Книги как орудие трех великих духовных сил



Книги как орудие трех великих духовных сил

oboznik.ru - Книги как орудие трех великих духовных сил
#литература#книги#чтение

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

Достоевский Ф. М.

Все книги, которые только существуют или существовали на свете, могут быть прежде всего распределены по трем великим Духовным силам, смотря по тому, какой из этих трех сил данная книга служит больше и запас какой из них она в наибольшей степени собой представляет. Есть книги, дающие настроение, или, точнее говоря, настроения, в их бесконечных разнообразиях и оттенках, от боевого настроения революционного борца до расслабленного причитания размагниченного нытика, от мечтаний и тоски влюбленного Вертера До мировой скорби Фауста, до «философских горений» Фихте, до огненной убежденности Дж. Бруно и т. д. Критическая мысль, «понимание» также имеет бесконечное число оттенков. То она представляет собой острое лезвие тончайшего анализа, то орудие гениального творчества, мощный синтез творящего гения, указывающего новые пути в целях перестройки миропонимания всей жизни, то осторожное, кропотливое, вдумчивое и добросовестное исследование ученого.

То же можно сказать о накоплении знаний и о их бесконечном разнообразии, о трудах исследователей, работающих над изучением разных сторон единой жизни и отдающих многие годы и даже всю свою жизнь делу собирания, Констатирования бесконечно большого числа бесконечно мелких фактов, — ученых, делающих смелые и точные обобщения и выводы, создающих научный синтез и стремящихся выразить в кратких и точных формулах все разнообразие явлений жизни, используя для записей такую вещь, как бумага а4. Идеальная книга совмещает в себе все три силы — знание, понимание, настроение (например, такое соединение их можно видеть в «Истории английской литературы» Тэна, «Исторических письмах» П. Лаврова).

Обыкновенно же эти силы встречаются в разных количествах и пропорциях. Есть литература настроений — типичной представительницей ее могут служить так называемая «изящная словесность», агитационная литература, некоторые произведения религиозной мысли, напр., «Слова верующего» Ламенне. Есть литература критической мысли, представителями которой могут служить произведения теоретического, обобщающего, абстрактного характера, некоторые философские произведения и многочисленная полемическая литература.

Есть, наконец, литература знаний и фактов, систематизированных, классифицированных, описанных, оцененных и т. д. При виде всякой книги невольно возникает вопрос — какой именно из трех духовных сил данная книга служит и в какой степени? В зависимости от этого, как мы увидим дальше, находится не только пользование книгой как оружием, но и практическое значение ее в данное время и в данном месте. Из всех этих сил наиболее практическое значение имеет, несомненно, настроение. В зависимости от его количества и его потенциальной энергии (напряжения) находится не только сила книжного влияния на данного читателя, но, в значительной степени, и сила усвоения книжного содержания читательским большинством, а значит, и степень исторического значения всякой книги.

Работники книжного дела должны обращать особенное внимание на научные книги, написанные с настроением, и для каждой отрасли знания иметь подбор таких книг. По относительному напряжению трех духовных сил — знания, понимания и настроения — все печатные произведения могут быть распределены на три главных отдела.

Во-первых, литературу интимную, литературу личных переживаний, литературу разных и всевозможных индивидуальностей, типичной представительницей которой могут служить произведения изящной литературы, а также произведения некоторых других изящных искусств (в особенности музыки); во-вторых, литературу социальной среды, регистрирующую и оценивающую ее явления, — литературу той общественной атмосферы, в которой мы все рождаемся, растем и действуем, которою мы все дышим, в которой нередко задыхаемся; и, наконец, литературу среды космической, регистрирующую и оценивающую явления природы (органической и неорганической).

В произведениях, относящихся к первому типу литературы, несомненно, преобладает настроение. Именно их она регистрирует и оценивает. В литературе третьего типа, напротив, преобладает знание, и идеал этой последней — объективное, беспристрастное знание, регистрирующее факты и оценивающее лишь достоверность их и правильность их сообщения, а также выводов из этих последних. Литература социальная занимает промежуточное положение между этими последними: не лишенная настроения, она вместе с тем стремится к объективности.

Что касается до понимания, то в лице исторической и экономической науки, а также статистики и некоторых других научных дисциплин, как уже было замечено выше, оно во все времена, всегда и всюду представляло собой не что иное, как «слугу настроения», и если объективное изучение всего существующего является идеалом и понимания, то лишь в области литературы космической идеал этот достигается в удовлетворительной степени; в литературе же социальной и интимной до этого последнего очень далеко.

Понимание — та связка, которая охватывает собой все три литературы и соединяет их в единое целое силою человеческого суждения, с точки зрения ума, потребностей, запросов и интересов человеческой личности. Распределение всех книжных богатств по вышеперечисленным трем типам литературы имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Как мы увидим несколько ниже, оно не может не быть принято в расчет при более детальной классификации книжных богатств по более детальным рубрикам. Следует при этом отметить, что распределение их по тем же трем рубрикам вполне совпадает и со степенью читаемости этих трех литератур.

Литература настроений всегда была, есть и будет литературой самой читаемой. Литература наиболее объективная, которая в огромном большинстве случаев является и наиболее отвлеченной, — наименее читаема. Социальная литература и в этом отношении занимает среднее положение. Каждый исторический момент, каждый уголок Вселенной, каждая отдельная личность выдвигала, выдвигает, всегда будет выдвигать свои особые запросы на настроение, знание, понимание.

Эти последние подлежат своеобразному распределению в пространстве и времени. Какое же настроение где является преобладающим? Какова цена этому настроению с точки зрения основных требований истины и справедливости? Надо ли бороться с ним или помогать ему? А если помогать или бороться, то каким именно способом? Какие же именно книги являются лучшими орудиями в данном отношении? Какие же именно книги являются наиболее важными для данной общественной группы, для данной личности? Вот вопросы, стоящие не только перед каждым работником книжного дела, но и перед каждым человеком, и знакомство с литературой настроений имеет в этом отношении громадную практическую ценность. Само собою является необходимость иметь в голове запас библиографических данных в ответ на вышеизложенные вопросы.

Но это не только относительно литературы настроений. Те же вопросы с небольшими изменениями можно предъявлять и к литературе социальной и даже космической. Работники книжного дела и всякие другие распространители и читатели книг должны вооружать себя систематически, имея в виду все эти три литературы вместе и отнюдь не одну из них.

Н.А. Рубакин



Другие новости и статьи

« Фаланга

Кино принадлежит важнейшая роль в политике памяти »

Запись создана: Понедельник, 18 Ноябрь 2019 в 0:30 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы