23 Май 2020

«С полным презрением к неприятельскому огню…»

oboznik.ru - «С полным презрением к неприятельскому огню…»
#война#перваямироваявойна#история#историяроссии

Суворовский принцип «тяжело в учении, легко в бою» знаком каждому, кто связал свою жизнь с ратным делом. Этот принцип не раз доказывал свою справедливость на конкретных примерах на полях сражений побеждали именно те армии, которые больше и качественнее готовились к ведению боев в мирное время. Однако военная наука знает и такие примеры, когда боевая подготовка, пусть даже и самая интенсивная, оказывалась в условиях войны бесполезной. Так происходило, когда обучение войск в мирное время велось без учета изменившихся военных реалий. Наиболее ярко этот феномен проявился среди пехоты в годы Первой мировой войны. Армиям, придерживающимся консервативных взглядов на боевую подготовку, практически не изменившуюся со времен войн наполеоновской эпохи, пришлось столкнуться на поле боя с высокопроизводительными пулеметами, боевыми газами, самолетами, танками, современными инженерными укреплениями.

Знания и навыки, полученные и отточенные накануне войны, оказались бесполезны. Направленность боевой подготовки пришлось спешно и кардинально менять. Рассмотрим эти перемены на примере наступления англо-французских войск на реке Сомме. Первой мировой войне предшествовал целый ряд экономических и политических событий, так что ее крупнейшие фигуранты имели возможность подготовить свои войска к ведению широкомасштабных военных действий. Основой тактики во многих странах Европы в те годы считалось наступление. Генералитет пренебрегал обороной, считая ее чем-то не достойным. Пехота воспитывалась в духе пренебрежения к артиллерийскому и ружейному огню неприятеля. В ее боевой подготовке вопросы наступления превалировали над вопросами обороны.

Окапыванию, маскировке, использованию естественных укрытий уделялось недостаточно внимания. Как и за 100 лет до этого, война в планах штабов представлялась маневренной, а победа достигалась разгромом основных сил неприятеля в главном сражении. Известный французский военный теоретик генерал Эрр так описывал боевую подготовку французской пехоты накануне Первой мировой войны: «Наши большие маневры, завершающие год обучения, состояли из нескольких дней походов, заканчивавшихся большим военным спектаклем, где пехота в сомкнутых строях, с развернутыми знаменами и барабанным боем продвигалась вперед к атакуемой позиции с полным презрением к неприятельскому огню…» Однако первые же месяцы Первой мировой войны показали несостоятельность этих взглядов.

Наступление под знаменами сомкнутым строем под барабанную дробь приводило к неоправданным потерям. Поняв ошибочность своих довоенных взглядов на боевую подготовку, французы были бессильны что-то изменить. Им требовалось во что бы то ни стало удержать Париж и отбросить немцев назад. Военные планы противоборствующих сторон подверглись серьезным изменениям. Стало очевидным, что завершить войну «до осеннего листопада», как планировали немцы, не удастся. К началу 1916 года маневренная тактика окончательно уступила место позиционному противостоянию на многотысячекилометровом фронте. Война затягивалась, вовлекая в свои жернова все новых и новых участников, пожирая все новые и новые тысячи воинов. Перед полководцами встал вопрос, что делать дальше, ответ на который задолго до этих событий дал выдающийся военный мыслитель Клаузевиц: «Оборона легче, чем наступление, но она преследует негативную цель, удержания. Наступление преследует позитивную

цель завоевание. Раз оборона более сильная форма ведения войны, но преследует негативную цель, то из этого само собой следует, что ею должно пользоваться лишь в течение того промежутка времени, пока в ней нуждаются вследствие своей слабости, и от нее надо отказываться, как только на лицо будет достаточная сила, чтобы поставить себе позитивную цель». Сложно назвать изматывающее нахождение в окопах на удалении броска вражеской гранаты передышкой, но генерал Дуглас Хейг и маршал Жозеф Жоффр, руководившие англо-французскими войсками, получили возможность оценить итоги первого периода войны и спланировать дальнейшие операции. В начале 1916 года у них возникла идея широкомасштабного наступления в районе реки Соммы. Намечалось прорвать вражеские укрепления на широком фронте и зайти крупными силами в образовавшуюся брешь. Позиции немцев в этом районе представляли собой настоящий шедевр фортификации, на возведение которого ушло 2 года. Здесь было несколько полос обороны, изобилующих бетоном, колючей проволокой, артиллерией и пулеметами.

Было очевидно, что «с полным призрением к неприятельскому огню» этот рубеж взять не возможно. Истекая кровью под Верденом, французам и англичанам следовало обобщить полученный опыт, выработать новую тактику, закрепить ее в руководящих документах, донести до каждого солдата, отточить на учениях и применить против врага. Требовался немедленный и кардинальный пересмотр боевой подготовки войск. С весны 1916 года передовые части французов и англичан, стоявшие в обороне в районе реки Соммы, начали попеременно отводиться в тыл. Солдатам говорили, что они направляются на отдых.

Переместившись в глубь страны, они снова оказывались «на поле боя». Планируя широкомасштабное наступление на Сомме, командование англо-французских войск создало в глубоком тылу специально оборудованный учебный полигон с тщательно воспроизведенными французскими и немецкими оборонительными сооружениями. Здесь был воссоздан участок фронта, на котором войска могли отрабатывать свои действия целыми дивизиями. Укрепленные позиции представляли собой лабиринты из коридоров, траншей, огневых точек и всевозможных сооружений. Передний край был обильно насыщен минами и проволочными заграждениями. Французские инженеры создали на полигоне глубокие подземные убежища и специальные позиции для полевой, траншейной и тяжелой артиллерии. Здесь французам предстояло в условиях войны исправить ошибки, допущенные в довоенной боевой подготовке, и пройти обучение актуальной тактике.

Пехота осваивала, к примеру, новый прием штурма вражеских окопов. После мощной артиллерийской подготовки пехота шла в атаку и залегала в воронках, образовавшихся после взрывов. В них солдаты укрывались в ожидании подходящего момента для решительного броска. Отработав элемент захвата вражеских окопов, пехотинцы учились продвигаться по ним и вести в них бой, используя гранаты, штыки и ножи. Важное место в программе боевой подготовки отводилось оттачиванию взаимодействия между родами войск.

Артиллерия училась взаимодействовать с авиацией. Пехота овладевала сложным элементом движения за артиллерийским огнем. Много внимания уделялось вопросам связи. Для ее бесперебойного обеспечения использовался телеграф, телефон, радио, собаки, голуби, всевозможные сигналы. Войска тренировались быстро окапываться на достигнутых рубежах, строить инженерные укрепления и приспосабливать под свою оборону захваченные позиции противника. Генеральная репетиция, проведенная на учебном полигоне, позволила командованию англофранцузских войск пересмотреть план наступления.

Первоначальная 70-километровая ширина прорыва была сокращена вдвое. На протяжении тех 4 месяцев, что пехотинцы тренировались штурмовать немецкие позиции, промышленность непрерывно усиливала их артиллерией. Достигнув необходимого уровня готовности солдат и превосходства в артиллерии, французы и англичане начали наступление. После 6-дневной артиллерийской подготовки и завоевания полного господства в воздухе в атаку пошла англо-французская пехота. Операция на Сомме длилась почти пять месяцев. За это время англичане и французы не раз прорывали неприятельскую оборону. Несмотря на то что им удалось продвинуться вперед не более чем на 10-12 километров, немцам стоило колоссальных усилий сдерживать натиск обученной пехоты. В той операции противоборствующие стороны положили на чашу весов все.

Немецкий военачальник Эрих Людендорф вспоминал позже: «Войска постепенно изнашивались. Все висело на волоске… Время от времени приходилось придумывать все новые и новые подпорки на фронте». Несмотря на то что наступление на Сомме не изменило стратегического положения на фронте, оно стало важной вехой в эволюции боевой подготовки англо-французских войск. «Полное презрение к неприятельскому огню», приведшее к возникновению термина «Верденская мясорубка», сменилось тщательным учетом неприятельского огня и попытками его подавления.

Майор Владимир ПРЯМИЦЫН, кандидат военных наук

ОРИЕНТИР 11.2014

Другие новости и статьи

« Идеологема Александр Невский в национальной исторической памяти

Ракетные войска ПВО: боевым традициям верны »

Запись создана: Суббота, 23 Май 2020 в 0:01 и находится в рубриках Первая мировая война.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика