Вопросы социального регулирования отдельных категорий ветеранов боевых действий из числа служащих советской армии, осуществлявших тыловое обеспечение войсковых частей в Афганистане



Вопросы социального регулирования отдельных категорий ветеранов боевых действий из числа служащих советской армии, осуществлявших тыловое обеспечение войсковых частей в Афганистане

oboznik.ru - Вопросы социального регулирования отдельных категорий ветеранов боевых действий из числа служащих советской армии, осуществлявших тыловое обеспечение войсковых частей в Афганистане
#афганистан#служба#военнаяслужба

В статье рассматриваются отдельные вопросы, связанные с установлением социальных льгот ветеранам боевых действий из числа служащих Советской Армии, осуществлявших тыловое обеспечение войсковых частей в Афганистане.
Недостаточная правовая регламентация их статуса дает военным комиссариатам широкое усмотрение при отнесении их к той или иной льготной категории.

Ключевые слова: ветераны боевых действий, меры социальной поддержки, льготы.

Issues of social regulation of certain categories of veterans of combat operations of the Soviet Army effectuated rear services support of troops in Afghanistan
O.N. Savostyanova

In the article the single questions connected with the establishment of social privileges to veterans of operations, from among the employees of the Soviet Army who were carrying out the logistic support of the bodies in Afghanistan are considered.
The insufficient legal regulation of their status gives to the military commissariats a wide discretion at their reference to this or that preferential category.

Key words: veterans of operations, measures of social support, privilege.

Современное состояние российского общества и государства характеризуется совокупностью различных политических и социально-экономических проблем, и к наиболее острым из них относятся вопросы социальной защиты военнослужащих, ветеранов боевых действий, локальных конфликтов и членов их семей.
Как отмечает помощник военного комиссара И. Пименов, в целом качество проводимых социальных программ по отношению к защитникам Родины создает все больше проблемных вопросов, чем ответов на них <1>.
——————————–
<1> Пименов И. Обязательность и привлекательность службы - залог безопасности страны // Военно-юридический журнал. 2007. N 10. С. 27.

В данной статье мы хотим затронуть тему, касающуюся отдельной категории граждан из числа ветеранов боевых действий. Речь пойдет о выживших на войне гражданских специалистах, направлявшихся в республику Афганистан по линии Министерства обороны, оформлявших документы в военкоматах, дававших подписки о неразглашении военных тайн и принимавших торжественные воинские присяги. Это те, кто был направлен в Афганистан от Министерства обороны и работал служащими, переводчиками, водителями, машинистами, строителями, поварами и др. Многие из них погибли или пропали без вести.
Только по данным сетевой Всероссийской группы "Афганушки" насчитывается 79 фамилий погибших мужчин и 54 фамилии погибших женщин - вольнонаемных от Министерства обороны. Многие из погибших даже не награждены <2>.
——————————–
<2> См. также: Как предали женщин-афганок. URL: http://www.kp.ru.

Сегодня со всей остротой встает проблема социального регулирования указанной категории граждан. Ввиду того что законодательное урегулирование их правового статуса недостаточно четко определено законодателем, свое право на получение мер социальной поддержки им приходится подтверждать в суде.
Прежде всего отмечу, что ветераны боевых действий реализуют свои права на льготы на основании Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" (далее - Закона "О ветеранах") <3>. О праве на льготы ветеранам боевых действий выдается удостоверение либо свидетельство, образец которого утвержден до 1 января 1992 г. Согласно Постановлению Правительства РФ N 763 утверждается единый образец бланка удостоверения ветерана боевых действий, его описание и Инструкция о порядке заполнения, выдачи и учета такого удостоверения <4>.
——————————–
<3> Федеральный закон от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" // Российская газета. 25 января 1995 г. N 19.
<4> Постановление Правительства РФ от 19 декабря 2003 г. N 763 "Об удостоверении ветерана боевых действий" // Российская газета. 25 декабря 2003 г. N 259.

Тем не менее единый бланк удостоверения еще не означает единый список льгот для всех ветеранов боевых действий. Так, согласно Постановлению Правительства N 763 при заполнении в удостоверении ВБД пустой строки после слов "Предъявитель настоящего удостоверения имеет права и льготы, установленные пунктом" делается запись "1", если предъявитель относится к лицам, указанным в подп. 1 - 4 п. 1 ст. 3 Закона "О ветеранах", или запись "2", если предъявитель относится к лицам, указанным в подп. 5 п. 1 ст. 3 данного Закона, или запись "3", если предъявитель относится к лицам, указанным в подп. 6 п. 1 ст. 3 данного Закона "О ветеранах".
Таким образом, условно можно разделить ветеранов боевых действий на три льготных категории, перечень льгот в которых существенно различается.
В связи с обозначенной проблемой нас интересуют две льготные категории ветеранов боевых действий. Это первая категория, к которой относятся в числе прочих лица, указанные в подп. 1 - 4 п. 1 ст. 3 Федерального закона "О ветеранах", военнослужащие, в том числе уволенные в запас (отставку), военнообязанные, призванные на военные сборы, лица рядового и начальствующего составов органов внутренних дел и органов государственной безопасности, работники указанных органов, работники Министерства обороны СССР и работники Министерства обороны Российской Федерации, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, направленные в другие государства органами государственной власти СССР, органами государственной власти Российской Федерации и принимавшие участие в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в этих государствах, а также принимавшие участие в соответствии с решениями органов государственной власти Российской Федерации в боевых действиях на территории Российской Федерации, и третья категория, к которой относятся (в соответствии с подп. 6 п. 1 ст. 3 Федерального закона "О ветеранах") лица, направлявшиеся на работу в Афганистан в период с декабря 1979 года по декабрь 1989 года, отработавшие установленный при направлении срок либо откомандированные досрочно по уважительным причинам.
В свою очередь отмечу, что список льгот для ветеранов боевых действий по третьей категории значительно уже по сравнению с первой льготной категорией. Им выдается удостоверение ветерана боевых действий без мер социальной поддержки, предусмотренных для ветеранов первой категории, то есть без права на льготы: пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством; обеспечение за счет средств федерального бюджета жильем ветеранов боевых действий; установление льгот в виде 50-процентной оплаты жилья; внеочередное оказание медицинской помощи; обеспечение протезами и др. (в соответствии с пунктом 1 ст. 16 Федерального закона "О ветеранах").
А теперь для сравнения приведем список льгот, положенных ветеранам боевых действий третьей категории. Это (при наличии медицинских показаний) преимущественное обеспечение путевками в санаторно-курортные организации; преимущество при приеме в садоводческие, огороднические и дачные некоммерческие объединения граждан, установка квартирного телефона; использование ежегодного отпуска в удобное для них время (в соответствии с пунктом 3 ст. 16 Федерального закона "О ветеранах").
Как видим, разница существенная. Кроме того, как справедливо отмечает Е.И. Петрова, меры, перечисленные в третьей льготной категории, давно потеряли свою актуальность либо в силу определенных причин не применяются. Например, такие меры, как первоочередная установка квартирного телефона, преимущество при вступлении в жилищные, гаражные кооперативы, в современных условиях значительно устарели <5>.
——————————–
<5> Петрова Е.И. Меры социальной поддержки ветеранов боевых действий: мифы законодательства и реальность // Пермский конгресс ученых-юристов: Тезисы докладов международной научно-практической конференции (г. Пермь, Пермский университет, 22 октября 2010 г.). Пермь, 2010. С. 467, 468.

Чем же обусловлены такие различия? Определение критериев для отнесения граждан к той или иной категории ветеранов боевых действий является прерогативой законодателя. Реализуя свои полномочия по установлению мер социальной поддержки для ветеранов, законодатель вправе определять условия отнесения к различным категориям ветеранов боевых действий лиц исходя из условий их службы, работы, заслуг перед отечеством, важности и сложности выполняемых задач, а также условий их выполнения.
Между тем не совсем ясным остается правовое положение граждан - гражданских специалистов, направляющихся в республику Афганистан по линии Министерства обороны, оформляющих трудовые договоры с войсковыми частями. Относить ли их к числу служащих Советской Армии - к работникам Министерства обороны (то есть к первой категории) или к рабочим и служащим гражданских учреждений, направлявшихся на работу в Афганистан в период с декабря 1979 года по декабрь 1989 года (к третьей категории)?
Полагаем, что, поскольку указанные граждане направлялись для работы на должностях гражданского персонала Советской Армии, трудовой договор ими заключался с воинской частью; таким образом, они являлись работниками, а Министерство обороны - работодателем. Поэтому они подпадают под первую льготную категорию.
Однако военные комиссариаты при установлении льгот относят их не к первой категории, в числе которых сотрудники Министерства обороны, указанные в подп. 1 п. 1 ст. 3 "О ветеранах", а к третьей категории, то есть к числу рабочих или служащих, направлявшихся на работу в Афганистан в качестве вольнонаемных работников от гражданских учреждений (подп. 6 п. 1 ст. 3 "О ветеранах"). Вот и получается, что они ветераны боевых действий, но без мер социальной поддержки.
Сложилась абсурднейшая ситуация: солдат-санитар был на войне, а санитарка, которая ухаживала за ранеными, подвергая свою жизнь такой же опасности? Солдат-прачка был на войне, а девочка-прачка, стиравшая, гладившая, штопавшая в той же самой прачечной? Начальник военно-полевого банка был на войне, а его гражданские бухгалтеры и ревизоры? И так далее, далее, далее по многим специальностям.
Тем, среди которых половина раненых и контуженных, в России приходится добиваться положенных им по закону льгот в суде. До недавнего времени суды признавали за этими гражданами статус ветерана боевых действий по первой категории и право на положенные меры социальной поддержки.
В качестве примера можно привести решение по гражданскому делу N 2-786-07. Гр. М. обратилась в суд с иском к Военному комиссариату Московского района г. Чебоксары, Военному комиссариату Чувашской республики о признании статуса ветерана боевых действий на основании подп. 1 п. 1 ст. 3 Закона "О ветеранах", указывая на то, что 25 февраля 2005 года она обратилась в Военные комиссариаты Московского района г. Чебоксары с заявлением о выдаче удостоверения участника боевых действий, определении ее статуса и категории ВБД. Военный комиссариат отказал, сославшись на Приказ Министерства обороны РФ N 77-2004, указав на то, что удостоверения выдаются только лицам, выполнявшим задачи в Чеченской Республике, тем самым нарушив права истицы на социальную защиту согласно Закону "О ветеранах". Истица работала в качестве врача-лаборанта инфекционного отделения по трудовому договору в воинской части 94131 республики Афганистан. На основании Постановления Совета Министров СССР от 4 октября 1990 года N 892 ей было выдано удостоверение для рабочих и служащих, направлявшихся на работу в республику Афганистан. Однако М. полагает, что она является работником Министерства обороны СССР, поскольку трудовой договор был заключен воинской частью 94131, т.е. она являлась работником, а Министерство обороны - работодателем в лице командира части.
Суд удовлетворил исковые требования М., признав за ней статус ветерана боевых действий в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 3 Закона "О ветеранах", и обязал военный комиссариат выдать ей удостоверение, подтверждающее право М. на положенные льготы (по п. 1 ст. 16 Закона "О ветеранах") <6>.
——————————–
<6> Решение Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской республики от 27 марта 2007 г. по гражданскому делу N 2-786-07.

При этом суд обратил внимание на то, что М. состояла в штате войсковой части, она поименована в приказе командира войсковой части в качестве служащей Советской Армии в войсковой части, которая принимала участие в боевых действиях в период ее работы. Поэтому никаких дополнительных документов, подтверждающих ее личное участие в боевых действиях, не требуется.
Однако с 15 октября 2012 г. действует новый Порядок выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденный Приказом Министерства обороны РФ N 2288 <7>. Пунктом 9 указанного Порядка предусмотрено, что к обращению для получения удостоверения ветерана боевых действий лицами, принимавшими участие в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в местах боевых действий, в том числе и в Афганистане, прикладываются в том числе документы, подтверждающие непосредственное участие в боевых действиях, выданные органами военного управления, в том числе органами военного управления, являющимися правопреемниками органов военного управления Министерства обороны СССР.
——————————–
<7> Приказ Минобороны РФ от 11 августа 2012 г. N 2288 "Об утверждении порядка выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооруженных Силах Российской Федерации" // Российская газета. 5 октября 2012 г. N 230.

Исходя из смысла данного Приказа теперь для выдачи удостоверения ветерана боевых действий по п. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона "О ветеранах" необходимы доказательства фактического участия лица в боевых действиях, что может быть подтверждено приказами, архивными справками, иными доказательствами.
Полагаем, что теперь, с вступлением в силу нового Порядка, установленного Приказом Министерства обороны N 2288, вышеуказанная категория граждан, осуществлявшая тыловое обеспечение военнослужащих в Афганистане, даже через суд не сможет добиться своих прав на меры социальной поддержки.
В частности, именно на положения Приказа N 2288 сослался суд, отказывая в иске гр. Т., работавшей в Афганистане в период боевых действий машинисткой, об обязанности выдать ей удостоверение ветерана боевых действий взамен удостоверения для рабочих и служащих, направлявшихся на работу в Афганистан.
Как указал суд, в представленной в деле архивной справке от (…) 2010 года не содержится сведений об участии Т. в боевых действиях на территории республики Афганистан. Сам по себе факт зачисления Т. в списки части, участвовавшей в боевых действиях, без подтверждения факта непосредственного участия Т. в боевых действиях не может служить основанием для выдачи удостоверения ветерана боевых действий по п. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона "О ветеранах" <8>.
——————————–
<8> Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики - Чувашии от 1 апреля 2013 г. по делу N 33-1105/2013.

Мы считаем, что необходимо на законодательном уровне урегулировать поднятый нами вопрос, предоставив служащим Советской Армии, работникам Министерства обороны, состоявшим в штате войсковых частей (принимавших участие в боевых действиях), т.е. тем, кто осуществлял тыловое обеспечение войсковых частей в Афганистане, одинаковые социальные льготы наряду с теми лицами, кто фактически принимал участие в боевых действиях.
Законодателю необходимо дополнить положения подп. 1 п. 1 ст. 3 Закона "О ветеранах", уточнив статус указанной категории граждан - гражданских специалистов, направлявшихся в места боевых действий от Министерства обороны, оформлявших трудовые договора в военкоматах.
Для обозначения данной категории граждан можно предложить формулировку, указанную в п. 3 ст. 17 Федерального закона от 26 февраля 1997 г. N 31-ФЗ "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации": "граждане, направляемые для работы на должностях гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации (дополнить служащих Советской Армии), других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований". Данную категорию граждан необходимо включить в подп. 1 п. 1 ст. 3 Закона "О ветеранах".
Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях, дифференциация правового регулирования, в том числе в сфере социальной защиты, приводящая к различиям в правах и обязанностях субъектов права, допустима, если ее критерии объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановления от 24 октября 2000 года N 13-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, Определение от 27 июня 2005 года N 231-О по жалобе гражданина К.А. Галеева).
Некоторые правоведы настаивают на обязательном формировании специального института государственной ответственности за нарушение социальных гарантий и компенсаций, положенных по закону военнослужащим. Однако, как подчеркивает полковник юстиции, к.ю.н. Е.Г. Воробьев, нормативное закрепление и социализация института ответственности государства перед гражданским обществом и отдельными гражданами в нашей стране находится лишь в зачаточном состоянии <9>.
——————————–
<9> Воробьев Е.Г. Бесквартирные распоряженцы: Конституционный Суд оградил их от огульного уголовного преследования, но неопределенная по срокам добровольно-принудительная служба без полного денежного довольствия сохранена в неизменном виде // Военно-юридический журнал. 2012. N 2. С. 17.

Мы все-таки надеемся, что социальный статус этих граждан, так много сделавших для нашего отечества и рисковавших своей жизнью, наконец будет более четко определен на уровне федерального законодательства, чтобы у чиновников уже не было способа истолковывать законы, как им угодно.

Литература

1. Как предали женщин-афганок. URL: http://www.kp.ru.
2. Федеральный закон от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" // Российская газета. 25 января 1995 г. N 19.
3. Постановление Правительства РФ от 19 декабря 2003 г. N 763 "Об удостоверении ветерана боевых действий" // Российская газета. 2003. 25 дек. N 259.
4. Приказ Минобороны РФ от 11 августа 2012 г. N 2288 "Об утверждении порядка выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооруженных Силах Российской Федерации" // Российская газета. 2012. 5 октября. N 230.
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 октября 2000 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 13 статьи 39 Закона Российской Федерации "Об образовании", статьи 1 Федерального закона "О сохранении статуса государственных и муниципальных образовательных учреждений и моратории на их приватизацию" и пункта 7 статьи 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" в связи с запросом Майнского районного суда Ульяновской области, а также жалобами граждан Е.Е.Насоновой и Н.П. Ярушиной" // Российская газета. 2000. 31 октября. N 210.
6. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 июня 2004 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан" // Российская газета. 2004. 15 июня. N 124.
7. Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г. N 231-О "По жалобе гражданина Галеева Конспая Амамбаевича на нарушение его конституционных прав положением подпункта 1 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" // Российская газета. 2005. 19 июля. N 155.
8. Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики - Чувашии от 1 апреля 2013 г. по делу N 33-1105/2013 // СПС "Гарант".
9. Решение Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской республики от 27 марта 2007 г. по гражданскому делу N 2-786-07.
10. Воробьев Е.Г. Бесквартирные распоряженцы: Конституционный Суд оградил их от огульного уголовного преследования, но неопределенная по срокам добровольно-принудительная служба без полного денежного довольствия сохранена в неизменном виде // Военно-юридический журнал. 2012. N 2. С. 10 - 19.
11. Петрова Е.И. Меры социальной поддержки ветеранов боевых действий: мифы законодательства и реальность // Пермский конгресс ученых-юристов: тезисы докладов международной научно-практической конференции (г. Пермь, Пермский университет, 22 октября 2010 г.). Пермь, 2010. С. 466 - 468.
12. Пименов И. Обязательность и привлекательность службы - залог безопасности страны // Военно-юридический журнал. 2007. N 10. С. 27 - 28.

Савостьянова Ольга Николаевна, адвокат Коллегии адвокатов "Адвокат".



Другие новости и статьи

« О некоторых правовых вопросах, связанных с применением правовых норм об оказании медицинской помощи гражданам, уволенным с военной службы

Аксель Берг. Гражданин, офицер, ученый »

Запись создана: Пятница, 16 Август 2019 в 10:10 и находится в рубриках Новости.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы