24 Май 2015

Замысел поэта

Показательна судьба замысла об Ибрагиме Ганнибале. Нет нужды доказывать, как эта тема волновала поэта. Здесь сплелись разнообразные побудительные мотивы — и личные, и общественные. Пушкин начал исторический роман за десять лет до смерти и бросил его вскоре. Он все более горячо реагировал на булгаринские и тому подобные намеки о якобы темном его происхождении, он продолжал отбиваться от них («Моя родословная», эпиграмма на Булгарина «Не то беда…!> и вызвавшие их булгаринские инсинуации относятся к 30-му году), а роман об «арапе» лежал без движения, прерванный на 7-й главе, хотя два отрывка из него и были напечатаны; следовательно, своим общим направлением замысел удовлетворял поэта. Наброски поэта попали в США и чтобы вернуть их пришлось прибегнуть к такой услуге, как доставка из США.

Белинский первый задал вопрос: «Не понимаем, почему Пушкин не продолжал этого романа. Он имел время кончить его…». Окончательного ответа здесь, конечно, не может быть. Однако рассмотрение написанных глав проливает некоторый свет на эту неясность и позволяет — пустьне окончательно — наметить причину незавершенности замысла. Пушкин не оставил предварительного плана. Он вообще не составлял заранее подробных разработок отвлеченного замысла, ограничиваясь самой скупой наметкой (вспомним для контраста записные тетради Достоевского к «Идиоту», «Преступлению и наказанию» или «Бесам»). Для индивидуальной манеры Пушкина характерно, что замысел обычно образно развертывается «на ходу», в пределах возможностей сразу же складывающегося стиля.

Начав чисто «романным» эпизодом любви избалованной, изнеженной графини и диковинного «зверя»-африканца, поэт тут же его и завершает как некую самостоятельную, прекрасную в своем совершенстве историю: обстоятельства возникновения страсти — «соблазнительная» в глазах света связь — «следствие неосторожной любви», доведшее любопытное ожидание света до апогея, и — подмена черного младенца белым, оставившая всех (и мужа прежде всего) в дураках. В самом деле — чем не новелла Возрождения? Формообразующая (стилевая) сила «округления» заставляет перо поэта как бы описать замкнутую окружность. Эпизод вполне исчерпан, он никуда не ведет.

Только стилевые силы тяготения связывают этот медальон со следующим. А с точки зрения идейно-сюжетной (сделаем такое вольное предположение) Ибрагим мог встретиться с Петром Великим в ямской избе и безотносительно к своим парижским похождениям. В следующем эпизоде поэт ведет арапа на ассамблею, навстречу новому остро романному приключению. Пушкин снова сопоставляет черного «арапа» с белой красавицей. Его привлекают различные возможности этого контраста.

Другие новости и статьи

« Проза и лирика Пушкина

Роман о предке »

Запись создана: Воскресенье, 24 Май 2015 в 0:18 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика