Танковый взвод в боевом охранении



Танковый взвод в боевом охранении

oboznik.ru - Танковый взвод в боевом охранении

Тактическое занятие

Батальон получил задачу перейти к обороне на выгодном рубеже, отразить атаки превосходящих сил противника и создать необходимые условия для его разгрома подходящими резервами. На предполагаемое направление главного удара наступающих войск командир батальона решил выслать боевое охранение.

Позиция выбирается на наиболее вероятном направлении наступления противника с таким расчетом, чтобы обеспечивались круговое наблюдение, удобное расположение огневых средств, скрытые пути отхода, и на таком удалении от переднего края, чтобы обороняющиеся могли оказать высланному вперед подразделению эффективную огневую поддержку», — вспомнил старший лейтенант А. Гребенник. Место, куда он прибыл вместе с командиром батальона, как нельзя лучше отвечало всем этим требованиям.

Через несколько минут комбат поставил командиру взвода боевую задачу: «Противник прорвал оборону наших войск в 45 км зап. Иваново (на схеме нет) и развивает наступление в направлении Федоровка, Смолино. Выход его разведки и передовых подразделений на рубеж кладбище, лес Густой возможен к 6.00 3.9, главных сил — к 8.00. 1 тб обороняет район выс. 111,6, сев.-зап. скаты выс. 114,2, урочище Темное (на схеме нет), 2 км юго-зап. Смолино с задачей не допустить прорыва наступающих в направлении выс. 126,4, Смолино. 2 тв 3 тр с мсо — боевое охранение.

К 18.00 2.9 перейти к обороне на рубеже отд. куст, карьер, не допустить внезапного нападе ния противника на батальон и воспретить ему ведение разведки в направлении Федоровка, Смолино. Полоса огня: справа — куст, кладбище; слева — (иск.) карьер, отд. стоящий дом. Дополнительный сектор обстрела вправо — овраг. Участки сосредоточенного огня: № 1 — развилка дорог, вост. выс., 104,2, № 2 — памятник. Перед фронтом и на флангах инженерно-саперное подразделение к 3.00 3.9 установит минно-взрывные заграждения. Поддерживает артиллерийская батарея. Неподвижные заградительные огни: «Сосна» — подсобное хозяйство, сев. 100 м; «Осина» — оз. Голубое, вост. 100 м; «Кедр» — памятник.

Мелкие группы противника и его разведку захватить в плен, а если это невозможно — уничтожить. При подходе превосходящих сил нанести им максимальные потери огнем, начиная с предельной дальности, и вынудить развернуться в боевой порядок. Отход осуществить в направлении выс. 126,4, брод, Смолино по моей команде. Оборону занять в опорном пункте своей роты. Готовность системы огня — 22.00 2.9, инженерного оборудования позиции — 5.00 3.9. Связь со штабом батальона — по телефону и через посыльных, с завязкой боя — по радио. Позывные командира батальона — «Алмаз», роты — «Ударник», поддерживающей артиллерийской батареи — «Ствол». Сигналы: открытие огня артиллерии — «Заслон» (с добавлением условного наименования), прекращение огня — «Стопор», начало отхода — «Откат-222», взаимного опознавания — две ракеты красного огня, целеуказания — очередь трассирующих пуль в сторону цели».

Кроме того, командир батальона указал место и время встречи придаваемого мотострелкового отделения. Прибыв в расположение взвода, старший лейтенант Гребенник оценил обстановку, принял решение и после его утверждения вывел боевое охранение на южные скаты выс. 126,4. В движении командиры и механики-водители машин внимательно изучали местность, чтобы при отходе полностью использовать ее защитные и маскирующие свойства. Технику расположили у подножия высоты. Организовав наблюдение и непосредственное охранение, командир взвода вместе с сержантами выдвинулся вперед и приступил к рекогносцировке.

В ней принял участие и командир поддерживающей артиллерийской батареи, КНП которого развертывался неподалеку от командирского танка. На местности командир взвода уточнил свое решение, указал ориентиры, наиболее вероятное направление наступления противника — вдоль дороги Федоровка, Смолино, возможный рубеж перехода в атаку — отд. стоящее дерево, курган 1,5, отдельный дом, направление действий его боевых вертолетов — лес Густой, выс. 126,4. Особенно внимательным был офицер, намечая огневые позиции для танков и мотострелкового отделения, полосу огня, основные и дополнительные секторы обстрела, КНП. Здесь же определил порядок и сроки оборудования позиции, места установки инженерных заграждений и способы их прикрытия огнем. Командно-наблюдательный пункт выбрал поблизости от гребня высоты, с которой хорошо просматривались подступы к позиции боевого охранения. Затем старший лейтенант Гребенник отдал боевой приказ. Как при этом формулировались задачи подчиненным, покажем на примере одного экипажа и мотострелкового отделения. «Танку 212 не допустить прорыва противника в направлении вост. скаты выс. 126,4, брод. Огневые позиции: основная — у отд. куста, запасная — на вост. скатах выс. 126,4.

Секторы обстрела: с основной позиции — кладбище, capай, дополнительный вправо — овраг; с запасной — Кижи, отд. стоящее дерево, дополнительный вправо — камни. Участки сосредоточенного огня взвода: № 1 — развилка дорог, вост. выс. 104,2, № 2 — памятник». Затем командир взвода поставил задачи экипажам танков №№ 211, 213. «Мотострелковому отделению не допустить прорыва танков и пехоты противника вдоль дороги Федоровка, Смолино. Позиции: основная — камни, вост. 50 м, пробоина, запасная — южн. скаты выс. 126,4, юго-вост. 50 м карьер, дорога. Полосы огня: с основной позиции справа — вост. 50 м — камни, группа кустов, слева — промоина, тригопункт, дополнительный сектор обстрела влево — отд. дом; с запасной справа — юго-вост. 50 м карьер, болото «Топкое», слева — дорога, мост, дополнительный сектор обстрела влево — брод. Огневые позиции боевой машины пехоты: основная — на зап. скатах выс. 126,4 левее дороги 50 м, запасная — на южн. скатах выс. 126,4.

Секторы обстрела с основной позиции — мельница, тригопункт, дополнительный вправо — группа кустов, с запасной — барак, мост, дополнительный вправо — болото «Топкое». Участок сосредоточенного огня — курган 1,5, ближе 50 м». «Располагая на позиции взвода танки, БМП и другие огневые средства, — обосновывал свое решение старший лейтенант Гребенник, — я стремился к тому, чтобы они могли поражать наступающих перед передним краем, на флангах и в тылу фланговым, перекрестным и кинжальным огнем высокой плотности. Систему огня мы организовали с учетом инженерных заграждений и естественных препятствий. Кроме того, для наблюдения за скрытыми подступами к позиции выставили секрет. Все это плюс хорошо оборудованная в инженерном отношении позиция дает основание утверждать: взвод с поставленной задачей справится».

В сумерках танкисты и мотострелки заняли позицию и приступили к ее инженерному оборудованию. Используя бульдозерное оборудование, экипажи подготовили окопы для танков на северных скатах выс. 126,4. Вскоре к боевому охранению подошла землеройная машина, которую выслал командир батальона. С ее помощью были отрыты окопы на огневых позициях БМП и запасные ОП для танков. Саперы к утру прикрыли заграждениями подступы к обороне взвода и его фланги.

Инженерные сооружения и боевая техника были тщательно замаскированы. С рассветом старший лейтенант Гребенник вышел за передний край со стороны противника, критически осмотрел позицию взвода, как бы поставив себя на место командира наступающего подразделения. Это позволило ему обнаружить и своевременно устранить демаскирующие признаки. В частности, он приказал командиру танка 213 привязать к антенне радиостанции ветку и пригнуть ее к крыше силового отделения, экипажу танка 212 срубить куст, растущий справа от огневой позиции (он мог послужить для наступающих ориентиром), мотострелкам — тщательнее замаскировать следы инженерных работ и гусениц машин.

В установленное время офицер доложил командиру батальона о готовности к бою. Так уж повелось в недавнем прошлом, что на тактических учениях и занятиях, связанных с оборонительной тематикой, вопросы охранения зачастую отодвигались на второй план. Если и уделяли им внимание, то большей частью лишь чисто теоретически. Практически же действия боевого охранения отрабатывались редко. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно подробно остановиться именно на них. Как и ожидалось, противник не заставил себя долго ждать. Солнце еще не полностью появилось над горизонтом, как над позицией взвода на небольшой высоте пролетел «беспилотный самолет-разведчик».

«Противник фотографирует местность на направлении наступления, — решил старший лейтенант Гребенник, — и если обороняющиеся обнаружены (а это вполне вероятно, поскольку далеко не все соблюдали маскировку), то в ближайшем будущем следует ожидать ударов авиации и огня артиллерии по обороне, а затем появления его передовых подразделений». И не ошибся. В 6.30 самолеты противника проследовали над позицией, держа курс на юг. А вскоре совсем недалеко заухали разрывы бомб, открыла огонь зенитная артиллерия. Едва успела осесть поднятая пыль, как наблюдатели заметили три следовавших по дороге бронетранспортера.

У кургана 1,5 они остановились, выслав вперед две небольшие пешие группы. Одна из них, приблизившись, попала под меткий огонь пулеметчика, рядового В. Шестакова. Другая, отстреливаясь, попыталась уйти под защиту БТР, но была уничтожена наводчиком орудия рядовым 0. Неткачевым. Основная группа на бронетранспортерах под прикрытием дымовой завесы и огня артиллерии попыталась на большой скорости обойти позицию взвода справа и выйти к населенному пункту Кижи. Танкисты открыли огонь из пушек.

Потеряв одну машину, противник вынужден был отказаться от задуманного. Уцелевшие бронетранспортеры совершили маневр и укрылись в овраге, где оборудовали временные огневые позиции. Старший лейтенант Гребенник немедленно доложил об этом командиру батальона. Через короткое время по этим целям произвела огневой налет пара боевых вертолетов. Описав полукруг, они ударили управляемыми ракетами. Послышались глухие звуки разрывов, и над оврагом поднялись два столба черного дыма. К подбитым БТР командир взвода выслал группу мотострелков во главе с командиром отделения сержантом А. Басовым.

Они захватили «раненого» военнослужащего противника, изъяли документы и образцы вооружения, зарисовали условные бортовые знаки и номера. Все полученные сведения офицер сразу же отправил командиру батальона. В том, что разведчики смогли незамеченными подойти так близко, командир взвода винил себя. Он пренебрег таким важным фактом, как выставление секрета на левом фланге, где местность была более пересеченной, изобиловала естественными укрытиями. Ведь все могло окончиться хуже, прояви противник большую выдержку и осмотрительность. …В 8.10 началась огневая подготовка по позиции взвода. Через несколько минут наблюдатели доложили о выдвижении до роты пехоты на БТР с тремя танками по полевой дороге в направлении Федоровка, курган и до взвода — оз. Голубое, вост. скаты выс. 104,2. По команде с КНП поддерживающая артиллерийская батарея 1/1 адн поставила неподвижный заградительный огонь на заранее намеченных рубежах. С подходом колонн к развилке дорог взвод открыл сосредоточенный огонь, а когда противник перешел в атаку, огонь обороняющихся достиг наивысшей плотности.

Имеющемся вооружением, в том числе и противотанковыми управляемыми ракетами, экипаж БМП уничтожил два танка, однако и сама машина получила повреждение. Не добившись успеха, атакующие отошли, оставив на поле боя несколько горящих машин. Во время короткой передышки солдаты и сержанты восстановили оборонительные сооружения, закрыли проходы и бреши, образовавшиеся в заграждениях. Через двадцать минут атака повторилась. На этот раз противник решил нанести удары с фронта и флангов. Этому предшествовал непродолжительный, но мощный огневой налет. Чувствовалось, что в нем участвует уже значительно больше артиллерийских орудий, чем прежде. Овладеть позицией взвода пытались около двух рот пехоты при поддержке шести танков. Доложив командиру батальона обстановку и выслушав его указания, старший лейтенант Гребенник уточнил задачу подчиненным. С началом развертывания противника частью сил боевое охранение заняло запасные ОП и сумело нанести наступающим существенный урон. По сигналу с КНП батальона и по команде командира взвода в 9.50 боевые машины поставили дымовую завесу и, используя складки местности, быстро вышли на южные скаты выс. 126,4.

Отсюда взвод по заранее изученному маршруту под прикрытием дымов, огня артиллерии и ударов боевых вертолетов перекатами отошел в расположение главных сил. Пополнив боеприпасы, танкисты заняли оборону в опорном пункте роты второго эшелона. Мотострелки убыли в свое подразделение. Боевое охранение успешно выполнило поставленную задачу. Командир батальона объявил личному составу благодарность. Вместе с тем на разборе отмечались довольно серьезные, на наш взгляд, недостатки и упущения. Это прежде всего неуверенные действия обучаемых при составлении карточек огня танков, подготовке данных для стрельбы. Не обошлось и без курьезов.

Вроде бы, маскировке внимание уделялось постоянно. Однако на фотоснимках местности, сделанных с «беспилотника», отчетливо просматривалась система инженерного оборудования опорных пунктов и … кое-как замаскированные подручными средствами запасные огневые позиции. Оказалось, что на танках и БМП не хватало табельных маскировочных комплектов (маскировочных сетей). Старший начальник не подсказал, а командир взвода просто не догадался получить их перед учением. Были высказаны и замечания по правилам радиообмена. В частности, командир взвода слишком увлекался работой станции на передачу, иначе говоря, был излишне многословен. Такого в реальном бою допускать, конечно, нельзя. Все доклады старшему начальнику, распоряжения подчиненным должны быть четкими и лаконичными. Учение высветило и другие «белые пятна» в подготовке личного состава.

В. Дальский



Другие новости и статьи

« Подвиг Ивана Алексеева

Константин Симонов. «Песня» »

Запись создана: Пятница, 10 Апрель 2015 в 12:48 и находится в рубриках Новости.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы