военной службы по контракту.
Достижение рассматриваемого возраста относится к типичному основанию увольнения с военной службы (подп. "а" п. 3 ст. 34 Положения о службе), включаемому теоретиками военного права в основную, первую группу <19>. Особенности данной группы оснований увольнения с военной службы заключаются в безусловности увольнения (законодатель использует словосочетание "подлежит увольнению", в то время как в иных случаях - "может быть уволен" или "имеет право на увольнение"). Действительно, достижение предельного возраста поставлено в один ряд с такими основаниями, при которых дальнейшее прохождение военной службы фактически невозможно (истечение срока призыва или срока контракта, признание военнослужащего негодным к службе по состоянию здоровья, привлечение к уголовной ответственности с наказанием в виде лишения воинского звания, лишения свободы, избрание военнослужащего на выборную должность в органы власти и др.).
——————————–
<19> Там же. С. 146 - 147.

Хотя законодатель и предусматривает возможность заключения нового контракта о прохождении военной службы с любым военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, системный анализ правовых норм, допускающих это, свидетельствует о том, что подобное следует полагать специальным (исключительным) правилом, рассчитанным на единичное, а не на массовое применение.
Закон содержит разные правовые механизмы заключения новых контрактов для лиц, не достигших предельного возраста, и лиц, достигших его.
В заключении контракта о прохождении военной службы с военнослужащим, не достигшим предельного возраста пребывания на военной службе и изъявившим желание об этом, не может быть отказано при отсутствии иных оснований увольнения его с военной службы. Пункт 10 ст. 9 Положения о службе устанавливает запрет безосновательного увольнения военнослужащего с военной службы в форме незаключения с ним нового контракта о прохождении военной службы при наличии соответствующего волеизъявления продолжать военную службу. Заключение нового контракта о прохождении военной службы при указанных условиях является важным средством правовой защиты военнослужащих, желающих продолжения правовой связи с государством в сфере военно-служебных отношений.
Принципиально иная ситуация с заключением нового контракта с военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе. Обратим внимание на терминологию, используемую законодателем. "Может быть" и иные синонимы определяют, возможно, положительный, а возможно, и отрицательный характер решения уполномоченного должностного лица о заключении контракта о прохождении военной службы с лицом, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе. Причем никаких объективных обоснований для такого усмотрения не требуется. Таким образом, юридическая обязанность должностного лица по заключению контракта после достижения военнослужащим предельного возраста трансформируется в его право усмотрения о продолжении отношений в сфере военной службы с конкретным военнослужащим или прекращении таковых.
Решение о заключении контракта с военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, принимается с учетом его деловых качеств, достижений, например наличия ученой степени, ученого звания (п. 9 ст. 38 Закона о службе), а также состояния здоровья, что подтверждает избирательный индивидуальный подход при решении этого вопроса (п. 6 ст. 10 Положения о службе).
Таким образом, предельный возраст пребывания на военной службе является своеобразной гранью, определяющей трансформацию обязанности должностных лиц продлить службу в их право. За этой гранью уверенность военнослужащего в продолжении служебной деятельности превращается в неуверенность. Причем специфика контракта с военнослужащим, достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, такова, что, независимо от закрепленной на бумаге длительности срока контракта, любая из сторон вправе расторгнуть его в любое время с той же формулировкой - достижение предельного возраста, т.е. заключение такого контракта не дает гарантий ни государству, ни военнослужащему, что он будет исполнен в указанные в контракте сроки.
Итак, рассматриваемый юридический факт, по сути, определяет временной коридор правовых гарантий трудовой деятельности (напомним, что согласно п. 1 ст. 10 Закона о статусе прохождение военной службы есть форма реализации конституционного права на труд), сохранения статуса военнослужащего, т.е. прав, гарантий и компенсаций согласно Закону о статусе и иным нормативным правовым актам в области социальной защиты военнослужащих-граждан.
Следовательно, увеличив предельный возраст для всех военнослужащих мужского пола до 50 лет (для полковников - до 55 лет, генералов - до 60) и оставив его на уровне 45 лет для всех военнослужащих женского пола, российский законодатель ввел норму, выразившуюся в предпочтении сохранения гарантированной продолжительности военно-служебной деятельности для лиц мужского пола по отношению к лицам женского пола, чем поставил последних в иное правовое положение, причем исключительно по гендерному признаку.
Несмотря на то что формальные гендерные различия содержались и в прежней редакции Закона о службе и в Положении о службе, на что мы указывали в начале статьи, такие различия были неочевидны и вполне укладывались в логические обоснования, позволяющие уходить от подозрений в неравенстве и, тем более, от открытых обвинений в неравенстве по признакам пола.
Дадим пояснение данному утверждению.
Напомним, что военнослужащие женского пола назначаются лишь на воинские должности, предусмотренные специальными правовыми актами - перечнями должностей, замещаемых военнослужащими женского пола. В каждом федеральном органе исполнительной власти, в котором законом предусмотрено прохождение военной службы, имеется свой перечень.
В силу закрытости подобных перечней, воспользуемся данными из открытых источников, хотя военнослужащие и бывшие военнослужащие вполне могут его расширить и детализировать с учетом собственных наблюдений существующих военно-служебных отношений с участием в них лиц женского пола.
И.Ю. Сурковой, прибегнувшей к анализу открытых источников, в том числе Постановления Правительства Российской Федерации от 27 ноября 2006 г. N 719 "Об утверждении Положения о воинском учете" с приложением в виде Перечня военно-учетных специальностей, а также профессий, специальностей, при наличии которых граждане женского пола получают военно-учетные специальности и подлежат постановке на воинский учет, сделано следующее заключение: в основном должностные обязанности военнослужащих-женщин лежат в сферах военной медицины (28%), войскового хозяйства (тыла) (25%), связи и инженерного обеспечения (22%), штабной работы (17%). При этом женщины на службе очень часто представляют воспитательные структуры, финансовые органы, военкоматы <20>.
——————————–
<20> Суркова И.Ю. Социальная политика в системе гражданско-правовых отношений. М., 2013. С. 163.

Конечно, штатно-должностная категория (ШДК) по некоторым из воинских должностей, которые могут замещаться военнослужащими женского пола, соответствует воинскому званию "полковник", но таковых единицы. По практически всем таким воинским должностям ШДК ниже, т.е. от рядового до подполковника.
Особо подчеркиваем два момента.
Первое. Упомянутые перечни должностей не есть перечни женских должностей. Они замещаются всеми военнослужащими независимо от половой принадлежности.
Второе. В силу "обеспечительного" характера таких должностей по отношению к должностям по основной военно-служебной (боевой) деятельности штатное расписание по этим должностям и объем должностного функционала, как правило, ниже, чем у "основных". Уровень подобной ниши уже сам по себе вводит отличия от более высоких должностей, женщинами не замещаемых. Становится понятным, что в военной системе, где все подчиняется иерархии, нахождение "внизу" всегда налагает отпечаток на самооценку военнослужащих, тем более когда отсутствует служебный карьерный рост.
И.Ю. Суркова приводит некоторые монологи военнослужащих подразделений обеспечения, полученные в ходе социологических исследований.
"Женщина может достигнуть каких-то высот только в финансовой службе, да и то все относительно. Какая карьера может быть в армии? В армии женщина - это ни о чем, понимаете? Максимум прапорщик, а чаще всего сержант. Ко мне, например, обращаются иногда "товарищ прапорщица", представляете. Назвали бы, например, товарищ полковничиха…" (Мария, 45 лет, прапорщик, войска РХБЗ, Саратовская область).
"До старшего прапорщика, обещало мне начальство. Все пугают меня этим старшим прапорщиком, но есть отдельный приказ, где сказано, что старший прапорщик дается, если служит на девятом разряде и имеет в подчинении солдат. В прошлый раз приезжали большие начальники и сказали, что это очень несправедливо по отношению ко мне, поскольку я имею столько всяких там наградных листов, и даже обещали, что на день ГСМ мне присвоят-таки звание, но…" (Нина, 45 лет, прапорщик, Сухопутные войска, Саратовская область).
"Конкретно у меня в полку воинские звания женщин от рядового до прапорщика" (Юрий, 46 лет, полковник, сухопутные войска, Саратовская область) <21>.
——————————–
<21> Суркова И.Ю. Указ. соч. С. 162.

Итак, военнослужащие женского пола, как правило, замещают невысокие воинские должности (как солдатские, так и офицерские), но эти должности такие же, что и для военнослужащих мужского пола. Следовательно, по логике, заложенной в прежних нормах военного законодательства, для военнослужащих женского пола сорокапятилетний предельный возраст пребывания на военной службе полностью совпадал с теми штатными должностями, на которых они имели законное право проходить военную службу, и он был равен предельному возрасту, установленному и для военнослужащих мужского пола, служивших на таких же воинских должностях и соответственно в таких же воинских званиях.
Ныне все изменилось. По истечении 180 дней после дня официального опубликования Закона 64-ФЗ, т.е. с 30 сентября 2014 г. <22>, военнослужащие женского пола более не гарантированы от прекращения военной службы наравне с мужчинами, замещающими такие же должности и имеющими такое же звание. Их удел - в большинстве своем быть уволенными на пять лет ранее своих коллег-мужчин.
——————————–
<22> Первое официальное опубликование Закона 64-ФЗ состоялось 2 апреля 2014 г. на официальном интернет-портале правовой информации. URL: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102352185&intelsearch=64-%F4%E7 (дата обращения: 21.05.2014).

Нужно ли пояснять, что это означает с позиций установленных законом военно-правовых и социально-правовых гарантий? Пожалуй, нужно.
Так как Закон о статусе недвусмысленно устанавливает, что количество социальных гарантий и размеры социальных компенсаций увеличиваются не только в связи с полученной квалификацией, но и со сроком военной службы (абз. 4 п. 2 ст. 10 Закона о статусе), военнослужащие женского пола, как правило, всегда получат социальные гарантии и компенсации в меньшем объеме, чем их равновеликие сослуживцы противоположного пола.
Помимо того, что почти все женщины на пять лет ранее мужчин утратят право на пятилетнее денежное довольствие как вознаграждение за продолжение своей военно-профессиональной трудовой деятельности, они также "не доберут" проценты выслуги лет в целях их пенсионного обеспечения (как минимум 15%), денежные накопления участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (по сегодняшним меркам, примерно 1,5 млн. руб.) или у них будет меньший процент начислений жилищной субсидии на приобретение или строительство жилого помещения (с недобором коэффициента за выслугу примерно 0,35 - 0,5%). А при увольнении с военной службы многие из военнослужащих женского пола, вступившие в военно-правовые отношения в возрасте старше 25 лет, вместо единовременного пособия в размере 7 окладов денежного содержания, получат всего 2 таких оклада, как не достигшие общей продолжительности военной службы 20 лет и более.
Указанное выше наглядно демонстрирует то, каким образом социально-экономические права военнослужащих-женщин были поставлены в неравное положение с аналогичными правами военнослужащих-мужчин.
Знало ли об этом государство, когда шло на подобные шаги?
И знало, и, что хуже всего, тщательно скрывало это.
Последнее утверждение настолько серьезно, что не может быть голословным. А потому для его подтверждения обратимся к закулисью процесса разработки и принятия анализируемого Закона 64-ФЗ, для чего воспользуемся официальными данными с сайта Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.
Согласно внесенному законопроекту 412057-6 "О внесении изменений в статьи 49 и 53 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" предлагалось увеличение предельного возраста пребывания на военной службе по всем категориям военнослужащих на пять лет <23>.
——————————–
<23> URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravkanew)?OpenAgent&RN=412057-6&02 (дата обращения: 17.05.2014).

При этом сам законопроект, как и пояснение к нему, умалчивал о том, что п. 2 ст. 49 Закона о службе (который относится к предельному возрасту военнослужащих женского пола) вообще не изменится. Следовательно, уже в тексте Закона и в его легальном толковании наличествовало сокрытие факта умаления прав военнослужащих женского пола.
Вот что было указано в пояснительной записке к данному законопроекту (здесь и далее при цитировании выделено нами. - Е.В., И.П.).
Основой законопроекта является идея закрепления на военной службе военнослужащих, имеющих опыт прохождения военной службы, обладающих развитыми профессионально важными качествами, способных в любых сложившихся условиях выполнить задачи по обеспечению обороны и безопасности государства.
Целью законопроекта является увеличение предельных возрастов пребывания на военной службе военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в соответствующих воинских званиях, и, как следствие, корректировка составов, разрядов и возрастов граждан, пребывающих в запасе Вооруженных Сил Российской Федерации.
Предметом правового регулирования законопроекта являются отношения, возникающие при прохождении военной службы, связанные с установлением новых предельных возрастов пребывания на военной службе военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, а также пребывании в запасе лиц, уволенных с военной службы.
Данными изменениями реализован один из основных принципов построения и функционирования системы государственной службы Российской Федерации - единство правовых и организационных основ государственной службы, предполагающее законодательное закрепление единого подхода к организации государственной службы с учетом особенностей видов государственной службы.
В частности, предельный возраст пребывания военнослужащих на военной службе в зависимости от воинских званий приводится в соответствие с предельным возрастом пребывания на службе в органах внутренних дел в зависимости от специальных званий, установленным ст. 88 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", и в органах прокуратуры в соответствии со ст. 43 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации".
Аналогичный подход продления предельного возраста пребывания на государственной службе предусмотрен Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", в соответствии с которым федеральному государственному гражданскому служащему, достигшему предельного возраста пребывания на гражданской службе, замещающему должность гражданской службы категории "руководители" высшей группы должностей гражданской службы, срок гражданской службы может быть продлен до достижения им возраста 70 лет. Аналогичная норма законодательно установлена в отношении прокурорских работников и сотрудников следственного комитета.
Данный законопроект относится к сфере действия конституционного законодательства и направлен на реализацию ч. 3 ст. 19, ч. 3 ст. 37 и ст. 39 Конституции Российской Федерации.
Принятие данного законопроекта окажет позитивное влияние на реализацию основных принципов построения и функционирования системы государственной службы Российской Федерации и не потребует дополнительных расходов средств федерального бюджета <24>.
——————————–
<24> URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravkanew)?OpenAgent&RN=412057-6&02 (дата обращения: 19.05.2014).

Итак, обратим внимание на главное.
Первое. Вдумаемся в выделенную нами ссылку на то, что законопроект направлен на реализацию ч. 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации. Юридически - самый весомый аргумент. Но к чему бы он? Обратимся к этой норме Основного Закона страны и убедимся в том, что она гласит следующее: мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.
Если у читателя не возникло чувство удивления или даже возмущения, значит, он не следит за нашими рассуждениями или не полностью улавливает суть читаемого.
Как назвать такое публичное заявление официальных лиц, причастных к разработке, выдвижению, продвижению и принятию закона, непосредственно нарушающего равенство в праве на труд женщин в погонах по отношению к аналогичному праву мужчин, если при этом утверждается совершенно противоположное, да еще и со ссылкой именно на ту норму Конституции Российской Федерации, которую этот закон, по крайней мере, откровенно игнорирует?
Второе. Столкнувшись с неправдой в одном месте, мы не имеем права не проверить и остальные части представленных государственных доводов.
Для этого пристальней приглядимся к еще одному публичному утверждению, также выделенному нами в извлечениях из текста Пояснительной записки к законопроекту, согласно которому вводимое повышение сроков предельного пребывания на военной службе нацелено на обеспечение принципа единства правовых и организационных основ государственной службы, предполагающее законодательное закрепление единого подхода к организации государственной службы с учетом особенностей видов государственной службы.
Так как при этом были сделаны ссылки на конкретные нормативные правовые акты, относящиеся к разным видам государственной службы, заглянем и в эти источники.
Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" действительно содержит правовые положения, относящиеся к регулированию предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел.
Приведем данную норму полностью.
"Статья 88. Прекращение контракта по достижении предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел
1. Предельный возраст пребывания на службе в органах внутренних дел составляет:
1) для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание генерала полиции Российской Федерации, генерал-полковника полиции, генерал-полковника внутренней службы или генерал-полковника юстиции, - 65 лет;
2) для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание генерал-лейтенанта полиции, генерал-лейтенанта внутренней службы, генерал-лейтенанта юстиции, генерал-майора полиции, генерал-майора внутренней службы или генерал-майора юстиции, - 60 лет;
3) для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание полковника полиции, полковника внутренней службы или полковника юстиции, - 55 лет;
4) для сотрудника органов внутренних дел, имеющего иное специальное звание, - 50 лет.
2. По достижении сотрудником органов внутренних дел предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел контракт прекращается и сотрудник увольняется со службы в органах внутренних дел, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.
3. С сотрудником органов внутренних дел, достигшим предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, имеющим положительную последнюю аттестацию и соответствующим требованиям к состоянию здоровья сотрудников органов внутренних дел в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии, с его согласия и по его рапорту может ежегодно заключаться новый контракт, но не более чем в течение пяти лет после достижения предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел.
4. Порядок заключения нового контракта с сотрудником органов внутренних дел, замещающим должность высшего начальствующего состава и достигшим предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, устанавливается Президентом Российской Федерации".
Теперь читатель и сам может хорошо разглядеть то, что второй приведенный аргумент со ссылкой на законодательство о службе в органах внутренних дел также мало похож на правду, как и первый. Ведь для сотрудниц органов внутренних дел, в отличие от военнослужащих женского пола, нормативно установлены такие же предельные возрасты пребывания на службе, что и для сотрудников мужского пола.
В качестве еще одного правового акта, которым якобы так же, как и для военнослужащих, урегулирован предельный возраст, назван Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации".
Приведем извлечения из соответствующей статьи указанного Закона.
"Статья 43. Прекращение службы в органах и учреждениях прокуратуры
1. Служба в органах и учреждениях прокуратуры прекращается при увольнении прокурорского работника.
Помимо оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, прокурорский работник может быть уволен в связи с выходом в отставку и по инициативе руководителя органа или учреждения прокуратуры в случаях:
а) достижения прокурорским работником предельного возраста пребывания на службе в органах и учреждениях прокуратуры;

2. Предельный возраст нахождения прокурорских работников (за исключением научных и педагогических работников) на службе в органах и учреждениях прокуратуры - 65 лет.
Решением руководителя соответствующего органа или учреждения прокуратуры допускается продление срока нахождения на службе работников, достигших предельного возраста и занимающих должности, указанные в статьях 14, 15 и 16 настоящего Федерального закона. Однократное продление срока нахождения на службе в органах и учреждениях прокуратуры допускается не более чем на год.
Продление срока нахождения на службе работника при наличии у него заболевания, препятствующего исполнению служебных обязанностей прокурорского работника, а также работника, достигшего возраста 70 лет, не допускается. После достижения указанного возраста работник может продолжить работу в органах и учреждениях прокуратуры на условиях срочного трудового договора с сохранением полного денежного содержания, предусмотренного пунктом 1 статьи 44 настоящего Федерального закона".
Где же, спрашивается, те самые общие (аналогичные, что и для военнослужащих) положения о прокурорах женского пола, которые не имеют права служить в пределах тех же самых возрастных ограничений, что и их сослуживцы мужского пола? Их нет. Очередной обман о соблюдении принципа единства правовых основ налицо.
Наконец, законодатель также апеллировал к Федеральному закону от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", имеющему нормы о предельном возрасте такой службы. Приведем и эту норму.
"Статья 25.1. Предельный возраст пребывания на гражданской службе
1. Предельный возраст пребывания на гражданской службе - 60 лет. Гражданскому служащему, достигшему предельного возраста пребывания на гражданской службе, срок гражданской службы с его согласия может быть продлен по решению представителя нанимателя, но не свыше чем до достижения им возраста 65 лет, а гражданскому служащему, замещающему должность гражданской службы категории "помощники (советники)", учрежденную для содействия лицу, замещающему государственную должность, - до окончания срока полномочий указанного лица. Федеральному гражданскому служащему, достигшему предельного возраста пребывания на гражданской службе, замещающему должность гражданской службы категории "руководители" высшей группы должностей гражданской службы, срок гражданской службы с его согласия может быть продлен по решению Президента Российской Федерации, но не свыше чем до достижения им возраста 70 лет.
2. По достижении гражданским служащим предельного возраста пребывания на гражданской службе по решению представителя нанимателя и с согласия гражданина он может продолжить работу в государственном органе на условиях срочного трудового договора на должности, не являющейся должностью гражданской службы".
Итак, и в данном случае убеждаемся в том, что для государственных гражданских служащих никаких гендерных различий в рассматриваемом нами правовом институте не содержится. В праве на труд по возрастным ограничениям они равны независимо от половой принадлежности.
Что же в конце концов получается?
Государство затевает коррекцию важнейшего правового института, касающегося прохождения военной службы и статуса военнослужащих разных полов, и при этом не только игнорирует конституционно-правовые нормы, нормы о единстве принципов государственной службы, нормы о единстве статуса военнослужащих, скрывает суть проводимых нововведений, но и еще открыто дезориентирует общество, прикрывая гендерную суть нормотворческих изменений очевидно обманными заявлениями.
Между прочим, такая же тактика сокрытия правды и искажения сути нового порядка по отношению к правам военнослужащих женского пола была использована и при обсуждении законопроекта Закона 64-ФЗ в ходе его принятия.
Согласно стенограмме заседания Государственной Думы от 14 февраля 2014 г. представление законопроекта к обсуждению в первом чтении осуществлялось статс-секретарем - заместителем Министра обороны Российской Федерации Н.А. Панковым.
Вот некоторые извлечения из его доклада и из ответов на вопросы депутатов, которые заслуживают внимания в свете рассматриваемой проблематики равенства прав военнослужащих:
- законопроект согласован с МЧС, МВД, Минздравом, Минфином, ФСБ, ФСО, СВР, со Спецстроем и со Службой специальных объектов при Президенте Российской Федерации. На законопроект получены положительные заключения Минюста России и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. Законопроект прошел процедуру общественного обсуждения и общественной экспертизы - никаких негативных моментов здесь не отмечено;
- принятие данного законопроекта будет конкретным примером реализации единых принципов построения и функционирования системы государственной службы Российской Федерации;
- в данном конкретном случае я хочу отметить, особо подчеркнуть, что данный законопроект не затрагивает социальные права и гарантии военнослужащих;
- сегодняшнее законодательство позволяет абсолютному большинству офицеров служить максимум до 55 лет, далее мы по закону не имеем права продлевать контракты, вынуждены увольнять молодых, достаточно работоспособных, профессиональных, здоровых офицеров. Суть сегодняшнего законопроекта состоит в том числе и в том, чтобы разрешить всем без исключения военнослужащим продлевать контракты до шестидесятипятилетнего возраста <25>.
——————————–
<25> URL: http://transcript.duma.gov.ru/node/4017/ (дата обращения: 18.05.2014).

Подобная уверенность официального представителя военного ведомства заворожила весь депутатский корпус, который проголосовал "за" с результатом 99,6% (два депутата не голосовали).
Не будем чрезмерно строги к народным избранникам, так как, как мы уже не единожды подчеркнули, из текста будущего закона и его пояснения выявленная нами гендерная дискриминация вовсе не просматривалась.
Более того, взглянем на сложившуюся ситуацию объективно.
Нынешние депутаты чаще всего не могут работать над каждым законом кропотливо и вдумчиво. Не то чтобы им этого не хотелось. Просто при запредельном законотворческом потоке, который наблюдается сейчас, говорить о качестве всего принимаемого законодателем вообще не приходится <26>. Принятие законов под условием их последующего исправления, вплоть до отмены принятого и возвращения к прежнему порядку правового регулирования (мол, жизнь покажет), стало нормой функционирования современной российской правовой системы <27>. Да и ответственность за законотворческий брак - нулевая. И если все заинтересованные государственные структуры хором твердят о том, что новый законопроект повышает предельный возраст для всех без исключения военнослужащих, улучшает обеспечение профессиональными кадрами в интересах обороны и безопасности государства, усиливает социально-правовую защищенность граждан в погонах, не нарушая при этом их прав и законных интересов, то какие есть основания у депутатов не доверять подобным утверждениям, исходящим от официальных компетентных органов и должностных лиц?
——————————–
<26> Горбуль Ю.А. Проблемы совершенствования законотворчества в Российской Федерации // Журн. рос. права. 2004. N 6.
<27> Закон как анекдот // Рос. газ. 2013. 12 авг.; С недоделками не принимаем. Для чего готовится "закон о законах" // Рос. газ. 2014. 27 февр.

Оказывается есть.
Дело в том, что о наличии признаков дискриминации военнослужащих женского пола каждому из депутатов все-таки было заявлено не менее официально. Правда, сделано это было точечно, образно выражаясь, "шепотом", в отличие от той громкой правовой дезинформации, которая потоком лилась на парламентариев из остальных источников.
Однако при добросовестном отношении к своему делу данная часть нового Закона должна была бы стать предметом пристального внимания, тщательного обсуждения и, следует полагать, полем боя за конституционный принцип равенства и недопущение дискриминации военнослужащих по признаку пола.
Открытый сигнал о правовой опасности дискриминации по гендерному признаку содержался в заключении Комитета Государственной Думы по обороне от 5 февраля 2014 г. по проекту Федерального закона N 412057-6 "О внесении изменений в статьи 49 и 53 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" (о предельном возрасте пребывания на военной службе и предельном возрасте пребывания в запасе).
Приведем те извлечения из указанного заключения, которые относятся к предмету текущего разговора:
- законопроектом предлагается внести в Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" следующие изменения: <…> увеличить предельный возраст пребывания на военной службе военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в соответствующих воинских званиях, на пять лет, за исключением военнослужащих женского пола…;
- нуждаются в дополнительном изучении вопросы: <…> об увеличении предельного возраста пребывания на военной службе военнослужащих женского пола с учетом провозглашенных Федеральным законом от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы в Российской Федерации" принципов равного доступа граждан к государственной службе и единства правовых и организационных основ государственной службы, предполагающих законодательное закрепление единого подхода к организации государственной службы… <28>.
——————————–
<28> URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravkanew)?OpenAgent&RN=412057-6&02 (дата обращения: 18.05.2014).

Следовательно, достоверная информация о возможном нарушении принципа равенства в праве на труд и социальное обеспечение военнослужащих женского пола была все-таки доведена до каждого депутата (каждому из них предоставляется полный комплект документов, относящихся к обсуждаемым вопросам).
И тем не менее никто из народных избранников даже не заикнулся о существующей проблеме. Промолчали, единодушно проголосовав за новый Закон, и хорошо владевшие выявленной нами "проблемной" информацией члены Комитета по обороне (всего 17 человек) и иные парламентарии, предметом чаяний которых должны быть близкие по предмету регулирования вопросы. Это члены комитетов по конституционному законодательству и государственному строительству (всего 13 человек), по вопросам семьи, женщин и детей (всего 12 человек), по труду, социальной политике и делам ветеранов (всего 16 человек).
Итак, налицо свершившийся факт.
Российская Федерация узаконила такой порядок регулирования военно-служебных отношений для военнослужащих женского пола, при котором их правовое положение существенно отличается от аналогичного положения таких же военнослужащих мужского пола. В теории подобное называется основанием дискриминации в форме предпочтения для одних военнослужащих (мужского пола) в отличие от иных военнослужащих (женского пола), что и имело место при установлении предельного возраста пребывания на военной службе.
Вывод о том, что состоявшиеся нормативные изменения можно отнести к дискриминационным, на первый взгляд, выглядит юридическим бахвальством. Как же: все просмотрели, а авторы узрели. Ай да… и далее - по А.С. Пушкину.
Однако не будем торопиться с окончательной оценкой заявленного. Для этого сделаем указанный вывод лишь гипотезой, предположением.

Скажем так: дискриминация есть или ее нет - вот в чем вопрос.
Следовательно, дальнейшие рассуждения можно построить посредством поиска и сравнения аргументов двух типов. С одной стороны, тех, которые обосновывают объективную необходимость пониженного предельного возраста пребывания на военной службе для военнослужащих женского пола, что совпадает с новым узаконенным порядком, а с другой - тех, которые обосновывают неправомерность введенных законодателем различий для военнослужащих по гендерному признаку. Как говорили древние, надо бы хорошо взвесить все за и против (pro et contra).
Однако в данном вопросе без теории о дискриминации не обойтись. Поэтому просим у нетерпеливого читателя извинение за дальнейшие рассуждения теоретического порядка. Право, они не займут много места, зато позволят взглянуть на исследуемый вопрос глазами правоведа, пытающегося разобраться в сложной юридической проблеме.

Воробьев Е.Г., кандидат юридических наук, доцент, полковник юстиции.

Печенев И.В., преподаватель юриспруденции, соискатель ученой степени кандидата юридических наук, подполковник.

Авторы анализируют феномен - объективную противоположность между социальным предназначением женщины и тем, что стоит за реалиями войны и опасностями военной службы.

Ключевые слова: военнослужащие-женщины, военная служба, сроки службы, проблемы.

On gender inequality servicemen held due to increasing the age limit for military service
E.G. Vorobiev, I.V. Pechenev

The authors analyze the phenomenon - an objective contrast between the social purpose of women and what is behind the realities of war and the dangers of military service.

Key words: soldiers-women, military service, service lives and problems.

 

Другие новости и статьи

« Пожалования вотчинами участников Смутного времени при царе Михаиле Федоровиче

Незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в современной России: уголовно-правовой аспект »

Запись создана: Четверг, 21 Май 2020 в 0:05 и находится в рубриках Новости, Современность.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика