11 Март 2019

Военно-окружная система России последней четверти XIX века

oboznik.ru - Военно-окружная система России последней четверти XIX века
#историяроссии#история#народ#округ#общество#военныйокруг

Основателем российской военно-окружной системы по праву считается Д. А. Милютин. Именно в годы руководства им Военным министерством были созданы военные округа, что давало возможность проводить в случае боевых действий быструю мобилизацию, экономить финансовые средства, упрощало управление разными родами войск. Однако, несмотря на то что юридически военные округа были образованы в 1862 г., то есть в период милютинских реформ, сама история военно-окружной системы России насчитывает несколько столетий.

Еще в период феодальной раздробленности, когда каждое русское княжество по праву можно рассматривать как «военно-территориальное образование», необходимо было по указу великого князя присылать на войну ратников. Примером этого является подготовка князем Дмитрием Ивановичем вооруженных сил для борьбы с Золотой Ордой. В период петровских преобразований старая приказная система ломается, и на ее месте появляются коллегии, в том числе Военная.

С 1763 г. военнотерриториальные функции исполнял губернатор, и эта практика сохранялась до «дней Александровых», когда коллегии были заменены министерствами. Структура, которая была создана в России, сочетала в себе, с одной стороны, централизацию, с другой отсутствие персональной ответственности. «Учреждения о действующей армии в мирное время», которое было высочайше утверждено 12 декабря 1815г., разделяло Военное министерство на две части, собственно Военное министерство и Главный штаб.

Такая система сохранялась вплоть до Милютина, который изменил ее, создав не только собственно округа на основе одиннадцати казачьих территориальных войсковых образований",но и наделил должность военного министра всей полнотой ответственности за проводимые действия. Однако уже в ходе милютинских реформ разрабатывались альтернативные мероприятия, которые шли в разрез с либеральной тактикой военного министра. Олицетворял эту идею кн. А. И. Борятинский, затем эту мысль развил в своей «Записке» Великий князь Николай Николаевич старший, который доказывал ущербность французского типа военно-окружной системы (Российское военное управление заимствовало многие черты французского Военного министерства. С. К.). А. И. Борятинский, а затем и его последователи, предлагали преобразовать русское военное управление на германский манер, при сокращении округов. Военному министру отводились лишь административные функции, главную же роль должен был играть начальник Главного штаба, который подчинялся непосредственно императору. Были в этом предложении и положительные стороны. Начальники корпусов или командиры округов становились более самостоятельными в своих действиях. Борятинский был не одинок в своих замыслах, помимо Великого князя Николая Николаевича старшего он находил поддержку в лице генерала Ф. А. Фадеева и гр. И. И. Воронцова-Дашкова, которые стремились воплотить идею реформирования русской военной организации сразу же по восшествию на престол императора Александра III.

Ярым противником этого действа был Д. А. Милютин. С одной стороны, Дмитрий Алексеевич стремился учесть прусский военный опыт, с другой стороны, сохранить военные округа, а за военным министром закрепить не только административные функции, но и непосредственное руководство войсками, роль начальника Главного штаба оказывалась вторичной. Попытка Борятинского реформировать милютинскую военно-окружную систему закончилась неудачей. Начальник Главного штаба II. II. Обручев в письме военному министру П. С. Ванновскому объяснял позицию Александра II по этому вопросу. В письме приведены слова царя, из которых видно его отношение к предложениям Борятинского: «Я (имеется в виду Александр II. С. К) только что видел кн. Борятинского; что он говорит о слабости, недостаточности наших сил, это справедливо, что войска молоды, и это так, однако за Дунай мы пошли с таким войском, и, слава Богу, дрались отлично; что нужно перевести офицеров и унтср-офицеров из боевых частей в войска не бывавшие в деле, это полезно; но с предложениями его обуправлении армией я не согласен»*.

Петр Семенович Ванновскии отчасти разделял идеи Милютина, считая, что «дробление власти» опасно, хотя вероятно здесь играли не последнюю роль и властолюбивые замыслы нового военного министра. Кроме того, идеи реформирования военного управления шли в разрез с действующим в России законодательством. В Своде Законов Российской империи в статье № 848 отмечено: «Все дела Военного управления, которые должны быть представлены Государю императору, восходят к Его Величеству через военного министра; он подписывает Высочайшие приказы, объявляет по Военному ведомству вообще все повеления и разрешения Верховной власти и наблюдает за полным их исполнением». Как видно, о начальнике Главного штаба нет и речи. Помимо предложения кн. Борятинского на стол императора Александра II попала анонимная записка «О необходимости реорганизации высшего военного управления» . Это был своего рода компромисс между военным министром и начальником Главного штаба. Автор данного предложения был далек от мысли коренной реорганизации военного ведомства, на чем настаивал Борятинский и Воронцов-Дашков.

Он считал, что «Военное министерство и на будущее время следовало бы сохранить как сдинственный высший орган военного управления»’. Наряду с этим автор записки считал необходимым создать некий орган (в отличие от Военного совета, который выступал лишь как коллегиальный помощник военного министра. С. К.) в ведении которого были бы: 1) общее руководство делами стратегической обороны; 2) непосредственное командование армией; 3) контроль и проверка состояния войск.

В дополнение ко всему предлагалась и внутреннее изменение Военного министерства. Однако дальше предложений это дело не пошло. После ухода с министерского поста гр. Д. А. Милютина сторонники Борятинского почувствовали себя достаточно сильными для проведения своей идеи в жизнь. Уверенности им предавало то, что новый военный министр генерал Ванновский не слыл сторонником милютинских реформ. Действительно, генерала Ванновского было принято характеризовать в историографии либо как «ничем не примечательную личность, консерватора, не пользовавшегося популярностью в армии»", либо как «царского бюрократа, с весьма ограниченными способностями».

Петр Семенович Ванновский (1822-1904) происходил из дворян Минской губернии. Образование получил в 1-м Московском кадетском корпусе. Принимал деятельное участие в войне против Турции в 1853 г. Состоял директором стрелковой офицерской школы, а затем в 1861 г. был назначен начальником Павловского кадетского корпуса. В годы русско-турецкой войны 1877-1878 гг. был начальником штаба Рущукского отряда, командиром которого являлся будущий император Александр III. Когда перед императором Александром III в начале его царствования встал вопрос о новом главе Военного ведомства, то его выбор пал на две кандидатуры П. С. Ванновского и П. Е. Коцебу. У последнего первоначально было больше шансов на успех, так как его кандидатуру поддерживал министр императорского двора ip. Воронцов-Дашков. Причем к списку достоинств Коцебу относили тот же консерватизм, как в будущем и Ванновскому. Последнему предлагалась должность начальника Оренбургского военного округа.

Точку в этом вопросе поставил Александр III, хотя прекрасно понимал, что Ванновский заранее проигрывает Милютину, несмотря на, то что бывший военный министр снискал славу «убежденного прогрессиста и противника Николаевского режима». Но Ванновский не страдал, по меткому выражению К. П. Победоносцева, «конституционными галлюцинациями»16, и это решило ход дела. Потерпев фиаско с назначением Коцебу (Фадеев и Воронцов-Дашков специально настаивали на назначении Коцебу на пост военного министра, чтобы довести до победы задуманный Борятинским план преобразования военно-окружной системы. С. К.) на пост военного министра, ВоронцовДашков пустил в ход все свое влияние на императора, чтобы назначить Петра Евстафьсвича главой комиссии по преобразованию военного управ-

ления России. В октябре 1881 г. высочайшим повелением такая комиссия была образована. Работа комиссии предстояла большая и сложная, хотя бы потому, что в процессе обсуждения тех или иных вопросов происходили «жаркие» споры. Партию «реформаторов» возглавил граф И. И. ВоронцовДашков. Илларион Иванович был твердо убежден, что если реформировать Военное министерство, то это нужно делать полностью. План его был прост: 1) разделение военной администрации и практического командования; 2) военный министр не может полноценно контролировать подвластное ему ведомства; 3) необходимо уменьшить число штабных офицеров для уменьшения бюрократии и экономии средств . Противостояли стремлениям Воронцова-Дашкова, главным образом Ванновский и Обручев, но фактически «антиборятиновскую» партию возглавлял Д. А. Милютин. Несмотря на то, что официально он находился в отставке, Дмитрий Алексеевич был прекрасно осведомлен о работе комиссии. И информировал его не только бывший сослуживец и соратник Обручев, но и военный министр Ванновский, в частности регулярно присылал своему предшественнику материалы по работе комиссии Коцебу. Это обстоятельство в какой то мере опровергает утверждения военного историка А. А. Ксрсновского, который видел в Ваиновском полную противоположность Милютину.Что касается непосредственно позиции Милютина то он видел в намерениях изменить структуру Военного министерства и военноокружной системы лишь негативные стороны, помимо этого Дмитрий Алексеевич узрел в стремлениях Воронцова-Дашкова происки против себя. Милютин был не склонен идеализировать существующую в России военно-окружную систему и в своей работе, посвященной военным реформам Александра II, заявил, что «она (военно-окружная система. С К) имела целью только упростить организацию Военного министерства».

В ходе работы комиссии решались следующие моменты: вопросы по устройству центрального военного управления, вопросы местного и строевого управления, по устройству управления армии в военное время, плюс дополнительная программа. По существу, комиссия должна была обсудить следующие моменты: какие существуют недостатки в устройстве Военного министерства; могут ли эти недостатки быть изменены частным порядком или необходимо изменить основы существующей системы, вследствие чего все отрасли управления сосредотачиваются в одном лице; является ли целесообразным принимать в России германскую систему устройства центрального военного управления, при которой в лице Военного министерства сосредоточить все распорядительные действия касающиеся как войск, так и хозяйственной деятельности, но в то же время не подчиняющихся военному министру, его заменяют два лица: начальник Главного штаба и начальник военного кабинета; будет ли правильным применять систему, существовавшую при Александре I (она заключалась в отделении управления войск от управления хозяйственной частью, которая находилась в ведении военного министра, кроме того, подразумевалось разделение армии на несколько частей. — С. К);

какие должны быть приняты меры, для того чтобы, с одной стороны, еще более развить децентрализацию распорядительной деятельности Военного министерства, с другой не нарушать связи и единства в действиях административных органов строевых или командных управлений; возможно ли применение в русской армии прусской системы, при которой командир корпуса в мирное время есть начальник военного округа, в котором корпус его расположен; целесообразно ли дробить территорию существующих военных округов на такое число, которое соответствует числу корпусов в армии; необходимо ли уменьшить количество военных округов.

Дополнительная программа включала в себя два аспекта: определение права и власти главнокомандующего и степени ответственности начальников отделов полевого управления; определение функций устройства полевого штата, возобновление должности дежурного генерала24. Несмотря на то что работала комиссия всего месяц, с 6 октября по 7 ноября 1881 г., было проведено десять заседаний и дискуссии относительно преобразований Центрального военного управления России «были жаркими». Воронцов-Дашков развернул полемику, его требования сводились к одному военно-окружная система себя изжила. И хотя в своих воспоминаниях С. Д. Шереметев считает Иллариона Ивановича человеком стоявшим «вне интриг и всяческих соображений придворных петербургских сфер», это, однако, не помешаю последнему оказывать влияние на Александра III. Иначе трудно объяснить тот факт, что царь настоял на повторном обсуждении вопроса о военно-окружной системе. Безусловно, ярым противником этого преобразования, а следовательно и оппонентом Воронцова-Дашкова был Ванновский.

В случае положительного решения вопроса для Воронцова-Дашкова, военный министр превращался в хозяйственного администратора и, хотя сам глава военного ведомства был далек от того, чтобы вести закулисную политику, но, тем не менее, прислушивался к советам Милютина и Обручева личностей, безусловно, более теоретически подготовленных, чем Петр Семенович. Зато военный министр удачно подходил на роль «тарана» при решении спорных вопросов в комиссии. Петр Семенович был вхож к императору, ему покровительствовала императрица Мария Федоровна, поэтому Милютин решил воспользоваться его влиянием на решение дела. Александр III по мнению Милютина представлял собой «чистый лист бумаги», на который можно было записать что угодно, и дело в том, кто быстрее это запишет, «сторонники» или «противники» реформ. По словам кн. Имеретинского, сам император, по-видимому, не имел ясного понятия об основных началах военной организации: «заявляя генералу Ванновскому свою волю относительно преобразования военного управления, он будто бы сказал, что хочет возвратиться к тому порядку, который существовал при императоре Александре I».

Милютин был удивлен и даже испуган от самой мысли возврата к старому. В своем дневнике он писал: «Если комиссия серьезно взглянет па предложенные ей вопросы и официально признает не целесообразность возвращения к порядкам, некогда испытанным и признанным негодными, то замолкнут, наконец, толки и прекратится вредная для дела агитация. Если

ж, напротив того, комиссия поддастся давлению свыше и утвердит своим авторитетом нелепую затею, заменив существующую стройную организацию нашего военного управления безобразным хаосом, то можно быть уверенным, что по-прошествию немногих лет вторичный опыт снова выкажет свою непрактичность триумвирата и заставит по прежнему объединить управление в одних руках. Ириде гея только пожалеть о напрасном эксперименте»" . Направляя свои соображения к Ванновскому, бывший военный министр не без основания надеялся, что его «справки во многом повлияют на прения в комиссии графа Коцебу»29. Получив милютинские рекомендации, Ванновский повел дело чрезвычайно тонко и в то же время просто.

Он заявил императору, что менять сложившуюся систему сиюминутно не представляется возможным, все необходимо реформировать постепенно и понемногу. Разумеется, это было сделано с одной лишь целью выиграть время. Предложения Милютина полностью оправдались, на очередном заседании комиссии большинство ее членов высказалось за сохранение воен30 но-окружнои системы , при которой вся власть находилась в руках военного министра, что же касается начальника Главного штаба, то в его ведении оказались инспекторские функции и хозяйственная часть министерства. Не менее важным был вопрос относительно военных округов и деления армии на несколько составляющих как при Александре I. Военный министр и его сторонники предлагали: уменьшить количество военных округов и усилить самостоятельность корпусных командиров. Противоборствующая партия предлагала учредить в России четыре военных отдела: Северный, Южный Западный и Внутренний, а также разделить рус-

скую армию на несколько частей ~. Ванновский решил подойти к решению этой проблемы основательно подготовленным. В связи с этим он представил императору Александру III докладную записку1, в которой старался доказать невозможность изменения окружной системы и деление армии. Докладная записка Ванновского «О делении русской армии в мирное время на несколько больших командований или армий» написана на основе исторического материала, и Петр Семенович на протяжении всей своей работы обращается к уже существующему опыту. В самом начале «Докладной записки» военный министр заявляет: «Деление войск на армии может оправдаться только военными обстоятельствами, в мирное же время оно лишь вредит успешному развитию военной системы, нераздельности власти и верховного начальствования, принадлежащих одному императору» 4. В чем же видел Ванновский опасность деления армии? Он считал: «В мирное время нельзя определить, какие войска должны быть заранее расположены в одном округе, чтобы составить в случае войны одну в нем армию. Всякая попытка деления русской территории на подобные армейские округа оказались бы произвольной».

Деление армии привело бы к появлению большого количества командующих, что внесло бы неразбериху в случае войны, и тогда бы оправдалась поговорка Наполеона I: «Один плохой главнокомандующий лучше, чем два хороших»1. Разумеется, Ванновский это предвидел и при написании своей «Докладной записки» отразил в ней и этот аспект. Военный министр замечал: «Мы начали войну 1812 г. Барклаем, Богратионом, Тормасовым, а через 3 месяца во главе армии стояли Кутузов, Витгенштейн, Чичагов. В 1813 г. главнокомандование переходит от Кутузова к Витгенштейну, затем к Барклаю. Персидскую войну 1826-1828 гг. начинает Ермолов, а кончает Паскевич. Польскую войну ведет Дибич, кончает Паскевич. В последнюю восточную войну на Дунае командует Горчаков и Паскевич, в Крыму Меньшиков, Горчаков, Лидере на Кавказе, Воронцов, Муравьев, у союзников Сент-Арно, Пслссьс. Высшее военное звание, власть, почет являются здесь нераздельными с самим делом и ответственностью, вызванной этим званием. Выбор сейчас или оправдывается, или не оправдывается. Но как создать авторитет и ответственность главно-

командующих назначенных в мирное время?» Министр со всей очевидностью доказывал, что дробление армии не только вредно, но и опасно. Достаточно вспомнить 1812 г., когда Россия стояла на пороге катастрофы из-за разделение некогда единой армии на три части. Что же касается четырех военных отделов, то Ванновский не мог согласиться с противниками прусской военной системы, ставя в пример страны Европы. Генерал писал в своем «Докладе»: «В настоящее время нет ни одного большого государства в Европе, территория которого не делилась бы на военные округа. Вся разница лишь в размерах этих округов»’ . Почему же германский опыт неприемлем для России?

Ванновский отвечает и на этот вопрос. «Наша территория гораздо обширнее, а населенность слабее, иметь окружную систему по прусскому образцу нам не под силу. По экономическим, этнографическим причинам мы должны были остановиться на более крупных окружных единицах. Но очевидно, что если идти и далее этим путем, то вместо ускорения мобилизации войск придется, быть может, увидеть совершенно противоположный результат»’9. Совсем в других условиях оказалась Пруссия, которая раньше других решилась содержать в мирное время небольшую армию, не забывая, однако, о возможности мобилизовать и увеличить ее на случай войны, приняла у себя такое территориальное деление, которое обеспечивает комплектование, устройство и мобилизацию каждого корпуса. Германский пример применим и к Австрии. В каком же положении оказалась Россия? Еще в 60-х гг. XIX столетия централизация хозяйственного управления до такой степени была запутана в своих операциях, что не могла удовлетворить даже текущие мирные потребности, а если представить возможным реформирование округов по прусскому образцу.

то это вызвало бы хаос и неразбериху. При помощи же округов российскому Военному министерству удавалось распределять более или менее правильно мобилизационные средства. В заключение Ванновский припас такой довод в пользу окружной системы, от которого Александр III не мог отмахнуться. Это финансовый вопрос. Передел округов, несомненно, повлек бы за собой огромные расходы. Этот момент и решил отмстить в своей докладной записке глава военного ведомства. Он писал: «Что касается экономической стороны, то следует заранее иметь в виду, что большие управления будут стоить несравненно дороже наименьших окружных управлений, а, главное, будут обходиться государ40 ству несравненно дороже простых корпусов» .

Предположения Ванновского оправдались: хотя Александр III ответил расплывчатой резолюцией на предложения военного министра , но затем все-таки утвердил решение комиссии относительно сохранения военноокружной системы с незначительными рекомендациями: сократить число округов; -сохранить за командующими округами всю полноту власти; — увеличить права как начальника округа, так и начальников отделов окружного управления; -корпусным командирам предоставить больше самостоятельности. Изменение границ округов начинается с конца 1881 г. В 1881 г. был упразднен Оренбургский военный округ, так как с появлением Туркестанского округа он утратил всякое значение. Тс войска, которые располагались в Оренбургском округе, были присоединены к Казанскому. В 1882 г. к бывшему Западно-Сибирскому округу была присоединена Семирсчсиская область, все это образование получило название Омский военный округ. Данное мероприятие было признано необходимым для объединения в руках одного начальника всего военного управления в областях, пограничных с Китаем.

В 1884 г. вследствие увеличения политического и экономического влияния России на Дальнем Востоке возникла необходимость образовать особый округ, разделив для этого бывший Восточно-Сибирский округ на Приамурский и Иркутский45. Управление вновь созданной Закаспийской области было устроено на основании положения 1882 г., при этом начальник области находился в подчинении начальника Кавказского военного округа46. Закончилось изменение границ округов приказом об упразднении Харьковского военного округа4 , так как он имел второстепенное значение. Таким образом, военно-окружная система России отстояла право на жизнь и была сохранена лишь с незначительными изменениями. Она действенна не только в мирное, но и военное время, давая возможность провести мобилизационные мероприятия в кратчайший срок и с минимальными финансовыми затратами.

С. А. Кочуков

Другие новости и статьи

« Комплектование русских войск во время правления Александра II

Наша собственная история позволяет переосмыслить экономическое возрождение и отказаться от псевдолиберального бреда »

Запись создана: Понедельник, 11 Март 2019 в 2:50 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика