2 Март 2020

Руководство оборонной промышленностью страны в годы войны

oboznik.ru - Руководство оборонной промышленностью страны в годы войны

#оборона#промышленность#история

Одним из основных условий устойчивой и эффективной работы системы государственного управления в конкретных исторических условиях является соответствие взаимосвязанных элементов ее подсистем своему предназначению. С началом войны важнейшая функция Советского государства — оборонительная — приобрела первостепенное значение. Выполнение ее в значительной степени зависело от жизненности созданной в предвоенные годы системы политического руководства и государственного управления СССР, в том числе во многом от эффективности работы ее подсистем, особенно таких, как управление оборонной промышленностью — сектором общественного производства, предназначенным для обеспечения государства средствами вооруженной борьбы. Ядром оборонной промышленности, ее центральными органами управления в начале войны являлись четыре общесоюзных наркомата: Наркомат авиационной промышленности (НКАП), Наркомат боеприпасов (НКБ), Наркомат вооружения (НКВ) и Наркомат судостроительной промышленности (НКСП). Идеологическим обеспечением их работы и руководством к действию стала директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г.

Когда решался вопрос «о жизни и смерти Советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение», все зависело от «умения быстро организоваться и действовать, не теряя ни минуты времени, не упуская ни одной возможности для борьбы с врагом». Необходимо было «сплотить весь народ вокруг коммунистической партии, вокруг советского правительства для самоотверженной поддержки Красной армии, для победы, подчинить всю деятельность интересам фронта, форсировать военное производство, обеспечить усиленную работу всех предприятий» 151.

К тому времени руководство центральных органов управления оборонной промышленностью в рамках своей компетенции уже приняло первоочередные меры к достижению стратегической цели государственного управления в чрезвычайных условиях.

Еще утром 22 июня первый заместитель председателя Правительства СССР Н. А. Вознесенский провел совещание наркомов. Им было поручено в течение суток разработать программы максимального увеличения производства вооружения и военной техники в соответствии с ранее утвержденными мобилизационными планами наркоматов, а также принять меры по строжайшей экономии остродефицитных материалов и замене импортных изделий и материалов отечественными. Первоочередной задачей руководства оборонной промышленности являлась мобилизация всех мощностей в целях форсирования военного производства. На следующий день наркомы доложили свои планы выполнения правительственного задания. Так, руководство Наркомата авиационной промышленности неотложными задачами считало: срочную эвакуацию подведомственных заводов из Белоруссии и Прибалтики; немедленное дублирование всех уникальных авиапредприятий; выделение оборудования,

материалов и кадров для создания филиалов ведущих заводов, определение мест их дислокации; ускорение пуска в эксплуатацию заводов, уже строившихся за Волгой; сокращение цикла производства авиационной техники; максимальное уменьшение объема опытно-конструкторских и фундаментальных научно-исследовательских работ; сосредоточение основных усилий на совершенствовании серийных машин и увеличении их выпуска; проведение испытаний по замене остродефицитных материалов обычными 152 . Программы других наркоматов также основывались на последних установках высших органов стратегического руководства оборонной промышленности — Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР. Обеспечение резкого увеличения выпуска вооружения и военной техники осложнялось тем, что одновременно советскому военно-политическому руководству пришлось решать не менее трудную задачу эвакуации большинства предприятий на восток в связи с угрозой захвата или разрушения промышленных объектов противником.

Для разрешения этой и других проблем, вызванных условиями военного времени, потребовалась перестройка системы государственного управления СССР, в том числе управления оборонно-промышленным комплексом. В связи с резко возросшим объемом неотложных вопросов, требующих ежедневного рассмотрения и оперативного решения советским правительством, 23 июня 1941 г. была создана Комиссия Бюро СНК СССР по текущим делам в составе первого заместителя председателя СНК СССР, кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Н. А. Вознесенского, заместителей председателя СНК СССР члена ЦК ВКП(б) Н. А. Булганина и члена Политбюро ЦК ВКП(б) А. И. Микояна 153 . Вместе с тем, по свидетельству заместителя председателя Совнаркома М. Г. Первухина, функции и права правительства СССР расширены не были. Его глава И. В. Сталин председательствовал преимущественно на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО. Больших официальных заседаний СНК с широкой повесткой дня не проводилось. Им принимались постановления и отдавались распоряжения в основном частного характера, которые предварительно обсуждались на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО .

В сферу компетенции Совнаркома СССР входили главным образом «гражданские» отрасли народного хозяйства. Кроме того, его постановлениями утверждались планы по производству (валовая и товарная продукция в отпускных ценах) и рабочей силе наркоматов оборонной промышленности. Важнейшим направлением деятельности Государственного Комитета Обороны являлась мобилизация оборонно-промышленного потенциала страны на реализацию всех его возможностей по бесперебойному качественному и количественному удовлетворению потребностей вооруженных сил в современных средствах вооруженной борьбы. Для выполнения данной функции ГКО осуществлял высшее руководство и контроль над работой центральных органов управления оборонной промышленностью и подведомственных им крупных заводов, а также наркоматов и предприятий ее базовых отраслей. Первый мандат уполномоченного ГКО 2 июля 1941 г., как уже отмечалось, получил заместитель председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б), член ЦК ВКП(б) М. Ф. Шкирятов, направленный на Тульский оружейный и патронный заводы .

На следующий день Н. А. Вознесенский был назначен уполномоченным ГКО по вопросам вооружения и боеприпасов . Тогда же в связи с назначением уполномоченных ГКО по соответствующим вопросам были ликвидированы созданные накануне войны Комитет по снабжению армии и Комитет по вооружению и боеприпасам при Бюро СНК СССР . Нужды фронта были очень разнообразны. ГКО с первых дней своей деятельности стремился работать на опережение. Так, понимая, что ведение крупномасштабных и длительных боевых действий потребует огромного количества топографических карт для самых разнообразных нужд (от Генерального штаба до командиров подразделений), 8 июля 1941 г. было принято постановление «О создании в гг. Свердловске и Саратове военно-картографических фабрик». Под нужды армии корректировалась и деятельность пищевой промышленности. В частности, в районах Поволжья и Урала в соответствии с постановлением ГКО от 9 июля 1941 г. должно было начаться производство пищевых концентратов. Кроме того, вступило в силу распоряжение о создании дополнительной базы по выработке сухарей на предприятиях Наркомпищеторга СССР .

Для восполнения убыли рабочей силы в условиях широкомасштабной войны необходимы были мобилизация незанятого трудоспособного населения и его централизованное рациональное распределение в интересах обороны страны. 30 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило проект постановления правительства «О создании при Бюро СНК СССР Комитета по распределению рабочей силы» в составе начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР П. Г. Москатова (председатель), комдива В. В. Чернышёва (заместитель наркома внутренних дел СССР) и М. А. Ямпольского (Госплан). Председателю этого комитета предоставлялось право давать обязательные для всех наркоматов и ведомств распоряжения по распределению рабочей силы в пользу оборонных нужд 160 . Так, постановлением ГКО от 31 июля 1941 г. для организации производства реактивных пусковых установок М-13 П. Г. Москатов обязывался направить в пятидневный срок на Московский машиностроительный завод «Компрессор» и Воронежский вагоностроительный завод имени Коминтерна НКОМ квалифицированных рабочих с заводов местной промышленности и промкооперации .

В июле Н. А. Вознесенский поручил заместителю заведующего Секретариатом СНК СССР бригинженеру А. С. Александрову подобрать из состава работников Совнаркома и наркоматов группу военных специалистов, хорошо знавших теорию и практику производства и боевого применения вооружения и военной техники (ВВТ). Через несколько дней группа была сформирована. На инструктивном совещании Н. А. Вознесенский определил ее задачи и подчеркнул, что проверкой плана по выпуску вооружения и боеприпасов необходимо заниматься ежедневно, а в случае возникающих неувязок немедленно принимать меры к их устранению.

Следовало всячески поддерживать инициативу рабочих и инженеров по повышению производительности труда и качества продукции. Группа подчинялась только первому заместителю СНК, который пообещал, что взыскивать будет строго, по законам военного времени. Каждый завод должен был иметь четкий календарный график выпуска военной продукции, который подлежал ежедневному контролю со стороны сотрудников группы. Н. А. Вознесенский посоветовал почаще бывать на заводах, чтобы лучше знать особенности производства, не администрировать, используя свой пост, а оказывать реальную квалифицированную помощь в выполнении плана. Ответственность за ежедневный учет выпуска оружия и боеприпасов была возложена на заместителя заведующего Секретариатом СНК СССР А. Ф. Шалина . Однако меры по увеличению танкового производства, принятые летом 1941 г., не соответствовали требованиям войны и планам военно-политического руководства СССР. К осени стало очевидным, что управление танкостроением требует реорганизации. Было решено объединить производство танков, рассредоточенное на предприятиях Наркомсредмаша, Наркомсудпрома, Наркомтяжмаша и других наркоматов, под началом единого вновь образованного центрального органа управления.

Проект указа Президиума Верховного Совета СССР об образовании общесоюзного Наркомата танковой промышленности (НКТП) с включением в его состав танковых, дизельных и броневых заводов, а также 3-го Главного управления (броневого) Наркомсудпрома был утвержден Политбюро ЦК ВКП(б) 11 сентября 1941 г. 163 Производственное ядро Наркомата танковой промышленности составили 11 предприятий Наркомсредмаша, в его состав вошли также пять заводов Наркомсудпрома и четыре завода других наркоматов. Кроме того, Наркомату танковой промышленности были переданы вуз, пять техникумов и НИИ-48. 13 октября 1941 г. противник захватил Калугу и завязал бои за Калинин. Ввиду неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии 15 октября ГКО принял решение об эвакуации столицы СССР Москвы, а также создал Комиссию текущих дел в Куйбышеве в составе заместителей председателя Совнаркома В. М. Молотова (председатель), А. И. Микояна, Н. А. Вознесенского, М. Г. Первухина и В. А. Малышева. Спустя десять дней, 25 октября, постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР заместителю председателя Совнаркома Н. А. Вознесенскому было поручено представлять в Куйбышеве советское правительство, руководить работой эвакуированных на восток наркоматов, прежде всего авиационной, танковой промышленности, вооружения, боеприпасов, черной металлургии, добиться в кратчайший срок пуска в эксплуатацию перемещенных на Волгу, Урал и в Сибирь заводов, а также работы указанных наркоматов в ближайшие недели полным темпом .

В связи с сокращением количества подведомственных предприятий и общим уменьшением объема работы некоторых центральных органов управления Политбюро ЦК ВКП(б) 12 ноября 1941 г. признало необходимым объединение ряда союзных и российских наркоматов, слияние или ликвидацию их отдельных главков, а также сокращение штатов. Для рассмотрения этих вопросов была назначена комиссия в составе В. М. Молотова (председатель), А. И. Микояна, Н. А. Вознесенского, Л. П. Берии, А. А. Андреева, А. Н. Косыгина, Л. З. Мехлиса и А. Г. Зверева . В ее работе должны были принять участие представители заинтересованных наркоматов .

В целях скорейшего восполнения потерь бронетанковых войск и усиления ударной мощи Красной армии постановлением ГКО от 14 ноября 1941 г. 168 Наркомат станкостроения был слит на время войны (восстановлен постановлением ГКО от 21 февраля 1942 г.) 169 с Народным комиссариатом танковой промышленности. Последнему для производства танков и их узлов были переданы заводы Наркомата станкостроения (вместе с программой по боеприпасам). Приказом В. А. Малышева от 18 ноября в систему Наркомата танковой промышленности были включены 52 предприятия бывшего Наркомата станкостроения 170 . Постановлением ГКО от 23 ноября 1942 г. «О минометных частях» был установлен график формирования 104 отдельных гвардейских минометных дивизионов, вооруженных реактивными установками М-8 и М-13 в ноябре 1941 — феврале 1942 г. Нарком общего машиностроения СССР П. И. Паршин был утвержден уполномоченным ГКО по обеспечению их производства , а 26 ноября 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило проект указа Президиума Верховного Совета СССР о преобразовании Народного комиссариата общего машиностроения в Наркомат минометного вооружения (НКМВ) . Таким образом, количество наркоматов оборонной промышленности увеличилось с четырех до шести. С созданием Оперативного бюро ГКО все наркоматы оборонных отраслей промышленности стали подчиняться ГКО. 3 июля 1942 г. была утверждена структура Наркомата минометного вооружения, а 16 июля объявлена приказом наркома .

В нее вошли: 1, 2, 3, 4 и 5-е главные управления — по производству корпусов мин; по производству мин, снарядов и авиабомб; по производству ротных и батальонных минометов; по производству тяжелых минометов и реактивных установок; по производству военных приборов и взрывателей соответственно; пять главных управлений — по производству сельскохозяйственных машин; по производству химического, насосно-компрессорного и бумагоделательного машиностроения; арматурной промышленности и противопожарного оборудования; рабочего снабжения; снабжения, а также функциональные и обслуживающие подразделения. В систему наркомата были включены НИИ минометного вооружения (НИИ-1), Институт по проектированию заводов (ИМВ-1), ремонтно-монтажная контора и трест по заготовке, разделке и механической обработке леса 174 . Были внесены коррективы и в структуру государственного управления. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 2 января 1942 г. 175 состав Комиссии Бюро СНК СССР по текущим вопросам был расширен, а 11 сентября 1942 г. ее председателем вместо Н. А. Вознесенского стал В. М. Молотов .

В целях повышения оперативности разработки плановых документов в обороннопромышленной сфере, улучшения их реализации и контроля исполнения, независимо от ведомственной принадлежности предприятий, в аппарате Госплана СССР были созданы специализированные отделы: авиационной промышленности, танковой промышленности, вооружения, боеприпасов, судостроения и минометного вооружения . Так, постановлением ГКО от 24 октября 1942 г. «Об организации отдела боеприпасов в Госплане СССР» 178 на новое структурное подразделение возлагались контроль над обеспечением промышленности боеприпасов сырьем и материалами, расходованием их, а также подготовка месячных и квартальных планов производства и материального обеспечения элементов боеприпасов. В соответствии с постановлением СНК СССР от 10 июля 1943 г. в компетенцию отдела танковой промышленности Госплана также входили контроль над обеспечением танковой промышленности сырьем и материалами, расходованием их, подготовка месячных и квартальных планов производства танков, самоходных артиллерийских установок, дизелей и запасных частей к ним, а также ремонта танков 179 . В 1942 г. (не позднее 21 марта) 180 Комитет по распределению рабочей силы при Бюро СНК СССР был преобразован в Комитет по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР во главе с П. Г. Москатовым. В 1943 г. его председателем стал Н. М. Шверник. В соответствии с положением, утвержденным СНК 5 ноября 1942 г., Комитет выполнял следующие функции: учет городского и сельского населения, организация и проведение по заявкам наркоматов его мобилизации для работы в промышленности и строительстве, а также перераспределение рабочей силы между отраслями народного хозяйства и наркоматами. Постановлением СНК от 17 июня 1943 г. на Комитет был возложен призыв городской и сельской молодежи в ремесленные, железнодорожные училища и школы ФЗО. В это время ГКО пришлось решать проблему обеспечения доставки в СССР грузов, получаемых по ленд-лизу.

В марте 1942 г. ГКО были предприняты меры по «военизации» морского торгового флота. Тогда же в США, Великобритании и Иране начали создаваться по указанию ГКО аппараты Наркомвоенморфлота, целью которых являлось обеспечение охраны советских судов и грузов как в процессе следования из одного порта в другой, так и на стоянках 181 . Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 16 августа 1942 г. В. М. Молотов занял пост первого заместителя председателя Совнаркома СССР по всем вопросам работы СНК 182 . 8 декабря 1942 г. 183 был утвержден новый состав Бюро СНК СССР: В. М. Молотов, А. И. Микоян, А. А. Андреев, Н. А. Вознесенский, Н. М. Шверник. К его ведению было отнесено рассмотрение и утверждение от имени правительства народно-хозяйственных планов (планов производства и снабжения), решение практических вопросов работы наркоматов, не входивших в сферу деятельности Оперативного бюро ГКО, а также всех комитетов и управлений при СНК СССР, ведавших отдельными отраслями культурного строительства и административного управления. Комиссия Бюро СНК СССР по текущим делам была упразднена. К началу 1944 г. в аппарате СНК СССР функционировало несколько оперативных групп, непосредственно занимавшихся вопросами обеспечения армии и флота вооружением и боеприпасами. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 мая 1944 г. 184 был оптимизирован состав заместителей председателя СНК СССР. К тому времени их было 13: В. М. Молотов (первый заместитель), А. И. Микоян, Л. П. Берия, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, Н. А. Вознесенский, А. Я. Вышинский, В. А. Малышев, М. Г. Первухин, А. Н. Косыгин, М. З. Сабуров, Н. А. Булганин, Л. З. Мехлис. Из них всего шесть или семь человек имели возможность исполнять функции заместителей, остальные были загружены работой в своих наркоматах либо находились на фронте (Н. А. Булганин, Л. З. Мехлис). С другой стороны, Г. М. Маленков, не будучи заместителем, фактически исполнял эти обязанности по нескольким наркоматам. В данной связи Политбюро ЦК ВКП(б) постановило: освободить Л. З. Мехлиса, Н. А. Булганина, А. Я. Вышинского, М. Г. Первухина, М. З. Сабурова, В. А. Малышева и Л. М. Кагановича от обязанностей заместителей и назначить Г. М. Маленкова заместителем председателя Совнаркома СССР, утвердить Бюро СНК СССР в составе В. М. Молотова (председатель), А. И. Микояна, Н. А. Вознесенского, Н. М. Шверника, А. А. Андреева и А. Н. Косыгина. Рассмотрение организации подсистемы управления оборонной промышленностью в рамках системы государственного управления СССР в годы войны с учетом конечных итогов ее деятельности дает основание утверждать, что, несмотря на сокращение численности административно-управленческого аппарата, возросший объем работы и ухудшение условий функционирования, она выполнила свое предназначение. Война предъявила повышенные требования к управленческим кадрам, прежде всего в отношении исполнительской дисциплины и оперативности выполнения решений военно-политического руководства СССР. Сама жизнь, вспоминал Д. Ф. Устинов, «заставляла, чтобы ответственные работники наркомата точно знали возможности каждого подчиненного завода, его обеспеченность ресурсами и материалами, состояние выпуска продукции на каждый день, конкретные причины недовыполнения программы и срочно принимали действенные меры для выправления положения» 185 . Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 сентября 1941 г. руководство вновь образованным Наркоматом танковой промышленности СССР было вверено В. А. Малышеву 186 , бывшему наркому среднего машиностроения СССР. На должности его заместителей получили назначения: нарком судостроительной промышленности СССР И. И. Носенко (первый заместитель по совместительству), председатель Всесоюзного комитета стандартов при СНК СССР П. М. Зернов и А. А. Горегляд — оба с освобождением от обязанностей заместителей наркома среднего машиностроения СССР, а также С. К. Щербаков с освобождением от должности заместителя наркома электропромышленности СССР. 4 октября 1941 г. заместителем В. А. Малышева с оставлением в должности директора Кировского завода был назначен И. М. Зальцман, а 23 февраля 1942 г. А. А. Горегляд утвержден первым заместителем наркома танковой промышленности 187 . Исполнение обязанностей наркома судостроительной промышленности возлагалось на его заместителя Г. Д. Каплуна .

Кадровой базой формирования центрального аппарата Наркомата танковой промышленности стала группа работников Наркомата среднего машиностроения, а также сотрудники переданного в состав нового наркомата 3-го Главного управления (броневого) Наркомсудпрома. В целях укрепления аппарата Народного комиссариата боеприпасов с учетом возросшего объема работ, массовой эвакуации и необходимости усиления контроля производственной деятельности предприятий отрасли постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 12 сентября 189 были проведены кадровые мероприятия. В частности, назначение первым заместителем наркома и заместителем наркома — начальником инспекции бывших сотрудников Наркомата госконтроля СССР Г. И. Ивановского и В. А. Махнёва. После объединения 14 ноября 1941 г. наркоматов танковой и станкостроительной промышленности бывшие нарком станкостроительной промышленности СССР А. И. Ефремов и его первый заместитель А. М. Петросянц были назначены заместителями наркома танковой промышленности СССР по организации танкового производства на станкостроительных заводах. Наркомат минометного вооружения СССР возглавил П. И. Паршин, бывший нарком общего машиностроения СССР. 29 ноября 1941 г. были назначены и его заместители .

Вследствие того, что с августа по ноябрь 1941 г. в результате оккупации значительной части советской территории и эвакуации промышленности из производственного процесса выпали 303 предприятия 191 , изготовлявших боеприпасы, их выпуск катастрофически сократился. По воспоминаниям маршала Г. К. Жукова, в феврале — марте 1942 г. Ставка ВГК требовала активизировать наступательные действия на западном направлении, но к этому времени силы и средства фронтов иссякли. Особенно остро стояла проблема обеспечения войск боеприпасами. Из запланированных на первую декаду февраля 316 вагонов Западный фронт не получил ни одного. Из-за отсутствия снарядов реактивную артиллерию пришлось частично отвести в тыл 192 . 16 февраля 1942 г. Политбюро ЦК ВКП(б) укрепило руководство Наркомата боеприпасов. Новым наркомом был назначен Б. Л. Ванников, его первым заместителем — М. В. Хруничев, бывший заместитель наркома авиапромышленности, вторым — П. Н. Горемыкин, бывший нарком боеприпасов СССР 193 . Коллегия наркомата в составе десяти человек была утверждена Политбюро ЦК ВКП(б) 11 марта .

В целях укрепления исполнительской дисциплины новый нарком провел чистку директорского корпуса. В апреле — июне 1942 г. за невыполнение заданий ГКО по его ходатайству были сняты с должностей и переданы в следственные органы НКВД восемь директоров крупных заводов 195 . Чуть раньше, 22 января 1942 г., решением Политбюро ЦК ВКП(б) И. И. Носенко был освобожден от обязанностей первого заместителя наркома танковой промышленности и приступил к исполнению обязанностей наркома судостроительной промышленности 196 . В приказе от 26 января 1942 г. он объявил, что в 1942 г. на наркомат возложены задачи по резкому ускорению строительства и сдачи боевых кораблей, а также выпуску оборонной продукции. По сравнению с 1941 г. план по валовой продукции заводов Наркомата судостроительной промышленности повысился на 53,4%, по товарной — на 72,9%. Остро стоял вопрос об увеличении количества рабочей силы на 60% .

План выпуска в июне и третьем квартале 1942 г., 1230 и 4650 танков Т-34 соответственно, был установлен постановлением ГКО от 5 июня 1942 г. 198 , однако июньский план удалось выполнить только на 79% 199 . В. А. Малышев 1 июля 1942 г. был освобожден от обязанностей наркома танковой промышленности 200 . Его место с освобождением от обязанностей директора Кировского завода занял И. М. Зальцман. 7 июня 1943 г. ГКО сделал вывод, что проведенные Наркомтанкопромом и Главным артиллерийским управлением Красной армии

мероприятия по устранению недостатков СУ-76 не внесли серьезных улучшений и не обеспечили удовлетворительного качества САУ. Исходя из этого, было принято следующее решение: прекратить их выпуск на заводе № 38 Наркомата танковой промышленности; указать наркому И. М. Зальцману на допущенное им безответственное отношение к делу; конструктора СУ-76 С. А. Гинзбурга отстранить от работы, запретить допуск его к конструкторским работам в наркомате и направить в распоряжение НКО для использования на менее ответственной работе в войсках действующей армии; указать начальнику Главного артиллерийского управления Красной армии генерал-полковнику артиллерии Н. Д. Яковлеву на необходимость повысить ответственность и контроль над всеми опытными работами по бронетанковому вооружению, обратив особое внимание на правильный подбор состава комиссий по испытаниям. Командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии генерал-полковник танковых войск Я. Н. Федоренко совместно с Главным артиллерийским управлением Красной армии должен был к 1 июля 1943 г. закончить испытание образцов новых 76-мм САУ завода № 38 и совместно с Наркоматом танковой промышленности представить в ГКО к 5 июля 1943 г. заключение о возможности принятия их на вооружение Красной армии 201 . 26 июня 1943 г. на должность наркома танковой промышленности был возвращен В. А. Малышев . И. М. Зальцман сменил в должности директора Кировского завода М. А. Длугача. Парторгом ЦК ВКП(б) на завод был назначен второй секретарь Челябинского обкома ВКП(б) Л. С. Баранов с освобождением от этой работы М. Д. Козина и оставлением его заместителем парторга ЦК ВКП(б) на этом же предприятии. В целях создания единого технического руководства производством танков на Кировском заводе и повышения ответственности его директора и главного инженера за качество выпускаемой продукции Наркомтанкопрому предписывалось произвести ряд изменений в управлении предприятием. С учетом значимости Кировского завода в выпуске танков и дизелей на нем была введена должность уполномоченного Главного управления бронетанковых и механизированных войск Красной армии с подчинением ему старших военпредов танковой и моторной приемок на заводе.

С этого времени руководящий состав центральных органов оборонной промышленности стабилизировался и в дальнейшем крупных кадровых перестановок не происходило. «Война, — констатировал на основе личного опыта бывший уполномоченный ГКО В. С. Емельянов, — является той суровой, объективной проверкой, которая позволяет правильно оценить и государственную систему, и экономику, и военную технику, и действующие механизмы организации всех производств и систем управления, и отдельных людей». С началом войны предприятия оборонной промышленности незамедлительно приступили к выполнению своих мобилизационных планов. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 июня был введен в действие мобилизационный план по боеприпасам и патронам 204 . Таким образом он был трансформирован в оперативную задачу государственного управления. Наркоматам СССР и РСФСР, Совнаркомам БССР, УССР и Моссовету разрешалось разбронировать мобзапасы спецприспособлений и инструмента на заводах, переведенных на выполнение мобплана по элементам боеприпасов и патронам. Наркомат путей сообщения СССР должен был обеспечить внеочередную подачу вагонов под материалы и оборудование для изготовления боеприпасов и патронов наравне с воинскими перевозками. Госплану предписывалось представить в двухдневный срок мобилизационный народно-хозяйственный план третьего квартала взамен утвержденного СНК СССР 14 июня 1941 г. Рабочие и инженерно-технические работники заводов Наркомата боеприпасов освобождались от призыва по мобилизации. Директорам заводов, производивших элементы боеприпасов и патроны, разрешалось применять обязательные сверхурочные работы (до трех часов в смену), а также обязательную работу в воскресные дни. Наркомы, председатели совнаркомов союзных республик, секретари областных и краевых комитетов ВКП(б) должны были ежедекадно представлять в СНК СССР сводки о ходе выполнения мобплана с указанием наименования предприятия, квартального задания и данных о сдаче продукции военпреду по состоянию на 10, 20 и 1-е число каждого месяца нарастающим итогом.

Первый отчет следовало представить по состоянию на 10 июля 1941 г. Таким образом, в постановлении помимо прямого целенаправленного организующего воздействия на объекты управления (центральные органы управления оборонной промышленностью) был установлен канал информирования субъекта управления о выполнении принятых им решений (обратная связь). Уже 24 июня 1941 г. нарком среднего машиностроения В. А. Малышев доложил Политбюро ЦК ВКП(б) о состоянии дел в танкостроении. На следующий день СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «Об увеличении выпуска танков КВ, Т-34, Т-50, арттягачей и танковых дизелей в третьем и четвертом кварталах 1941 года» 205 . Ленинградский Кировский и Челябинский тракторный (ЧТЗ) заводы должны были почти удвоить ежемесячный выпуск танков КВ-1. Заводам № 183 (Харьковский паровозостроительный завод, ХПЗ) и Сталинградскому тракторному (СТЗ) было определено увеличить ежемесячное производство Т-34 на 64%. Ленинградский № 174 и Московский № 37 заводы Наркомата среднего машиностроения к началу 1942 г. обязывались изготовить 705 танков Т-50.

К февралю 1942 г. планировалось создать мощности, обеспечивающие ежемесячное их производство в количестве 200 единиц, и началу 1942 г. выпустить 6360 артиллерийских тягачей (ХПЗ, ЧТЗ и СТЗ), 6380 танковых дизелей В-2 и 4365 танковых пушек различных калибров (Горьковский завод № 92 Наркомата вооружения). Кроме того, 5115 пушек Наркомату среднего машиностроения должен был поставить НКО. В поставках Наркомсредмашу бронекорпусов, башен и бронедеталей для танков были задействованы по кооперации наркоматы тяжелого машиностроения, черной металлургии, вооружения, боеприпасов, судостроительной промышленности, обороны, станкостроения, нефтяной промышленности и Наркомстроя. Как отмечалось в постановлении, план производства танков, арттягачей, дизелей и брони являлся мобилизационным на второе полугодие 1941 г. В отличие от принятого накануне войны мобилизационного плана по боеприпасам он имел чрезвычайный характер. В частности, это выразилось в разрешении Наркомсудпрому выпускать танковую броню за счет уменьшения производства судовой брони, утверждении облегченных технических условий военного времени на приемку танковых корпусов и прочее.

На девятый день войны, 30 июня, Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило представленный Совнаркомом мобилизационный народно-хозяйственный план на третий квартал 1941 г. 206 взамен принятого в мирное время. Он, по свидетельству Н. А. Вознесенского, являлся «одной из первых попыток перестроить народное хозяйство СССР и перевести социалистическую экономику на рельсы военной экономики» 207 . От ранее принятого он имел следующие основные отличия: увеличение производства военной техники на 26%; уменьшение объема капитальных работ в связи с перераспределением металла в пользу военного производства; определение ударных строек — заводы оборонной промышленности, электростанции, предприятия топливной, металлургической, химической промышленности, железные дороги; сосредоточение капитальных работ и материальных ресурсов на строительстве оборонных предприятий в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири; снижение розничного товарооборота на 12%, вызванное сокращением рыночного фонда товаров в пользу вооруженных сил; перераспределение 22 тыс. намеченных к производству металлорежущих станков в интересах наркоматов авиационной промышленности и вооружения, которым выделялось около 14 тыс. единиц оборудования.

Чрезмерная централизация, установленная во взаимоотношениях высших и центральных органов управления, препятствовала своевременному выполнению наркоматами оперативных планов производства и строительства. Во избежание этого Совнарком 1 июля 1941 г. принял постановление «О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени». 18 июля оно было распространено на наркомов РСФСР и УССР 208 : впредь им предоставлялось право распределять и перераспределять материальные ресурсы и оборудование наркоматов между предприятиями; разрешать директорам заводов для выполнения планов и заказов по договорам выдавать из своих ресурсов необходимые материалы другим предприятиям; перераспределять капиталовложения по сверхлимитному строительству и направлять средства прекращенных строительств на другие стройки; разрешать с последующим уведомлением СНК пуск в эксплуатацию строящихся предприятий и их отдельных частей и прочее.

Расширение прав наркомов способствовало более полному и оперативному использованию имевшихся производственных мощностей, материальных ресурсов и финансовых средств. Постановлением ГКО от 3 июля 1941 г. «О программе выпуска артиллерийского и стрелкового вооружения, плане эвакуации заводов Наркомвооружения и создании новых баз» была утверждена представленная Комитетом по вооружению и боеприпасам при Бюро СНК СССР программа производства артиллерийского и стрелкового вооружения во втором полугодии 1941 г. В ней были подведены итоги выполнения заказов вооружения в первом полугодии, утверждены мероприятия по обеспечению наращивания его выпуска, а также план эвакуации заводов Наркомата вооружения и создание новых баз производства их продукции. Обращает на себя внимание значительное отставание производства пистолетов-пулеметов (ППШ). Невыполнение плана произошло ввиду позднего освоения их производства и отсутствия необходимых заводских мощностей.

Во втором полугодии выпуск ППШ планировалось увеличить в 23 раза 209 . Реализация основанного на предвоенных расчетах мобилизационного народно-хозяйственного плана на третий квартал из-за сложившейся обстановки на советско-германском фронте и понесенных советской промышленностью потерь оказалась нереальной. С учетом этого, а также необходимости использования всего индустриального потенциала СССР в условиях затяжной войны 4 июля 1941 г. ГКО поручил комиссии в составе Н. А. Вознесенского, М. З. Сабурова, В. А. Малышева и М. Г. Первухина с привлечением наркомов боеприпасов, вооружения, авиационной промышленности, цветной металлургии и других разработать военно-хозяйственный план обороны страны. О результатах работы комиссии Н. А. Вознесенский должен был доложить 7 июля 210 . Во изменение постановления СНК от 19 июня 1941 г. «О плане текущих военных заказов НКО, НКВМФ и НКВД на III квартал

1941 года» ГКО в июле утвердил новые планы увеличенного выпуска военной продукции в третьем квартале 1941 г.: самолетов и моторов 211 (4 июля), строительства кораблей (10 июля), минометного вооружения во втором полугодии 1941 г. (18 июля) 212 . Таким образом, все отрасли оборонной промышленности были обеспечены мобилизационными планами, которые уточнялись в соответствии с ходом вооруженной борьбы и экономическими возможностями страны. Утвержденные планы объявлялись в приказах наркомов и принимались к немедленному исполнению аппаратом и подведомственными предприятиями. Следует отметить, что неудачи Красной армии и эвакуация предприятий в значительной степени перечеркнули расчеты и планы мирного времени. Тем не менее затраченные средства и усилия оказались не напрасными: накопленный до войны опыт мобилизационного планирования и мобподготовки промышленности был использован в процессе восстановления и увеличения производства оборонной продукции. В дальнейшем основные плановые документы по производству и обеспечению выпуска вооружения и военной техники как календарные (годовые, полугодовые, квартальные, месячные), так и оперативные разрабатывались специалистами Госплана с привлечением заинтересованных наркоматов и ведомств и после согласования утверждались ГКО.

Причем если раньше обязывались главным образом наркомы, то теперь наряду с ними и директора предприятий, что, несомненно, повышало личную ответственность последних за выполнение поставленных задач. Пагубные последствия принятого накануне войны решения о снятии с производства 45-мм противотанковых и 76-мм полковых и дивизионных пушек усугубились их значительными потерями в приграничных сражениях и при отходе советских войск. Между тем в борьбе с немецкими танками была подтверждена высокая эффективность этих артиллерийских систем. Для обеспечения формируемых стрелковых дивизий не хватало 330 45-мм противотанковых и 200 76-мм пушек. Единственным источником их получения являлись промышленные поставки. Для личного доклада о возможностях их увеличения Д. Ф. Устинова вызвал председатель ГКО. «Без точных и обоснованных расчетов, — вспоминал нарком, — идти к И. В. Сталину было нельзя.

Он как-то подчеркнул, что теперь война и каждый нарком оборонной отрасли промышленности должен был постоянно готов дать четкий ответ, сколько и какого вооружения у него есть сегодня, будет завтра и послезавтра. Наиболее важные данные Сталин заносил в небольшую записную книжку, которую постоянно держал при себе. Подготовив необходимые материалы, я отправился на улицу Кирова, где в небольшом особняке находилась Ставка и работал Сталин» 213 . Постановлением от 12 июля 1941 г. ГКО обязал наркома вооружения Д. Ф. Устинова и директоров заводов Горьковского машиностроительного № 92 (А. С. Еляна) и Сталинградского «Баррикады» № 221 (Л. Р. Гонора) развернуть производство 76-мм дивизионных пушек УСВ на годовую мощность не менее 4 тыс. орудий с выпуском их во втором полугодии 1941 г. в количестве 2 тыс. штук. Директорам Пермского имени Молотова № 172 (А. И. Быховскому) и Воткинского № 235 (Д. И. Фирсову) машиностроительных заводов было поручено, свернув производство гаубиц, организовать изготовление 76-мм полковых пушек и обеспечить их выпуск в 1941 г. в количестве 2 тыс. штук.

Первые секретари Горьковского, Сталинградского и Молотовского обкомов ВКП(б) обязывались обеспечить выполнение утвержденного задания, привлекая в помощь головным заводам остальные предприятия области 214 . Для осуществления непосредственного контроля над артиллерийским производством на местах нарком и его заместители в тот же день отбыли на заводы Поволжья, Урала и Приуралья. Проекты постановлений ГКО о ежемесячных планах производства 45-мм и 76-мм пушек разрабатывались Наркоматом минометного вооружения совместно с сектором вооружения Госплана. По сравнению с июлем в августе выпуск 76-мм дивизионных пушек увеличился в 25 раз 215 , а общее производство 45-мм и 76-мм пушек увеличилось в августе — в 6 раз, в сентябре — в 11,5 раза 216 . Разработанный Госпланом СССР при активном участии наркоматов оборонной промышленности, Генерального штаба РККА, центральных управлений НКО и Главного морского штаба ВМФ военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Западной Сибири, Красноярского края, Коми АССР, Казахской ССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР и Киргизской ССР был утвержден постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 16 августа 1941 г. 217 В целях скорейшего развертывания производственной базы ОПК в этих районах и обеспечения наращивания военного производства было решено переместить туда значительное количество предприятий оборонной промышленности и ее базовых отраслей в сроки, определяемые Советом по эвакуации.

В случаях переподчинения или перемещения предприятий за ними сохранялись и подлежали безусловному выполнению задания по выпуску оборонной продукции. Для создания предпосылок успешного выполнения плана исключительно важное значение придавалось созданию устойчивых производственных межзаводских и межотраслевых связей. Оперативная группа, созданная в аппарате СНК Н. А. Вознесенским, выступала в процессе планирования не только в роли контролирующего органа, но и разрешала конфликтные вопросы, возникавшие в рабочем порядке между Наркоматом вооружения и Госпланом с одной стороны и Главным артиллерийским управлением Красной армии — с другой 218 . Производство гражданской продукции было резко сокращено, а высвобождавшиеся производственные мощности, кадры и материальные фонды обращались на нужды военного производства. Сырье и материалы перераспределялись в пользу наркоматов оборонной промышленности. В первые месяцы войны хорошо подготовленный в мобилизационном отношении Наркомат авиационной промышленности обеспечил заметный рост выпуска самолетов (в июле — 1807, в сентябре — 2329) 219 , достигший своего пика в последней декаде сентября (100 боевых самолетов в день) .

Наркому авиационной промышленности А. И. Шахурину, его первому заместителю П. В. Дементьеву и заместителю по истребительной авиации П. А. Воронину было присвоено звание Героя Социалистического Труда 221 . В связи с большими потерями танков, необходимостью повышения мобильности бронетанковых войск в условиях маневренной войны и усиления боеспособности стрелковых соединений Государственный Комитет Обороны 13 сентября 1941 г. 222 обязал Главное автобронетанковое управление Красной армии сформировать до начала октября 13 танковых бригад, а 20 сентября — еще 18 бригад в октябре . В обеспечение последнего постановления уральские предприятия Наркомата танковой промышленности должны были произвести 120 КВ-1 и 384 Т-34.

Развертывание танкостроения на Урале проходило с большими трудностями. 17 сентября И. В. Сталин телеграфировал директору Б. Г. Музрукову и главному инженеру Д. А. Рыжкову Уральского завода тяжелого машиностроения: «Прошу вас честно и в срок выполнять заказы по поставке корпусов для танков КВ Челябинскому тракторному заводу. Сейчас я прошу и надеюсь, что вы выполните долг перед Родиной. Через несколько дней, если вы окажетесь нарушителями долга перед Родиной, начну вас громить как преступников, пренебрегающих честью и достоинством своей Родины. Нельзя терпеть, чтобы наши войска страдали на фронте от недостатка танков, а вы в далеком тылу прохлаждались и бездельничали» 224 . Послание И. В. Сталина, вероятно, придало труженикам тыла, и без того работавшим на пределе человеческих возможностей, дополнительные силы. Если в сентябре Челябинский тракторный завод изготовил 24 танка КВ-1, то в октябре — 88 .

С большим трудом налаживался выпуск танков Т-34 на Горьковском заводе № 112. «Сегодня ночью, — записал 24 октября в своем дневнике В. А. Малышев, — звонил тов. Сталин из Москвы. Справился, как идут дела с выпуском танков на «Красном Сормове»? Хвастаться нечем, в октябре завод № 112 выпустил 22 танка вместо 150 по плану 226 . Так и сказал. Тов. Сталин сказал, что добейтесь в ближайшее время, чтобы все заводы ежедневно давали танков на одну танковую бригаду, и добавил, если добьетесь этого, мы не пожалеем для танкистов наград и вас с вашими ближайшими помощниками наградим Героями Социалистического Труда» 227 . Звание Героя Социалистического Труда В. А. Малышеву было присвоено 5 августа 1944 г., в то время завод № 112 ежемесячно выпускал 315 Т-34–85.

В октябре 1941 г. в связи с эвакуацией упало производство артиллерийских систем, возникли проблемы с планированием их выпуска. В ноябре Н. А. Вознесенский потребовал от Д. Ф. Устинова подготовить проект постановления ГКО о плане поставок сразу на три месяца. В процессе его рассмотрения И. В. Сталин, подчеркнув исключительное значение производства противотанковых орудий, вставил в текст документа пункты о выделении артиллерийским заводам ежемесячных дополнительных централизованных продовольственных фондов на каждого работника предприятия (10 кг муки, по 2 кг крупы и рыбы, 1 кг сахара и 100 граммов табака), а также о продаже в закрытых заводских столовых по 200 граммов хлеба без карточек. Секретарям соответствующих обкомов ВКП(б) вменялось в обязанность повседневно заниматься работой заводов, оказывать им всемерную помощь в выполнении постановления и ежедекадно докладывать ГКО о ходе выполнения программы. Д. Ф. Устинов вспоминал: «Сталин подошел к столу, из-за моего плеча прочитал написанное и продолжил: «Запишите еще один пункт. ГКО предупреждает всех народных комиссаров и директоров заводов об исключительной ответственности за выполнение указанного постановления и за бесперебойное снабжение артиллерийских заводов Наркомата вооружения и устанавливает, что невыполнение заказов для выпуска 45-мм и 76-мм пушек будет рассматриваться ГКО как государственное преступление».

Предложения И. В. Сталина были включены в текст постановления от 23 ноября 1941 г. «О плане производства 45-мм противотанковых пушек и 76-мм дивизионных пушек (УСВ) на декабрь 1941 г., январь и февраль 1942 г.» 229 . В течение трех месяцев планировалось выпустить 5200 45-мм противотанковых пушек и 4100 76-мм дивизионных пушек. Впредь наркоматам авиационной и танковой промышленности и другим запрещалось загружать артиллерийские заводы Наркомата вооружения поковками, штамповками и литьем без согласования с ним. Управление государственных резервов обязывалось разбронировать и отгрузить нормальный режущий и мерительный инструмент на 3 млн рублей, предназначенный для артиллерийского производства по спецификации и указанию наркома вооружений. Н. А. Вознесенский должен был пересмотреть план производства боеприпасов, а нарком боеприпасов — полностью обеспечить поставку Наркомату вооружения 45-мм и 76-мм снарядов, преимущественно бронебойно-зажигательных. Запрещалось проводить все виды мобилизации работников артиллерийских заводов Наркомата вооружения. Постановлением ГКО от 14 ноября 1941 г. «Об увеличении выпуска танков до 140 машин в сутки» было определено довести к концу января 1942 г. ежесуточный выпуск танков с 55 до 140 штук и дизелей с 950 до 1350 штук. Еще раньше Наркомату танковой промышленности были переданы производственные мощности Наркомата станкостроения.

Кроме того, наркоматы среднего, тяжелого, общего машиностроения, местной промышленности обязывались в декадный срок направить на танковые заводы в Свердловск, Нижний Тагил и Саратов 10 тыс. квалифицированных рабочих различных специальностей из Москвы и других городов. Реализация этого плана возлагалась на Комитет по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР и Наркомат путей сообщения СССР. Госплану под личную ответственность его председателя М. З. Сабурова поручалось выделить Наркомстрою в ноябре (за счет перераспределения) и в декабре целевых фондов на стройматериалы и металл для строительства танковых заводов. Наркомат вооружения и Главное артиллерийское управление Красной армии должны были обеспечить поставку им танковых пушек 230 . Наглядное представление о содержании управленческого решения по расширению производственной базы и увеличению выпуска вооружения, а также мероприятиях по его выполнению в звене высший орган — центральный орган управления оборонной промышленностью дает постановление Государственного Комитета Обороны от 30 ноября «О плане производства минометов на декабрь 1941 г.» 231 . Им были установлены количественные показатели выпуска всей номенклатуры минометного вооружения конкретными заводами различных наркоматов, в том числе минометного вооружения, вооружения, авиационной и судоремотной промышленности. Для выпуска 50-мм минометов Наркомминвооружению была передана Кунгурская трудовая колония НКВД с присвоением наименования «Кун-

гурский минометный завод НКМВ». П. И. Паршин обязывался немедленно эвакуировать туда машиностроительную часть завода имени Ленина (г. Воронеж). Новому предприятию передавались оборудование и кадры Харьковского завода «Механолит» Наркомторга СССР, находившиеся в вагонах на станции Пермь. В целях увеличения производства 82-мм минометов было решено создать завод в Свердловске путем передачи в систему НКМВ двух местных предприятий и ремесленного училища. Госплану предписывалось разместить снимавшиеся с них заказы прочей продукции на заводы других наркоматов. Для обеспечения роста выпуска 120-мм минометов П. И. Паршин должен был организовать новое производство на Московском машиностроительном заводе имени Калинина № 3 Наркомата минометного вооружения с выпуском их с 1 февраля 1942 г. в количестве 100 штук ежемесячно. В декадный срок нарком обязывался разработать и представить на утверждение ГКО мероприятия по всем вновь привлекаемым к производству минометов заводам с указанием их мощностей. Начальник Главного артиллерийского управления Красной армии генерал-полковник Н. Д. Яковлев обязывался в суточный срок представить в ГКО потребность вооруженных сил в минометных боеприпасах, а наркоматы боеприпасов и минометного вооружения должны были обеспечить ими НКО в количествах, удовлетворявших эту потребность, и создать запас мин на каждый миномет по принятым в Красной армии нормам.

На секретарей соответствующих обкомов (крайкомов) и Московского горкома ВКП(б) возлагались оказание повседневной помощи заводам и личный контроль над выполнением постановления. В связи с тем, что во время войны Генштаб, загруженный оперативной работой, уже не имел возможности решать вопросы поставок ВВТ непосредственно с Госпланом, а наркоматы оборонной промышленности нуждались в поддержании более тесной связи с НКО, в конце 1941 г. был изменен порядок планирования оборонно-промышленных заказов. При членах ГКО, отвечавших за выполнение планов поставок определенных видов вооружения и военной техники, были созданы специальные группы из квалифицированных сотрудников Госплана и СНК СССР. Так, поставками вооружения занималась группа во главе с П. И. Кирпичниковым, боеприпасов — Н. А. Борисовым, которые находились в постоянном взаимодействии с наркоматами и Главным артиллерийским управлением Красной армии. В результате их совместной работы составлялись проекты квартальных планов производства в форме постановлений Государственного Комитета Обороны. В них назначались конкретные исполнители, устанавливались количественные и качественные показатели, сроки поставок, в том числе по кооперации, контролирующие инстанции, и, как правило, определялись мероприятия по всестороннему обеспечению выполнения постановлений. Согласованные со всеми заинтересованными наркоматами и ведомствами и завизированные Главным артиллерийским управлением Красной армии проекты представлялись на утверждение председателю ГКО. В итоге Генштаб получал уже утвержденные объемы поставок ВВТ, на основании которых мог более объективно планировать материально-техническое обеспечение операций путем сопоставления своих расчетов с возможностями промышленности.

Квартальные планы конкретизировались и корректировались месячными планами производства. Во время блокады Ленинграда заказы его оборонным предприятиям и судостроительному комплексу, как правило, выдавались Военным советом Ленинградского фронта с докладом члену ГКО А. А. Жданову. В дальнейшем ГКО разрешил создать в Ленинграде постоянную штатную группу работников Наркомата судостроительной промышленности (30 человек) во главе с заместителем народного комиссара 232 . После прорыва блокады города планирование производственно-хозяйственной деятельности ленинградских предприятий, организация кооперирования между заводами Наркомата судостроительной промышленности, обеспечение фондами зарплаты, финансированием и недостающими материальными фондами было возложено на Наркомсудпром 233 . Последние два месяца 1941 г. были самыми тяжелыми для оборонной промышленности. Эвакуированные предприятия уже перестали давать продукцию в прежних местах размеще-

ния, но еще не были восстановлены в тыловых районах. Выпуск проката черных металлов в декабре по сравнению с июнем 1941 г. уменьшился в 3,1 раза, производство проката цветных металлов — в 430 раз, шарикоподшипников — в 21 раз 234 . Эти факторы в полной мере повлияли на работу авиационной промышленности. Несмотря на то что план Наркомата авиационной промышленности по выпуску самолетов и моторов на ноябрь был снижен с 2678 до 1466 и с 4276 до 2155 соответственно 235 , самолетов удалось произвести только 627 . Преодолеть объективные трудности производства не помогло грозное постановление ГКО от 14 декабря 1941 г.: «Ввиду того что Наркомат авиапромышленности стал работать из рук вон плохо, провалил все планы выдачи самолетов и моторов и подвел таким образом страну и Красную армию, Государственный Комитет Обороны постановляет: 1. Поставить Наркомат авиапромышленности под контроль членов Государственного Комитета Обороны т. Берия и Маленкова, обязав этих товарищей принять все необходимые срочные меры для развертывания производства самолетов… 2. Обязать наркома авиапромышленности и его заместителей беспрекословно выполнять все указания т. Берии и Маленкова по производству моторов, самолетов и всякого рода агрегатов, имея в виду, что на ближайший период нам необходимо обеспечить фронт в первую очередь истребителями Як-1 и ЛаГГ-3, бомбардировщиками Пе-2 и 103 [с 26 марта 1942 г. — Ту-2] 237 и штурмовиками Ил-2» 238 . Декабрьский план по сдаче самолетов был выполнен на 38,8% (600 шт.), по моторам — на 23,1% 239 . Главной задачей наркоматов оборонной промышленности в то время являлось количественное обеспечение армии вооружением и военной техникой. В. А. Малышев отметил в своем дневнике 5 января 1942 г.: «Сегодня опять вызывали к Сталину. Застал у него вооруженцев: Устинова, Грабина, Еляна… Тов. Сталин очень ругал вооруженцев и запретил вносить какие-либо изменения в конструкцию пушек и вводить многотипность пушек. Тов. Сталин подчеркнул, что «сейчас всё должно изготовляться по стандарту, серийно. Сейчас важно иметь больше пушек, пускай даже не самых лучших, но хороших» .

Противотанковых и 76-мм дивизионных пушек, сыгравших важную роль в исходе Московской битвы, за два последних месяца 1941 г. было выпущено больше, чем за четыре предыдущих 241 . Важную роль в материально-техническом обеспечении армии в первые месяцы войны сыграли государственные резервы. «Эти запасы, заложенные накануне войны, хотя и были довольно скромными, — считал Г. К. Жуков, — помогли народному хозяйству, несмотря на тяжелый 1941 г., быстро взять темп и размах, необходимые для успешного ведения войны» 242 . В связи с широким использованием госрезервов их объем к 1 января 1942 г. по сравнению с довоенным уровнем снизился на 765 млн рублей. Оставшиеся запасы алюминия, меди, никеля, кобальта, ртути, магния, ферросплавов, авторезины и спирта не обеспечивали потребности промышленности. Предприятия и наркоматы практически не возвращали заимствованные ими резервы. В четвертом квартале 1941 г. и первом квартале 1942 г. были случаи самовольного разбронирования товаров и материалов государственного резерва. СНК СССР потребовал от наркоматов не допускать их самовольного использования.

В начале 1942 г. начальник Управления государственных материальных резервов бригинженер М. В. Данченко обратился к советскому руководству с предложением наведения порядка в этом вопросе. Отметив, что с начала войны для большей оперативности отдельные виды резервов выпускались распоряжениями всех заместителей председателя СНК СССР, впредь в целях экономного расходования резервов он предложил следующий порядок их выпуска: любые резервы и в любых количествах — постановлениями ЦК ВКП(б), СНК СССР и ГКО совместно или отдельно; мобрезервы промышленности при условии возврата — распоряжением заместителя председателя СНК СССР Н. А. Вознесенского. И. В. Сталин согласился с предложением М. В. Данченко 243 . В постановлении от 1 апреля 1942 г. Государственный Комитет Обороны констатировал, что «большинство эвакуированных авиазаводов работает не на полную мощность, в результате чего авиационная промышленность дает меньше половины продукции, что может быть снято с имеющихся производственных мощностей… Наиболее слабо используемой по-прежнему является группа сибирских заводов» 244 . Для максимального увеличения выпуска продукции Наркомата авиационной промышленности ГКО утвердил основные типы боевых самолетов массово-серийного производства в 1942 г.: одноместные истребители Як-1, Як-7 и штурмовик Ил-2, бомбардировщики — ближний Пе-2 и дальний Ил-4. План выпуска в 1942 г. боевых самолетов и моторов был установлен в количестве 25 683 и 50 312 штук соответственно.

Данным постановлением исчерпывались все ранее принятые решения ГКО о плане выпуска самолетов и моторов в 1942 г. Следовало всемерно увеличивать производство продукции на сибирских заводах, а вывоз оборудования с заводов Наркомата авиационной промышленности Сибири и Урала в европейскую часть СССР категорически запрещался. Для улучшения снабжения сибирской группы заводов надлежало организовать в Новосибирске крупную базу Главснаба наркомата, обеспечив ее соответствующими материальными фондами. М. З. Сабуров (Госплан) и А. И. Шахурин обязывались разработать и представить на утверждение ГКО к 1 мая мероприятия по материально-техническому обеспечению программы выпуска самолетов и моторов. В мае авиапромышленность впервые после эвакуации выполнила плановое задание Государственного Комитета Обороны 245 . Переход центральных органов управления оборонной промышленностью и предприятий оборонной промышленности на работу по мобилизационным планам, накопленные в мирное время сырьевые и материально-технические резервы, самоотверженный труд советского народа дали возможность Вооруженным силам СССР выстоять в самый тяжелый период войны и создать условия для наращивания оборонно-промышленной мощи страны. В ходе первого периода войны военно-политическое руководство страны стремилось перехватить у противника стратегическую инициативу и усилить наступательную мощь советских войск. Для этого наркоматам оборонной промышленности наряду с дальнейшим увеличением выпуска вооружения необходимо было решить задачи модернизации существовавших, разработки новых образцов вооружения и военной техники и освоения их производства.

Решение этих вопросов основывалось на боевой практике, изучении опыта и перспективах вооруженной борьбы, возможностях советской экономики и производства, а также учете развития вооружения противника. По свидетельству Г. К. Жукова, без одобрения И. В. Сталина ни один образец вооружения не принимался и не снимался. От главных конструкторов и директоров предприятий ОПК он требовал производства продукции не только на уровне зарубежных аналогов, но и превосходивших их 246 . С целью разработки опытных образцов минометного вооружения и мин постановлением ГКО от 11 апреля 1942 г. путем объединения Специального конструкторского бюро НИИ-13 и минометной группы конструкторов завода № 7 Наркомата вооружения было образовано Специальное конструкторское бюро (СКБ) гладкоствольной артиллерии Наркомата вооружения во главе с инженером Б. И. Шавыриным. Ему поручалось в десятидневный срок разработать план работы СКБ, а Д. Ф. Устинову — рассмотреть проект и представить на утверждение ГКО 247 . Подчеркнув насущную потребность Красной армии в многочисленной самоходной артиллерии, Государственный Комитет Обороны 19 октября 1942 г. обязал наркоматы танковой промышленности, вооружения и среднего машиностроения немедленно разработать образцы для создания системы самоходных артиллерийских установок, которые необходимо было представить на полигонные испытания до 20 ноября 1942 г. 248 Для разработки опытных образцов артиллерийского вооружения постановлением ГКО от 5 ноября 1942 г. 249 было организовано Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) при Наркомате вооружения с сосредоточением в нем разработки по заданиям СНК, НКО и НК ВМФ всех видов артиллерийского вооружения Красной армии и ВМФ. Начальником и главным конструктором бюро был утвержден генерал-лейтенант технических войск В. Г. Грабин. Ему и Д. Ф. Устинову предписывалось в десятидневный срок разработать план работы ЦАКБ и после согласования с Главным артиллерийским управлением Красной армии и Наркоматом ВМФ представить его на утверждение Государственного Комитета Обороны.

В декабре 1942 г. на расширенном заседании ГКО были обсуждены итоги, обстановка и перспективы вооруженной борьбы. По военно-экономическим вопросам докладывал Н. А. Вознесенский. По его данным, выпуск вооружения и военной техники в СССР в то время по всем показателям превосходил производство Германии и ее союзников. Выступивший после него И. В. Сталин призвал Госплан тщательно учесть все имевшиеся в стране резервы, подчеркнув, что возможности наращивания производства путем перераспределения материальных ресурсов и рабочей силы, по существу, были исчерпаны. Дальнейший его рост должен был обеспечиваться за счет внутренних возможностей каждой промышленной отрасли 250 . В начале февраля 1943 г. ГКО отметил установление ненормальной практики, когда наркоматы, получив задание по расширению производства, стремились обеспечить его выполнение за счет полного или частичного прекращения изготовления артиллерийского, стрелкового, минометного вооружения и боеприпасов, а также отказа от поставок продукции для артиллерии и боеприпасов по давно сложившейся кооперации. Заводы по выпуску вооружения и боеприпасов загружались заданиями по изготовлению гражданской продукции, причем, как правило, без предварительного согласования и обсуждения с заинтересованными организациями. В целях недопущения этого ГКО постановил: запретить всем наркомам и начальникам главных управлений при СНК СССР обращаться с вопросами, касавшимися производства артиллерийского, стрелкового вооружения, военных приборов, боеприпасов, кооперированных поставок для этих видов вооружения и загрузки заводов НКВ и НКБ заданиями по гражданской продукции, а также передачи заводов НКВ и НКБ в систему другого наркомата без согласования с Наркомвооружения или Наркомбоеприпасов соответственно и членом ГКО Л. П. Берией, курировавшим производство вооружения и боеприпасов . Наряду с увеличением использования внутренних резервов военно-политическое руководство СССР поставило ОПК задачу повышения качества продукции, поскольку стремление скорейшего достижения военно-технического превосходства над противником в ряде случаев оборачивалось снижением качества образцов военной техники. Одной из причин этого являлось сокращение программы их испытаний до постановки на серийное производство.

Так, постановлением ГКО от 24 февраля 1943 г. «Об изготовлении опытных образцов танков ИС» 252 нарком танковой промышленности И. М. Зальцман, директор и главный конструктор Кировского завода обязывались изготовить два опытных образца танка ИС («Иосиф Сталин») с передачей их на полигонные испытания 10 марта 1943 г. Нарком вооружения Д. Ф. Устинов, директор и главный конструктор Свердловского завода № 9 должны были изготовить и установить по чертежам Кировского завода в башне танка 122-мм пушку. Главным бронетанковому и артиллерийскому управлениям Красной армии следовало организовать совместно с Наркоматом танковой промышленности и закончить в десятидневный срок полигонные испытания опытных образцов, результаты которых доложить ГКО в трехдневный срок. Наркомтанкопрому, директору и главному конструктору Кировского завода, директору завода № 200 предписывалось немедленно начать подготовку производства танков с тем, чтобы после утверждения ГКО первых образцов немедленно перейти к их серийному производству.

До войны опытные образцы вооружения и военной техники до принятия их на вооружение и постановки на серийное производство обязательно проходили заводские, полигонные и войсковые испытания. В постановлении от 29 марта 1943 г. «Об улучшении качества танков, выпускаемых Наркомтанкопромом и Наркомсредмашем» ГКО отметил наличие большого количества производственных дефектов, снижавших боевые качества машин. Во время длительных маршей многие из них не доходили до мест назначения, что являлось результатом неудовлетворительного состояния технологической дисциплины, недоброкачественной сборки и монтажа на заводах. В целях ликвидации этих недостатков наркоматы танковой промышленности и среднего машиностроения обязывались принять срочные меры к повышению качества выпускавшихся танков и моторов, а также укрепить аппараты заводских отделов технического контроля (ОТК), отделов эксплуатации и Главной инспекции Наркомата танковой промышленности.

Наркомам и директорам предприятий следовало немедленно привлекать к строгой судебной ответственности лиц, «допускавших расхлябанность технологической дисциплины и небрежность в производственной работе». Директора заводов должны были установить порядок особой ответственности начальников, мастеров и бригадиров сборочных и сдаточных цехов за качество продукции. Наркоматам танковой промышленности и среднего машиностроения разрешалось усилить материальное поощрение работников танковых и дизельных заводов за ее хорошее качество. Парторги ЦК ВКП(б) на заводах и секретари цеховых парторганизаций предприятий должны были уделять вопросам качества особое внимание, требовать от всех членов ВКП(б) и ВЛКСМ «усиленной бдительности в отношении этого важнейшего государственного дела» и привлекать виновных в выпуске недоброкачественной продукции к партийной ответственности .

В свою очередь, персональную ответственность за качество выпускавшейся продукции несли руководство предприятий и военные представители НКО. Так, в связи с тем, что начальник ОТК московского завода № 30 Наркомата авиапромышленности Маргулис допустил постановку недоброкачественных крыльев на нескольких самолетах Ил-2, из-за чего на фронте произошли авиакатастрофы, 28 мая 1943 г. постановлением «О заводе № 30» ГКО было принято решение: отдать его под суд; обязать прокурора СССР В. М. Бочкова в трехдневный срок произвести следствие и привлечь к судебной ответственности других конкретных виновников выпуска недоброкачественных самолетов; объявить директору завода Шапиро, главному инженеру Бродянскому и старшему военпреду Фалалееву строгий выговор с предупреждение; обязать наркома А. И. Шахурина лично навести должный порядок на заводе 254 . К началу Курской битвы, по оценке Г. К. Жукова, Красная армия как в количественном, так и качественном отношении в целом превосходила войска противника 255 . На полях сражений это превосходство, помноженное на стойкость и мужество советских солдат и искусство военачальников, позволило СССР закрепить за собой стратегическую инициативу и уже не упускать ее до конца войны.

В докладе на торжественном заседании Московского совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями Москвы 6 ноября 1943 г., посвященном 26-й годовщине Октябрьской социалистической революции, И. В. Сталин отметил, что истекший год был переломным не только в ходе военных действий, но и в работе тыла. Уже не стояли такие задачи, как эвакуация предприятий на восток и перевод промышленности на производство вооружения. СССР создал слаженное и быстро растущее военное хозяйство. Все усилия народа сосредоточились на увеличении производства и дальнейшем совершенствовании вооружения, особенно танков, самолетов, орудий, самоходной артиллерии. В этом были достигнуты крупные успехи. Красная армия бесперебойно получала вооружение 256 . К началу 1944 г. наркоматами оборонной промышленности были решены следующие задачи: насыщение войск автоматическим оружием и минометным вооружением; создание, освоение производства и организация массового выпуска отвечавших требованиям времени противотанковых орудий, дивизионных пушек и самоходной артиллерии; обеспечение перевооружения бронетанковых войск современными средними и тяжелыми танками; поставка ВВС самолетов с высокими боевыми, тактическими и эксплуатационными характеристиками; поддержание боеспособности ВМФ. Повышенное внимание военно-политическое руководство СССР уделяло созданию и организации производства новых образцов вооружения и видов военной техники. В целях увеличения огневой мощи советской авиации ГКО постановлением от 18 августа 1943 г. «Об изготовлении 45-мм пушек конструкции ОКБ-15 НКВ для самолетов истребителей и штурмовиков» 257 объявил конкурс для конструкторских коллективов наркоматов вооружения и авиапромышленности на создание 45-мм авиационной пушки по тактико-техническим требованиям, утвержденным главным инженером ВВС и начальником Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной армии. За предъявленные Наркомавиапрому в сентябре и выдержавшие полигонные наземные и воздушные испытания пушки была установлена премия в размере 50 тыс. рублей. В конкурсе обязывались принять участие ОКБ-15 Б. Г. Шпитального, ОКБ-16 А. Э. Нудельмана и ЦАКБ В. Г. Грабина Наркомата вооружения .

Постановлением ГКО от 4 сентября 1943 г. 259 на вооружение Красной армии был принят танк ИС, оснащенный 85-мм пушкой. После устранения недостатков, отмеченных в заключении Государственной комиссии, Наркомтанкопрому было поручено организовать его производство. Необходимо было также спроектировать, изготовить (в октябре) и совместно с главными бронетанковым и артиллерийским управлениями Красной армии испытать опытные образцы САУ на базе танка ИС с 152-мм пушкой (ИСУ-152) и танка ИС с 122-мм пушкой (ИС-2). О результатах испытаний опытных образцов следовало в трехдневный срок доложить ГКО. В связи с началом в ноябре серийного выпуска новых танков и САУ на Кировском заводе с производства снимались танки КВ-1с («скоростной»), КВ-85 и СУ-152. Наркомвнешторгу предписывалось поставить заводам Наркомата танковой промышленности инструмент, абразивные изделия, алмазы и алмазную крошку, а также металлорежущие станки из импортных поступлений за счет других потребителей. Комитет по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР, Главное управление трудовых резервов при СНК СССР и Комитет по делам высшей школы при СНК СССР обязывались в третьем и четвертом кварталах 1943 г. направить для работы в системе Наркомтанкопрома 3 тыс. женщин, годных к физическому труду; 2 тыс. выпускников школ ФЗО и ремесленных училищ, сверх обучавшихся на предприятиях Наркомата танковой промышленности, и 100 выпускников вузов за счет уменьшения разверстки по другим наркоматам.

В целях обеспечения тяжелых танков мощными дизелями Кировский завод должен был спроектировать дизели В-12 и В-6, испытать на стендах их опытные образцы, до 15 февраля 1944 г. произвести ходовые испытания на танках и доложить ГКО об их пригодности для установки на тяжелых танках. Наркомтанкопрому, Наркомстрою, Госплану и Наркомвнешторгу (поставка импортных станков) предписывалось организовать на заводе № 100 цех опытного дизелестроения. Наркомату вооружения поручалось изготовить до 20 сентября 1943 г. опытный образец усовершенствованного, по типу немецкого, прицела для танков ИС, совместно с главными артиллерийским и бронетанковым управлениями Красной армии испытать его и затем наладить серийное производство прибора. Первый секретарь Челябинского обкома ВКП(б) Н. С. Патоличев обязывался лично помогать заводам Наркомтанкопрома в освоении производства и выполнении плана по выпуску танков ИС, САУ ИСУ-152, бронекорпусов и электрооборудования к ним. ИС-2 был принят на вооружение Красной армии 31 октября, ИСУ-152 — 6 ноября 1943 г. Для усиления артиллерийского вооружения танков Т-34 1 января 1944 г. ГКО постановил: принять на вооружение 85-мм танковую пушку конструкции ЦАКБ Наркомата вооружения и присвоить ей наименование «85-мм танковая пушка образца 1944 года (С-53)»; вооружать танки Т-34, начиная с января 1944 г., пушками С-53 взамен пушек Ф-34; установить план перехода заводов Наркомтанкопрома на выпуск модернизированных танков и, начиная с мая 1944 г., выпускать все Т-34 с 85-мм пушками .

Наряду с успехами советской оборонной промышленности в создании новейших видов военной техники некоторые его перспективные разработки в годы войны реализовать так и не удалось. Так, не было ликвидировано отставание в области радиолокации и реактивной авиации. В конце 1944 г. началась подготовка оборонно-промышленного комплекса к сокращению выпуска вооружения и военной техники. 30 декабря 1944 г. Государственный Комитет Обороны поручил комиссии в составе Л. П. Берии (председатель), Н. А. Булганина и Н. Д. Яковлева (ГАУ КА) представить план сокращения видов вооружения и боеприпасов, запасы которых имелись на складах Главного артиллерийского управления, и заявки вооруженных сил на которые стали уменьшаться 261 . По итогам работы комиссии и в связи с полной обеспеченностью потребности Красной армии и наличием достаточных запасов 3 января 1945 г. ГКО постановил прекратить производство 107-мм минометов на Иркутском заводе имени Куйбышева Наркомата тяжелого машиностроения, а также снайперских и самозарядных винтовок на заводах № 74 и 324 Наркомата вооружения соответственно. Одновременно уменьшался ежемесячный план выпуска карабинов, сигнальных пистолетов, пистолетовпулеметов, ручных и станковых пулеметов, зенитных и полковых пушек 262 . По сравнению с первым кварталом 1945 г. во втором квартале выпуск оборонной продукции сократился на 8% .

После победы Красной армии на Курской дуге были созданы предпосылки для развертывания общего наступления советских фронтов, освобождения Левобережной Украины и выхода к Днепру. С этого времени и до конца войны Вооруженные силы Советского Союза удерживали стратегическую инициативу в своих руках. В битве под Курском окончательно потерпела крах наступательная стратегия германского вермахта. В этот период Государственный Комитет Обороны стал больше уделять внимания дальнейшему переводу государства с мирного на военное время. Был пройден пик процесса перехода СССР на военные рельсы. Вся дальнейшая деятельность ГКО свидетельствовала о появлении двух важных особенностей в его деятельности: во-первых, приоритетное значение получили внутриполитические и военно-экономические вопрсы, а не проблемы военного строительства и обеспечения непосредственной жизнедеятельности армии и флота, а во-вторых, более рельефно стали проявляться шаги, направленные на реэвакуацию предприятий, учебных заведений и культурных учреждений. Это были первые признаки того, что Советский Союз стал ближе к победе. Процесс реэвакуации предприятий начался еще в 1942 г. Например, на фоне продолжавшейся эвакуации из Ленинграда самого современного оборудования и инженерно-технического состава, квалифицированных рабочих в Москву и Московскую область началась реэвакуация техники. 11 января 1942 г. ГКО принял постановления «О возвращении на канал Москва — Волга оборудования шлюзов и Иваньковской ГЭС», «О возвращении части эвакуированного оборудования и рабочих Липецкого и Морозовского моторемонтных заводов Наркомзема СССР и Орловской МТС» 264 , на следующий день — «О реэвакуации части оборудования, материалов и инструмента НКПС» 265 , 23 января — «О возвращении в Москву эвакуированного оборудования и работников Метрополитена» 266 . Процесс реэвакуации коснулся в начале 1942 г. не только Москвы, но и других регионов страны. Этому способствовали, в частности, постановления ГКО «О возвращении из г. Баку в гг. Ростов-на-Дону и Азов части эвакуируемого оборудования НКЛП и НКПСМ СССР», «О возврате из г. Алма-Ата эвакуированного оборудования, рабочих и служащих Отрожского вагоноремонтного завода», «О возврате из Рязанской в Тульскую область эвакуированных тракторов», «О возврате из г. Ульяновска в г. Москву станочного и лабораторного оборудования и работников НИИ-12», «О разрешении перевести в Москву из Свердловска дополнительно часть НИИ ВВС» 267 . Конец 1942 г. сопровождался активной деятельностью ГКО по организации реэвакуации, а также принятием мер по прекращению демонтажа оборудования в Грозном, поскольку советское руководство не сомневалось в успехе наступления на Кавказе, которое должно было начаться 1 января 1943 г. 268 Ускорение темпов восстановления народного хозяйства освобожденных территорий, в том числе предприятий тяжелой индустрии, привело к укреплению базовых отраслей промышленности. Важное значение имело принятое 21 августа 1943 г. постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». При СНК СССР был создан Комитет по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от оккупантов, в составе Г. М. Маленкова (председатель), А. И. Микояна, Н. А. Вознесенского, А. А. Андреева 269 . В реализации программы возрождения разоренных врагом территорий приняли участие все республики, и прежде всего Российская Федерация. Восстанавливались разрушенные предприятия: так, если в начале 1943 г. военное хозяйство СССР опиралось на рост производства в восточных регионах страны, то уже к концу года освобожденные районы дали заметную часть прироста продукции тяжелой промышленности. 30 ноября 1943 г. ГКО было подписано распоряжение «О закреплении (с исключением из списков войсковых частей) за наркоматами и ведомствами 31,2 тыс. военнослужащих, направленных для работы на предприятия и строительство» .

В предпобедный 1944 г. полным ходом шли качественные изменения в жизни Советского государства. Среди забот ГКО выделялись, например, обеспечение строителей Севастопольской военно-морской базы стройматериалами, углем, бельем; укомплектование экипажей морских судов, полученных из Финляндии 271 . Важные реэвакуационные процессы в начале мая 1944 г. коснулись авиации. Если еще недавно ГКО принимал решения о передаче самолетов гражданской авиации военно-воздушным силам Красной армии, то 3 мая вышло постановление «О выделении самолетов У-2 Главному управлению Гражданского воздушного флота» 272 . 11 октября 1944 г. ГКО принял распоряжение «О мерах по расширению выпуска товаров широкого потребления из отходов резиновой промышленности» 273 . Это, казалось бы, далеко не самое важное распоряжение ГКО было одним из первых сигналов о начале обратного процесса — перевода страны с военного на мирное время.

Потребовался не один месяц, прежде чем стало ясно, что этот процесс для государства по многим причинам является не менее болезненным, чем начавшийся 22 июня 1941 г. Процесс перехода к мирной жизни еще более заметно стал проявляться в начале 1945 г. В первых числах января Государственным Комитетом Обороны были изданы постановления «О сокращении производства артиллерийского, минометного и стрелкового вооружения», «Об изменении режима светомаскировки на железнодорожном транспорте», «Об отводе в тыл со 2-го и 3-го Украинских фронтов лишних лошадей» 274 . Таким образом, в годы войны стратегическое руководство экономикой обеспечило выполнение им своего предназначения — бесперебойного обеспечения вооруженных сил средствами вооруженной борьбы.

Во многом благодаря этому факту Советский Союз одержал победу в тяжелейшем противоборстве советской оборонной промышленности с военной промышленностью нацистской Германии и ее сателлитов. Опыт советского военно-политического руководства показал, что именно в первые месяцы войны были заложены основы нового механизма управления страной, обществом и вооруженными силами, приведшего, в конечном итоге, к победе над фашизмом. За короткий период с момента образования чрезвычайного органа власти — Государственного Комитета Обороны и до середины июля 1941 г. им было принято более 160 постановлений и распоряжений государственной важности — от перевода экономики и всего государства на мобилизационный режим работы, эвакуации, организации производства различных видов оружия и военной техники, формирования новых соединений и частей, подготовки резервов до назначения уполномоченных ГКО по различным видам деятельности, а также утверждения командных кадров и политических деятелей при назначении их на руководящие должности в соединения и объединения действующей армии и флота и в наркоматы. ГКО как чрезвычайному органу власти в стране пришлось исправлять ошибки Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР, допущенные этими властными структурами в предвоенный период и в первые месяцы войны. Система государственного, политического и военного управления осталась многоуровневой, с более широкими полномочиями каждого уровня. Стратегические, военно-политические цели операций, кампаний, а в конечном итоге, и войны в целом перед вооруженными силами, страной и обществом ставились Государственным Комитетом Обороны, Политбюро ЦК ВКП(б) и Ставкой ВГК. Оперативно-стратегические, промежуточные цели формулировались Ставкой ВГК, СНК СССР, Госпланом СССР, Генеральным штабом. Прерогативой наркоматов, органов власти республик являлись чисто оперативные вопросы. Указы Президиума Верховного Совета СССР формировали нормативно-правовую базу государства в чрезвычайных условиях военного времени. При этом деление властных структур на уровни вовсе не означает, что постановления и распоряжения ГКО, директивы и директивные письма Ставки ВГК, постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР, приказы наркома обороны СССР замыкались лишь на высшем эшелоне власти. Они цементировали всю систему власти и управления в стране, касались каждого члена общества, каждого военнослужащего.

За сравнительно короткий период военно-политическое руководство сумело преодолеть кризис государственного и военного управления и смогло создать систему чрезвычайных органов стратегического руководства страной и вооруженной борьбой, определить пути перестройки государства на отпор врагу. Основные направления деятельности Государственного Комитета Обороны наиболее ярко проявились при управлении оборонными отраслями промышленности, обеспечении их материальными и людскими ресурсами, проведении кадровой политики в наркоматах, мобилизации ОПК и развертывании массового производства оборонной продукции, достижении превосходства в средствах вооруженной борьбы. Следует признать, что созданная в предвоенные годы административно-командная система продемонстрировала в чрезвычайных условиях войны свои преимущества.

В этот период, как никогда ранее, проявилось единство народа, его вера в государственную власть и уверенность в справедливости решений высших органов управления страной. Великая Отечественная война стала борьбой не только в защиту политической и экономической систем Советского государства, но и тысячелетней культуры России, ее традиций, образа жизни. Для советского общества она стала поистине общенародной. Политическая задача состояла в том, чтобы советская страна осталась независимой, сильной, уважаемой в мире, а также и в том, чтобы избавить мир от фашизма, пытавшегося обречь целые народы, в том числе и нашей страны, на небытие. Память о Великой священной войне — также всенародная: не будет ее — не станет и народа. Войны продолжают оставаться частью нашей жизни, страшной ее неизбежностью.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 11. Политика и стратегия Победы: стратегическое руководство страной и Вооруженными силами СССР в годы войны. — М.: Кучково поле, 2015. — 864 с., 24 л. ил., ил.

Другие новости и статьи

« Павел Львович Шиллинг (1786—1837 гг.)

Призывнику: прибытие в воинскую часть »

Запись создана: Понедельник, 2 Март 2020 в 0:59 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика