Основные направления деятельности Государственного Комитета Обороны



Основные направления деятельности Государственного Комитета Обороны

oboznik.ru - Основные направления деятельности  Государственного Комитета Обороны

В разные периоды Великой Отечественной войны приоритеты деятельности ГКО менялись, но при этом процесс совершенствования его работы носил непрерывный характер. Вместе с организационной перестройкой системы партийно-государственного руководства началась содержательная перестройка всех его элементов. С функциональной точки зрения, властные органы охватили три основные сферы государственно-управленческой деятельности: военно-стратегическое руководство действующей армией и флотом, а также в целом всем строительством вооруженных сил; политико-административное управление государством и обществом; военно-хозяйственное управление страной. Еще на стадии формирования стиля работы ГКО его деятельности были присущи недостатки, объяснявшиеся отсутствием опыта, нервозностью ситуации, связанной с неудачами на фронте, а также обусловленные неслаженностью взаимодействия как членов ГКО, так и сотрудников подчинявшихся им структур.

Генерал-полковник Н. Н. Воронов вспоминал, что в начальный период работы Государственного Комитета Обороны его сотрудники: «… частенько отвлекались на мелочи, излишне много времени уделяли снайперским и автоматическим винтовкам, без конца обсуждали, какую оставить винтовку на вооружении пехоты — пехотного или кавалерийского образца? Нужен ли штык? Трехгранный или ножевого типа?

Не отказаться ли от винтовки и не принять ли вместо нее карабин старого образца? Много занимались ружейными гранатами, минометом-лопатой. По этим видам вооружения запрашивалось мнение командования фронтов и армий. Ответы приходили самые разнообразные и противоречивые» 79 . Как уже отмечалось, центральным звеном всей системы государственной власти и управления СССР являлся Государственный Комитет Обороны, в чрезвычайных условиях взявший на себя ответственность за мобилизацию всех сил страны на отпор врагу. Но это вовсе не означает, что он руководил абсолютно всеми структурами и ведомствами государственного организма. Анализ деятельности ГКО показывает, что этот чрезвычайный орган власти прежде всего и напрямую управлял теми структурами, от которых зависели ход и исход войны.

Кроме того, он осуществлял руководство через ЦК ВКП(б), СНК СССР, Госплан СССР, наркоматы, центральные административные и хозяйственные органы, местные партийные и советские организации. Созданный как мозговой центр и механизм перестройки страны на военный лад, ГКО до конца войны осуществлял возложенные на него функции по следующим направлениям: — обеспечение единства фронта и тыла с привлечением всех партийных и государственных органов, а также общественных организаций в центре и на местах; — консолидация морально-политических, нравственно-патриотических качеств народа, воинов армии и флота, воспитание стойкости и мужества для преодоления тяжестей войны (с привлечением всех партийных, государственных и общественных организаций); — координация деятельности органов, осуществлявших планирование стратегических операций, кампаний и войны в целом; — военно-стратегическое руководство действующей армией и флотом (через Ставку ВГК и Генеральный штаб Красной армии, Главный морской штаб, главные и центральные управления НКО); — создание и совершенствование системы управления родами войск НКО, НК ВМФ и НКВД; — утверждение численности вооруженных сил, пропорций между родами войск и норм продовольственных пайков; — совершенствование структуры органов руководства стратегической разведкой и контрразведкой; — руководство военно-мобилизационной работой и формированием для Красной армии боевых и стратегических резервов; — управление военной экономикой страны, прежде всего оборонными и базовыми отраслями промышленности; — проведение кадровой политики в армии и народном хозяйстве; — реорганизация и управление государственным аппаратом, в том числе наркоматами Военно-морского флота, внутренних дел, государственной безопасности; — распределение людских и материальных ресурсов между отраслями народного хозяйства и регионами страны; — руководство и координация усилий по восстановлению экономики страны на освобожденных от врага территориях; — подготовка кадров для вооруженных сил, в первую очередь для действующей армии, и оборонной промышленности. Главным направлением деятельности ГКО была работа по переводу Советского государства с мирного на военное время. При этом речь идет не только о перестройке экономики, а о сложном, всеобъемлющем процессе, включавшем как материальную, так и духовную сферы жизни советского общества. Государственным Комитетом Обороны 4 июля 1941 г. было принято постановление «О военно-хозяйственном плане обеспечения обороны страны» 80 , которое стало важным сигналом для всех предприятий и учреждений СССР о переводе страны на невиданный прежде стратегический путь развития, который способствовал бы максимально эффективной отдаче фронту. Перестройка сознания, психологии людей, сосредоточение их внимания на новых социальных акцентах, необходимости действовать в экстремальных условиях физической, психической, нравственной нагрузки на фоне резкого снижения общих жизненных условий — это глобальное направление работы ГКО, отличавшееся многогранностью и разнообразием осуществлявшихся мер. Воспитанные на идеях интернационализма советские люди в своем большинстве верили в интернациональное единство всех трудящихся независимо от государственной принадлежности. Эти взгляды были свойственны и членам ГКО. Потребовалось время, чтобы скорректировать отношение советских граждан к сложившемуся стереотипу.

Первые недели войны не смогли пошатнуть убежденности граждан СССР, что вчерашние рабочие и крестьяне, облаченные в форму вермахта, не хотят воевать против Красной армии и не верят нацистским идеям. По мнению членов ГКО, в тот момент было важно организовывать политическую работу среди германских военнослужащих, оказавшихся в советском плену, чтобы как можно скорее их «распропагандировать». Уже 6 июля 1941 г. ГКО принял решение о назначении Д. З. Мануильского уполномоченным ГКО по вопросам политической работы среди военнопленных 81 . Этот шаг казался очень важным тогда еще и потому, что на уровне подсознания он убеждал советских людей: на фронте не все так плохо — есть военнопленные, которых предстоит сделать своими идейными сторонниками. Таким же «многоплановым» было и постановление ГКО от 14 июля 1941 г. «Об освобождении из заключения французов, желающих сражаться с немцами, и отправке их через английское посольство в Москве к де Голлю, а членов компартии и комсомола Франции — в распоряжение ИККИ» 82 . Это постановление имело не столько практическое, сколько идеологическое значение. Советский Союз тем самым демонстрировал свое стремление к поиску компромиссов в деле объединения всех антифашистских сил.

Несколько иной была деятельность ГКО по отношению к польским гражданам, находившимся на территории СССР. На фоне их расселения осуществлялась активная деятельность по созданию Польской армии на территории Советского Союза, причем начало ее создания было положено постановлением ГКО от 3 ноября 1941 г. «О Польской армии на территории СССР» . В тот же день было принято постановление «О расселении польских граждан» 84 , которое, вероятно, послужило для части «расселенцев» мотивом для вступления в ряды польских формирований Красной армии. Вопрос о переселении польских граждан неоднократно стоял на повестке дня заседания ГКО и становился основанием для выпусков соответствующих постановлений 85 . 25 декабря 1941 г. ГКО вновь принял постановление, название которого в точности соответствовало постановлению от 3 ноября 1941 г., — «О Польской армии на территории СССР» . Польский вопрос, тесно переплетавшийся с украинским, неоднократно рассматривался на заседаниях ГКО. В результате 17 ноября 1941 г. было принято постановление «О радиовещании на украинском и польском языках» . 20 января 1942 г. ГКО принял постановление «О польской армейской газете «Ожел Бялы» . Через несколько месяцев после начала войны наметились более конструктивные подходы к взаимоотношениям властей с польскими гражданами, проживавшими на территории СССР. В частности, 24 января 1942 г. ГКО издал постановление «Об урегулировании вопросов, связанных с местожительством и трудоустройст вом польских граждан» . С осени 1941 г. проводилась существенная работа с представителями военной миссии Чехословакии. В результате 27 сентября 1941 г. было подписано советско-чехословацкое военное соглашение 90 . 3 января 1942 г. ГКО принял постановление «О Чехословацкой бригаде на территории Союза ССР» .

Крайне неудачное начало войны потребовало определения особых, незапланированных ранее направлений в работе партийно-властных структур, возникших в результате неожиданно тяжелого поражения Красной армии и отступления ее в глубь страны летом и осенью 1941–1942 гг. К ним следует отнести: эвакуацию и перебазирование на восток производительных сил, квалифицированной рабочей силы и части населения; организацию партизанского движения на временно оккупированных врагом территориях; создание и боевое использование дивизий народного ополчения и других добровольческих формирований; развертывание всенародной помощи фронту; организацию всесоюзного соревнования по отраслям промышленности и в сельском хозяйстве.

В рамках этих направлений ГКО решал огромное количество различных вопросов, касавшихся обороны страны. С 1 июля 1941 по 19 ноября 1942 г. было принято 2527 постановлений Государственного Комитета Обороны 93 , то есть примерно по пять решений в день. За период войны почти треть (28%) из всего количества постановлений ГКО была посвящена перестройке военной экономики, увеличению производства военной техники, вооружения и боеприпасов. Около 20% постановлений касалось военно-мобилизационной работы и формирования новых частей и соединений для действующей армии; 18% были посвящены проблемам стратегического руководства действующей армией и флотом, а также военно-кадровым вопросам; 12% — управляемости государства, ужесточения внутренней политики, укрепления дисциплины и правопорядка в стране; 10% — эвакуации и перебазированию на восток; 7% — всенародной помощи фронту; 5% — разным вопросам, в том числе железнодорожного транспорта, ПВО Москвы и Ленинграда, Можайской линии обороны, переселения немцев, трудовой мобилизации в промышленность, отпуска продовольственных пайков для армии. Перед вооруженными силами ставились не только безотлагательные, но и перспективные задачи. В решении военных проблем рабочими органами ГКО, непосредственными организаторами и исполнителями его решений являлись наркоматы обороны, Военно-морского флота, внутренних дел и государственной безопасности. Стратегическое руководство вооруженной борьбой ГКО осуществлял через Ставку ВГК и ее рабочий орган — Генеральный штаб. В 1941–1942 гг. приоритетными вопросами на заседаниях ГКО были: планирование

производства военной техники, вооружения и боеприпасов для фронта и постоянное наращивание их выпуска; формирование и укомплектование новых дивизий и бригад, прежде всего стрелковых, танковых и авиационных; организация работы транспортной системы, контроль над графиком движения грузов; эвакуация промышленных предприятий, стратегических запасов продовольствия и сырья на восток; распределение ресурсов — людских, промышленных, сырьевых, продовольственных и других; материально-техническое, продовольственное и иное снабжение Красной армии; вопросы противовоздушной обороны; строительство оборонительных сооружений; оборона Москвы и многое другое. Анализ содержания принятых постановлений и их количество по направлениям деятельности в первые месяцы войны показывает, что наибольшее их число — 533, или 52%, касалось проблем вооруженной борьбы и военной организации государства (организаци-

онно-штатная структура войск, кадровые назначения, деятельность войск и сил НКВД, НКГБ, организация и руководство партизанским движением и прочее). Эти показатели в последующие годы снижались. Одним из важнейших направлений деятельности Государственного Комитета Обороны как чрезвычайного органа власти в начальном периоде войны и в летне-осенней кампании 1941 г. стали военно-мобилизационная работа и формирование боевых резервов. Эти мероприятия относились к элементам стратегического развертывания вооруженных сил, так как кадровая Красная армия представляла собой лишь ядро, и предстояло в кратчайший срок отмобилизовать и развернуть массовую армию. Мобилизация Вооруженных сил СССР (комплекс мероприятий, направленных на их перевод с мирного на военное положение, организацию и штатный состав военного времени) началась в стране, как уже отмечалось, на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б), оформленного как указ Президиума Верховного Совета СССР «О мобилизации военнообязанных…» от 22 июня 1941 г. Военная мобилизация и процесс формирования боевых резервов имели свои особенности: масштабность и высокие темпы мобилизации приписного личного состава; ускоренные темпы и особые условия мобилизации военнообязанных запаса в районах боевых действий и прифронтовых областях; быстрое исчерпание мобилизационных ресурсов и переход к мобилизации ограниченно годных к военной службе мужчин; начиная с весны 1942 г. мобилизация женщин в обеспечивающие части Красной армии (связь, ПВО, военная медицина и прочие); развертывание добровольческого движения в виде дивизий народного ополчения; партийно-комсомольские мобилизации в действующую армию; форсированное создание новых формирований, в первую очередь тех, от которых зависели ход и исход войны, — стрелковых и танковых полков и бригад, дивизионов реактивной артиллерии; первые шаги по созданию национальных войсковых формирований и иностранных воинских частей на территории СССР .

Одним из первостепенных направлений деятельности ГКО, особенно в начальный период войны, стала подготовка стратегических резервов, включавшая в себя сложный комплекс мероприятий, связанных как с накоплением необходимых материальных средств, так и с концентрацией человеческих и производственных ресурсов. В задачи ГКО входили оценка потребностей накапливаемого резерва, создание условий для его накопления и хранения, распределение ресурсов в государственном масштабе и строгий контроль над использованием накопленных ресурсов. В рамках развертывания этой деятельности уже в первые дни войны Государственным Комитетом Обороны был предпринят ряд мер, нацеленных на создание новых частей и соединений, а также производство боевой техники и вооружения, в которых остро нуждались вооруженные силы. Летом 1941 г., в частности, были приняты постановления «О создании при НКО специальной группы по формированию новых стрелковых дивизий», «О выпуске радиоискателей» для зенитной артиллерии, «О производстве звукоулавливателей Прожзвук-4 и Прожзвук-6», «Об укомплектовании сухопутных военных училищ» . 3 августа 1941 г. ГКО принял постановление «О помощи Главному управлению формирования и укомплектования войск Красной армии» .

Заместитель наркома обороны Е. А. Щаденко был назначен заместителем начальника Управления формирования и укомплектования войск Красной армии, но спустя три дня вышло дополнительное постановление, согласно которому он стал начальником Главупроформа . Весьма своевременными были постановления «О запасных частях и маршевых батальонах» и «О плане развертывания запасных частей и формирования маршевых батальонов», принятые 13 августа 1941 г. 98 Проблеме восполнения потерь Красной армии, увеличения численности действующих фронтов и флотов ГКО уделял большое внимание и в 1942 г., а также в последующие годы. ГКО в первой половине апреля 1942 г. принял два важных постановления, нацеленных на увеличение боевых частей на 1 млн военнослужащих. Такое увеличение происходило с одной стороны путем существенного сокращения тыловых, инженерных и саперных частей, рабочих колонн, за счет воинов, которым удалось вырваться из окружения, а также за счет освобожденных из заключения, готовых искупить свою вину перед Родиной кровью. Кроме того, число военнослужащих было увеличено в результате отмены отсрочек, приема в ряды РККА сотрудников милиции и военизированной охраны, спецпереселенцев и их детей, а также мужчин призывного возраста, ограниченно годных к военной службе 99 . В ходе неудач, постигших Красную армию весной и летом 1942 г., ожесточенных сражений в период Сталинградской стратегической оборонительной операции вооруженные силы Советского Союза понесли тяжелые потери.

Кроме того, развернувшееся 19 ноября 1942 г. контрнаступление Красной армии под Сталинградом, переросшее в общее наступление, требовало принятия срочных решений по восполнению потерь, создания новых соединений и частей. 20 декабря 1942 г. ГКО принял постановление «Об обеспечении людскими ресурсами нужд Красной армии» 100 , за несколько дней до этого состоялись постановления «О формировании десяти воздушно-десантных гвардейских дивизий» и «О передаче до 1 января 1943 г. 40 тысяч человек, годных к строевой службе, из рабочих колонн оборонительного строительства для пополнения стрелковых дивизий» 101 , а 2 мая 1943 г. — «О численности Красной армии» 102 . Заблаговременное обеспечение стратегических операций вооруженных сил всем необходимым для их успешного осуществления также входило в сферу деятельности ГКО и являлось крупным участком его работы. Процесс планирования стратегических операций, как известно, находился в компетенции Ставки и Генерального штаба Красной армии, которые брали на себя ответственность за эффективное планирование и проведение этих мероприятий. Что же касается обеспечения стратегических операций людскими резервами, боевой техникой, вооружением и боеприпасами, то за решение этих вопросов отвечал ГКО. Его роль в организации стратегических операций вооруженных сил огромна.

Анализируя имеющиеся возможности, ГКО заблаговременно обеспечивал фронты всем необходимым. Важную значение для осуществления летнего наступления Красной армии в 1943 г. имело постановление ГКО «О пополнении фронтов в апреле месяце 1943 года и доукомплектовании стрелковых дивизий и бригад, выведенных в резерв Ставки Верховного главнокомандования» 103 , принятое 29 марта 1943 г. Подготовка стратегических резервов для фронта и тыла на протяжении всей войны, включая ее заключительный этап, играла колоссальную роль в достижении успехов Красной армии на фронте. ГКО делал все необходимое, чтобы стратегические резервы становились прочным фундаментом будущих побед. Государственному Комитету Обороны принадлежит первенство в разработке стратегии первого периода войны в целом. Уже в начальный период и в ходе летне-осенней кампании 1941 г. руководство страны вынуждено было признать вероятность глубокого продвижения войск противника на территорию страны и необходимость создания инженерных оборонительных сооружений в глубоком тылу, в том числе защищенных объектов системы государственного и военного управления. Первое указание Государственного Комитета Обороны о строительстве оборонительных рубежей по рекам Десна, Сож, восточному берегу рек Ингулец, Днепр, в районе Одессы, на Крымском полуострове и Крымском перешейке Ставка получила в середине июля 1941 г.

А ее директива 15 июля была направлена главкомам направлений, командующим Северным, Северо-Западным, Западным, Юго-Западным и Южным фронтами. Ответственность за обеспечение рабочей силой, транспортом, механизмами, инструментом и материалами возлагалась на СНК и ЦК КП(б) республик, СНК и Областной комитет ВКП(б) Крымской АССР. Предполагалось, что строительство будет закончено не позднее 30 июля. О характере оборонительных рубежей в директиве не указывалось 104 . Обстановка же в полосах действий указанных фронтов (кроме Южного) менялась так стремительно, что многого, предусмотренного планом, выполнить не удалось. Летом 1941 г. противник, используя высокую мобильность своих моторизованных соединений, обгонял зачастую даже отходившие советские войска. Стремительное продвижение мощной группировки противника на центральном, московском направлении заставило ГКО и Ставку ВК сконцентрировать все внимание на создании оборонительных рубежей на дальних подступах к столице. Уже 16 июля 1941 г. ГКО принял постановление «О Можайской линии обороны», согласно которому организация фронта по Можайской линии возлагалась на генерала П. А. Артемьева. В состав этой линии обороны были включены десять дивизий народного ополчения и пять дивизий НКВД. Организацию и артиллерийское оснащение ее предписывалось закончить в пятидневный срок, к 21 июля. Вечером 17 июля П. А. Артемьев докладывал И. В. Сталину о предпринятых им мерах .

На основании указаний ГКО Ставка Верховного командования 18 июля своим приказом конкретизировала задачи. Предписывалось сформировать штаб фронта Можайской линии обороны, командующим фронтом назначался командующий МВО генерал П. А. Артемьев 106 . Из выделенных дивизий были сформированы три армии — 32, 33 и 34-я, усиленные артиллерийскими полками резерва Главного командования и противотанковой обороны, назначены командующие армиями, члены военных советов и начальники штабов, определены рубежи обороны и поставлена задача упорно оборонять занимаемые рубежи. Приказ требовал: «Перед фронтом армий и внутри оборонительных районов создать полосу заграждений с противотанковыми препятствиями. При организации обороны особое внимание уделить строительству различных противотанковых препятствий, минных полей и фугасов, щелей для пехоты и оборудованию артиллерийских позиций, особенно противотанковой артиллерии» .

В постановлении ГКО от 22 августа 1941 г. «О строительстве оборонительных сооружений» предусматривались рекогносцировка и строительство нового масштабного полевого оборонительного рубежа 108 . На следующий день директивы Ставки ВГК с изложением содержания данного постановления и указанием о начале его немедленной реализации на фронте от УраГуба на севере до Перекопского залива на юге были переданы главкомам направлений и командующим действующими фронтами. На картах, прилагаемых к директивам, была помечена линия этого грандиозного по своему замыслу сооружения. Строительство оборонительного рубежа полностью возлагалось на строительные организации НКВД СССР. С учетом того, что главной ударной силой сухопутных войск противника являлись танки, в первую очередь должны были возводиться противотанковые препятствия. Как того требовала директива, на построенные «оборонительные рубежи должны быть составлены карты с системой обороны полкового участка, чтобы при занятии обороны войсками командиру полка и выше вручить карты системы обороны занимаемого ими рубежа».

Завершить его строительство планировалось к 5 сентября 1941 г. 109 Однако прогноз возможного продвижения противника в глубь территории страны и на сей раз оказался слишком оптимистичным. В связи с резким изменением обстановки на советско-германском фронте летом 1941 г. рубежи обороны, предусмотренные постановлением ГКО от 22 августа, были перенесены. Директива Ставки ВГК от 18 сентября 1941 г. предписывала командующим фронтами и отдельными армиями, а также начальнику Главного управления оборонительных работ перенести строительство рубежей обороны на новую линию в соответствии с «указаниями и схемами Генштаба КА… Срок окончания работ — 25 октября 1941 г.». Директива требовала: «На указанных рубежах построить развитую систему дивизионных полос и батальонных районов с противотанковыми и противопехотными препятствиями» .

На основании постановлений ГКО Ставка ВГК адресовала подобного рода директивы и командующим военными округами, территории которых примыкали к полосам действующих фронтов (Архангельского, Московского, Орловского, Харьковского, Приволжского, Северо-Кавказского), и командующим резервными армиями (10, 26, 28, 39, 56, 57, 58, 59, 60 и 61-й). На военные советы округов и командующих армиями возлагались «оперативнотактическое руководство строительством, производство и своевременное обеспечение рекогносцировками строительства и прием законченных работ», мобилизация необходимого количества местного населения, всех видов транспорта, а также привлечение строительных материалов и механизмов.

В связи с тем что противник к 10 октября 1941 г. вышел к Можайской линии обороны, непосредственно прикрывавшей столицу, а план возведения оборонительных сооружений в этом районе выполнить так и не успели — в четырех укрепрайонах Можайской линии обороны было сооружено 296 дотов из намеченных планом 760, план по созданию противотанковых рвов выполнен наполовину 112 — Государственный Комитет Обороны и Ставка ВГК уделяли особо пристальное внимание строительству оборонительных рубежей на главном, московском направлении. 12 октября 1941 г. ГКО, учитывая сложную обстановку, принял решение о строительстве третьей линии обороны Москвы .

Руководству Моссовета и Мособлисполкома предписывалось мобилизовать 450 тыс. жителей столицы и Подмосковья для форсированного строительства линии обороны. Организацией его руководил непосредственно командующий войсками Московского военного округа. Своими приказами генерал П. А. Артемьев определял начертание рубежей, разбивку их на секторы, назначал ответственных исполнителей, устанавливал организацию связи, питания, снабжения и прочее 114 . На магистралях, ведущих к Москве, в течение двух-трех суток были заминированы шоссейные дороги и мосты, строились противотанковые рвы и препятствия, огневые точки и баррикады.

Вдоль Окружной железной дороги, по Садовому и Бульварному кольцам возводились оборонительные сооружения. Жители столицы превращали ее в крепость. Силами населения было сооружено 676 км противотанковых рвов, 16,5 тыс. окопов для стрелковых отделений, свыше 27,6 тыс. огневых точек, установлено 32 260 км противотанковых ежей, устроено около 38,5 тыс. га лесных завалов. В строительстве оборонительных укреплений участвовали почти 600 тыс. жителей Москвы и Подмосковья, женщины среди них составляли 70–75% 115 . Практика упреждающего строительства оборонительных рубежей в глубоком тылу использовалась также в 1942 и 1943 гг. Но если в 1941 г. рубежи обороны создавались в тылу всего советско-германского фронта и на московском направлении, то в 1942 г. — только на тех направлениях, где активно действовали группировки вермахта, то есть сталинградском и северокавказском. В 1943 г. государственный рубеж обороны создавался в тылу Курского выступа. После того как противник прорвался на Северный Кавказ и возникла угроза выхода его войск к основным нефтеносным районам СССР и побережью Черного моря, ГКО 16 сентября 1942 г. принял постановление «О строительстве Махачкалинского, Дербентского и Бакинского оборонительных рубежей».

Для их форсированного строительства ежедневно привлекались 10 тыс. махачкалинцев, 5400 дербентцев и 8 тыс. бакинцев. Кроме основных создавались еще и промежуточные оборонительные рубежи 117 . Одним из направлений деятельности Государственного Комитета обороны являлось создание благоприятных условий для развития партизанского и подпольного движения на территориях, занятых противником. Первым документом ГКО, касавшимся формирования партизанских подразделений, было постановление «О создании Латвийской стрелковой дивизии, формировании партизанских отрядов и групп» 118 , принятое 3 августа 1941 г. Следующее постановление ГКО, касавшееся вопросов партизанского движения, состоялось 28 сентября 1942 г. 119 , а 11 октября было принято постановление «О партизанском движении на Украине» 120 . 26 апреля 1943 г. последовало новое постановление, в котором шла речь об обеспечении мероприятий по развитию партизанского движения на Украине .

Для более эффективного использования ширившегося на оккупированных территориях партизанского движения ГКО предпринимал меры по созданию более надежной и устойчивой связи партизанских отрядов, частей и соединений с приближавшимися регулярными частями Красной армии. Для активизации этого процесса Государственным Комитетом Обороны было принято постановление «О производстве новой специальной приемо-передающей радиоаппаратуры для партизанских и агентурно-разведывательных связей» . Государственный Комитет Обороны постоянно проводил мероприятия по подготовке кадров для вооруженных сил и тыла, в первую очередь для оборонной промышленности.

Если в первые месяцы войны для восполнения потерь в вооруженных силах по инерции использовались в значительной мере кадры, подготовленные еще в довоенное время, то в начале 1942 г. ситуация стала качественно меняться. 25 января ГКО принял постановление «О 660 командирах и вольнонаемных работниках НКВМФ для работы в Москве» , что позволило качественно улучшить деятельность военно-морского ведомства по организации борьбы с неприятелем на море. ГКО последовательно осуществлял меры по подготовке кадров для военно-воздушных сил. В рамках осуществления этой задачи было принято постановление «О делении летно-технического состава ВВС Красной армии по категориям» 124 . Тогда же, в феврале 1942 г., состоялось постановление «Об улучшении штурманской подготовки летного состава ВВС Красной армии» 125 . 13 марта ГКО рассмотрел вопрос «О конструкторском бюро т. Микояна А. И.» 126 , что не только способствовало развитию авиационной техники, но и существенно повлияло на подготовку кадров, участвовавших в конструировании самолетов.Совершенствование и появление новой авиационной техники, ее численный рост, усложнение и увеличение количества задач, решаемых советской авиацией по удержанию стратегического превосходства над противником, потребовали квалифицированных летных кадров. С целью увеличения подготовки военных летчиков ГКО разработал меры, сформулированные в постановлении «О подготовке пилотов в школах ВВС Красной армии и ВМФ в 1943 году» 127 . А 18 мая 1943 г. ГКО принял решение об увеличении на восемь тонн авиабензина, отводимого на подготовку авиационных кадров 128 . Перевод страны на военные рельсы кроме усовершенствования старых заводов и фабрик военного назначения, перепрофилирования сугубо гражданских предприятий на военный лад требовал и строительства совершенно новых предприятий оборонной промышленности. В таком тройственном подходе к развитию военной промышленности и лежал залог успеха в обеспечении фронта всем необходимым. Решая эту проблему, ГКО, в частности, принял ряд документов, касавшихся новых оружейно-пулеметных заводов в Чкаловской области, Куйбышеве и Златоусте .

В результате эвакуации специалистов и техники в глубокий тыл изменился и статус крупнейших военно-промышленных центров. Города превратились в мощные промышленные центры, выпускавшие боевую технику, оружие и боеприпасы для фронта. 10 января 1942 г. Свердловск и Челябинск постановлением ГКО получили статус режимных городов первой категории . В этом были положительные и отрицательные стороны: став режимными, города могли принимать приезжих из других регионов в ограниченном и строго регламентированном порядке, однако снабжение этих городов по военным меркам заметно улучшилось, что положительно сказалось на жизни горожан в целом. 21 февраля того же года к числу режимных городов первой категории были отнесены Молотов, Горький, Сталинград, Саратов и Махачкала . В начале 1942 г. остро встал вопрос о налаживании выпуска средств производства. ГКО 11 января издал постановление «О станках для заводов, производящих снаряды» . Перестройка деятельности государства на военный лад подразумевала укрепление связей науки с производством — скорейшее внедрение научных достижений в создание боевой техники, оружия и боеприпасов.

Кроме того, колоссальное значение имело создание принципиально новой боевой техники. Осознавая это, ГКО 15 июля 1942 г. принял постановление «Об организации Государственного института реактивной техники» 133 . Для более успешного развития института распоряжением ГКО ему был передан завод № 55 Народного комиссариата артиллерийской промышленности 134 , что объективно способствовало более эффективному развитию научного учреждения. В числе новой боевой техники была и радиолокационная аппаратура, применявшаяся в зенитной артиллерии и на кораблях ВМФ. Важным шагом в деле ее развития стало распоряжение ГКО от 3 мая 1943 г. «Об изготовлении радиолокационной аппаратуры для Военно-морского флота СССР» 135 . 17 июля 1943 г. было принято постановление «О помещениях Всесоюзного научно-исследовательского института радиолокации, конструкторского бюро, Главного управления радиолокационной промышленности и для Совета по радиолокации при ГКО» 136 , а 8 сентября в свет вышло постановление «О капитальном ремонте здания Всесоюзного научно-исследовательского института радиолокации» 137 . Все это обеспечило формирование условий для развития этой новой отрасли науки, непосредственно связанной с производством новейшего радиолокационного оборудования. Чтобы активизировать процесс разработки радиолокационных станций, 7 ноября 1943 г. ГКО принял постановление «О производстве специальных электродвигателей для радиолокационных установок» 138 , 22 ноября — «Об изготовлении для радиолокационной и радиопромышленности конденсаторов из металлизированной бумаги и тонких слоев металлов и диэлектриков» 139 , а 30 ноября — «О производстве непроволочных сопротивлений и постоянных конденсаторов для радиолокационной и радиоприборной промышленности» 140 . В январе 1944 г. ГКО издал постановление «О производстве радиолокационных установок для артиллерии главного калибра и радиолокационных станций обнаружения для кораблей Военно-морского флота (линкоров, крейсеров, эсминцев) на заводе № 703 НКСП» 141 . 15 апреля 1944 г. состоялось постановление «О плане производства радиолокационных станций и о материально-техническом обеспечении предприятий Наркомэлектропрома, Наркомавиапрома и Наркомсудпрома, изготовляющих эти станции во II квартале 1944 г.» 142 , выполнение которого обеспечило Красную армию и флот самым современным радиолокационным оборудованием того времени, не уступавшим по своим тактико-техническим характеристикам подобной аппаратуре противника.

Закрепляя успех в этой сфере, ГКО 6 августа 1944 г. издал постановление «Об обеспечении строительства радиолокационных заводов № 465, 498, 678, 747 и НИИ-160 Наркомэлектропрома» 143 , что позволило запустить новые виды радиолокаторов в серийное производство и создать экспериментальную базу для их совершенствования. 28 октября 1944 г. вышло два постановления ГКО, связанных с распределением радиолокационных изделий в последнем квартале года и с серийным и опытным производством РЛС 144 . В числе важнейших военно-научных проблем значилось улучшение тактико-технических характеристик советских танков, самолетов и другой военной техники. В рамках решения этой крупной проблемы 18 февраля 1943 г. ГКО принял постановление «О создании в системе ВВС Красной армии научно-исследовательского института специальных служб и научноиспытательного института авиационного вооружения» 145 , а 15 ноября 1944 г. — «О мерах по разработке проблемы «Сварка брони больших толщин» в АН СССР» 146 . Не менее значимым направлением в деятельности ГКО явились перестройка органов партийно-государственного руководства и управления на всех уровнях (от ГКО, ЦК ВКП(б), СНК СССР, наркоматов до городских комитетов обороны), приведение их в соответствие с требованиями оперативно-стратегической ситуации на советско-германском фронте и военно-политической обстановки в мире. Эта функция лучше всего прослеживается на структурном развитии Государственного Комитета Обороны (создание комиссий, комитетов, советов, института уполномоченных ГКО, образование Оперативного бюро), трансформации Ставки ВГК и ее рабочего органа — Генерального штаба с их представителями в войсках действующей армии, на изменениях в СНК СССР и наркоматах и прочем.

Как известно, в деятельности государственного механизма мелочей не бывает, поэтому на любые сигналы о нарушении ритма работы ГКО реагировал довольно оперативно. Например, потеря в летне-осенней кампании 1941 г. важных сельскохозяйственных районов страны с огромными запасами зерна, мяса, фуража и других видов продукции создала напряженное положение со снабжением вооруженных сил продовольствием. Это потребовало принятия мер по централизованному управлению продовольственным снабжением и повышению роли продовольственной службы.

В середине января 1942 г. ГКО принял постановление об изъятии Управления продовольственного снабжения из состава Главного интендантского управления, реорганизации его в Главное управление продовольственного снабжения и подчинении непосредственно начальнику тыла Красной армии 147 . Механизм подготовки и принятия постановлений и распоряжений ГКО выработался довольно быстро. Если решение простых вопросов не занимало много времени, то работа над сложными проблемами требовала предварительного изучения всей имевшейся информации, а на это порой уходило несколько дней. В зависимости от решаемого вопроса председатель ГКО получал от наркомов, СНК СССР, главных управлений НКО, Генерального штаба, командующих фронтами, комитетов (комиссий, советов) ГКО необходимые письменные и устные доклады и предложения, и после изучения и обсуждения в узком кругу возможных вариантов принимался оптимальный из них. Вначале постановление оформлял А. Н. Поскрёбышев, с конца 1942 г. — Оперативное бюро, и затем оно доводилось до исполнителей. Его реализацию в войсках дополнительно обеспечивали директивы Ставки ВГК, Генерального штаба, приказы НКО, НК ВМФ, НКВД, НКГБ. Контроль над выполнением в сфере народного хозяйства осуществляли уполномоченные ГКО и парторги ЦК ВКП(б), а в войсках — представители Ставки ВГК. Наиболее характерной чертой являлось отсутствие регламента в работе ГКО. По оценке Д. Ф. Устинова, наркома вооружения, который досконально знал всю процедуру принятия решений государственной важности, заседания ГКО, Ставки и Политбюро происходили в кабинете И. В. Сталина «без официальной процедуры окончания работы одного органа и начала работы другого» 148 . Приняв решение по конкретному вопросу, И. В. Сталин обычно лично указывал, документом какого органа его надлежит оформить. В годы войны не существовало документа, который разграничивал бы полномочия высших органов стратегического руководства страной, вооруженными силами и войной в целом, поэтому председатель ГКО довольно часто предписывал постановление или его отдельные пункты председателю СНК СССР и наркому обороны. Довольно емкую и краткую характеристику стиля повседневной деятельности Государственного Комитета Обороны дал начальник тыла Красной армии генерал А. В. Хрулёв.

В своих воспоминаниях он отмечал: «В кабинет председателя ГКО всегда свободно входили члены ГКО, которые докладывали подготовленные проекты постановлений — каждый по своему кругу деятельности. Сюда беспрерывно являлись военные руководители, наркомы и другие ответственные лица не только по вызову, но и по своей инициативе, если у них возникал крупный и неотложный вопрос. Заседаний ГКО в обычном понимании, то есть с определенной повесткой дня, секретарями и протоколами, не было» 149 . Одной из особенностей стиля работы ГКО являлось принятие решений государственной важности лично председателем. Обычно это происходило в тех случаях, когда рассматриваемые вопросы относились к компетенции председателя СНК СССР. Так, в документах ГКО за апрель 1945 г. имеется докладная записка под заголовком «Перечень вопросов, внесенных на утверждение тов. Сталина И. В. (от т. Берии): 1. План производства боеприпасов на II квартал 1945 г. 2. План производства и ремонта танков на II квартал 1945 г. 3. План производства артиллерийского, минометного и стрелкового вооружения на II квартал 1945 г. 4. План добычи нефти на II квартал 1945 г.». Через весь лист наискось стоит резолюция: «За — И. Сталин», а напротив каждого пункта карандашом вписаны номера постановлений ГКО и дата. Например, «№ 8107 от 13.IV» или «Чадаеву для печатания» .

О масштабах деятельности ГКО и ее напряженности можно судить и по количественным показателям. За 1626 дней своей работы (с 30 июня 1941 по 4 сентября 1945 г.) ГКО принято 9971 постановление и распоряжение. Практически они охватывают все стороны деятельности государства в ходе войны. Содержание документов, как правило, зависело от складывавшейся военно-политической обстановки на советско-германском фронте, в стране и мире, военно-политических и стратегических целей операций, кампаний и войны в целом, а также от состояния собственной экономики. Таким образом, в разные периоды войны ГКО выбирал приоритетные направления развития государства, позволявшие наиболее эффективно обеспечивать действующую армию всем необходимым, перестраивать и совершенствовать экономику, тыл страны. При этом все эти направления непрерывно развивались, дополняя друг друга.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 11. Политика и стратегия Победы: стратегическое руководство страной и Вооруженными силами СССР в годы войны. — М.: Кучково поле, 2015. — 864 с., 24 л. ил., ил.



Другие новости и статьи

« Военные реформы Д.А. Милютина

Русские радикальные либералы о целях России в I Мировой войне »

Запись создана: Вторник, 25 Сентябрь 2018 в 4:32 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы